Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко» Украинский Нюрнберг МИД РФ и указiвкi из Киева Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 02 декабря 2016 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Плюнуть в Днипро…

Майдан мне понравился сразу. Идет толпа, впереди дивчина моего любимого размера, орет "Москаляку - на гиляку". Хорошо орет, душевно. Правильно орет. Уверен, что и 90 процентов жителей России, от Калининграда до Магадана, солидарны с этим лозунгом. С Москвой и "москалями", вне зависимости от их рода-племени, вся Россия и всегда хочет разобраться. Решил и я присоединиться. Гиляк кругом полно, Сибирь все-таки, начал искать москаляку. "Жена, говорю, я тебя сорок лет знаю, и сорок лет подозреваю, что ты из этих, из москаляк". Получил томом Брокгауза по темечку, там подробно расписано, как ее прадед из простых киевских кожемяк выбился в ректоры тамошнего университета еще в 19 веке. Подумал, что сосед уж точно и как всегда - москаляка, ошибся, оказалось он родом с Херсонщины. На семинаре в своем отделе устроил тотальный допрос, "чьих вы будете", кто и откуда. За исключением практически чистого немца и бурятки, все оказалось имеют в своем роду хохлацкие корни, в крайнем случае кубанские, либо меченные чертой оседлости. Назначили большинством голосов "москалякой" стажировавшегося у нас в тот момент бразильца японского происхождения. Тоже порождение малярийных болот, похожих на мордовские, да и фенотипически - чистый монголоид. Естественно, до гиляки дело не дошло, уж больно бразильский москаль оказался симпатичным парнем, и ученый приличный.

С самого момента разделения России и Украины в 1991 г. меня не покидало чувство чего-то неправильного, какая-то внутренняя боль, может быть и фантомная, постоянное чувство неловкости, потребности самому себе объяснить, что и почему здесь не так. Бог с ней империей, Прибалтикой, Кавказом и Средней Азией, но уход именно Украины задевал какой-то коренной нерв и постоянно напоминал о себе тупой болью. Я много читаю, люблю историю во всех ее видах, для современных событий стараюсь получать всю доступную информацию, комментарии от участников с двух и более сторон. Да и мое одновременно южно-русское - хохло-кацапское и долговременное сибирское происхождение призывает к некоторой доли отстраненности и объективности. Это относится и к майдану и его последствиям.

Иногда находишь фразы или определения, которые вдруг, сразу, как молния в ночи, дают тебе сориентироваться, дать ответ на мучающий вопрос. Для меня такой фразой стало вычитанное заявление старого прикарпатского русина -"мы не украинцы, мы ничего ни у кого не украли". Так вот, постараюсь объяснить, хотя бы себе, возможно неправильно, что у меня, лично у меня плюс еще не менее чем у половины России, украли современные украинцы.

Начну с истории, она моя история, история моего рода и моего народа, естественно в том субъективном ракурсе, в котором я ее знаю и понимаю. Тем более, что заявление Владимира Маяковского "я дедом казак, другим сечевик" ровно относится и ко мне.

По отцовской линии я веду свой род от малороссийских "козаков". Напомню историю их возникновения. После того, как хан Батый со своей великой армией, военному и тактическому искусству которой противостоять тогда никто не мог, от Китая и Индии до Египта и Европы, ураганом промчался по древней Руси, даже ошметков от русской государственности не осталось, особенно в южных "киевских" княжествах. Лишь, условно говоря, в "Новгородских" пределах сохранились остатки династии Рюриковичей, сохранилась часть народа, помнившего свои корни. Только там сохранились наши "былины и старины", напоминавшие о дунайских корнях восточных славян и, естественно, о великих подвигах русских богатырей, гужевавшихся вокруг "круглого стола" киевского Владимира-красного солнышка. Малая часть этого устного наследия сохранилась еще лишь у донских казаков, и все. Например, "украинского" былинного жанра нет совсем. Да и откуда ему быть, у пришлого, "понаехавшего", пригнанного из других и разных мест населения. Наиболее "древние" украинские "думы" поют нам о "козаке Мамае" и более поздних событиях и не под русские гусли, а под татарские и польские кобзу и бандуру.

