Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Новая геополитика Если убрать фальсификат и ввести ГОСТы СССР, в России начнется голод Российская верхушка взрастила из чиновников касту неприкосновенных Политическое Обозрение - Новости за 15 декабря 2017 (7526)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Орда или Орден?

Глава I

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ РЫЦАРСКИХ И МОНАШЕСКИХ «ОРДЕНОВ» НА РУССКО-СЛАВЯНСКИЕ СТРАНЫ С РИМСКОГО ЗАПАДА И ОДНОВРЕМЕННЫЕ НАШЕСТВИЯ ТАТАРСКИХ «ОРД» НА ТЕ ЖЕ СТРАНЫ ЯКОБЫ С МОНГОЛЬСКОГО ВОСТОКА В XIII ВЕКЕ НАШЕЙ ЭРЫ

 Читая русские летописи (при их современном традиционном истолковании) невольно припоминаешь басню Крылова:

— Приятель дорогой, здорово! Где ты был?

— В Кунсткамере, мой друг

Часа там три ходил;

Уж подлинно, что там чудес палата!

Куда на выдумки природа таровата!

Каких зверей, каких там птиц я не видал.

Какие бабочки, букашки,

Козявки, мушки, таракашки!

Одни как изумруд, другие как коралл.

Какие крохотны коровки!

Есть, право, менее булавочной головки.

— А видел ли слона? Каков собой на взгляд?

Я, чай, подумал ты, что гору встретил?

— Да разве там он? — Там.

— Ну, братец, виноват: Слона-то я и не приметил.

Действительно, подумайте сами. Вот я привел вам ряд цитат из русских летописей — Кенигсбергской, Радзивилловской, Лаврентьевской, Суздальской по списку б. Московской Духовной Академии и др., справедливо считаемых за менее подвергшиеся дополнениям и переделкам позднейших редакторов-копиистов. В них мы читаем, в какой день недели и месяца такой-то князь выдал замуж свою дочь, в какой день он умер и где был погребен, или находим совсем незначительные частные заметки о всяких мелочах, а о слоне того времени — о крестовых походах, взволновавших весь тогдашний культурный и некультурный мир — ни единого слова! Самое имя Царь-Град упоминается до захвата его крестоносцами в 1204 году в этих основных летописях только мельком, без всяких комментариев, как будто бы в нем ничего достопримечательного не происходило.

Вот все, что там есть об этой столице восточного мира по Лаврентьевскому, Суздальскому и Троицкому спискам:

«В лето 6630 (1122)... Приде митрополит из Царъграда в Святую Софию именем Никита... и земли трясские бысть (хотя землетрясения в Суздале, где предполагается составление этой летописи, и не бывает)».

И еще:

«В лето 6672 (1164). Иде (Леон, неправильно поставленный в Суздальские епископы) на исправление (к) Цесарю-Городу и тамо упрен (обличен,) бысть владыкою Феодором и Андрианом Болгаръским перед царем Мануилом».

И затем рассказывается, что когда он при этом начал возражать самому царю, стоявшему над рекою, его ударили в шею царские слуги и едва не утопили в реке.

Мне скажут:

«Хотя эти две записи сделаны уже после того, как в 1099 году крестоносцы взяли палестинский Элькудс, считаемый за Иерусалим и, освободив «гроб господень», основали там Иерусалимское Королевство, но все же они сделаны до взятия Царь-Града крестоносцами».

Пусть будет так, отвечу я. Возьмем более поздние сообщения. Прежде всего мы находим, что от 1204 года, когда водворились в Царь-граде крестоносцы, и до 1218 года мы ничего не находим о Царь-Граде.

Но вот перед нами 1218 год, всего через 14 лет после того, как крестоносцы взяли Царь-Град и основали там столицу Латинской империи. В это время греческий православный патриарх вместе с греческим царем убежали в Никею, и в Царь-Граде был уже патриарх католический. А запись гласит:

«Того же лета приде епископ Полотъский из Цесаря-града к великому князю Константину Володимировичу ведая его любовь и желание до всего божественного церковного строения, до святых икон и мощей святых и до всего душеполезного пути и принес ему некую часть от страстей Господен, ради, Владыка Иисус Христос от людей претерпев, пострадал, и мощи святого Логина Мученика сотника, связые его руци обе, и мощи святые Марьи Магдалины, Христолюбивый же князь Константин с радостью великою сотворил празднество светлое о приходе их (к нему) и поставил их у Вознесения в монастыри перед Золотыми воротами».

Далее описывается пространно и само торжество, а о том, что в это самое время в Царь-Граде господствовали «богомерзкие» с православной точки зрения латины — ни слова.

Вот 1211 год по летописи б. Московской Духовной Академии, всего через 7 лет после захвата Царь-Града крестоносцами.

«Пришел Добрыня Ядрейкович из Царъя-Града и привез с собою древо от Гроба Господня, а сам постригся на Хутине у святого Спаса».

Но тут уже прямо несообразно: ведь «гроб христов» и до сих пор показывается всем желающим в Эль-Кудсе, называемом нами Иерусалимом, и никогда не был в Царь-Граде, о взятии которого латинами всего 7 лет тому назад автор как будто даже и не знает.

Затем, в 1261 году греки снова захватывают Царь-Град, и Латинская империя на Балканах рушится. Опять в русских летописях не находим мы ни слова радости об этом или даже упоминания о таком важном для монахов событии. И только через 120 лет имя Царь-Града мы опять встречаем по такому ничтожному случаю:

«В лето 6889 (381). В праздник Воскресенья (в других списках Вознесенья) Господня пришел из Царь-Града на Русь пресвященный Киприян митрополит на свою митрополью на Москву. Князь оке великий Дмитрей Иванович принял его с великой честью... »

А между тем, в тех же самых основных летописях сообщается по разным поводам и об иностранных событиях. Так, под годом 1065, по поводу кометы Галлея (которая по нашему счету явилась не в 1065, а в марте 1066 года) рассказывается, в связи с этим «знаменьем», даже о давно прошедших иностранных событиях. Говорится, например, о том, что при Константине «сыне Леонове Иконоборце» (741—775 году) «в Сурии (Сирии) был трус велик (землетрясение) и из земли, расшедшейся на три поприща, вышла маска, глаголющая человеческим голосом и проповедующая наитие язычника, как и было: напали сарацины на Палестинскую землю».

