Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 02 декабря 2016 (7525) Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 01 декабря 2016 (7525) Послание Путина: война войной, а обед по расписанию
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

О методах информационной войны

Вся советская история в ее нынешней официальной интерпретации базируется не на фактах, а на трактовках.

Классический пример — литературная деятельность беглого предателя Владимира Резуна, пишущего под псевдонимом «Виктор Суворов».

Вообще-то существует вполне обоснованное мнение, что концепция превентивной войны нацистской Германии против СССР разработана не Резуном, а является результатом коллективного труда специалистов по пропагандистской войне из английской SIS.

Но в данном случае авторство доктрины совершенно не важно, важно понять принципы, на которой она основана.

Итак, Резун вещает, что Сталин, дескать, собирался заразить коммунистической чумой весь мир, и для этого развязал чужими руками общеевропейскую войну, дабы напасть на Германию в удобный момент. Но Гитлер его опередил и ценой созданной им Германской империи и собственной жизни спас человечество от красной заразы. Поэтому СССР Вторую мировую войну проиграл, ибо цели, которые преследовал Сталин, достигнуты не были и десятки миллионов жизней были отданы зря во имя античеловеческой марксистской утопии.

В данном случае совершенно виртуальное событие — титаническая по своим масштабам подготовка СССР к вторжению в Европу. Доказательства, приводимые Резуном в пользу своей доктрины, — исключительно умозрительные и совершенно абсурдные. Только поэтому его концепция выглядит стройной, что умозрительные постулаты держатся на умозрительных рассуждениях.

Например, доказательством агрессивных советских намерений Резун считает то, что Красная Армия насыщалась перед войной наступательным оружием, а не оборонительным — обоснованию этого тезиса посвящена добрая треть его сочинений. Это настолько абсурдный довод, что ОПРОВЕРГНУТЬ ЕГО НЕВОЗМОЖНО.

Ну не существует классификации оружия, как оборонительного и наступательного! Представьте себе, что солдаты, отбив атаку противника, не бросаются вслед отступающему врагу, а сидят в окопах. Ротный же, выслушав по телефону матюки разъяренного комбата, отшивает его убийственным доводом: мол, невозможно контратаковать, патроны, которыми мы стреляем — оборонительные, а наступательных патронов не подвезли еще.

Танки по Резуну — оружие сугубо наступательное. Почему же тогда немцы построили рекордное количество танков в 1944 г., когда они нигде не наступали и даже не планировали? Предвоенные уставы РККА, дескать, основывались на наступательной тактике, что наглядно демонстрирует агрессивные устремления Советов. Открою секрет: во всех боевых уставах всех армий мира во все времена основным приемом боевых действий определялось наступление. Всякая оборона понимается исключительно как этап подготовки наступления.

   Разделение оружия на оборонительное и наступательное существует только в воображении Резуна, но эта болезнь рассудка имеет свойство передаваться через чтение его книжонок. Да, пока что массовое сознание не готово принять мысль о том, что СССР проиграл Вторую мировую войну, несмотря на то, что секта резунистов приобрела в России массу адептов.

Но это только пока. Например то, что Финская война была Советским Союзом проиграна, уже почти не оспаривается. Война была, но советское поражения в ней — виртуальный паразитический нарост на исторической реальности, постепенно замещающий реальность в сознании. Странно только, что победители-финны подписали мир на условиях побежденных, отказавшись в пользу СССР от части своей территории. И потери, приписываемые РККА, носят виртуальный характер.

Утверждение, что тупые русские, не умеющие воевать, дескать, потеряли больше солдат, чем было во всей финской армии, отдает чудовищным маразмом. Особенно если учесть, что на первом, наиболее успешном для финнов этапе компании, они имели численный перевес над советскими войсками. Треть официальных советских потерь — пропавшие без вести. Куда же они могли пропасть, если поле боя осталось за Красной Армией, а сам театр военных действий был очень небольшим? Скорее всего, пропавшие без вести есть потери виртуальные.  


Коллективизация — очень благодатная почва для создания ложной исторической альтернативы.

Для чего вообще проводилась коллективизация на селе? Единственная ее цель заключалась в механизации сельского хозяйства, что позволило, во-первых, многократно увеличить производительность труда и, во-вторых, высвободить миллионы рабочих рук для промышленности.

