Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Столбовой язык Украины Уже через год Порошенко представит Западу процветающую Украину За свою «нужность» Порошенко платит чужой кровью? Куда идет Белоруссия?
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

О чём умолчал Грушевский: первое письменное упоминание «украинцев»

Мне уже доводилось писать о том, что жители славянских окраин нередко имели особое именование. С XIII в. из русских летописей нам известны «ляхове оукраиняне», с XV в. в русских, литовских, а с XVI в. и в польских документах присутствовали «украинные люди», «украинные слуги», «украинники», «обыватели украинные», так же как, впрочем, и «паны воеводы и старосты украинные».

Речь шла о всем Поднепровье от Смоленщины до Дикого поля, включая и земли Крымского ханства, поскольку и у него были свои «украинские ратные люди». В современной украинской публицистике на основании этого делается вывод о появлении этнонима «украинец» уже в конце XVI в., причем связывается это с антипольским восстанием С. Наливайко. Действительно, в изданных в 1834 г. М. Максимовичем украинских песнях единожды шла речь о неких «украинцах»: «Бували коли-сь престрашныи злыгодни, бездольни годины; / Бували и моры, и войскови чвары; / Нихто Вкраинцевъ не рятовавъ; Нихто за них Богови молитвъ не посылавъ» (Дума четвертая. «Восстание Наливайко»). Но уже Н. Костомаров указывал на то, что именование малороссиян «украинцами» возникло намного позднее, а потому подобное употребление этого слова в изданных текстах малороссийских песен было одним из признаков их подложности.

Однако понятие «украинцы» все же прямо связано с восстанием Наливайко. Более того: именно в связи с ним встречается первое известное нам письменное свидетельство об «украинцах». Напомню исторический контекст. В конце XVI в. польская власть развернула масштабное наступление на права своих православных подданных. В декабре 1595 г. в Риме был подписан акт о подчинении Киевской митрополии папе. Королевский универсал от 22 мая 1596 г. запрещал Виленское братство и тем самым открыл эпоху открытых гонений на православную веру. Состоявшийся в октябре собор, состоявший из иерархов-отступников и провозгласивший Брестскую унию, лишь закреплял эту политику post factum. В то же время польским войскам приходилось подавлять восстание С. Наливайко — первое казацкое и крестьянское восстание, имевшее яркую антипольскую направленность. Оно охватило все принадлежавшее Речи Посполитой Поднепровье. Порядок наводил гетман польный коронный С. Жолкевский — будущий покоритель Москвы. В мае 1596 г. отступавший Наливайко, в войске которого находились и семьи участников восстания, не смог пробиться к русской границе и был блокирован в Солоницком урочище (совр. Лубенский район Полтавской области). Уже после сдачи поляки напали на казаков и порубили несколько тысяч человек вместе с женами и детьми. Активное участие в резне принимали иностранные наемники и вооруженный сброд, входивший в отряды местных магнатов. Историк М. Грушевский оценил события так: «И здесь, по капитуляции сыграна была отвратительная сцена кровожадной мести над беззащитным, сдавшимся неприятелем».

Сам Жолкевский в рапорте королю Сигизмунду III от 10 июня 1596 г. описывал события как незначительные и походя снимал с себя всякую ответственность: «Żołnierze, a najwięcej piechota węgierska i ukraincy, będąc na nich roziątrzeni, nie tylko swe rzeczy, ale у ich własne im powydzierali у pobili ich do kilkudziesiąt, czego się obronie żadnym sposobem między ludźmi roziuszonemi nie mogło, choc z wszelką pracą у staraniem z panami rotmistrzami zabiegałem temu» (перевод с польского языка: «Жолнеры, а особенно венгерская пехота и украинцы, будучи разъяренными на казаков, не только отняли у них свое имущество, но и их собственное, и убили несколько десятков человек; сдержать этих разъяренных нельзя было никаким способом, хотя я с панами ротмистрами и пытался сделать это всеми силами и способами»). Этот документ был опубликован М. Грушевским (Жерела до історії України-Руси. Т. 8. Львів, 1908. С. 92) и процитирован в его многотомной «Истории», но слово «ukraincy» историк скромно перевел как «українська піхота» (т. 7, раздел 4; см: http://litopys.org.ua/hrushrus/iur70407.htm), вероятно решив не заострять внимание на первом письменном упоминании этого понятия.

Тем не менее, историческая справедливость требует сделать вывод: наиболее раннее (и пока единственное известное нам в документах XVI в.) упоминание «украинцев» обозначает польских кнехтов, которых их хозяева-магнаты использовали в борьбе против запорожского казачества в эпоху насаждения Брестской унии. И если обычно этих магнатских слуг польская шляхта по традиции именовала «быдлом», то в период военных действий они назывались «украинцами».

Фёдор Гайда — кандидат исторических наук, доцент исторического факультета Московского государственного университета (Москва)

Просмотров: 1332
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тихое оружие для спокойных войн или Как человек попадает в духовное рабство Славянские образы буквицы Птицы в славянской мифологии Князь Олег Вещий Тисульская находка — доказательство древности цивилизации Русов Чародейные отреченные книги Древней Руси