Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Ричард Спенсер: Трамп - начало глобальной консервативной революции Период полураспада Америки Украинская власть: геноцид в Донбассе – не межэтнический конфликт! Русский язык в вопросах и опросах украинских националистов
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Первая мировая информационная

Нынешнее обострение отношений России и Запада – это явление преходящее, или это надолго? Какими методами нас пытаются привести к покорности? Достаточно ли решительно и умело мы сопротивляемся? Ответы на эти вопросы мы ищем вместе с Джульетто Кьеза, итальянским журналистом и политиком.

Русофобия по заказу

- Недавно прочитал материал, где автор говорит, что у нее складывается ощущение, что американские журналисты, комментаторы, политики специально роются по словарям и справочникам в поисках оскорблений позабористее для Путина. А что в Италии?

- Мы колониальная страна. У нас повторяют в основном то, что пишут и говорят на английском языке. Это не вчера началось.

Но я должен сказать, что в моей карьере как журналиста никогда я такого не видел, как сейчас. Освещение украинских событий перешло все прежние границы. Даже при Советском Союзе не было такого уровня фальсификации, искажения информации. До такой низости никогда мы не доходили. Единодушно, без исключения все каналы телевидения, все радиостанции, все журналы и газеты пишут: Россия агрессор. Владимир Путин лично уже числится в рядах «зловещих диктаторов»: Слободан Милошевич, Саддам Хусейн, Каддафи, Башар Асад. То есть, он уже враг. Не просто политический противник, а личный враг. Диктатор. Правда, еще не добавили «кровавый», но через несколько месяцев добавят. Это хор, единодушный хор, который даже для меня оказался сюрпризом.

- Дмитрий де Кошко, ветеран французской журналистики русского происхождения, рассказал мне, что неприязнь к России он начинает ощущать и на себе лично. А как вы себя чувствуете?

- Я создал веб-телевидение, «Пандора ТВ», на котором по согласованию с каналом Russia Tоday, использую их материалы на английском языке. Это ТВ было в последние два месяца единственным, я подчеркиваю - единственным - СМИ, которое давало объективную оценку информации. И вот несколько дней назад появилась первая личная атака на меня в независимой оппозиционной газете«Фато котидьене»: Кьеза работает на Путина, искажает реальность и получает за это деньги. Это уже не критика того, что я говорю, а обвинение в том, что я «враг итальянского народа».

Что же касается населения, то у меня есть впечатление, что настроения гораздо менее русофобские, чем следовало бы ожидать, судя по СМИ. Накануне нашего разговора я выступал на севере Италии, в Бергамо, где меня слушало около 400 человек. Люди были удивлены, когда слышали мое описание ситуации. Слушают и удивляются. Но никто не говорил со мной враждебным тоном. А когда читаешь газеты, смотришь телевизор – это совершенно другое. Это просто навал русофобии.

- Я не раз замечал, что когда в России или в связи с Россией в мире происходят какие-то важные события – будь то разгон Ельциным парламента в октябре 1993 года, или те же грузинские события августа 2008 года, или сейчас Украина – плюрализм в западных медиа заканчивается и американская, английская, французская, германская пресса начинают дружно повторять один и тот же набор тезисов, как правило даже с фактами не согласующийся. Каковы механизмы такой координации?

- По существу, на Западе под видом журналистики была создана армия пропагандистов. Это миллионы людей, получающих зарплату, на которую живут. Там есть много людей знающих, но когда проблема становится серьезной, они сразу сами догадываются, что нужно говорить. Журналисты понимают, что ситуация становится опасной – прежде всего для их собственных карманов - и свобода в определенных темах кончается. Для этого не нужно указаний сверху.

Если же говорить о неформальном «центре», то он состоит из газет «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост», телеканала Си-эн-эн, британского информагентства «Рейтер» и американского «Ассошиэйтед пресс». Вот эти пять «центров», которые задают тон для всей мировой прессы. Все иные версии становятся маргинальными.

Здесь Россия сделала за все эти годы большую стратегическую ошибку. Ваши руководители не поняли, что на Западе не существует ни одного голоса, который мог бы доносить точку зрения России. Отсутствует полностью. У нас нет альтернативной версии событий глазами России. Нет телевидения, нет газет, нет таких инструментов. Или они маргинальны. Вот и получается, что все 60 миллионов итальянцев в течение двух месяцев развития украинского кризиса слушали только один голос.