Земля после революции, будучи государственной, была передана в пользование крестьян. Но крестьянин, владея небольшим наделом, не мог купить трактор или комбайн. Более того, они ему были не нужны.

Кулаки, массово появившиеся после обретения крестьянством земли, теоретически могли создать спрос на сельхозтехнику, но практически для этого надо было физически ликвидировать многомиллионную крестьянскую массу и создать слой малочисленных фермеров. Кулаку в условиях малоземелья и бедности основной крестьянской массы намного выгоднее было нанять десяток батраков, которые ему вспашут поле, нежели купить трактор. Да и кто будет его обслуживать на деревне?

 

Реальный спрос на сельхозтехнику могли создать только колхозы, и только поэтому они были созданы. Но разве историки говорят об этом? Нет, они рассказывают страшилки о том, что колхозы потребовались тирану Сталину для того, чтобы сломать хребет русскому крестьянству, превратить свободных землепашцев в крепостных, выжать все соки из деревни, и т. д. Мол, трудно было отбирать зерно у каждого отдельного домохозяйства. Гораздо проще назначить колхозу план и выгребать зерно из колхозного амбара подчистую, а ответственным назначить председателя колхоза, которого в случае невыполнения плана хлебозаготовок всегда можно расстрелять.

  Дабы ужасы крепостного права поблекли на фоне колхозного рабства, историки приводят кошмарные подробности. Дескать, паспорта у крестьян отбирали, и те не могли никуда уехать из деревни. Вообще-то именно в это время десятки миллионов крестьян переселились в города, поступали в вузы, становились рабочими, чиновниками, генералами и деятелями культуры. И отсутствие паспортов им в этом нисколько не помешало.

Более того, никто у бедных колхозников паспорта не отбирал, потому что они их не имели за полнейшей ненадобностью. Это в царские времена мужик не мог покинуть уезд, не выправив себе паспорт, ибо без документа он считался беглым холопом. А в СССР передвижение граждан по стране никто не ограничивал.

Но историки, словно заправские шаманы, доводят себя до истерического состояния, описывая ужасы кошмарного голодомора, который, дескать, унес миллионы жизней (в количестве умерших миллионов историки расходятся, называя цифры от 3 до 15 миллионов). Укро-историки в этом смысле рекордсмены — официальное количество жертв организованного москалями геноцида украинского крестьянства они исчисляют в девять миллионов душ, корректируя эту цифру в зависимости от цен на газ, устанавливаемых «Газпромом».

    Где же здесь виртуальный исторический пузырь? Коллективизация была, и не всегда крестьяне, очень консервативные по самой своей природе, с восторгом принимали столь радикальные перемены в укладе деревенской жизни. И голод тоже был. Где голод — там болезни и рост смертности. А вот массового мора, вызванного голодом, не было. И уж тем более, невозможно связать голод с коллективизацией.

Массовая коллективизация началась в 1929 г. В 1930 г. после известной сталинской статьи «Головокружение от успехов» практика административно-насильственной коллективизации была приостановлена, и даже временно наблюдался отток крестьян из колхозов. Упор был сделан на экономические методы стимулирования крестьян к вступлению в колхозы. А голод якобы имел место через три-четыре года спустя после весьма конфликтного 29-го.

   О причинах голода можно рассуждать долго, но нас интересует не сам голод в деревне — явление для начала XX в. совершенно заурядное, а его последствия — были ли миллионы умерших или нет? Если массовая смертность имела место, то должны быть и массовые захоронения. Археологи находят братские могилы XII и XV столетий, причем уверенно определяют причину мора — была ли то чума, холера или горожане отдали концы от голода во время длительной осады. Казалось бы, с доказательствами голодомора проблем возникнуть не должно. Ан нет, ни одного массового захоронения умерших от истощения стариков и детей на Украине не найдено.

    Ситуация аналогична мифу о Холокосте. Сколько бы историки ни вопили о миллионах уничтоженных в концлагерях евреев, ни одного массового захоронения жертв Холокоста обнаружить не могут. И даже сами жертвы обезличены — ни имен, ни места жительства. Братские могилы умерших в концлагерях красноармейцев имеются в изобилии, а вот откопать в одном месте хотя бы десять тысяч типично семитских черепов еще никому не удалось.