Собственно, Киев после сожжения монголами, долго стоял попросту пуст, чуть ли не до времен "Куликовской битвы". Киевская митрополия сохранялась, приезжал из Константинополя новый митрополит, видел, что окормлять ему придется десяток домов, и со вздохом отбывал в более богатые и населенные Владимир и Москву. Но все проходит, прошло и величие Орды, тем не менее оставившей нам великое воинское, да и ментальное наследие, характерное не только для "москалей", но и, если не большее, как бы они от него не открещивались, у "хохлов". Постепенно старые южнорусские владения стали вновь обживаться. Старорусские феодалы сохранялись некоторым образом в "галицких" и "полоцко-смоленских" местах, бесконечно воюя между собой и с соседями, тем не менее объединились в одно государство, сначала под властью Великого княжества литовского, а потом и Польши. Вновь занимая «окраину», феодалы вели за собой и простой народ. Немалую долю в новое южнорусское шляхетсво внесли и татары. Например, Полтава, Сумы и часть черниговщины были "созданы" как феодальные владения потомков хана Мамая. Беда одна. Довольно быстро аристократия ополячилась и окатоличилась и стала частью литовской и польской шляхты. Редкие исключения, сохранявшие "отчие обычаи и веру" были просто уничтожены. Возникло резкое отчуждение между шляхтой и крестьянами. Гораздо большее, чем между русскими барами и крепостными, последних объединяла хотя бы общая религия. Украинские, да и польские крепостные, холопы, были низведены до уровня абсолютно бесправного скота, в случае украинского крестьянства это усугублялось еще и их религиозной принадлежностью к "схизматикам", особо ненавистным и аристократии, и католическому духовенству. Именно польский шляхетский гонор, абсолютная животная нетерпимость к инаковерию и инако- и низкородию разрушили эту страну. Добронравные соседи Польши неоднократно вынуждены были впоследствии надевать на это буйно помешанное государство смирительную рубашку, в последние пару веков расчленяя ее, ровно по числу сколько-нибудь сильных соседей, и по факту сохранив собственно поляков как народ от национального суицида. Рациональные немцы сохраняют памятники русским воинам - освободителям от фашизма, добронравные швейцарцы - Суворову. Поляки - крушат. А будь в их головах хоть капля здравого - сами бы ставили памятники Суворову и Паскевичу, Муравьеву и Черняховскому, спасавших их от их собственного безумия.

Абсолютная взаимная ненависть польского пана и украинского холопа часто приводила к взаимоистребительным кровавейшим восстаниям, где зверствовали обе стороны. Часто страдали и особо невинные, например, не менее бесправные польские холопы. Практически всегда украинская "руина" сопровождалась и глобальными еврейскими погромами. Нужно помнить, что панский гонор не дозволял шляхте заниматься текущими обыденными делами. Роль управляющих имениями, сборщиков налогов, да и корчмарей брали на себя евреи. Тоже не ангелы, зачастую перенимавших на себя и чисто барские замашки, включая и право "первой ночи", повысившее долю ашкеназной крови, особенно в Западной Украине и Южной Польше. Отсюда и рост "чернобривости" с востока на запад у гарных украинских парубков и дивчин. Отсюда и украинская национальная забава "бить батьку", выливавшаяся в обязательные погромы.

Вторая по численности составляющая украинского народа, но первая по исторической значимости - украинское казачество. У меня есть замечательное описание этого народа, даже два. Одно восточное - "москальское", второе - польское.

" ...а люди в нем что звери. По земляному валу ворота частыя, а во всяких воротах копаны ямы, да солома постлана в ямы. Там лежит человек по двадцати, по тридцати; голы что бубны без рубах нагие страшны зело. А когда мы проехали и стали на площади, а того дня у них случилося много свадеб, так нас обступили, как есть около медведя; все казаки, и свадьбы покинули; а вся голытьба бес порточная, а на ином и клочка рубахи нет; страшны зело, черны, что арапы и лихи, что собаки: из рук рвут. Они на нас стоя дивятся, а мы им и втрое, что таких уродов мы отроду не видали. У нас на Москве и в Петровском кружале не скоро сыщешь такого хоть одного».
"Люди, одетые в обноски самой разной одежды, летом полуголые, всегда полудикие, закопченные, черные, вывалявшиеся в грязи, покрытые кровоточащими ранами от укусов громадных комаров и, как уже было сказано, вечно пьяные"

Красота, так и представляешь себе сегодняшнего депутата Рады голого "казака" Гаврилюка на майдане, которого "Беркут" и переодел в положенную ему национальную казачью одежду. И не вижу я здесь порушения и обиды, поскольку среди этого великолепного страхолюдства обитали и мои предки.

После монгольского истребительного похода на Южную Русь, в степи оставался кой-какой народ. Потомки торков и берендеев, половцев и черкасов, славян и татар смешались в конечно итоге в одно целое, неимоверное, дикое и "окраинное" для всех государств племя. Татары смогли организовать это в нечто для себя полезное. Собственно, казачья военная организация абсолютно дублирует организацию монголо-татарского войска, повторяя все от оружия до воинских званий. Шабля, кошт, майдан, есаул, курень и т.д., тут и доказывать нечего. Эта средневековая "орда", естественно, не могла вести сколько-нибудь созидательную деятельность и промышляла наемничеством, сначала у татар, потом у поляков, в промежутках совершая набеги на всех подряд соседей от молдаван, до "литвинов", поляков и московитов с целью грабежа, и особо выгодной тогда работорговли, чаще всего в союзе с наиболее родственными ей по духу крымскими татарами. Беглая из пределов своей страны шляхта, как правило изгнанная из своей среды за наиболее дерзкие и мерзкие преступления и бежавшая в степь от неминуемой казни, привнесла в казачий обычай понятие о "лыцарстве". Этакие степные "ордынские" лыцари. Но, почему нет? Мы все помним об окраинных "джентльменах удачи" из Порт-Роял. В лыцари записывали всех, отнюдь не только православных. Интересно, что в битве под Берестечко, где пало много славных лыцарей гетмана Богдана, нательные кресты нашли лишь у двух и то донских казаков. Т.е. для большей части войска походило определение «креста на тебе нет". Много казацких семей ведут свой род от татар, поляков, валахов, греков и немцев. И, как это не удивительно, много славных казачьих фамилий происходят и от еврейских предков.