Опасно, когда политики начинают верить собственной пропаганде

- Граждане разных стран нередко подозревают, что их лидеры несут чушь, но при этом им кажется, что государственные деятели обладают каким-то высшим, недоступным простым смертным знанием, потому склонным им доверять. Есть такое «сакральное знание»?

- Нет. Я знаю многих депутатов итальянского парламента, умных и просвещенных людей. Это не большинство, это меньшинство. Так вот и у них нет. А у остальных полностью отсутствует даже элементарное понимание. Они не знают, например, что на Украине живут 10 миллионов русских, почти 20% населения. Как они могут принимать правильные решения? Они читают те же самые газеты и смотрят те же самые каналы телевидения, которые смотрит человек на улице, и получают оттуда информацию.
Дня за два до падения Януковича я общался в кафе с 3 депутатами и 2 сенаторами от оппозиционного движения «Пять звезд» - это совсем новая партия, которая год назад получила 25 процентов голосов на выборах и провела 173 новых сенаторов и депутатов в парламент. То есть, люди с улицы, которые вдруг внезапно оказались законодателями. Когда я отвечал на их вопросы по Украине, они смотрели на меня как будто я с Марса. Это вы видели столкновения на майдане, а итальянская публика не видела в основном.

Сколько депутатов итальянского парламента знают, что 53% русского газа проходит через трубопроводы на Украине? Почти никто. Когда я начал рассказывать эти вещи, они были удивлены. И когда я сказал, что Украину сейчас захватывают американцы и тем самым получают контроль над газовой заслонкой, а там и до вступления Украины в НАТО недалеко - никто из них не знал этого. Один из них сказал – если ситуация такова, мы тебя пригласим на слушания в комиссию Сената по иностранным делам. Этого приглашения я жду до сих пор.

Я был депутатом Европейского парламента в 2008 году, когда была война Грузии против Южной Осетии. Большинство из моих коллег не знали, где находится Грузия. Не знали о существовании Южной Осетии, Абхазии. Как они могут судить, как они могут принимать решения, если не знают элементарных вещей.

А возьмем Обаму. Я не хочу звучать оскорбительно, но интеллектуальный уровень тех людей, которые дают советы Обаме, такой низкий, что они не могут даже оценить, что движет Путиным, или правильно понять политическую ситуацию реальную в России, не говоря уж об Украине. Г-жа Нуланд (зам. госсекретаря по делам Европы – Ред.) это ничтожный человек. Она не знает ничего, она говорит вещи совершенно бессмысленные. 20 лет назад такая личность никогда бы не пробилась на уровень заместителя министра иностранных дел Америки. Я уверен, что и половина сенаторов американских с трудом знает, где находится Крым.

 

- Обама, в общем-то, человек не злой и не глупый. Может быть, если ему удастся подробно пообщаться с Путиным, тот ему все объяснит и американский президент приведет свою политику в соответствие с реальностью?

- Во-первых, у них не хватит времени. Тут нужен семинар дней на семь. Но и после этого, что бы Обама сделал? Он бы вернулся к своим людям и пошел туда, куда ему диктуют. Обама не управляет ситуацией. Он имеет огромные полномочия, но я думаю, что большинство событий идет помимо него.
Так что наивно считать, что Путин может его убедить. Это разные уровни интеллектуальных способностей политиков.
Чем Америка слабее, тем она вреднее

- У нас особенно при обсуждении санкций, которые Запад на нас накладывает из-за Украины, многие считают, что мир возвращается к «холодной войне». Другие говорят, что «холодная война» была лишь эпизодом в борьбе Запада против России. И после того, как СССР сдался, тут же началась более жесткая «теплая война» уже против России. Сейчас она вступила в новую фазу. Ваше мнение?

- Я думаю, что это новая фаза. Сравнение с «холодной войной» неправильно. Разница не только в том, что Советский Союз был реальный политический противник. Тогда Америка была сильна. Сейчас происходит совершенно другое дело. Американская империя закончилась. Император все еще отдает указания, а подданные – в первую очередь Россия и Китай – отказывается их выполнять. Это и есть конец империи. Америка сегодня слабая, в опасности, она не может платить долгов. А Россия – это просторы, это энергия, это природные ресурсы на триста лет вперед. При этом американцы думают – при нынешнем-то интеллектуальном уровне - что они все еще могут диктовать условиях. Поэтому я считаю, что Америка сейчас гораздо опаснее.
Они атаковали вас на Украине. Путин оказался в трудных условиях, потому что, я думаю, он не ожидал такого развития событий. Но одновременно Путин уже, видимо, дает четкий сигнал – мы отступать не будем. А американцы на это реагируют так: значит, мы будем вас ломать. Это уже не «холодная война», это первый шаг к «горячей войне». Я думаю, что недооценивать такую ситуацию было бы очень опасно. Возвращения назад к спокойным отношениям с Америкой не будет. Это начало гигантского мирового кризиса.