Да их, собственно, и не ищут. А если кто-то пытается ковырять еврейские захоронения, то дикий ор поднимают сами же евреи. Дескать, Яхве категорически запрещает беспокоить прах покойных. Не сметь! Так, например, случилось в Польше, когда власти вознамерились эксгумировать тела убитых обитателей гетто в Едвабне.

Пропагандисты Холокоста утверждают, что местные жители забили насмерть лопатами и сожгли заживо в бараке две тысяч сынов богоизбранного народа. И их очень расстроит, если из земли выкопают не две тысячи, а всего лишь сотню скелетов.

   Помимо захоронений голодоморщиков должны быть в наличие и документы, удостоверяющие факт массовой смертности. Бумаги, говорящие о голоде (не только в селе, но и в городах) есть, документы, свидетельствующие об оказании помощи голодающим, имеются. Но никаких документальных источников, позволяющих сделать выводы о миллионах умерших от голода, историки не приводят.

Недавно на Украине принялись издавать книги памяти со списками жертв голодомора, и тут же приключился скандал — выяснилось, что в некоторых случаях в качестве таковых были опубликованы списки избирателей, причем в числе жертв москальского «голокоста» оказались даже ныне живые граждане.

Вообще, удивительное дело — все книги о голодоморе написаны в США и Канаде в 60—70-е годы прошлого века на основании устных рассказов нескольких «чудом выживших очевидцев».

Правда, придумали голодомор не американцы, и даже не украинские эмигранты, а доктор Геббельс. В 1941 г. на Украине проводилась пропагандистская кампания, гвоздем которой было обвинение жидо-большевиков в уморении голодом семи миллионов украинских крестьян, но успеха эта акция не имела и была быстро свернута.

Нынешние украинские историки умишком слабы, придумать новые страшилки не в состоянии, а потому нагло воруют идеи у Геббельса, только количество жертв сталинского геноцида корректируют в сторону увеличения. Оно и понятно — в 41-м трудно было убедить людей, что восемь лет назад на их глазах случился массовый мор. А сейчас уже можно смело врать — современников тех событий практически нет в живых.

   Отменить индустриализацию историки не могут, потому что все промышленные гиганты, имеющиеся в РФ, построены в советское время (после развала СССР происходит лишь деиндустриализация страны). Но и тут они норовят все обгадить. В любой газетной статье, в любой телепередаче на одно слово «индустриализация» приходится три-четыре упоминания слов «Гулаг», «рабский труд», «миллионы заключенных», на чьих костях, дескать, покоится промышленная мощь страны. Любой школьник сегодня свято уверен, что на всех ударных стройках социализма трудились зеки, и вообще всякий труд в стране был исключительно принудительный. Но эта армия рабов, сделавшая Советский Союз индустриальной державой, на поверку оказывается совершенно виртуальной.

В 1940 г. население страны составляло 193 миллиона человек (кстати, несмотря на Первую мировую, гражданскую войну, голод в Поволжье 1921 г. и «голодомор» 33-го население увеличилось по сравнению с 1913 г. более чем на 30 миллионов душ). В Гулаге числилось 1,2 миллиона граждан, включая ссыльнопоселенцев, работающих без вохры и отбывающих наказание по месту жительства без лишения свободы (у них удерживалось в пользу государства 25 % заработка). Итого в «рабы» можно записать от силы 0,5 % населения страны. Правда, при ужасном сталинском режиме даже заключенные работали за деньги, участвовали в соцсоревновании и получали ордена за выдающиеся достижения. Но об этом историки предпочитают умалчивать.

Зато они очень любят рассказывать о жутких сталинских репрессиях, унесших миллионы жизней (количество унесенных миллионов почему-то при этом не уточняется). Слово «репрессии» так часто произносится, что бедный обыватель уже совершенно не понимает, о чем идет речь, когда историки долдонят про «репрессивный сталинский режим».

Репрессии — это наказание, применяемое государством. Любое государство — инструмент репрессий. Если инспектор ГИБДД налагает на вас штраф за превышение скорости, то вы подвергаетесь репрессиям. Сегодня в тюрьмах сидит почти миллион граждан РФ — больше в расчете на душу населения, чем при сталинской «тирании». Но никому и в голову не приходит стенать о репрессивном «путинско-медведевском режиме», затмившем ужасы Гулага.