Категорически не брали в казаки лишь одну категорию соседей - украинских холопов. Взаимоотношение между этими двумя частями будущего малороссийского народа прекрасно описано в песне о трагической судьбе селянки Гали, которую цинично "пидманули" проезжавшие мимо "козаки", воспользовавшись отсутствием языкового барьера. Песню положено петь весело, по-нашему, по казачьи, особливо строки про то как попользовавшись девушкой степные лыцари привязали ее косами к двум соснам и подпалили. Не довели, значит, кондиционный товар до турецкого невольничьего рынка в Кафе. Логистика подвела, бывает.

Даже потом, после захвата существенной части Украины казаками и воссоединения России и Украины различия между холопской и казачьей составляющими украинского народа сохранялась долго. У Гоголя мы постоянно встречаем в описании жителей украинского села 19-го века вполне себе отдельную сословную и этническую характеристику - казак. Именно казачья старшина, купив себе феодальное "родословие" в Бердичеве, умолило матушку Екатерину Великую вновь закрепостить украинских селян, недолго погулявших на свободе после польского владычества. Менее изворотливую часть казачества за буйство и постоянные проблемы с соседями пришлось расселять отдельно, сначала в степные районы Новороссии, потом и на Кубань и даже в Сибирь. Собственно, из-за работорговли православными подданными Екатерина Великая и разогнала последнюю Запорожскую Сечь. Различия эти сохранились долго. Интересна разница в менталитетах двух крупнейших народных селянских "армий" времен гражданской войны. Нестор Иванович Махно, например, говорил и писал только по-русски. Забавен случай, когда он безуспешно пытался сесть на поезд времен "Центральной Рады", поскольку так и не смог объяснить своих потребностей свидомым киевским кондукторам, сразу забывшим кацапское наречие. Войско его состояло из сельских жителей восточной и южной Украины, т.е. большей частью казачьих потомков. Было все, страшная гражданская война. Но погромов, по крайней мере больших, со стороны махновцев не было. Николай Александрович Григорьев, командовал повстанческой армией, состоявшей, в основном, из селян центральной Украины - каждый захват любого города сопровождался резней "москалей" и жуткими еврейскими погромами. Я уж не говорю про западенцев, основу армии Петлюры. Ну про этих все хорошо описал М.В. Булгаков. Интересно, что и эта, третья составляющая современной Украины пыталась и тогда "примазаться" к казачеству, называя свое войско "сичевыми? стрельцами". А ведь именно их предки у настоящих казаков вызывали особую ненависть, чуть ли не большую, чем поляки, за их предательство в вере. Да и в Гражданскую войну, киевляне, например, знали им цену и быстро сократили название "украинских сичевых стрельцов" в презрительное - "усусы". О том, что они "русские" помнили и явные потомки запорожцев - кубанские казаки. В "Записках белого партизана" Андрей Григорьевич Шкуро писал про кубанцев - "Сепаратистских идеалов Петлюры они совершенно не разделяли и вообще не интересовались им, считая его чем-то вроде психопата.— Какие мы украинцы, мы русские, — заявляли они, — только мы — казаки."

Разницу в менталитете прекрасно осознавали и большевики. Именно против "казачьих", махновских районов Донецкой, Луганской, Харьковской, Херсонской и Одесской областей и был направлен голодомор. Собственно, в "украинской" части Украины голод практически не фиксировался. Вольный и опасный для любой власти народ городов и сел Левобережья истреблялся, а на опустевшие земли заселялись прежде всего щирые потомки холопов из Правобережья. Лазарь Моисеевич Каганович внес гигантский вклад в украинизацию Малороссии, истребляя ее население, запрещая все русское, что там было с испокон веков, насильно вводя язык, который там мало кто понимал. А оно, именно русское, там и было. Чему я свидетель.

