Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 10 декабря 2016 (7525) Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 09 декабря 2016 (7525) Ядерный чемоданчик для Порошенко В Киеве возрождают проект «Новороссия»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

От перемирия к примирению?

О непростом начале культурного диалога между Донбассом и Украиной

Спустя год после подписания вторых Минских соглашений ни один из ключевых пунктов договора так и не был выполнен. Многие эксперты закономерно полагают, что политический процесс в Донбассе зашел в тупик, а невозможность решить вопрос военным путем подталкивает украинцев искать иные пути прекращения конфронтации с жителями самопровозглашенных республик.

Когда политические лидеры демонстрируют неспособность выйти из кризиса, бремя ответственности ложится на представителей интеллигенции. На Украине этот социальный слой по-прежнему разделен по вопросу Донбасса. Кто-то и слышать не хочет о необходимости начать диалог с «сепаратистами». Но все более отчетливо звучат голоса отдельных авторитетных личностей, которые убеждают сограждан услышать Донбасс. А некоторые уже прилагают к этому усилия.

Первую серьезную попытку пересмотреть устоявшееся на Украине видение конфликта предприняли известные журналисты — ведущий политического ток-шоу «Свобода слова» Андрей Куликов и Жан Новосельцев. В октябре 2015 года они приехали в ДНР, чтобы изнутри увидеть жизнь непризнанной республики. По мотивам их поездки был снят документальный фильм с говорящим названием «зАчТО?». В «оккупированном» Донецке журналисты провели телемост с Киевом, сидя за одним столом с представителями Донецкой республики — дерзость, за которую авторитетнейшего украинского телеведущего подвергли критике. Но открещиваться от своей позиции Андрей Куликов не стал. По его мнению, первые лица ДНР и ЛНР должны быть представлены в информационном пространстве Украины.

Общественные деятели Украины все чаще принимают участие в телемостах с Донецком и Луганском. С завидным постоянством их организовывает «17 канал», офис которого в Киеве совсем недавно разгромили радикалы. В одной из последних видеоконференций общий язык пытались найти писатели Украины и Донбасса. Насколько удачной была эта попытка, сказать трудно, но происходящее в студии больше напоминало разговор «киевских» о самих себе. Донецкий фантаст Владислав Русанов явно был недоволен и заявил, что в следующий раз хорошо подумает, стоит ли принимать участие в подобных телемостах.

Но еще дальше пошел известный украинский писатель, участник харьковского Евромайдана Сергей Жадан. В декабре прошлого года он пригласил на международную конференцию луганскую поэтессу, члена Союза писателей ЛНР Елену Заславскую, которая, несмотря на угрозы, все же приехала в Харьков с трехдневным визитом. Впоследствии Жадан признавался, что в его адрес приходили угрозы; от литератора такого никто не ожидал. А вот Елена Заславская своей поездкой осталась вполне довольна. Поэтесса рассказала «Свободной прессе» о непростом начале культурного диалога между Донбассом и Украиной.

— Вы уже много лет вращаетесь в литературных кругах. Расскажите, было ли какое-то разделение между писателями Донбасса и остальных регионов Украины до войны?

— Разделение было. Украинский писатель Юрий Покальчук, ныне покойный, назвал Луганск островом, потому что он был оторван от литературного процесса. Основные украинские издательства были ориентированы на тексты на украинском языке и, продвигая своих авторов, обходили Луганск стороной. В российском литературном пространстве Донбасс тоже не присутствовал. Исключение составляли писатели-фантасты и луганское издательство «ШИКО» (сейчас в Крыму), которое тесно сотрудничало с российскими и украинскими авторами. Литературной группе «СТАН», в которую я входила, удалось несколько переломить ситуацию и перебросить культурные мосты. В наши намерения входило, как выразился мой товарищ по литобъединению, «участвовать именно в украинской культурной жизни, и не на правах бедных родственников». Но оказалось, что государственная политика не была направлена на сохранение русскоязычной Украины, и события последних двух лет тому яркое подтверждение.

— Вероятно, за последние два года отношения донецких и луганских литераторов с украинскими коллегами принципиально не изменились?

— И сейчас украинские культурные деятели мнения не поменяли. Так, директор издательства «Темпора» Юлия Олийнык в интервью заявила следующее: «Русскоязычная литература — это российская литература. И точка. А попытки разместить ее в украинской литературе напоминают попытки разместить „ДНР“ и „ЛНР“ в составе Украины».

А вот слова лауреата Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко Василия Шкляра: «Там, где нация не имеет собственного культурного и информационного пространства, образовывается благоприятное поле для поработителя. Но главный здесь фактор — это, конечно, язык, украинский дух».

Эти высказывания ярко иллюстрируют позицию украинского государства в языковом вопросе за все время независимости. Изгнание русского языка из официальной сферы, из сферы образования и культуры, создание негативного имиджа русскоязычных с помощью унизительных арт-проектов было неотъемлемой составляющей культурной политики на протяжении 20 лет, а также одним из важных элементов постмайданной идеологии в последние два года.

— Приглашение Жадана — это первая попытка украинских писателей навести мосты с ДНР и ЛНР за время войны?

— Это была первая серьезная попытка Сергея Жадана. Коллеги по цеху отнеслись к его инициативе неоднозначно. Журналист Анатолий Ульянов очень точно описал ситуацию, в которой оказался Жадан: «Травят его, нужно сказать, не только барбосы, но также друзья и коллеги, представители украинской интеллигенции». «Ну, поскользнулся, ну с кем не бывает», — пишут его ближайшие соратники по цеху. «После операции не сдают нормативы» — мол, терпимость для Украины «не на часi» («не ко времени»), общество сейчас не в том состоянии, чтобы вести себя достойно и цивилизованно.