Таких «знамений» (т. е. предзнаменований) в русских летописях описано много. Так почему же ни одно из них не связано с событиями крестовых походов, которые после 1204 года, когда была основана Латинская империя, должны были казаться православному русскому летописцу величайшим и непосредственным делом самого сатаны?

Единственным выходом из этого исторического столбняка является мысль, что отражением крестовых походов в русских летописях является современное им татарское иго. Как ни кажется неожиданным с первого взгляда такое сопоставление, но оно само собой навязалось мне при чтении основных русских летописей, после того как я убедился астрономической проверкой, что со времени 1111 года они не апокрифы, а составлены по реальным непосредственным записям разных лиц.

Сначала эта мысль мне самому казалась парадоксальной, потому что и я не подвергал ни малейшей критике внушенное всем нам представление, что наша культура не западного латинского, а восточного греческого происхождения. Но чем более я думал об этом предмете, тем более находил фактов в пользу «западничества».

Часть этих фактов я уже привел здесь. Это — латинские названия месяцев календаря у наших летописцев, которые употреблены также и в наших славянских «Четьи-Минея», где в добавок почти половина имен святых носят латинские или славянские имена (Август, Агриппина, Аквилина... Вера, Надежда, Любовь, Владимир, Всеволод, Вячеслав, Роман, Константин и т. д.), а другая половина представляет собою с незапамятных времен латинами же — еврейские и греческие прозвища (Александр, Алексей... Яков, Матвей и т. д.). Отсюда ясно, что и греческие имена могли попасть к нам из латинских же первоисточников, наравне с еврейскими. Ведь исключительно греческих имен, не употребляемых в латинских святцах, не встречается у нас почти ни одного. Скажу более: само название церковь происходит у нас от латинского слова «цирк», а не греческого ее названия «екклесия» хотя это последнее название отразилось (вероятно лишь со времени крестовых походов) даже во французском названии церкви — eglise.

А если мне скажут, что слова Библия и Евангелие у нас греческие, то я отвечу, что и они были еще задолго до нас адоптированы латинами в их ономатику, а потому от латин же могли перейти и к нам, а не непосредственно от греков, как это нам внушили.

Мне скажут также, что Библия была переведена на славянский язык с греческого, доказательством чему служит книга Эсфирь, где в славянском переводе повторены значительные вставки, сделанные греками в первоначальном латинском тексте. Но не вошли ли они сюда уже после того, как московский патриарх Никон (1652—1681) поставил соборно в 1654 году исправить все богослужебные книги по собранным им греческим рукописям? И не могли ли эти поправки войти даже и в староверские книги, так как раскол в России возник по чисто внешним признакам: из-за приказания креститься тремя пальцами вместо прежних двух, и из-за изменения первоначальной орфографии имени Исуса в Иисуса.

И тут же мы опять впадаем в недоумение: если до реформы Никона, т. е. до 1654 года писали Исус, как это употреблено и в суздальской летописи, принадлежавшей Московской духовной академии, то как же в Лаврентьевском и Радзивилловском списках употребляется уже сокращенная после-Никоновская орфография, как будто эти списки составлены уже не ранее конца XVII века?

Припомнив, что только патриарх Никон, этот первый знаток греческого языка и собиратель греческих рукописей в России, установил авторитет греческой науки в русской церкви и ввел греческие церковные порядки, подвергнувши отлучению и ссылке своих противников Аввакума и Неронова, мы приходим к убеждению, что и цитаты Русских Летописей из Библии и Евангелий надо еще подвергнуть тщательному сравнению с до-Никоновскими славянскими текстами, а эти последние с латинскими и греческими переводами Библии и Евангелий. Я же здесь укажу лишь на один очень существенный факт. В славянской церковной Библии есть целая «Третья книга Ездры», которой нет ни по-гречески, ни по-еврейски, а только в латинской Вульгате. А, ведь, отсюда выходит, что наша славянская Библия или целиком, или отчасти переведена была первично с латинского языка, а не с греческого. Во всяком случае влияние латинизма на до-Никоновскую русскую церковь после этого красноречивого факта отвергать нельзя.

Пойдем теперь и далее.

Я уже имел случай указать, что слово «орда» совсем не татарское, а латинское слово ordo, т. е. рыцарский крестоносный орден (координация).

Я указывал также, что и татар, как территориального народа с таким именем, нигде не существует; есть только туркмены, ногайцы, кумыки, карачаевцы, трухмены, ахалтекинцы и т. д.

Производить слово татары от имени «татань», как будто бы называли в V веке китайцы одно из исчезнувших затем монгольских племен в Манчжурии, можно только с отчаяния. Из географических местностей Восточной СССР и на континенте Азии нет ни одной с именем Татань или Татария. За Азией же есть только «Татарский пролив», отделяющий Японское море от Охотского, но и он получил такое название лишь в XIX веке от наших русских моряков, а местное население никогда так его не называло. Тоже самое можно сказать и о татарах, проживающих на месте, где ранее существовало Казанское ханство, а ныне расположена Казанская губерния. И здесь название татары не национального, а русского происхождения, так же как и «немецкая» колония на Нижней Волге. Ведь немцы только в России и называют себя немцами, а настоящее их имя —германцы.

И вот, к удивлению, два единственных пункта, которые и у себя называются «татарскими», находятся только в Болгарии или около нее. И до сих пор там существует на реке Марице с 16-тысячами жителей город Татар-Базарджик, т. е. Базарчик. Да еще недалеко от устья Днестра, близ города Аккермана есть большое болгарское местечко с несколькими тысячами жителей, которое называет себя Татар-Кончак.

Таковы две единственные географические местности, носящие до сих пор и название Татарских, как бы намекая, что сами жителей тех местностей когда-то называли себя татарами, а теперь называют себя уже «Волгарями» (по западноевропейскому произношению Болгарами).1 Дунай, к которому они прилегают, не называется более Волгой, но очевидно он когда-то назывался так, потому что допустить, что волгари-болгары и волгари-валахи перекочевали сюда с Русской Волги, называвшейся в средние века совсем не Волгой, а Итилью, значит не считаться ни с какими культурно-географическими условиями.


1 Напомню, что греческая буква В и есть в русское В, и что только в латинском шрифте греческое В произносится как Б.