В то замечательное время, когда добрый гетман Хмель затеял очередное блядство, по второму кругу продавая Украину по очереди полякам, татарам, туркам, шведам и москалям, два казачьих полка перешли границы гетманщины, присягнули царю московскому и поселились в русской Слобожанщине, обязуясь воевать со всеми врагами с юга и запада. Видимо именно тогда мои предки приняли прозвище "Гороховатские" по месту их первого поселения под будущим Харьковом, или в самом деле где-то в горах "ховались". Наверное, как и все слободские казаки, они воевали со всеми врагами страны, но пережили и постепенное снижение их статуса, вплоть до екатерининских "гусар" и т.п. Но то что они казаки, никогда не забывали. Поэтому, в первой половине 19-го века, когда появилась возможность вернуть себе исконный статут, они отправились в Сибирь, на новую границу с ордой, тогда киргиз-кайсацкой. Две семьи Гороховатских, вместе с другими, Войтенками, Зинченками, Заруцкими и т.д, выходцами из села Подгорка, что под Старобельском нынешней Луганской области, основали новую казачью станицу Аиртав (сейчас в Кокчетавской области северного Казахстана). Обустраивались, жили, воевали. Места там прекрасные, природоведы зовут их Сибирской Швейцарией. Потеряли свою "фамилию". Это связано с тем, что обычно один казак из сотни выезжал "в город" получать амуницию, сукно на шинели, оружие и оружейный припас. Фамилии записывались "на слух", часто не больно грамотными чиновниками, в результате хование в горах превратилось в "Гороховодские", "Гороховодатские", "Графодатские" и еще 8 вариантов. У моего деда было еще три брата, все имели разные фамилии. Воевали, с врагами внешними, в гражданскую - внутренними. Один из моих родственников командовал крупным отрядом казаков, восставших против коммунистов в 20-х годах. По одной из версий, именно там были изобретены "трещетки", имитировавшие звук пулемета, при отсутствии такового, для психической атаки на коммунистов. Воевали и в Отечественную, мартиролог погибших и пропавших без вести аиртавских родственников первых двух лет страшной войны впечатляет и ужасает. В 32 году большая группа аиртавцев с семьями, спасаясь от коллективизации, расказачивания и голодомора, который был не менее страшен в северном казачьем Казахстане, чем голод в казачьих областях Украины, Кубани и Дона, переселилась на станцию Инская, тогда имени товарища Эйхе, под промышленным Новосибирском. В том числе и семья моего прадеда, Степана Степановича Графодатского. Прадеда я помню. Он умел все, пошить шинель и полушубок, стачать сапоги, ковать железо. Дом, построенный прадедом почти 80 лет назад, стоит до сих пор, в нем я провел годы счастливого детства, часто с хорошей книжкой у теплой печки. Я много поездил по миру, СССР и Сибири. Часто попадал в села, где жили переселенцы из центральной и западной Украины. Это всегда чувствовалось. Язык, хаты, одежда, поведение, все это сохранялось и через 100 лет. У прадеда и всех наших, потомков Аиртавского куреня, ничего "украинского" не было. Абсолютно. Вся семья, свояки и станичники говорили на абсолютно грамотном, чуть ли не литературном русском. Очевидно, что именно этот язык они привезли с собой из-под Старобельска. Образование прадеда - разве что пара церковно-приходских класса. Однако, он знал наизусть бездну стихов и сказок, чем я с удовольствием и пользовался. Не засыпал, пока дед Степан не рассказывал мне "Царя Салтана" или, особо любимого по малолетству, "Конька-горбунка". "Соловьиной мовы" Шевченко прадед и никто в семье не знали. Уверен, что и знать не хотели. Имея возможность выбора между "Александром и Тарасом" нужно быть убогим, предпочитая второго. Любить "мову" Тараса, с моей точки зрения, можно только по великому принуждению. Так к ней и относились нормальные люди, в том числе "украинского" происхождения, начиная от Николая Гоголя и кончая Иосифом Бродским. Как емко охарактеризовал "соловьиные" стихи Тараса Григорьевича один из малороссийских поэтов - "на бесптичье и жопа -соловей". В семье пользовались и другим языком. Бабушки, когда хотели, чтобы я не понял, о чем речь, переходили на "киргизский". Его они знали, поскольку их семьи владели большими табунами лошадей, где пастухами и конюхами были казахи. Ни одного "украинского" слова, акцента я никогда не слышал.

По материнской линии мои предки тоже с юга России, донские казаки, народ, вероятно, гораздо более древний, чем казаки украинские, всегда буйный и славный. Мне нравится легенда о их происхождении от "бродников", свирепых славянских насельников Дона, сидевших на бродах и волоках степных рек и собиравших дань со всех подряд. Нравится и легенда о броде "сволочь" и столице бродников имевшей аналогичное название "Сволочь на сволочи". Правда, есть вариант расположения "сволочи" и в пределах расселения севрюков, предков современных "северных" украинцев, смоленцев и белорусов. Именно сволочные бродники, с атаманом Пласкиней во главе, первыми почувствовали в татаро-монголах Субэдэ-багатура братский по духу народ и крепко помогли им в битве на Калке против предков хохлов и московитов. Нравится мне и легенда происхождения слова "кацап", коим хохлы-запорожцы обзывали донских казаков, от татарского "касаб" - головорез и мясник. Такими они, наверное, были и оставались на долгое время. Например, мой второй прадед, Андрей Дорохов, поспорил о чем-то со станичным атаманом, уж не знаю по какому поводу, о покрое шаровар или богословской какой проблеме, но дело кончилось рубкой, нанесению атаману увечий несовместимых с жизнью и "вечной" каторгой прадеду.

