Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Состоятельные европейцы спешно покидают Великобританию Знаменует ли визит Путина в Белград возвращение России на Балканы Конец белорусского социализма Что России с Brexit?
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Обиженный Киев — Европе: «Ти ж мене пiдманула!»

Украина поняла, как ЕС жестоко «надурил» их с соглашением об ассоциации, но слишком поздно

Депутат Верховной Рады Виктор Бондарь заявил, что Европейский союз (ЕС) «надурил», то есть обманул Украину в экономических соглашениях. «Внезапное» открытие парламентарий сделал спустя четыре года после подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

«Европа нас надурила по экономическим соглашениям. Они нам дали квоты на поставку наших товаров в Европу, которые Украина выбирает за первые два-три месяца каждый год», — заявил Бондарь.

Депутат добавил, что Евросоюз не дает Киеву возможности создавать высокотехнологические отрасли, чтобы конкурировать с Европой в производстве вертолетов и локомотивов. Вместо этого Брюссель вынуждает Украину закупать европейские высокотехнологичные товары. По мнению Бондаря, Киеву пора начать руководствоваться собственными экономическими интересами.

Напомним, что соглашение об ассоциации предусматривало и создание зоны свободной торговли между Украиной и ЕС, которая вступила в силу с 1 января 2016 года. При этом с того же дня перестало действовать соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и Россией, так как параметры сосуществования двух экономических зон так и не были согласованы, несмотря на предложения Москвы провести переговоры по этому поводу.

Однако если российский рынок после этого фактически закрылся для Украины, Европа не смогла компенсировать эти потери. Евросоюз ввел жесткие квоты и пошлины на основные виды украинского экспорта — продукцию сельского хозяйства, а также металлургической и химической отраслей. В итоге квоты по таким статьям, как мед, соки, пшеница, кукуруза и масла исчерпывались уже в первые месяцы года.

Ежегодно Киев ведет переговоры с Евросоюзом об увеличении объемов беспошлинных поставок, и хотя Брюссель дает небольшие поблажки, кардинально картину это не меняет. Так, уже за первые десять дней 2018 года Киев полностью исчерпал годовые квоты на поставку в Европу пшеницы, кукурузы и другой сельхозпродукции.

Впрочем, претензии Бондаря к Евросоюзу и обвинения в обмане не совсем понятны, ведь все эти условия были прописаны в соглашении об ассоциации, которое так рвались подписать киевские власти. Хотя правительство Виктора Януковича отказалось от подписания документа именно потому, что он был невыгодным для Украины. О негативных последствиях неоднократно предупреждал тогдашний премьер-министр Николай Азаров, а также многочисленные российские экономисты. Однако желание сделать политический жест в виде подписания соглашения об ассоциации, ради которого якобы и стоял евромайдан, оказалось сильнее.

В результате торговля с Евросоюзом хоть и выросла, но не смогла компенсировать падение товарооборота с Россией и СНГ. Даже аналитики Всемирного банка пришли к выводу, что Украина не смогла воспользоваться выгодами от соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Согласно докладу специалистов, экономические преимущества, которые связаны с открытостью для торговли, до сих пор остаются для Киева весьма ограниченными, несмотря на стратегически важное географическое положение страны, крупнейшие в Европе площади плодородных земель, а также многочисленное население с высоким уровнем образования.

Кстати, это уже не первое «прозрение» украинских депутатов. Год назад парламентарий Александр Долженков заявил, что Евросоюз обманул Украину, так как объем квот, предоставленных Брюсселем для украинских товаров, делает производство нерентабельным и не открывает Украине европейский рынок.

Он отметил, что соглашение невыгодно для украинских производителей, хотя формально открывает возможности для продукции машиностроительных, авиастроительных предприятий и агропромышленного комплекса. На деле же украинское машиностроение и авиастроение не представляет интереса для европейского рынка, так как не соответствует действующим в Европе техническим стандартам.

Что касается агропродукции, здесь Украина могла бы составить достойную конкуренцию европейским производителям, но этому мешают жесткие квоты. К примеру, в соответствии с ними разрешено экспортировать всего 950 тысяч тонн пшеницы, а все, что выше, поставляется по нерентабельной цене 95 евро за тонну.

Кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Артем Пылин считает, что прозрение украинских депутатов несколько запоздало, и изменить параметры соглашения с ЕС они никак не смогут. Единственный выход для украинских производителей — переориентироваться на Азию, что несколько парадоксально, учитывая провозглашенный курс на евроинтеграцию.

— Все, о чем говорит украинский депутат, верно. Российские эксперты предупреждали обо всех этих рисках и проблемах еще задолго до подписания соглашения. Самая большая беда для Украины в том, что она потеряла российский рынок сбыта, а европейский рынок, который должен был бы открыться для ее компаний, никоим образом не компенсировал эти гигантские потери. Это уже очевидно и заметно по структуре и динамике украинского экспорта. За пять лет экспорт в Европу не достиг тех показателей, которые ставились изначально, и даже не приблизился к ним.