Много легче допустить, что перекочевало на восток только прежнее имя Дуная — Раздельная река (Фалег по библейски, перешедшее в Валег и затем в Волгу, откуда появились и имена Олег и Ольга; отмечу, что и обе эти мифические личности жили ближе к Болгарскому Дунаю, чем к русской Волге).

И около той же придунайской местности поднимается огромный горный хребет Высокие Татры (Высокие Татары) на границе Галиции, Моравии и Венгрии, с главными вершинами Герлаховка, Ломеницкий Верх и Леденицкий Вер, поднимающимися выше 2600 метров над уровнем моря. А южнее их возвышаются еще Нижние Татры (Нижние Татары), называемые также Литовскими Татрами и Зволенскими Альпами, главная вершина которых Думбер поднимается на 2045 метров. Вот единственная Татария на земном шаре.

А в довершение всего из Татарских гор вытекает еще река Гран, по берегам которой и по обоим сторонам этой части Дуная находится графство Гран, где и до нашего времени в городе Гране была резиденция католического примаса (т. е. представителя папы для Венгрии и Славянских стран).

Этот город Гран по местному Остригом (Ostrihom от Istro-Granum) был во время крестовых походов важнейшим городом Венгрии. Пилигримства туда русских князей с Днепра, вследствие отсутствия проторенных дорог по суше, могли происходить легче всего по Припяти и Стыри через Львов и Татарские горы, вследствие чего и вся эта местность могла получить у русских название Татры (Татары) по самому бросающемуся для них, жителей равнин, признаку — ущельям Татрских гор, откуда и выражение: «провалиться в тартарары».

А к югу от них, на Балканском полуострове, мы имеем сверх того единственные два города на земном шаре, одноименные со столицей Золотого Ордена (по старо-русски Золотой Орды) — Сараево, по-турецки Босна-Сарай, главный город Боснии, и просто Сарай, старинный форпост Царь-Града, теперь незначительный городок.

Но я прибавлю еще и нечто большее. Ведь имя Сарай происходит от еврейского слова Сара, т. е. царица, и по-русски вместо Сарай следовало бы читать Царея, т. е. город Царя, иначе Царь-Град. Еще в первом томе я показывал, что и город Тир по-еврейски Цор (или Цур, или Цар), ошибочно относимый в Сирию, есть на самом деле тот же Царь-Град. А теперь мне приходится отметить, что и «Сарай» Золотой Орды надо бы читать в русских летописях: Царея (т. е. Царь-Град) Золотого ордена. Точно также и имя Кесарь, греческое Кай-cap, надо читать раздельно Кай-cap, т. е. святой царь, потому что Кай, иначе Гай, или просто Ай, значит святой, откуда, например, и название храма Мудрости в Царь-Граде Айя-София, и название горы Ай-Петри — Святой Камень — в Крыму и ряд других местностей.2 Эту же приставку присоединяют и к некоторым царским именам, например Гай Юлий Цезарь, при чем и самое слово Цезарь, как я только что сказал, есть искаженное латинами Кай-Сар — Святой-царь и город Цезарея (первоначально Кай-Сарайя) значит «Святой Царь-Град».

Мы видим, что все ономатические следы приводят нас не на Волгу, а на Дунай, который, очевидно, ранее и назывался у славян Волгой.

Искать этот Сарай — столицу Золотого Ордена, основанного Батю-Ханом (т. е. батюшкой-священником) или Батыем по-старорусски и просто Батюшкой (Папой) по-итальянски, в степи за нынешней Волгой можно было только тому, кто руководился предварительным убеждением, что для бога все возможно! И, все же, не найдя там ничего, пришлось решить, что этот сквозь землю провалившийся Сарай был уничтожен не иначе как в 1502 году крымским (?) ханом Менли-Гиреем, союзником Москвы.3


2 Например, в том же Крыму Ай-Серес (св. Сергий), Ай-Сава (св. Савва), Ай-Даниль (св. Даниил), Ай-Прокл (св. Прокл), Ай-Тодор (св. Федор)... И интересно, что все они христианского происхождения, судя по ономатике.
3 См.: Брун. Труды III Археологического Съезда. 1879. Т. I.

И вот, отметив, что и самое татарское иго есть ничто иное, как русское произношение латинского jugum tartaricum, т. е. адское иго, и сообразив, что оно было одновременно с крестовыми походами, и с основанием латинской империи на обломках Византии, и что с греческой и русской православной точки зрения рыцарские ордена должны были действительно казаться адскими ордами (ordines tartarici), я впервые стал сомневаться в том, действительно ли русские летописцы, у которых описаны, как у Крылова в басне, все исторические:

Козявки, крохотны коровки,

Что, право, менее булавочной головки...

не заметили «слона своего времени» — крестовых походов, с их духовными и светскими рыцарскими орденами, которые в это самое время наседали на ихний же Восток, основывая в славянских землях зависимые от них государства и насаждая католическую культуру?

Ведь в это самое время, в 1202 году (в момент окончания «начальной русской летописи» псевдо-Нестора и начала ее Радзивилловского продолжения) на самом кануне создания Латинской империи на Балканах был основан в Риге епископом Альбертом Буксгевденом рыцарский Орден (или Орда) меченосцев, соединившийся затем в 1237 году с тевтонским орденом, существовавшем до 1561 года.

И около этого же времени Тевтонский орден (по-старорусски «Немецкая орда»), основанный крестоносцами в 1128 году «в освобожденном Иерусалиме», покинул его и водворился в Варшаве и распространился на восток, причем его рыцари были разбиты в 1242 году Александром Невским на Чудском озере.

В «Летописи по списку Лаврентия» сказано об этом: «В лето 6750 (1242 год по нашему счету). Великий князь Ярослав сына своего Андрея в Новгород Великий в помочь Олександрови на немци и победил их в Плесковом (под Псковом) на озере и в полон многих пленил и возвратился Андрей к отцу своему с честью».

А по списку Московской духовной академии: «В лето 6750 (1242). Ходил Алексавдр Ярославич с новгородцы на немцы и бился с ними на Чудьском озере у Воронина Камени и победил Александр и гнал (немцев) по льду 7 верст, секучи (рубя) их».