Прабабушку с дочерьми выслали в Сибирь. Через двенадцать лет каторги прадед бы освобожден и вернулся к семье в Томскую губернию, родил моего любимого деда, Михаила Андреевича, промышлял извозом и замерз в лютый мороз на тракте. Семья бедствовала страшно. Дед с ранних лет батрачил у чалдонов. Вырос парнем крепким, уже в 14-15 лет его нанимали для кулачных боев, типа "грельские против прельских". Когда окреп совсем, набил морду хозяину, подпалил дом и ушел в тайгу в "банду". Шел уже 18-ый год. Атаманом банды был капитан Щетинкин, человек весьма интересный, сейчас числящейся"героем революции", а тогда воевавший против всех под лозунгом "за царя, отечество и советскую власть". И такое было. Дед рассказывал, как с Сережей Лазо брали банк в Красноярске. Я думал - привирает дед, где Лазо с его будущей паровозной топкой, а где Красноярск. Сейчас выяснилось, было и такое. Брал Лазо банк. В 1924 г. деда заманили в ихнюю партию, стал он как "красный партизан" советским районным начальником. В 1937 г. посадили. Он выдавал паспорта с русскими фамилиями местным латышам и эстонцам, своим приятелям по Гражданской войне и банде, спасая их от выселения в еще более глухую Сибирь. Арестовывали деда и судили опять же "щетинкинцы". Поэтому он и получил хоть и 58-ю, но в "легком" варианте, без "троцкизма", "всего" 8 лет. Все имущество должны были конфисковать. Но не очень получилось. Моя замечательная тетка Лиза, комсомолка и студентка учительских курсов, ей тогда было 15, отстреливалась из двух дедовых наганов от чекистов, пока 9-летняя мама с 5-летним дядей на горбу уводила в тайгу на заимку двух коров. Чекисты, тоже дедовы сослуживцы по "банде", орали - "Лизка-зараза, отдай наганы, отец велел". Но юная комсомолка стреляла по советской власти, пока патроны не кончились. Никто ее не арестовывал, дали по жопе и отпустили. Конфисковали комод, о котором мама горюет до сих пор. Бабушку с работы выгнали, если бы не коровы, семья умерла бы с голоду. Потом долго мыкались по родственникам, пока не осели на той же станции Инской, под Новосибирском, где тетя Лиза получила работу и смогла кормить всю семью, в том числе и уже свою собственную. На "железной" тетке все держалось и долгие годы после, даже когда вернулся дед. "Слабая" статья деда спасала его от долгоиграющей лагерной жизни. В 1942 г. он попал в штрафную лагерную роту, сразу под Сталинград. Был легко ранен в руку, потом до конца войны воевал в конной разведке. Среди многочисленных дедовых наград мне особо дорога медаль "За отвагу", как раз за 42-ой год, время самое тяжелое и скупое на награды, тем более для "штрафника". Значит было за что награждать. Когда дед возвращался домой из Чехословакии, эшелон обстреляли из пулемета, толи АКовцы, толи бандеровцы. Деду перебили ноги. Он еще полгода пролежал в госпитале. Вернулся с трофеями - алюминиевой немецкой ложкой. Деда любили все, дети, внуки, соседи. Ежели где возникал пьяный, или любой другой конфликт, мордобой или драка, звали "дядю Мишу", он моментально успокаивал всех. Знал украинский, у него в роте хохлов было много. Иногда за столом пели "распрягайте хлопцы конев". Пели и в отцовской семье, в основном сибирский казачий репертуар. Особо помню певшуюся в обеих семьях "На нас напали злые чехи, село родное полегло. Отца убили первой пулей, а мать живьем в огне сожгли". Так сказать, историческая зарисовка о первом столкновении сибиряков с "европейскими ценностями". Когда мои чешские коллеги показывали мне следы от русского крупнокалиберного пулемета, образца 68-го года, на стенах дома в Брно, я им рассказывал о тысячах зверски убитых сибиряках вдоль Транссиба, попытках спереть золото России, проданном большевикам за денюжку адмирале Колчаке. Они, чехи, про это не знают, и знать не хотят. У них своя история "про самозжегшегося студента Палаха" и другие русские зверства.