- В конце 1990-х гг. вы написали книгу «Прощай, Россия!». Это было ваше неприятие новой страны, которая, как вы говорите, признала себя побежденной, колонизованной. Сейчас, надеюсь, вы уже с Россией не прощаетесь?

- Сейчас она мне дает определенную надежду, потому что я вижу, что Россия понимает, руководитель России понимает, что уже отступать больше некуда. Что если вы отступаете, то вас уничтожают. Лично, физически. Поэтому в первый раз за последние 30 лет появляется сопротивление, реальное сопротивление. Я считаю, что это очень важно, потому что через три-четыре года будет поздно.
Я надеюсь, что Россия не будет в одиночестве в этом сопротивлении. Если Китай появится на сцене, еще сильнее будет сопротивление. Остальные гиганты пока не могут играть серьезной роли – я имею в виду Индию, Бразилию, хотя они уже склонны идти против Америки, но сил пока недостаточно. Но время сейчас играет на Россию, во-первых, и на Китай, во-вторых. Поэтому вопрос такой: Потеряна ли Европа окончательно?

Чего боится Европа

- И как бы вы сами ответили на этот вопрос?

- Сейчас в Европе появилось антиеэсовское движение на правом фланге. Мари Ле Пен во Франции, евроскептики в других странах. Я парадоксально скажу, что это явления отрицательные. Допустим, завтра г-жа Ле Пен выигрывает выборы и Франция выходит из ЕС. Я считаю, это ослабление Европы, но в пользу Америки. Европа раздробленная ничего не будет делать самостоятельно. А я считаю, что для России и для Европы было бы чрезвычайно важно наоборот не сломать Европу, но строить предпосылки для большого стратегического альянса. И я считаю, что нападение на Украину это удар одновременно по России и по Европе. Чтобы ослабить Европу и вернуть под покровительство Америки. Поэтому я предпочел бы видеть Европу, которая выходит из этого кризиса и начинает мыслить самостоятельно в первый раз в современной истории.
Но сейчас Европа находится в такой ситуации, когда правые силы хотят сломать Европу, а другие силы, которые хотели бы создавать демократическую Европу, очень раздроблены и разъединены. Поэтому в Европарламенте, который изберут в мае, будет очень узкая группа людей, способных размышлять в этом направлении, не больше 10%.

- Европейский Союз сегодня – мощный блок, в принципе, и экономически, и политически способный конкурировать со Штатами. Чего же они боятся-то? Не русской же угрозы…

- Практически вся финансовая структура Европы зависит от Соединенных Штатов Америки. Сити (мировой финансовый центр в Лондоне – ред.) - это опора Америки в Европе. Уолл-стрит и Сити подчинили Америке все европейские финансовые гиганты. Это объясняет, почему канцлер Германии г-жа Меркель так очевидно работает на Америку, вопреки недовольству всех больших немецких производителей товаров. Капитализм на Западе превратился в стопроцентно финансовый капитализм. Те, кто производит машины, будь-то даже «мерседесы» и «фольксвагены», уже не определяют ситуацию. Ситуацию определяют финансовые структуры.

Европа – что сама может решать? Европейский парламент по существу не полномочен принимать никаких решений. А «триада», или «тройка» – МВФ, Европейский центральный банк и Еврокомиссия – три структуры, которых никто не избирал. Одна из этих структур даже не европейская. МВФ – это Америка, по существу. Центральный банк Европы – это американские «Голдман-Сакс», Дж. П. Морган, «Бэнк оф Америка», это немецкий «Дейче банк», французский «Пари Ба», швейцарский «Унион кредит суисс». Вот это власть. Европа в руках у больших финансовых кругов. Вот и все объяснение того, что происходит.

Просмотров: 508
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Видео для взрослых убивает мозг Боснийские пирамиды Георгий Сидоров: Кто вы господин Скляров? Вилами по воде писать, бить баклуши, воду в ступе толочь Емельян Пугачёв и его восстание Этимология некоторых ругательств