Вот единственное упоминание в наших основных летописях о столкновении русских князей с рыцарскими орденами, но без употребления названия орды. Разбитый Александром Невским Тевтонский орден в это время уже принял немецкий национальный характер, вел (вместе с Ливонским орденом) в XIII—XIV веках постоянные войны с Литвою, Польшею и Северо-Западной Русью, но после поражения, нанесенного ему поляками и литовцами в Таненнбергской битве (1410 году), влачил жалкое существование, переселившись в Прирейнский край во Франконию, где и существовал вплоть до Наполеона I. Но самым интересным с нашей точки зрения является тут «орден Святого Креста». Через 13 лет после основания Латинской империи рыцари этого ордена стали проникать (с 1217 года) из Южной Франции в Богемию, Моравию, Силезию и Польшу и, вероятно, также и в Юго-Западную Русь. Их командор и благочинные носили на груди золотой мальтийский крест, а потому и сама эта корпорация легко могла получить название «Золотого Ордена», или «Золотой Орды» по старо-русски, хотя ее членов обыкновенно называли рыцарями «Красной Звезды», потому что некомандный состав ее носил на себе лишь крест из красного атласа с шестиугольной красной звездой.

Мы видим, что эта «Золотая Орда» распространилась по Балканским Славянским землям с Запада как раз в то время, когда по русским летописям вторгались в Юго-Западную же Русь татары (1237—1240 гг.) и произошло на нее Батяево (Батыево) нашествие, окончившееся потом переходом к Польше и Литве всего Киевского княжества вплоть до Черного моря.

Историческая наука, как я не раз уже говорил, должна быть прежде всего согласована с физической и географической возможностью сообщаемых в ее первоисточниках событий.

Вот, например, карта Крестовых и «Татарских» походов, составленная по моей просьбе проф. К. Р. Мрочеком. Правая часть ее представляет «татарские походы», вычерченные по «карте Руси от 1054 по 1240 год» из Учебного Атласа по русской истории», составленного Н. Н. Торнау и изданного в 1916 году. Заподозрить ее в каком-либо «уклонизме» от ортодоксальной науки нельзя, так как она, вместе со всем атласом, была принята тогдашним Министерством Народного Просвещения для преподавания в его учебных заведениях, толстая линия направо внизу, идущая от Татров до Донца и теряющаяся тут, разделившись на две ветви, представляет путь татар под предводительством Бати-хана (Батыя) в 1240—1241 годах.

Скажите, отбросив внушенные вам представления, которые могут быть и тенденциозны, а руководясь одним только здравым смыслом: откуда должен был идти этот военный «татарский» поход? Из Татарских ли (т. е. Татрских) гор — из сильной и многолюдной Венгрии — в безлюдные тогда (как видно и по карте) степи реки Донца, чтоб окончиться тут по причине безлюдья? Или, наоборот: возникнув в пустых степях из этого безлюдья и одновременно даже в двух пунктах около Донца, слиться потом в Переяславце близ Киева, и затем победоносно, взяв могущественные города Киев, Владимир Волынский и Галич — пропасть в Венгрии в Татрах?

И здравый смысл, и география говорят нам, что такой поход, какой тут вычерчен, мог идти только с многолюдного, богатого и культурного запада, на почти безлюдный кочевой восток. А если кто-нибудь скажет, что географ Торнау только начал вычерчивать его с этого пустого пункта, а начался он еще в отдаленных монгольских степях, то я отвечу: тем невозможнее этот поход. Да и не вычерчен он здесь восточнее реки Донца только потому, что для дальнейшего продолжения этой черты на восток, хотя бы до Волги, нет никакой возможности: нигде о том не говорится в истории этого похода.

А вот и еще сюрприз. Битва на Калке, на берегу Азовского моря, говорит нам летописец, была в мае 1223 года, а в Атласе Торнау этот «татарский поход» был в 1224 году и другого не было. Но тут утвердились Генуэзцы, значит, и битва эта была у Татрских крестоносцев с Генуэзскими колонистами. А на чьей стороне были русские? 

А то обстоятельство, что ортодоксальные историки XIX века считали, что Батый тут, на Донце, был летом 1240 года, а в Татрах летом 1241, то я отвечу, что лето 1240 года, считаемое по сентябрьскому восточному началу года, и будет летом 1241 года по западно-европейскому Мартовскому началу года. А кроме того, подмен мог быть сделан и тенденциозно, когда захотели заменить татрский крестоносный духовный орден — татарскою ордою.4


4 Слово «орден» (ordo) при порицательном употреблении у русских также легко должен был принять смысл дикой «орды», как, например, и имя мудрого царя Соломона, по еврейски Шолома, приняло смысл шельмы; имя Юлия Цезаря (по-французски Жюля) обратилось в уменьшительное слово «жулик» и как имя Карла Великого дало повод насмешливо называть очень маленьких людей карликами.

Все это еще более становится ясно, когда вы сопоставите поход Орды Батыя (ордена Бати—Папы) с предшествовавшими походами крестоносцев той же самой эпохи. Взгляните на западную часть той же самой карты Европы, представляющей предшествовавшие Батыю крестоносные пути и, если школьный гипноз не ослепил окончательно ваши глаза, то вы сами скажете, что поход Батыя в 1239 году есть продолжение того же Drang nach Osten, каким вызван и 4-й крестовый поход. Припомните только: в 1238 году был утвержден в Богемии, Силезии, Моравии, Татрах и Польше Папою Григорием могущественный духовный орден «Носителей креста», гроссмейстер которого считался первым прелатом Богемии и до сих пор пребывает в Праге, нося вместе с командирами Золотой крест, так что в просторечии мог называться Зшютьш орденом или — Золотой ордой. Цель его была — распространение папского христианства в славянских странах в союзе с рыцарскими орденами, из которых тут был тевтонский. И в это же время мы видим на карте поход Бати-хана. Западный конец Золотой Орды этого похода находится как раз в области этого Золотого ордена, а правый, раздвоившись в Киеве на две ветви, теряется в последних населенных местах того времени между Доном и Донцом. Так как же можно даже подумать, что движение Батяевой орды было в обратном направлении.