Между семьями был некий "политический" напряг. От одного дома до другого было метров 400, пройти которые мне по малолетству представлялось большим путешествием, с массой приключений в виде "злой" соседской собаки на цепи, или очень опасных гусей. Зато в конце ждала награда. "Ну что, покормили тебя эти белогвардейцы?" - спрашивала бабушка Маруся, ходившая в юности в красной косынке и "воевавшая" на колчаковских фронтах, путем грабежа сошедшего с рельсов вагона с сахаром. "Нет, бабуся, разве от белогвардейцев дождешься" - отвечал хитрый я и получал чудесную шаньгу с картошкой, по коим бабушка была большой мастерицей. "Покормили ли тебя эти "куманисты" - спрашивала на другом конце бабушка Ульяна. "Нет конечно, куманисты детей не кормят", - отвечал я и получал порцию пельменей и кружку ядреного кваса, который так как баба "Оля" никто делать не умел. А была еще крестная, тетя Шура Зинченко, тоже из Аиртава, у которой всегда для меня были припрятано что-нибудь вкусное. Когда же бабушки собирались вместе, обсуждали одно, "Что вот еще один "сиблонец" растет на их голову, и при таком характере точно пойдет по лагерным стопам своего любимого деда Миши". Вечная им всем память.

Сиблонца из меня (пока?) не случилось, но кровь (генетическая память?) предков я точно чувствую. Выросший "при лесе", проведший не одну экспедицию в разных местах и странах, выяснил одно: мне привычно, но не комфортно, в лесу, что в тайге, что в джунглях, не люблю я это, давит что-то. Не очень люблю горы, даже "приличные" швейцарские Альпы, замкнутость пространства будит желание быстрее оттуда выбраться. Совсем как батька Махно ненавижу города, тошно мне там. И только в степи (саванне, прериях, полупустынях) мне безусловно и всегда хорошо. Люблю все, запахи и весной и летом, ленивые степные реки, озера, колки и курганы, степное зверье. Мое это. Вольные люди и кони, и бесконечное счастье "кромешной свободы". Надоело место, собрался за час, все свое с собой, ватничек на себя, или под задницу, и гайда в любую сторону. Какие уж тут "садок вишневый коло хаты" да кабанчик в загоне, этакий холопский "парадиз", совсем не казачий.

Когда развалился Советский Союз, честно говоря, я завидовал украинцам и, отчасти, понимал их. Осталась Россия наедине со всеми проблемами и долгами. А тут все как яичечко, самая богатая республика, уровень жизни много выше чем у соседей, черноземы и производства, приличная наука и почти все черноморское побережье. Живи не хочу. А потом.... Первый раз с Украиной, как государством я столкнулся в 92-м году, смешно сказать, в Стокгольме. Мотался я тогда по зарубежью, спасая от гайдаровской катастрофы свою лабораторию, в поисках денег, реактивов, совместных проектов. Благо дело друзей на западе и востоке много. Так вот, был я тогда пару недель в Каролинском институте, и работающие там коллеги-киевляне мне как-то говорят - "поедем, дескать в наше посольство, там еду и прочее можно купить дешевле, а тебе сигареты, как всегда, нужны". Я им отвечаю - "А с какого переляку мне их продадут в вашем незалежном посольстве?". "Да, нет" - отвечают мне киевляне, -"посольство наше, русское, там все наши пасутся и русские, и хохлы, и армяне с грузинами. А в киевском посольстве норовят только деньги содрать с соотечественников, так сказать налог на "незалежность и свидомитость". Природа у них такая - украинская". Дальше, больше. "Украина - не Россия", " Бандера", "Какие мы умные, даже Крым у тупорылых кацапов отжали" и т.д. и т.п. Но самым большим потрясением стал момент, когда украинские вояки сбили ракетой наш новосибирский самолет над Черным морем. В блогах и комментариях ни грамма сочувствия, лишь тотальное ликование "сколько жидов и кацапов удалось одновременно убить" и что "ничего нам за это не будет". Не было, западная пресса тогда реагировала вяло, ну убили сотню каких-то русских, такие пустяки. И я уже совсем не удивлялся, когда прочитал в блоге киевской дамочки, преподавателя университета, ее описание того, как она у себя дома готовила коктейли Молотова, дочь-студентка носила их на майдан, а вечером у обеих случался групповой семейный оргазм, когда они видели по телевидению как их коктейлями жгли живых людей. Плюс всеобщее ликование Украины в момент убийства людей в Одессе. Такая вот "Це Европа". Главное Америка с Канадой в восторге, и Европа не против. Съела Германия пассаж Яценюка про совместную борьбу Украины и Германии против России во 2-ую мировую, по-моему, даже с удовольствием. Ждем следующих новостей от Арсения, о совместной продуктивной работе украинцев и немцев в Хатыни и Бабьем Яру, о больших творческих связях двух европейских народов у печей Треблинки. Публично не одобрят, но зачтут.