   Вопрос в том, были ли репрессии 30-х годов законными. Как известно, в 1939 г. по инициативе наркома внутренних дел Берия было пересмотрено по разным данным от 120 до 350 тысяч уголовных дел периода ежовщины. Это не значит, что треть миллиона человек была признана невиновными. В отношении многих были лишь смягчены приговоры. Допускаю, что процент невинно осужденных достигал 5 % или даже 10 % от этого числа, да пусть даже половины.

И это называют «Большим террором»? Правда, историки пытаются представить дело так, что коварный Сталин инициировал не просто незаконные репрессии, а репрессии по политическому принципу. Репрессии были. И политические репрессии имели место быть. Но почему их называют незаконными?

Чтобы понять, что значит незаконные политические репрессии, попробуйте выйти на улицу с плакатом «Долой демократию!» Посчитайте, сколько минут вы сможете пользоваться своим конституционным правом на выражение мнения, свободу мысли и слова. Когда омоновцы отдубасят вас по почкам ботинками, а суд впаяет пару лет условно за экстремизм (радуйтесь, что не 12 лет строгого режима за подстрекательство к насильственному изменению конституционного строя) — вот тогда вы можете гордо считать себя незаконно репрессированным по политическим мотивам.

А в 30-е годы за лозунг «Долой советскую власть» срок вешали вполне законно, ибо антисоветская пропаганда была запрещена. Не нравятся такие суровые законы? Так это уже другой вопрос. С точки зрения общественности Нидерландов, давать пять лет «строгача» за курение травки — варварская жестокость. Но на этом основании нельзя утверждать, что 50 % всех наших зеков, что чалятся по печально знаменитой 228-й статье, осуждены незаконно. Потому можем подытожить: незаконные политические репрессии, унесшие жизни миллионов зеков, — виртуальный нарост на действительной истории советского права.

   Выражением «фантомная история» сторонники концепции Новой хронологии обозначают отражение реальных событий, возникшее при ошибочном сдвиге на хронологической шкале из-за неверной датировки древних летописей. Фантом — по-гречески phantasma — видение, призрак. Вполне возможно, что фантомным отражением штурма крестоносцами Константинополя в 1204 г. или взятие его османами в 1453 г. явилось описание античной троянской войны. Вполне можно допустить, что скифы, половцы, сарматы, гунны, хазары, печенеги и кипчаки — есть один и тот же народ или, что более вероятно, группа родственных племен, живших в Великой степи примерно в одно время, но попавшие в разноязыкие хроники под разными именами.

Можно ли создать фантомную историю недавних событий? Вполне возможно. Но в данном случае речь пойдет не об ошибочной трактовке древних источников, а о целенаправленной фальсификации. Если кого-то интересуют конкретные технологии создания исторических фантомов, рекомендую обратиться к моей книге «Секретные протоколы, или кто сфальсифицировал пакт Молотова — Риббентропа» («Алгоритм», Москва, 2009 г.)

Вы удивлены, думаете, что невозможно сфальсифицировать события такого масштаба? Можно, и технология все та же — на реальном событии формируется виртуальный нарост, который постепенно поглощает реальность в массовом историческом сознании. 23 августа 1939 г. в Москве был подписан советско-германский договор о ненападении, а вовсе никакой не пакт, по которому будто бы две державы распилили между собой Восточную Европу. Эту байку запустили в пропагандистский оборот американские спецслужбы в 1946 г.

   Из той же оперы фальсификация так называемого катынского дела о расстреле НКВД 20 тысяч пленных польских офицеров в апреле 1940 г. Постреляли-то поляков немцы зимой 1941/42 г. В 1943 г. трупы откопали и объявили, что зверское массовое убийство совершили большевистские жиды. Для пущей убедительности они опубликовали список жидов-палачей и организовали экскурсии к месту эксгумации.

А Геббельс, разумеется, раздул скандал по полной программе. Сохранилась даже его подробная инструкция, как надо освещать это дело и как не дать правде просочиться наружу — например, предоставлять журналистам только хорошо подготовленных «свидетелей» из числа местных жителей. Подготовкой свидетелей занимались в гестапо, а эти ребята кого хочешь выдрессируют. Подробный анализ этой фальсификации провели Юрий Мухин (см. книги «Катынский детектив», «Антироссийская подлость»), Владислав Швед и Сергей Стрыгин («Тайна Катыни»).

Итак, практически любое событие советской истории подвержено в историографии мощной смысловой атаке. Победы усиленно обращаются в поражение и даже объявляются преступлением. Те победы, которые невозможно дискредитировать, объявляются бесполезными или пирровыми, слишком дорогими.