Вот, на той же карте в Прибалтике вы видите, возникшие как раз за несколько лет до похода Батыя «Владения Ливонского ордена крестоносцев (1202—1237) и владения «Тевтонского ордена (1226)». А где же духовный Орден Святого креста, самый влиятельный из всех? Ведь он же и был в Татрах, и по всей Венгрии, и по рекам Пруту, и Днестру, где на карте помечены печенеги, т. е. печники, созвучно с именем главного венгерского города Пешта, по-славянски град «Пещь» и по-немецки до сих пор Ofen... А в Заволжьи никаких «орд» еще не показано на исторических картах. Такие названия для кочующих ногайцев, а потом и монголов, появились уже позднее и, можно думать, тоже не без связи с католическими миссионерами, если не военных, то чисто духовных орденов: францисканцев, миноритов и т. д., давших начало и буддизму. Самое слово татары явно вышло из Татрских гор и распространилось на восток, охватив разноплеменное население, причем, например, в Грузии это слово стало национальным названием турок.

Но возвратимся к нашей исторической карте. Вот, на средине ее направо вы видите, как тот же орден Батыя (или бати-хана) избродил нелепым образом всю среднюю Россию между 1236 и 1238 годами. Для мухи, ходящей по нашей карте, такая прогулка вполне возможна, но насколько она географически, климатически (три зимы !!!) и физически подходит для большого войска среди испуганного редкого населения, разбегающегося во все стороны от чужеземцев-иноверцев, пришедших из неведомой Монголии через пустыни и степи.

Другое дело, если под именем Батыя подразумевался «батя» (по западному «папа»), а под именем его похода — два отдельные крестовые похода папского Ливонского ордена. Начавшись около Русы, в Новгородской области, один действительно мог идти на юг до Курска, а другой в Кострому, а затем вместе с Москвичами и в Рязань, и даже на Волгу. А для одного и того же похода, и притом от Каспийского моря (следов к которому тоже нет) всякая возможность такой прогулки совершенно исключается.

Таким образом, уже простой взгляд на географическую карту «татарского нашествия» говорит нам, что оно было в связи с рыцарскими крестовыми походами, и что слово «орда» есть ничто иное, как ordo, по-русски — орден.

Взгляните теперь и на следующую карту, на которой сопоставлены географически и хронологически татарские походы с крестовыми. Что же вы тут видите? Нечто очень странное: на берегах Балтийского моря водворились два ордена — Тевтонский и Ливонский, а у Черного моря — две орды: Едесская и Крымская. Какое удивительное совпадение, если это не разные становища одного и того же крестоносного похода латинян на восток.

А дальше мы видим еще более поразительное совпадение:

Два северные похода орды Батыя (т. е. ордена батюшки, бати) явно идут из ливонского папского ордена, через Руссу: один — в 1237 году на Торжок, где дает ответвление на Москву и Рязань, а другое ответвление на Ярославль, Владимир на Клязьме и по-видимому вдоль Волги вплоть до Казани, где и оканчивается в 1237 же году. А второй северный поход идет из Руссы на Козельск и оканчивается в 1238 году в Воронеже.

А южный поход «татаровей» явно идет из Татров, где водворился «Золотой орден» крестоносцев («Золотая Орда» батюшки-Батыя), предводители которого носили на груди золотые кресты. Начавшись в Татрах в 1239 году, он в этом же году дошел до Галича, Владимира Волынского и окончился за Киевом в Переяславле, а другое его ответвление, идя на Чернигов, окончилось в Змиеве в 1240 году.

Независимо от этого была еще битва с Ногайской Ордой (ногайским орденом генуэзцев) в 1224 году.

Вот и все «татарские нашествия». Совершенно ясно и географически и хронологически, что это были продолжения крестовых походов, вычерченных на этой же самой карте. Это был тот же Drang nach Osten (напор на Восток). Первый поход был в 1096 году из Метца; второй в 1202 году из Венеции; третий (по счету нашей карты) из Риги через Руссу в 1237 году и четвертый из Татров в 1239 году.

Из всего ясно, что дошедшие до нас тексты русских летописей проредактированы тенденциозно кем-то уже много позже крестовых походов, т. е. свержения унии (т. е. Татрского ига) в России. Отмечу здесь красноречивое хронологическое совпадение: в 1441 году Иерусалимский собор восточного духовенства отверг «унию» восточной церкви с западной, а после этого великий князь Московский Иоанн III Васильевич женился на греческой царевне Софии, свергнув татарское (т. е. татрское) иго, иначе говоря, иго западно-европейских крестоносцев.

В дополнение я привожу еще карту из официального исторического атласа, употреблявшегося при царском режиме во всех средних и высших учебных заведениях России.

«Уже при (очевидно, пропущена страница) своего Кондофларенда (того же compte de Flandre)5 со своими епископами и разделили: царю (Кондофларенду) дали власть, Маркосу (Маркизу) — суд, а дужу (Венецианскому дожу) — десятину (десятую часть)», мая 30 на память святого мученика Еремия. А Василко услышав о приключыпемся на Руси, возвратился от Чернигова, сохранен богомь, и силою честного креста, и молитвою отца своего Константина и стрыя своего Георгия, и вошел в свой Ростов, славя бога и святую богородицу».


5 Интересно, что эти имена ближе к английскому, чем к французскому произношению: Кондоф Офландр более похож на count of Flandre, чем на compte de Flandre и т. д.

Доказательством того, что это вставка очень поздняя, сделанная человеком уже исторически знакомым с Крестовыми походами и удивившимся, что под 1204 годом в его первоисточнике ничего нет о таком мировом событии, как взятие Царь-Града франками, служит то, что 1) слово фряг считается уже разнящимся от слова варяг; 2) что оно употреблено только в Новгородских копиях и 3) лишь для данного случая только под 1204 годом и больше нигде. А ведь франки сидели властелинами в Царь-Граде по 1261 год! Да и под 1261 годом, когда Михаил III отнял у них обратно Царь-Град и восстановил в нем православие, о таком великом празднике, с точки зрения православного монаха, нет ни слова не только в более основных, но и в самой этой Хартийной Новгородской летописи.

Отсюда видно, что первоначальные русские летописи не раз тенденциозно подчищались и пополнялись вплоть до того времени, как они попали в наши государственные книгохранилища.

Современный их исследователь должен иметь все это в виду и руководствоваться прежде всего не буквою текста, а своим собственным здравым смыслом.

Интересно проследить, с этой точки зрения, за кого считались татары в основных русских летописях.

Впервые упоминаются они под 1223 (6731) годом, т. е. через 7 лет после того, как рыцари только что упомянутого Ордена Золотого Креста дошли из Южной Франции до Богемии, Моравии и Польши. Вот, что говорится в Суздальской летописи по списку Лаврентия и повторено почти во всех других, в том числе и в только что цитированном «Хартийном списке Новгородской летописи».