"Понедельник начинается в субботу" гениальное произведение братьев Стругацких, и не только про нашу тогдашнюю научную жизнь, но и еще вполне себе провидческое. Там есть замечательный образ профессора с национально говорящей фамилией Выбегалло. По своему образу и подобию он создает сначала кадавра - модель человека, неудовлетворенного желудочно (украинца образца 90-х), а потом кадавра, гения духа, практически истинного современного украинца, который в момент рождения моментально сгреб себе все материальные ценности, до которых смог дотянутся, и свернул пространство вокруг своей "хатынки". Забавно, что национальный символ нынешней Украины, Степан Бандера волочил все и всегда в свое жилище, вплоть до выброшенной старой обуви, драных солдатских подштанников, пустые банки, и воровал деньги у собственного шофера, такая вот национальная слабость. Абсолютной бедой Украины оказалось, что кадавров было много, разного размера и аппетита, каждый пытался перетянуть как можно больше ценностей именно в свое личное пространство. В результате, страна быстро окончилась, моментально скатилась с приличного "советского" до уровня распоследней страны Европы, с доходом на душу мелкой африканской. Но национальный дух украинского кадавра жив. Недавно гений мысли, и один из столпов украинской демократии, Олег Ляшко, провозгласил, что запад должен, просто обязан, дать Украине всевозможное и самое летальное оружие! заплатить все ее долги, включая будущие!!, и немедленно выдать еще 100 миллиардов, неважно, долларов или евро!!! Почему не 80, или 200 Ляшко не объясняет. Типичный украинский мыслитель, второй Сковорода. Примерно такое же обычно несут Порошенко, и Яценюк. Кадавры, прости Господи.

За двадцать лет существования Украины крупным кадаврам безусловно удалось одно - воспитать целое поколение кадавров мелких, лишенных целых значимых областей мозга. Особенно это заметно в тех комментариях, которое обычно следуют за новостями на украинских сайтах. Стандартный набор - враг истинного украинца - это мы - " Тупое быдло, рабы, ватники, орда, животные, насекомые", или " Истинная Русь - Украина против лже-Руси - московии. Русины-украинцы против русских-угрофиннов. Воины Лесо-Степи против смрадных порождений мордовских болот. Арии против азиатов. Свободные против рабов. Мыслящие против зомби. Будущее против прошлого. Козаки против орды. Киев против москвы. Наследники князя Святослава против наследников хана БАТЫЯ".

Ребята, вас кто-то сильно обманул. Вы не потомки казаков, вы были и есть "холопы, быдло, песья кровь", в крайнем случае "усусы", так к вам всегда относились и будут относится ваши польские и прочие западные партнеры. Вы "украинцы", у вас все ворованное. В том числе история. Ваших предков как скот пригнали из других мест, к древней Руси, да и к казакам вы не имеете никакого отношения, примерно, как современные римляне к древнему Риму. Потомки малороссийских казаков живут на Кубани и в Сибири. Их "украинские" потомки бьются с усусами сейчас на Донбассе. Кубанские потомки запорожцев встали на Перекопе и не пустили в феврале потомков усусов в Крым. Коммунисты набили селюками наши малороссийские, казачьи и другие города. Во Львове изначально жили немцы, потом поляки и евреи, вас там не стояло, разве что в виде прислуги. Ровно, как и в Киеве. Набились в старый русский город, "кожемятские аристократы". Одессу превратили черте во что. Вывесили недавно в виде морских флажков свой лозунг про Путина и уверяют, что это одесский шик, нет, хлопцы, это ваш быдлячий украинский селюковский "хумор", как и заворачивание Дюка в жовто-блакитную портянку. А почему вас ватник так расстраивает? Древнейшее татарское и казачье изобретение. Им пользовались и европейские рыцари, надевая под доспехи. Легок, дешев, греет в любой мороз, не промокает, в нем практически не потеешь. Незаменимая вещь, это я вам как старый экспедиционник говорю. Именно ватники спасали нас, русских и украинцев, и в лагерях, и на фронте. Лишь бандеровское подполье, в схронах, сидело в шерстяных мундирах и немецких шинелях. Когда вылезали наружу, вонь от них стояла такая, что даже вологодский конвой, сроднившейся с запахом портянок, определял принадлежность хлопца к УПА метров за сто. Ватник ценили не только русские. В зимней войне со Сталиным, финские войска прекрасно воевали в телогреечках, да и на памятнике славному финскому маршалу в Хельсинки он одет в эту ненавистную современным киевским европейцам одежду. Но что взять с Маннергейма, финно-угр одним словом. Кстати, а почему именно угро-финны, особенно мордва, вызывают у вас такую ненависть? Мордва - древнейший европейский народ. Сведения о нем появились в хрониках задолго до описания славян. Народ храбрый, сохранявший свою территорию и уклад тысячелетия. Кстати, мордву брали в казаки, в отличие от холопского населения Украины.

