Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Почему Александру Лукашенко «тяжело» разговаривать с Владимиром Путиным Параллели: как Пекин использует британскую модель колонизации мира Украина готовит оккупационную администрацию для Донбасса Нацистскую «Сокиру Перуна» Украина занесла над Питером
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Обрядовый смысл славянских плясок

Издревле человек стремился к движению. Только появившись на свет, новорождённый возвещает о себе миру криком и непроизвольными движениями, которые подтверждают, что получило жизнь ещё одно человеческое создание. Ведь всем известно, что движение - есть жизнь. Даже растения, привязанные своими корнями к Матушке-Сырой-Земле, поворачивают листья по ходу Солнца таким образом, чтобы они всегда были обращены как можно большей поверхностью к свету.

Однажды люди поняли, что в состоянии управлять своим телом не только для того, чтобы охотиться или собирать плоды, но и для того, чтобы отображать своими движениями повадки животных. Чувственное восприятие окружающего мира отображалось в определённых телодвижениях, которые повторялись в определённой последовательности и были ни чем иным, как сменой времён года и круговоротом веществ в Природе. Славян научили танцевать сокровенные движения человеческого сердца и прохождение светила по небосводу. Постепенно познания человека о Природе расширялись и его ощущения и мировосприятие также выливались в определённые, чёткие, повторяющиеся движения.

С течением времени человек начал воспроизводить естественные движение, которые определил для себя словом "танец". В большинстве арийских (индоевропейских) языков это слово произносится созвучно и это ещё раз доказывает, что когда-то некое древнее сообщество белых людей имело один язык для общения и единые представления о мироздании. Впоследствии эти представления о Вселенной вылились в обозначение частей человеческого тела (это особенно становится понятным при рассмотрении тела, как подобного уменьшенного образца Мира, в русском языковом определении. Например: сердце – середина мира, ярло – “солнечное сплетение” нервных окончаний, нёбо - небо, зубы - горы; и так далее.) и в обрядовые плясовые телодвижения. Конечно, многое из того значимого, что наши предки заложили в тайное, но простое и явное, для своего круга, понимание Мира мы уже не в силах понять из-за отсутствия почитания наших древних обычаев и небрежного отношения к родному языку предков, которым преподносится это, “тайное” для нас, учение. Определённую часть знаний мы уже безвозвратно утратили, так как во времена христианских гонений и тяжёлых жизненных испытаний, разрушительных войн наши с Вами сородичи не находили сил, чтобы передать нам эти ценные знания. Но ещё в наше время, соединив разрозненные знания, сохранившиеся в народных устных преданиях и письменных источниках, можно достоверно восстановить изначальную суть.

В древности пляски входили в обязательный круг обрядов Родового Ведания и были в большом ходу у всех арийских народов, в том числе и у славян. До сих пор пляски сохранились в богатых, всякого рода, стариной свадебных обрядах в некоторых уголках Руси и других славянских стран, где остаётся почитание народных обычаев.

В былинах о Добрыне сохранилось свидетельство о древних свадебных певцах и гудочниках. Так, Добрыня узнав, что жена его выходит за бабьего пересмешника Алёшу Поповича, прискакал в Киев, переоделся в скоморошеское платье, взял гусли и явился на свадьбу, растолкав приворотных сторожей: "Скажи, где есть наше место скоморошеское?" С сердцем говорит Владимир стольно-киевский: "Что ваше место скоморошеское

На той, на печке, на муравлёной,
На муравлёной печке - на запечке."
Он вскочил скоро на место, на показанно,
На тую на печку, на муравлёну,
Натягивал тетивочки шёлковые,
На тыя струночки золочёные,
Учёл по стрункам похаживать.
Играет то он в Цари-граде,
А на выигрыш берёт всё в Киеве.
Он от старого всех до малого,
Тут все на пиру призамолкнули.

До сих пор по современным свадебным пляскам можно восстановить древнеславянскую обрядовую свадебную пляску. Древней особенностью танца была круговая пляска: хоровод на Руси; коло, корогод - в Украине, Польше и Белоруссии, хормос - в Македонии, Западной Болгарии и некоторых других южных славянских землях. Русский хоровод выражает два начала жизни: деятельное и бездеятельное в их мировом круговращательном движении. Свадебные танцы в древнейшем своём виде, сохранившиеся отчасти до сих пор в круговращательном движении вокруг квашни (Россия, Белоруссия, Польша), дерева, молодых или свадебного поезда, состояли именно в хороводах. На Украине на свадьбах и особенно в брачную ночь, когда молодые находятся в опочивальне, дружно с хмельным причётом своим и гудьбою (музыкой) шумно ведёт корогод. В то время, как молодых уложат спать, мужчины и женщины предаются неистовому веселью и пляске, женщины срывают с головы платки и, распустивши волосы по плечам, кружатся и поют сладострастные песни. Сладострастность до некоторой степени могла вызваться мыслью о присутствии на свадьбе страстно любящего и похотливого в делах любви Солнца. Так в белорусской колядке поётся: Приехала Коляда на сивом конику,