«Того же лета (1223) явились языци (т. е. иностранцы), их же никто добре ясно не весть, кто суть и отколе изошли, и какой язык их и которого они племени и какова вера их. И зовут их татары, а иные глаголют таумены (в другом месте таурмены), а другие называют их печенезами (печнецы? от буда-Пешта, Офена?), а иные глаголют, яко они суть, о которых Мефодий Патарский епископ свидетельствует, что изошли из пустыни Етриевской меж востоком и севером... Мы же их не вемы, кто суть, но здесь вписали о них ради памяти о беде русских князей, какая была от них.6 И мы слышали, что они многие страны попленили: Ясы (Яссы, первоначальная столица Молдавии, теперь румынский город, который по западным первоисточникам как раз в это время и заняли рыцари святого креста), Обезы (Abbazia в Истрии на Адриатическом море), Касоги (Коссово в Сербии?) и избили множество половец безбожных, а иных загнали, так что они (половци) измерли убиваемы гневом божиим и пречистой его матери, много бо зла сотворили ти окаяннии половцы Русской земле. Того ради всемилостивый бог, хотя погубити и наказати безбожных сынов Измайловых Куманов, послал (татар7) отмстить кровь хрестьянскую, что и произошло над беззаконьными. Прошли бо те Таурмены всю страну Куманскую (страну кумов) и пошли близь Руси там, где вал Половечьский. Услышавши это Русские князи Мстислав Киевьский и Мстислав Торопечскый и Черниговьский, и прочие князи, задумали идти на них, думая, что те (татары-таумены) идуть к ним. И послали они в город Володимер к великому князю Юрпо (Георгию), сыну Всеволожю, прося помочи у него. Он же послал к ним благочестивого князя Василька, сыновца своего, Константиновича, с ростовцами, но не успел Василько придти к ним в Русь. А князи Рустии пошли и билися с таурменами, и побеждены были от них, и мало их избегло смерти. Те, что остались живы убежали, а прочие избиены были. И Мстислав, старый добрый князь, тут убит был, и другой Мстислав, и другие 7 князей избиено было, а бояр и прочих воинов многое множество; глаголють бо тако, яко Киян одинях изгибло на полку том 10 тысяч. И был плач и туга в Руси и по всей земле, когда слышали эту беду. Зло же сие сключилось месяца».


6 Слово «таумен» созвучно с англо-саксонским Town man, городской человек, а слово «таурмен» созвучно с англо-саксонским Tower man —башенный человек, а также с франкским Thurmman — тоже башенный человек, так как рыцари жили в замках, имевших вид огражденных башен.
7 Т. е. «татары» считались защитниками христиан от магометан.

Теперь половцы или куманы, а также тавмены или таурмены-татары считаются за тюркские племена, пришедшие из Азии. Но это все догадки народо-искателей XIX века, стремившихся все непонятное себе в летописях переносить в Азию. Такой прием был самый легкий, чтоб выйти из затруднений: в Азию можно было отправить что угодно в виду отсутствия тамошней собственной истории. А факт тот, что XIII век застает таурменов-татар в Венгрии, на Балканском полуострове, в западной Руси и видит их, как Крестоносцев, заходящими даже в Египет и в Закавказье. Да и название куманы, напоминающее славянскую привычку христианского периода называть друг друга кумовьями и братушками, нам незачем искать далеко: и до сих пор Восточная Венгрия между Дунаем и Татрскими (т. е. татарскими) горами называется Куманией, а ее жители куманами.

Припомним, кроме того, что в тех же заданных краях существовало созвучное с половцами Полоцкое княжество, в состав которого входили и до сих пор существующие города Полоцк, Витебск, Могилев и Минск, где и до сих пор, кроме основного земледельческого населения, имеется значительный процент городских евреев8 и даже часть агарян. Считая их за перерождение первоначального арианства (так как мне уже довелось доказать, что Арий и Арон одно и то же лицо), мы можем придти к заключению, что господствующий класс Полоцкого княжества был в XII веке арианского вероисповедания, одинаково неприятный и крестоносцам, и русским. Отсюда является идея, что татарами или, вернее, тартарами (людьми, осужденными в тартарары) назывались евангельскими христианами все вообще ариане.


8 В Могилевской губернии в конце XIX века православные белоруссы составляли 84% населения, евреи — 12% и поляки и русские — 4%. В Витебской губернии, где находится Полоцк, белоруссы в конце XIX века составляли 60% населения, латыши 20%, евреи (в городах и местечках) 10%, русские раскольники 5%, поляки 4% и немцы 1%; в Минской губернии было 71% белоруссов, 13% евреев, 10% поляков, но здесь же есть и агаряне, называемые христианами татарами.

Латинское слово ordo (откуда наше слово координация) произносимое нами теперь как орден в смысле корпорации, а летописцами как орда, ни разу не встречается в «начальной летописи», как и должно быть, потому что она оканчивается в 1110 году до появления крестоносных рыцарских орденов в славянских странах. А в продолжениях этой летописи и как раз только в период господства рыцарских орденов в славянских землях, много раз встречаем это название.

Посмотрим, что выходит, если в текстах русских летописей я исправлю слово орда на орден.

Вот, например, в Суздальском списке Лаврентьевской летописи:

«В лето 6792 (1284 года). Пришел (Курский князь) Олег из Ордена с татарами и убил Святослава (Липовичского князя) по цесареву слову (за то, что тот напал на прохожий караван)».

А о местопребывании ордена ни слова. Затем в Суздальской летописи по списку Московской духовной академии мы находим:

«В лето 6752 (1244 года). Пришли в Орден Володимир Констянтинович (князь Углицкий) Василий (князь Ярославский) Всеволодович, Борис (князь Ростовский), да Глеб Васильковичи (князь Белозерский) прося свою свою отчину, и пожаловал их князьями Батый (т. е. Батяй-Батюшка, гроссмейстер ордена)».

А в Лаврентьевском Суздальском продолжении Радзивилловского списка мы имеем под тем же 1244 годом:

«В лето 6752. Князь Володимер Констянтинович, Василий Всеволодович, Борис Василькович со своими мужами поехали в Татары (т. е. Татры?) к Батыеви (просить) про свою отчину. Батый оке почтил их честью, достойную и отпустил каждого в свою отчину».