 — Художник Сергей Захаров в интервью заявил следующее: «Я доволен, что Жадан пригласил лично ее — это был троллинг самого высокого уровня. Нам нужно было показать, что собой представляют люди, которые несут эту идею. Насколько это смешно и абсурдно». То есть, ни о каком диалоге здесь речь не идет. Как вы считаете, с какой целью вас на самом деле пригласили?

— Я не помню, кто такой Сергей Захаров. Для меня была важна эта поездка, как и для многих людей, находящихся по разные стороны линии разграничения, потому что, несмотря на вялотекущие военные действия, так называемое перемирие (а фактически существование между миром и войной), сохраняются горизонтальные связи между людьми, которые вынуждены преодолевать границы и вражду, как-то взаимодействовать. Сотни луганчан ездят на Украину и с Украины в ЛНР/ДНР: кто-то учиться, кто-то работать, кто-то повидать родных.

Глядя на плакаты «Луганск — это Украина» и «Донецк — это Украина», один из спикеров дискуссии, редактор ежемесячного берлинского журнала «Восточная Европа» Фолькер Вайхсель заметил, что можно сколько угодно считать Луганск и Донецк Украиной, но реальная власть, пусть и нелегитимная с точки зрения украинцев, принадлежит властям республик. Какую программу готова Украина предложить мятежным регионам? Каким образом она хочет их вернуть? Можно возвращать территории с помощью оружия. Но у ДНР и ЛНР есть сильный союзник — Россия, которая этого не допустит. Остаётся искать общее начало, которое поможет не убивать друг друга. И вы знаете, это работает, пока только на межличностном уровне, но работает!

На Украине распространяются листовки, в которых сообщают, как распознать «бытовой сепаратизм». В них написано, что за прославление ЛНР и ДНР, и навязывание понятия «русского мира» грозит уголовное наказание: от 10−15 лет лишения свободы до пожизненного заключения (ст. 110 УК Украины). Одновременно продолжаются минские переговоры с целью вернуть ЛНР/ДНР в юридическое поле Украины. Между этими двумя полюсами — жизни людей. И я рада, что смогла хоть как-то поспособствовать началу диалога. Не политического, но культурного.

— Расскажите о своем участии в конференции. Вы, наверняка, были осторожны в выражениях, но удалось ли вам донести свою точку зрения?

— Дебаты проходили в Харькове в рамках международной конференции «Debates on Europe 2015», организованной совместно с S. Fischer Stiftung (Фонд С. Фишера), Немецкой академией языка и поэзии и Allianz Kulturstiftung (Культурный фонд Allianz). Первый день конференции проходил в закрытом формате, были только участники дебатов, модераторы, представители СМИ. А во второй день проходила открытая дискуссия, на которую мог прийти любой желающий. На последней я уже не была спикером.

Было две позиции, которые мне хотелось донести. Во-первых: мои украинские оппоненты и сторонники единой Украины могут считать республики Донбасса так называемыми, обзывать террористическими организациями, но им не следует забывать, что здесь живут люди, работают детские сады и школы, университеты, театры, музеи. И люди здесь не хотят войны. Но будут бороться за право оставаться собой, за сохранение собственной культурной идентичности.

И второе: если входным билетом на мост сближения должна стать русофобская идеология, ненависть к русским, то сближения не будет.

Я получила много откликов и с той, и с другой стороны. Поэтому смею надеяться, что моя точка зрения была услышана.

— Оцените готовность людей, с которыми вы дискутировали в Харькове, к полноценному диалогу. И готовы ли к нему литераторы Донбасса, многие из которых, наверняка, настроены враждебно?

— Да, на дебатах было горячо. Был инцидент с бойцами «Правого сектора» *, были угрозы, была откровенная ложь в украинских СМИ. Но было и другое: слова поддержки, защита, объективные материалы.

За время войны современные украинские культурные деятели приложили руку к тому, чтобы сформировать у своих сограждан мировоззрение, исключающее уважение к любому «неправильному» человеку, независимо от его национальности, успешности и места жительства. В таком виде украинская культура вызывает у жителей республик резкое отторжение и неприятие, впрочем, как и так называемая «европеизация», которая завершилась для Донбасса войной.

Несмотря на это, нормальные, адекватные люди по обе стороны готовы к диалогу. Я в этом убеждена.

— Как изменилось ваше мировосприятие после поездки в Харьков?

— Как приоритетную для себя я выделяю следующую задачу: необходимо налаживать культурные связи с Россией, включать ЛНР в ее культурное пространство. В случае если ЛНР войдёт в состав Украины, есть опасения, что культурная политика на этой территории изменится кардинально

— Готов ли Донбасс принять эстафету и пригласить Жадана или других писателей с ответным визитом?

— Я сейчас как раз занимаюсь подготовкой такого визита.

Алексей Ильяшевич

Просмотров: 749
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Сокол у древних славян Десять зарисовок о современном рабстве Кто такие славяне Часть ХVI Народные приметы и традиции славянских народов связанные с именами Такие народы, как татары, казахи и немцы - откуда они пошли? На территории Ирана найдена гробница мага Яромира, возрастом 12 000 лет!