Поставила коника у одринце,
Сама села на куце у перинце,
Поставила дудочку на стовпе:
Грайте дудочки голосно,
Скачце дзевочки хорошо.

Круговращательные движения кроме свадеб соблюдаются во многих других случаях: в весенние и летние праздники, в особенности накануне Купала (Танцы, сопровождаются припевом "то-то!" или "ту-ту-ту!", свойственным только купальским песням, с обязательным притоптыванием и стуком или хлопками в это время. Девушки кроме венков из зелени, надевали на голову войник или выйник (от слова выя, то есть шея) из ткани обязательно голубого, небесного цвета, на ногах разукрашивались чулки и подвязки. Налицо внимание к знакам неба и земли.), во время родов, во время повальных болезней, при выгоне скота в поле, при покупке коровы (четыре раза обводят её вокруг кола, вбитого в землю, по солнцу), во время гаданий.

В некоторых местах Польши женщинами обыкновенно соблюдается танец при покрывании головы невесты вокруг последней со свечами в руках. В данном случае невеста выражает в своём лице само Солнце, которое приветствуют зажжёнными светильниками.
В Германии, как и в Чехии, Лужицкой земле, Польше существуют также обычаи, схожие со всеми славянскими: во время свадьбы также кладут старое колесо перед домом или на холме и вокруг этого колеса пляшут. Здесь колесо выступает вещественным образом Солнца, заменяя невесту - человеческий образ чистого солнечного света.

В старинные времена были особые руководители гудьбы (музыки) и плясок, умельцы играть на гуслях, на дуде, на волынке и одновременно отплясывать - скоморохи, которые занимали в древнерусской жизни очень видное место. Особенно хочется отметить происхождение слова “гудьба”, которое родилось одновременно со способностью человека извлекать звук, гул и гудение из тетивы лука, а позже и намеренно созданных гудочных орудий: гудков (прообразов скрипок), гуслей, свирелей, рожков, волынок. Слово гудьба стало обозначать у славян всё многообразие звукового ряда, в том числе и громким отрывистых звуков, производимых бубнами и другими ударными приспособлениями. Впоследствии слово гудьба было вытеснено из русского языка российской аристократией, коя заменила его на греческое слово – музыка.

На свадьбе князя Владимира Старицкого в 1550 году в числе свадебных лиц встречаются "плясцы". Царица, княгини и боярыни заняли на свадьбе места, назначенные им, а "плясцы встали в сенях", то есть их в самый торжественный зал не впустили. Это и неудивительно для тех времён. Если раньше, в XII-XIII веках, веселья и обряды только порицались аскетичными служителями церкви, но на празднествах, пирах, свадьбах правящая верхушка с удовольствием соблюдала народные обряды и сама участвовала в позорищах, то есть в обрядовых игрищах и действах. (Так в «Слове святого Нифонта» 1220 года описаны “играние бесовские”, которые происходили ещё на городской площади около церкви: “…идут двенадцать русальцев во главе с унылым и дряхлым старцем, скачя с сопельми и с ним идяше множество народа, послушающе его; иные же плясаху и пояху, влекомы в след сопельника. Бе одержим великою печалью о таковей погибели… и моляшеся остати всем игр бесовъскых, - наипаче же своё имение дают бесу лукавому, иже суть русалия иние же скоморохом”.) То уже в церковном поучении «Златая цепь» XIV века назидалось избегать этих всенародных празднеств: “Се же суть злая и скверная дела: плясанье, бубны, сопели, гусли, пискове, игранья неподобные, русалья. Егда играют русалия, то скомороси… или как сборище идольских игр - ты же в тот час пребуди дома!” Но в дальнейшем натиск церкви на исконные народные обряды не только не ослабевал, но и с укреплением её власти продолжал нарастать. И позднее существовали, поддерживаемые большинством самодержцев, гонения ортодоксальной (православной) церкви на родовые обычаи. Так в «Стоглаве» - соборе 1551 года, где архиепископы отвечали на вопросы Ивана Васильевича IV Грозного, и который провозгласил неприкосновенность церковного имущества и исключительную подсудность светских лиц духовному суду записано о купальском обычае: “Мужчины и женщины ходили ночью по домам и улицам, забавлялись бесстыдными играми, пели сатанинские (народные, а не церковные) песни и плясали под гусли. По прошествии ночи с великим криком все отправлялись в рощи и омывались в реке, как бешенные”. Здесь уже не запись стороннего наблюдателя, но гнев хозяина положения, требующего беспрекословно подчиниться его нравоучениям.