Мы видим, что здесь вместо Орды показано какое-то место, называемое Татары. А места с такими названиями (Татар-Базарджик, Татар-Кончак и горы Татры) имеются только в Венгрии, Болгарии и Бессарабии.

Для 1257 года в Суздальской летописи отмечено:

«В лето 6765. Прийти все князья в Орден почтить Уловчия (преемника Батяя) и всех воевод его и возвратились во свояси».

А в Лаврентьевском продолжении Радзивилловского списка находим под тем же годом:

«В лето 6765 (т. е. в 1257 году). Поехали князи в Татары (Татры-Карпаты), Александр (Невский), Андрей (Суздальский), Борис (Ростовский) почтить Уловчия и возвратились в свою отчизну. Той оке зимой приехал Глеб Василькович (князь Белозерский) из Кану-земли (из земли Хана) от цесаря (Kaiser'a) и оженился в Ордене».

В 1282 году в Суздальской летописи находим:

«В лето 6790 ходи Игнатий епископ вторично в Орден по поводу причта церковного» (А какое было дело до причта магометанину?)

В 1293 году (в Суздальской летописи) находим:

«В лето 6801. Пришли все князи в Орден и (с ними) владыка Тарасий. Того же лета преставился князь Михаила Глебович в Ордене и принесен был в Ростов. Того же лета пришли из Ордена князи Андрей, Дмитрей (Ростовский), Федор (Ростовский), Констянтин (Ростовский), и с ними (т. е. в помощь им) царь Дюденъ (Дю-Дени?), с ратью на великого князя Дмитрия Владимирского). Князь же бежал в Псков. Татарове же взяли Володимир, Переяславль, Москву, Волок и 14 городов и много зла сотворили в русской земле». (В списке Лаврентия этот лист записи кем-то вырван).

Здесь, как видит читатель, татары (т. е. Татрские горцы) находятся на службе Ордена, утверждающего князей. А далее мы находим:

«В лето 6803 (1295 года). Князь великий Андрей иде (шел) в Орден, с княгинею». (Это есть только в Суздальской летописи).

«В лето 6803 (1302 года). Оженился князь Констянтин (Ростовский) в Ордене у Кутму-Кортки (какое-то искаженное иностранное имя), а Федор Михайлович (тоже Ростовский князь) у Велбласмыша (только в Суздальской летописи)».

Значит там имелись и священники для венчания князей.

«В лето 6813 (1305 год). Прииде из Ордена князь Михаиле Ярославович (утвержденный там) на великое княжение (в Твери, и это только в Суздальской летописи)».

Здесь кончается Суздальская летопись по списку Лаврентия. Далее беру из Суздальской же летописи по списку Московской Духовной Академии.

«5 лето 6821 (1313 год). В Ордене сел на царство Озбяк». Это имя считают за Узбека или Уз-бега, но каково бы ни было его действительное произношение, он сильно возвысил Москву своим особым покровительством ее князю Юрию Даниловичу, женатому на его сестре Кончаке9 (иначе Агафий), и объявил в 1328 году Московское княжество Великим Княжеством».

«В лето 6823 (1315 год). Пришел из Ордена (утвержденный на княжение) князь Михаиле Ярославович (великий князь Тверской) и с ним послы Тайтмер, Махража и Инды (какие-то перековерканные иностранные фамилии) и были они в Ростове и много зла сотворили».

«В лето 6822 (1314 год). Пришел из Ордена князь Василий Ростовский, и с ним послы Сабанчи и Казанчи (какие-то испорченные итальянские фамилии)».

«В лето 6825 (1317 год). Пришел из Ордена князь Юрий (Георгий) Данилович (утвержденный на княжение в Москве), и с ним Ковгади (опять испорченное иностранное имя). И бился Юрий с князем Михаилом (Тверским) и помог бог Михаилу князю (а Юрий был убит) и княгиню Юрьеву (Кончаку-Агафию) взял (себе) Кончак (посол Ордена)».

«В лето 6826 (1318 год). Приехал Конча (тот же Кончак10) в Ростов и много зла сотворил: церковь святыя богородицы пограбил и все церкви и монастыри, и села, и людей пленил (обложил данью?)».


9 Это имя встречается единственно в Бессарабии, где есть поселок Татар-Кончак.
10 Такое название есть в Бессарабии: город Татар-Кончак.

«В лето 6830 (1322 год). Пришел из Ордена князь Иоан Данилович, а с ним поганый Ахмул (посол Ордена, сковерканная иностранная фамилия) и пленили (они) много людей и посекли, и город Ярославль сожгли мало не весь. Той же зимой пришел из Ордена князь Дмитрий Михайлович (утвержденный) на великое княжение (в Тверь)».

«В лето 6835 (1327 год). Пришла из Ордена рать на Русь 5 темников, и с ними (т. е. привел их) князь Иван Данилович (т. е. Иоанн Калита) и пленил град Тверь и всей земле много зла сотворилось. А князь (Тверской) Александр бежал из Твери в Псков. Тогда убили князя Иоанна Ярославича Рязанского».

А для следующего 1328 года имеем:

«В лето 6836. Сел (т. е. был посажен Орденом) князь Иван Данилович (Калита) на великое княжение (в Москве) и была тишина на всей земле».

Мы видим таким образом, что если послы Ордена и безобразили где-нибудь, то всегда по приглашению какого-либо покровительствуемого ими русского князя, а если и убивали одного, то всегда по навету другого. Но пойдем и далее:

«В лето 6849 (1344 год). Преставился великий князь Иван Данилович (в Москве). Той же весной (сын его) Семен Иванович с братьею пошел в Орден (для утверждения великим князем) и тем же летом вышел из Ордена на великое княжение».

«В лето 6865 (1357 год). Алексей Митрополит (всея Руси) ходил в Орден (на утверждение)».

Мы видим, что даже и митрополиты получали посвящение в Ордене! Значит, были единоверцами с орденскими рыцарями.

«В лето 6867 (1359 год). Преставился князь Иван Иванович (сын «Калиты») ноября 12. Ходили все князи в Орден и той оке зимой был убит царь (Ордена) Кульпа.