Можно, конечно, объявить концепции резунизма или пропагандистские излияния Сванидзе бредом. НО ЭТО НЕ БРЕД. Бредом можно назвать бессвязные словеса пьяного или горячечный шепот больного. Бред бессистемен. Известно даже такое заболевание — шизофразия, при котором человек строит предложения правильно, говорит членораздельно, но какого-либо смысла его высказывания лишены.

Если же чудовищный по своему размаху бред историков имеет четкую систему, внутреннюю логику, то это уже не бред. Каким бы дебильным ни выглядело разделение Резуном оружия на наступательное и оборонительное, этот концепт сформулирован осмысленно и обоснован логически (пусть даже логика является сугубо умозрительной). Больной рассудок на это не способен.

То есть мы имеем дело с сознательной манипуляцией. Построение фантомных извращений реальных событий — задача, требующая недюжинных умственных способностей и глубокого знания материала. Я уж не говорю о том, насколько сложно запустить в оборот сфальсифицированные документы, на которых базируются фантомы. А можно ли допустить, что сотни историков будут бредить абсолютно идентично? Нет, мы имеем дело не с выходками маргинальных сочинителей, а с целенаправленной атакой на сознание.

Многие категорически отказываются признавать это, заявляя, что целенаправленный заговор против русской истории невозможен в принципе. Дескать, теория заговора антинаучная и бредовая. А кто говорит о каком-то заговоре? Это сказки для впечатлительных обывателей. Речь о применении против противника специального оружия, называемого консциентальным. Понятие это вошло в широкий обиход недавно и означает оружие, поражающее сознание (от лат. conscient — сознание).

Впрочем, консциентальное оружие применяется давно. О его большой роли говорил еще Наполеон: «Четыре газеты смогут причинить врагу больше зла, чем стотысячная армия».

В минувшем веке Гитлер уже придавал пропагандистским операциям по подрыву боевого духа противника стратегическое значение. Захват Чехословакии без единого выстрела — вот высший успех новой военной доктрины. Да, Запад сдал чехословаков Гитлеру, но что же парализовало волю самих чехов и словаков к сопротивлению? Албанцы были несравнимо слабее их, однако они отчаянно сражались с итальянцами и немцами непрерывно всю войну.

Искажение истории, деформация исторического сознания — эффективнейшие методы консциентальной агрессии. Ведь могут десятки тысяч ученых, конструкторов, инженеров, технологов, рабочих, техников, испытателей двадцать лет трудиться над созданием и усовершенствованием боевого истребителя. Почему же несколько сотен человек не могут целенаправленно создавать и использовать оружие, поражающее сознание? Ведь оно позволяет решать те же задачи, что и боевая авиация, только путем куда меньших материальных затрат.

Проблема в том, что консциентальное оружие действует незаметно. Но это не дает повода отрицать сам факт его применения. Ведь мы не видим радиации, но она способна очень быстро убить человека. Мы не видим электричества, но оно существует. Так же и с консциентальным оружием: мы не можем его увидеть, виден лишь эффект его применения.

Можно рассмотреть эффект воздействия консциентального оружия на таком примере. Всякая война сейчас ведется не только боевыми средствами, но и таким оружием, как пропаганда. Когда над окопами противника разбрасываются листовки с подробным описанием сладкой жизни в плену — это есть пример пропаганды. Здесь сам момент применения пропагандистского оружия можно легко зафиксировать и даже объективно оценить его эффективность — если после разброса листовок на данном участке фронта дезертирство возросло на 12 % — это эффект от вражеской пропаганды.

А теперь представьте, что еще до начала войны противник скупил в вашей стране десяток телеканалов и крупных газет (в чем проблема, если у вас рынок и демократия?) и начал целенаправленно насаждать пораженческие настроения, рассказывать о чудовищной слабости армии, о коррупции генералов и казарменной дедовщине, о том, что боевая техника устарела и т. д.

Мамаши начнут пугать армией отроков, которые плохо учатся в школе (не поступишь в институт — забреют), престиж вооруженных сил в обществе упадет, моральный дух солдат, воспринимающих службу, как наказание, будет отнюдь не боевым.