Минусы соглашения совершенно очевидны. Это и квотирование сельскохозяйственной продукции, и неконкурентоспособность машиностроительных компаний на европейском рынке, и необходимость получения многочисленных сертификатов, необходимых для поставок. Все это ограничивает возможности расширения экспорта украинских товаров в ЕС. Минусов много и они очевидны.

— А есть ли плюсы?

— Есть, но довольно неожиданные. Они связаны с тем, что невозможность компенсировать потерю российского рынка поставками в Европу стимулирует украинские компании к поискам новых рынков сбыта. Они стали все больше смотреть на азиатские и африканские рынки, чтобы поставлять продукцию туда.

Этот процесс уже запущен, и если посмотреть статистику, рост экспорта на азиатские рынки идет достаточно динамично. В основном это касается сельхозпродукции, так как машиностроительные товары продвигать значительно сложнее. Для этого необходимо создание кооперационных цепочек, встраивание в глобальные цепочки добавленной стоимости. Все это требует времени, усилий и компетенции.

Но желание украинских компаний компенсировать потери на внешних рынках, в частности, на азиатских, просматривается. Для этого важно повышать конкурентоспособность, и эта ситуация стала стимулом для того, чтобы это делать, получать необходимые сертификаты, но идти с этой продукцией уже не в Европу или Россию, а в Азию. Украинцы даже пытаются продвигать свои товары под слоганом «Украинская продукция европейского качества, но по низким ценам». Сложно сказать, насколько успешной будет эта политика, но работа в этом направлении ведется.

— Может ли Украина рассчитывать на изменение ситуации на рынке ЕС?

— Думаю, ситуация вряд ли принципиально изменится. Соглашение уже подписано, и все эти моменты были в нем указаны изначально. Европейцы очень неохотно идут на изменение тех параметров, которые они обговаривают со своими партнерами.

— То есть говорить об «обмане» со стороны европейцев не приходится? Все то, на что теперь жалуются на Украине, было прописано в нем изначально?

— Конечно, ни о каком обмане говорить нельзя. Соглашение об ассоциации — огромный документ, который насчитывает сотни, если не тысячи страниц. Все эти моменты присутствовали в нем изначально. Правда, я не знаю, читали ли украинские политики это соглашение, когда подписывали его, и почему только сейчас, спустя четыре с лишним года возникают такие заявления.

Нужно было раньше об этом думать, вводить переходные периоды, договариваться с российскими официальными лицами. Ведь была же комиссия, которая пыталась согласовать экономические интересы Украины, России и ЕС, но работа там была прекращена. Теперь люди видят, что российский рынок потерян, европейский эти потери не компенсирует, отсюда и возникают такие заявления.

— А если европейцы все-таки пойдут на уступки своим младшим партнерам?

Изначально было понятно, что европейский рынок очень конкурентен, что там во многих отраслях перепроизводство. Квотирование — это один из инструментов, который помогает избежать этих рисков для европейского рынка. И получилось так, что квотирование относится как раз к тем товарным позициям Украины, которые наиболее конкурентоспособны.

Конечно, какие-то уступки возможны, но они будут носить ограниченный характер. В ЕС гигантская конкуренция практически в любой нише. Европейский подход к развитию промышленного производства в странах-партнерах состоит в том, что сначала они должны полностью имплементировать законодательство ЕС, соответствующие институты и нормы, и затем уже постепенно, спустя 5−10 лет возможны инвестиции со стороны европейского бизнеса. Но только тогда, когда он поймет, что страна стала инвестиционно привлекательной и полностью приняла все нормы и стандарты.

Украина сейчас находится в самом начале пути. Она пытается имплементировать европейские институты и нормы. Но это занимает длительное время и сопряжено с тем, что конкретным производителям приходится нести издержки в связи с этим.

— Может ли Украина выйти из соглашения об ассоциации или это слишком политизированный вопрос?

— Такие возможности в соглашении предусмотрены, но это достаточно длительная и болезненная процедура для страны, заявившей о выходе. Мы видим, насколько тяжело проходит «брексит» и с какими рисками это сопряжено. Так что чисто теоретически Украина могла бы выйти из соглашения, но это приведет к такому количеству издержек, что она вряд ли на это пойдет.

Анна Седова
Просмотров: 554
Загрузка...

Рекомендуем почитать

Загрузка...

Новости Партнеров



Популярное на сайте
Змей-Горыныч - Мифы или реальность? Что мы празднуем на ПАСХУ?! Русские, украинцы, белорусы: один язык, один род, одна кровь Покровитель Славянских воинов Бог Перун и знак Перуна День Сварога и Семаргла Колесу 300 000 000 лет?