На сербских свадьбах обязанность увеселять гостей шутками и прибаутками лежит на чауше или глумначе. Есть некоторые данные, позволяющие думать, что в древности скоморохи часто были весёлыми и желанными сватами. В Белоруссии сохранился обычай, когда на заручины сваты являются с дудой, под звуки которой должна танцевать им невеста.

Обрядовая пляска со спущенными очень длинными рукавами имеет явное родовое предназначение и очень хорошо дошла до нас в известной сказке о Царевне-Лягушке, где она действует, как жена Ивана-Царевича и оборачивается то змеей, то белой лебедью, то кукушкой, то красавицей Василисой Премудрой: ...“Праздничный пир у царя. Василиса прячет в свои рукава косточки съеденных лебедей и выливает в рукава часть налитого ей вина. Дошла очередь танцевать; царь посылает больших снох (жён старших царевичей), а они ссылаются на Лягушку. Та тотчас подхватила Ивана-Царевича и пошла. Уж она плясала-плясала, вертелась-вертелась - всем на диво! Махнула правой рукой - стали леса и воды; махнула левой - стали летать разные птицы...”. Размахивание рукавами, разбрасывание положенных туда лебединых косточек и разбрызгивание вина есть обрядовое действо, а необычная пляска чаровницы-потворницы, то есть многовертимое плясание – танец, по всей видимости, в честь бога растительности Переплута и орошающих эту растительность вил-русалок.

Во время плясок было в ходу питиё особого напитка, также входящего в сложные ритуальные действия. Нередко неистово пляшущие, отдав все силы обряду, падали без чувств и их отпаивали водой с настоем разных трав и чесночным соком. Эти обычаи, кроме Руси, также замечены и в Болгарии.
На Коляду, Щедрец, Новый год, Велесов день и Комоедицу происходили пляски в обрядовых харях волов, коров, медведей, козлов, кабанов. В Белоруссии, Польше, Украине, Руси дикие и весёлые пляски в харях происходили одновременно с надеванием вывернутых мехом наружу тулупов и допускались только в Коляду, Купалу и Комоедицу, что олицетворяло зимний коловрат, то есть солнцестояния с увеличением долготы светового дня и весеннее равноденствие.

Для исполнения сложных плясовых движений требовались сноровка и умение владеть своими телодвижениями. Эта сложность мужских плясок являлась необходимым условием в самосовершенствовании и развитии ловкости для бойцов. Во время праздника Перуна необходимым условием перед началом ритуального поединка было ломание - танец, который позволял настраивать бойца на беспощадную борьбу и разогревал все мышцы. Приплясывание и притоптывание, поведение плечами - все эти действия призваны были обеспечить постоянную внешнюю расслабленность и внутреннюю собранность тела перед задуманным нападением или для отражения нападения соперника. До сих пор участники ансамблей песни и пляски радуют глаза зрителей своей удалью, а раньше этим умением владели все взрослые мужчины в той или иной степени.

Обрядовый смысл древних славянских плясок отражает суть строения Вселенной, мировоззрение славян, отражение естественных перемен Природы и при желании в плясовых движения можно найти множество тайных знаний. В любом случае танцы подталкивали человека на развитие и являются полной противоположностью современных массовых танцев, цель телодвижений которых сводится только к сексуальному завлечению и эстетическому наслаждению. Чтобы не оказаться плачущими у забора, за которым находится наше будущее, необходимо вспомнить и возродить среди всех славян наши древние народные обычаи. Только разделение в сознании народных обрядовых плясок от современных танцев позволить славянам выйти на новый уровень развития наследия предков и самосовершенствования, и позволить сохранится как Роду, с его языковыми и расовыми отличиями.

Просмотров: 435
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Руины Тиля – предшественника Петербурга Как ставить защиту вокруг себя и очищать пищу? Энциклопедист Дидро: 287 статей, упоминающих Тартарию Славянские племена Уход Радомира или как на самом деле был казнен Иисус? Как наши предки пережили Апокалипсис?