Много ли навоюет такая армия? Не стоит фантазировать, просто оцените итоги первой чеченской войны 1994–1996 гг. В данном случае мы имеем дело не с пропагандой чеченских сепаратистов, призывающих сопливых срочников сдаваться в плен ради сохранения жизни, а именно с примером длительного пропагандистского воздействия на сознание всего общества.

  Скептики возразят мне, что факт массированной скупки Западом наших СМИ не имел места в действительности, а потому я спекулирую. Но зачем же абстрактному Западу скупать наши СМИ? Достаточно западному банку выдать кредит владельцу телеканала, и можно им вертеть как угодно. А если пообещать ему американское гражданство или амнистию вывезенных капиталов (разворованный кредит), то он горы свернет ради «банки варенья и пачки печенья».

Факт заключается в том, что не только частные, но и формально государственные СМИ придерживались в 90-е годы ярко выраженной прозападной позиции. После путинской зачистки СМИ кардинально поменяли позицию в чеченском вопросе. В этом случае все ясно — новый хозяин заставил своих подчиненных обслуживать его интересы — кого кнутом, кого — пряником. Но разве до того момента журналисты излагали собственную точку зрения и пользовались «свободой слова» для выражения своей «гражданской позиции»? Нет, конечно. Но, как поется в известной песенке Макаревича, «только как порой обидно, что хозяина не видно…».

  Главное отличие консциентального оружия от примитивной военной пропаганды — закамуфлированность действий, а само воздействие на сознание противника носит не прямой, а опосредованный характер. То, что скептики не желают замечать его воздействия — это их проблемы.

Представьте себе такую картину: по полю идет человек, вдруг его голова раскалывается, как тыква и он замертво падает на землю. Некто же заявляет: это не может быть результатом действия вражеского снайпера, потому что мы не слышали звука выстрела. Такой человек просто не знает о существовании снайперских винтовок с глушителем. А что наши скептики знают о тактико-технических характеристиках (ТТХ) консциентального оружия, чтобы отрицать само его существование? Вот об одном из аспектов ТТХ консциентального оружия я сейчас и расскажу.

В последнее время умники часто используют в своих рассуждизмах жаргонное словечко «дискурс». Но что оно обозначает, никто толком объяснить не может. Буквально латинское слово discursus означает бегание взад-вперед; движение, круговорот; беседа, разговор.

Как иронически отмечается в энциклопедии «Кругосвет» (http://www.krugosvet.ru): «Четкого и общепризнанного определения «дискурса», охватывающего все случаи его употребления, не существует, и не исключено, что именно это способствовало широкой популярности, приобретенной этим термином за последние десятилетия: связанные нетривиальными отношениями различные понимания удачно удовлетворяют различные понятийные потребности, модифицируя более традиционные представления о речи, тексте, диалоге, стиле и даже языке».

Проще говоря, всяк волен вкладывать в это слово любой смысл, каковой сочтет нужным.

В деле манипуляции массовым сознанием термин «дискурс» тоже нашел свое место. Наилучшее, на мой взгляд, его определение в технологиях формирования исторического сознания дал сетевой публицист Магомед Али Сулейманов (http://stalinist.livejournal.com): «Дискурс — противопоставление строгому анализу исторических фактов (концепций развития) не фактов и аргументов, а критических образов и эмоций. В этом случае важно не то, что мы знаем об объекте, а как мы к нему относимся».

Действительно, не важно, какую позицию вы займете по отношению к дискурсу, примете вы его безоговорочно, или станете с ним спорить. Приняв саму дискурсивную постановку вопроса, вы уже проиграли. Квинтэссенция дискурса заключается всего в нескольких словах.

Вот классический пример дискурса, выраженный словами «преступления коммунистического режима».

Конкретным содержанием этот дискурс наполняется в зависимости от ситуации. Скажем, если вы выступаете с речью перед интеллигенцией, то внедрение дискурса можете начать со слов, приписываемых Ленину, про то, что интеллигенция — говно нации. Следом можно сразу перепрыгнуть на тему 37-го года и постенать о том, что проклятый коммунистический режим сознательно уничтожал интеллигенцию, дабы сподручнее было помыкать быдлом. Если надо, можно спеть песенку об искоренении крестьянства, о том, как проклятые сталинисты уничтожили цвет отечественной науки или выкосили перед войной верхушку РККА.