«В лето 6868 (1360 год). Убили царя (ордена) Павруза (Paulus) и по нем сел Ходирь (испорченное иностранное имя) и дал княжение великое Дмитрию Суздальскому и каждому князю отчину его».

«В лето 6869 (1362 год). Убили царя (гроссмейстера Ордена) Ходиря. Тогда оке ограбили (по наветам) князей Ростовских в Ордене и пустили их нагих».

«В лето 6900 (1391 год). Месяца октября 24 пришел из Ордена в Москву великий князь Василий Дмитриевич».

И, наконец, для 1413 года.

«В лето 6920... пошел великий князь Василий Дмитриевич (из Москвы) в орден, а из Ордена (пришел обратно) той же осенью».

Вслед за этим и кончается на 1419 году Суздальская летопись.

Подумаем немного по поводу только что приведенных мною фактов и не будем, как малолетние дети, которые верят всему, что им скажут другие.

Вот, в период от 1244 по 1413 год русские князья находятся в явной ленной зависимости от какого-то могучего Ордена (по латыни ordo, по старо-русски Орда). А за семь лет до начала этого периода, в 1237 году Ливонский военный рыцарский орден соединяется с Тевтонским и начинает с Запада наседать на славянские земли, в которых еще не выработалось крупной государственности... Успех достается ему, конечно, не без борьбы.

Возьмем обычную Русскую историю. Что нам говорит она? Вот обычная версия, о которой я уже упоминал выше. Александр Невский, сделавшись Новгородским князем, не только оказывает на Неве в 1240 году сопротивление шведам, которые шли на Новгород «крестовым походом» по приказу папы, за что и получает свое прозвание, но и выгоняет из Пскова рыцарей Ливонского ордена. И однако же, победив такую могучую организацию, через 8 лет подчиняется, кому бы вы думали? Князьку кочующих заволжских иноверцев, до которого и дойти то из Новгорода было почти невозможно в то время! Взгляните только на географическую карту! И подумайте хоть немного о том, что тамошний Батя-хан (т. е. батюшка священник11) не иначе как по беспроволочному телеграфу из своих прикаспийских заволжских кочевнических степей утверждает его в 1252 году еще и князем Владимирским. Но ведь Владимир на Клязьме, хотя и ближе к заволжским степям, но все же на недосягаемом для тамошнего хана расстоянии! Примите во внимание культурные условия Новгорода Великого и Прикаспийских степей, оцените просто глазомерно соотношение экономических, а сообразно с ними и политических, и стратегических, и военных сил обоих этих местностей на противоположных концах Европейской части СССР и вы увидите, что все это так же правдоподобно, как было бы, например, назначение и утверждение русских императоров в XIX веке с Чукотского носа обитателями Берингова пролива!


11 Слово Хан, произносимое как Кхан, отразилось в названии короля по-английски Кин, где конечный звук чисто носовой, а современная транскрипция, за неимением особого звука для чисто носового Н, раздвоила этот звук на НГ, так что имеется king. Такое же раздвоение отразилось еще сильнее в немецком Konig, а по еврейски слово Кхан приняло значение священника — Коган.

Совсем другое, если поссорившись со шведами и с помогавшими им ливонцами, Александр Невский искал себе покровительства того же Батюшки-Когана через более могучий Орден Святого Креста, проникший к этому времени в Моравию, Силезию и Польшу и получивший название Золотого Ордена (или Золотой Орды по старорусскому произношению латинского слова ordo). Тогда и по стратегическим, и по культурным отношениям, и даже в религиозном смысле все становится понятным, особенно, если припомним то, что я говорил о доказательствах латинского (через западных славян), а не греческого происхождения первичной Русской умственной и материальной культуры, и лишь с этой точки зрения то, что кажется сознательному читателю нелепейшей из всех сказок, начинает принимать совсем правдоподобный вид.

Нам говорят, что, опираясь на дружественные отношения с Крымским ханом Менгли-Гиреем, Великий князь Московский Иоанн III (1462—1505) перестал с 1480 года платить дань Золотому Ордену, и вместе с этим «прекратилось 240 летнее иго», (т. е. латинское jugum — ярмо). Но ведь это и совпадает совсем с крушением Крестоносной Латинской империи в Византии. Обратное отвоевание Царь-Града турками произошло лишь за 27 лет до этого в 1453 году А из крестоносных государств Латинской империи княжество Ахайское рушилось в 1432 году, княжество Афинское в 1460, а графство Кефалоникское в 1483, уже через 3 года после того, как приободрившийся такими неудачами рыцарских крестоносных орденов Московский Великий князь Иоанн III, опираясь на крымского союзника турок Менгли-Гирея, отказался платить дальнейшую дань «Золотому Ордену». А если б дело шло о единоверных и единоплеменных Гирею заволжских кочевниках, то с какой стати он стал бы помогать против них Московскому гяуру Иоанну?

Так, начавшись одновременно с крестовыми походами, jugum tartaricum и окончилось вместе с ними.

Хотя и после этого рыцарские ордена существовали, но это была уже тень их прежнего могущества, и платить им из Москвы дань стало также смешно, как и возить ее до этого не в Австрию или Царь-Град, а в прикаспийские степи. И дань эта естественно прекратилась.

Мы видим, что господство Золотой Орды и в русских летописях является и по времени и по существу как бы зеркальным отражением господства на славянском Востоке ордена Св. Креста. И это зеркальное отражение лишь перебрасывает сцену действия на противоположную сторону, вместо запада на восток, и притом, как и всякое зеркало в обратном виде: правый бок налево и левый бок направо. Но так и должно быть с противоположных точек зрения. Те, кто с латинской точки зрения были героями, казались с греческой и русской точек зрения адскими угнетателями.

Сделав это сопоставление, посмотрим теперь, не удастся ли нам и самих татар, которых русский летописец называет также Таурменами (Thurmann'ами, а греки тартарами), отожествить с каким либо западным народом.

Мы уже видели, что сами летописцы не знают, откуда они пришли и зачем, невольно отожествляя их этим с крестоносцами.

Н.А.Морозов / «Христос». 8 книга. / Том I / ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Просмотров: 727
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Энциклопедист Дидро: 287 статей, упоминающих Тартарию Виды кружев Невыгодные изобретения, которых боится мир Скрытые факты Русской истории Русские, украинцы, белорусы: один язык, один род, одна кровь Мавро Орбини - Историография народа славянского