Спорить с дискурсом о «кровавом сталинском режиме» можно до потери пульса. Можно убедительно доказать со ссылкой на архивные материалы, что россказни о миллионах жертв ГУЛАГа — бред сумасшедшего; что 38 тысяч уволенных в запас командиров из двухмиллионной РККА в 1937–1939 гг. (по выслуге лет, по здоровью, за проступки) нельзя объявить репрессиями, тем более, говорить о том, что выход престарелого полковника в отставку наносит катастрофический урон обороноспособности страны.

Но даже если вы докажете ложность тезисов дискурса, сам дискурс убить не удастся, поскольку он существует за пределами логики и всякого рационального смысла. Давно уже разоблачена ложь о расстреле НКВД пленных ляхов в Катыни. И что с того? В Польше дискурс о звериной ненависти Сталина к полякам от этого нисколько не пострадал. И устрой НАТО крестовый поход на Россию, поляки будут расстреливать русских пленных со словами: «Вот вам за Катынь, пся крев!». Попробуйте, стоя у стенки, объяснить им, что они отравлены ядом антирусской пропаганды.

Нельзя доказать, что секретных протоколов Молотова — Риббентропа не существовало (отсутствие чего бы то ни было доказать вообще невозможно). Надо вести речь о фальсификации секретных протоколов — только это поставит манипуляторов в уязвимое положение.

А то получается весьма печальная картина: дебильные патриоты, пытаясь отмыться от обвинений в сговоре с нацизмом, истошно вопят: в пакте Молотова — Риббентропа не было ничего предосудительного, страны Запада заключали с Гитлером куда более отвратительные соглашения.

Например, Мюнхенский сговор….» и далее по тексту. Эти идиоты с готовностью заглатывают наживку дискурса, и вместо того, чтобы обсуждать факт, пытаются изменить отношение к нему. Дебилы ну никак не в силах представить, что пакта Молотова — Риббентропа никогда не существовало, что это — дискурс в чистом виде.

Враги России, оперирующие дискурсом, лишь радостно потирают руки: вот, мол, смотрите — даже русские патриоты признают факт существования пакта Молотова — Риббентропа. Жалкие потуги оправдаться все равно никто не услышит, а даже если и услышит, то не увидит в них ничего кроме попыток оправдания.

Спорить с дискурсом абсолютно бессмысленно. Дискурс — это уход от факта, от реальности к программированию сознания. Даже если удастся сформировать положительное отношение ко лжи — к тем же мифическим секретным протоколам Молотова — Риббентропа, то чего вы этим добьетесь? Ложь не перестанет быть ложью. Завтра более умелый манипулятор повернет эту ложь опять против вас. Но вообще-то дискурс изначально конструируется таким образом, что тот, против кого он направлен, не сможет использовать его в своих интересах. Это все равно что пытаться плыть против бурного течения горной реки; зато сверху очень удобно пускать против вас бревна.

Дискурс — есть способ формирования отношения к предмету при отсутствии самого предмета. У вас в сознании создается образ стакана с водкой (это повод объявить вас патологическим алкоголиком). Можно потратить много сил и переубедить вас, что в стакане не водка, а яблочный сок. Сможете ли вы утолить свою жажду воображаемым соком из несуществующего стакана? Вот почему я говорю, что спорить с дискурсом бессмысленно. Клин клином вышибают, но дискурс другим дискурсом победить невозможно.

Защитить свое сознание можно только полным отрицанием дискурса, как метода мышления. Но для этого надо научиться различать, когда манипулятор реальность подменяет дискурсом.

Вот простейший прием. Если вам начнут вещать о преступлениях кровавого коммунистического режима, представьте, насколько абсурдно звучит словосочетание «преступления кровавого демократического режима».

Демократически избранный президент США приказал убить атомной бомбой несколько десятков тысяч мирных японцев Нагасаки и Хиросимы. До этого были убиты 200 тысяч мирных жителей Токио. Чуть раньше полтора миллиона немцев были уничтожены ковровыми бомбардировками городов Германии.

Это были не издержки войны, а сознательное массовое убийство гражданского населения, совершенное несмотря на признание убийцами всевозможных международных конвенций о методах ведения войны.



Алексей Кунгуров
Просмотров: 563
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Народные приметы, связанные с деревьями Как Запад опорочил образ Ивана Грозного Художественные изделия из кожи Запрещенная победа Святой вечер — древнеславянский праздник встречи нового Кола Творца Сода, горчица, уксус - натуральные моющие средства