Забавна попытка украинской "элиты" привлечь генетические данные для доказательства избранности "укров" и отсутствия родства с русскими. Ровно такие же позывы есть и у потомков "литвинов" - современных белорусов. Ваша и наша беда в том, что мы все, плюс поляки, суть генетически одно и тоже племя. Да, по краям ареала мы естественным образом смешиваемся с соседями. Западные поляки с немцами, белорусы с балтами, русские с балтами и финскими племенами. "Татарских генов" у русских, увы вам, и как лично мне не жалко, не больше, чем у остальных восточных славян. Но есть интереснейшие детали, на которые обращает внимание мой молодой коллега Олег Балановский. Несколько утрируя, переводя их, научные детали, на человеческий язык можно сказать следующее: 1. Северные русские наложились своими "генами" на древнейший генетический субстрат, т.е. смешались с народом чрезвычайно генетически древним, предковым не только для германцев, балтов и славян, но и для угро-финнов! Т.е. северные русские сохранили нам не только нашу восточнославянскую историю и мифологию в виде былин и старин, но и "кровь" предков всех европейцев и не только. Вот такие "суперарии", чай не укры какие-то нелепые. 2. Жителей Украины можно условно поделить на три группы. У левобережных, малороссийских, жителей и папы ( Y-хромосома) и мамы (митохондриальный геном) "русские", к коим можно отнести и жителей центральной и южной России и всех казаков. За исключением казаков терских, здесь намешалась существенная доля кавказских кровей. У жителей правобережья, мамы "украинские", папы "русские". Т.е. набегали казаки, одни, без своих русских жен, сбрасывали избыток генетической информации «селянке Гале» и бегом домой. У западенцев мамы украинские, а вот папы - все, кому не лень было добраться до этих краев, практически голуби. Европейцы, одним словом. Вот такая "единая ненька". Похоже, что именно по "генетическим" линиям и проходит неизбежный разлом современной Украины.

Но генетика, генетикой, но национальность определяет прежде всего язык, и, если народу повезет, литература. Абсолютно правы были Грушевский и его австрийские кураторы, Петлюра и Лазарь Каганович – пока народ говорит и пишет по-русски, он русский. Поэтому русский язык и был избран основной мишенью и Центральной Радой, и коммунистами, и современными украинскими патриотами. Однако, дело это трудное. Навязанный сверху или сбоку язык, основная идея которого сводилась к замене общих русско-украинских слов на чужие, чаще всего польские, не сделало до сих пор украинский, годный для селюковских нужд и пения деревенских песен, годным и для литературы. Великая литература предполагает и великий язык, чаще всего имперский. Так объединялись все французские и немецкие диалекты, так великие английские, шотландские и ирландские писатели, творили на одном языке. Как говорил Николай Васильевич Гоголь - "...надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня — язык Пушкина...". Да, русский создавался из старорусского, церковно-славянского (болгарского), плюс куча тюркизмов и т.д., но он стал великим, в отличие от украинского, оставшегося местечковым, диалекта. Если украинский писатель писал хорошо, он писал по-русски, если писал плохо, быстро становился "национальным" поэтом или прозаиком. Чтобы там не происходило с нашими государствами, территориями и так далее, мы, русские, останемся со своими Пушкиным и Толстым, Гоголем и Бабелем, Короленко и Булгаковым, Айтматовым и Искандером. А уж украинцы - с брехней Тараса и бездарной Лесей Украинкой. Это забирайте, не жалко.

Мне кажется, что именно русский язык и общая история стали основными объектами агрессии нового украинского государства. Про перевод Гоголя или сериала "Ликвидация" на мову, не буду. Даже не смешно. А вот с историей есть два варианта "свидомизма". Типа - начало Великой Отечественной войны - кацапы проиграли все, конец - немцев победили, когда за дело взялись щирые украинцы. Ракета упала - безрукие и тупые москали, что от них ждать, полетела - только за счет вклада украинского гения. И тому подобное. Второй вариант украинской истории - вытаскивание на свет и возвеличивание всех нелепых исторических маргиналов, но обязательно антирусских, типа засранца Мазепы или психопата Бандеры. Какая страна, такие и герои. Вот потомки этих героев, с лозунгами нацистов "юбер аллес" и "зиг хайль", но на мове, прут сейчас на наши малороссийские земли, оккупанты хреновы. Потомки малороссов храбро защищаются. Бабы с граблями, гоняющие украинские танки по полю - это наши. Врач в медкомиссии, записавший добровольцу в батальон "Донбасс" диагноз -"мудак", тоже наш. Мужики в курилке харьковского биологического института, мои коллеги, обсуждающие, что будут делать с "укропами", когда придут наши - тоже наши. Старобельский дед, мой ровесник, а возможно и родственник, раздававший банки с медом и гранаткой внутри западенским воякам, уж совсем наш. Помогать им надо.

Но, тем не менее, воевать с когда-то братским народом неправильно. Плохо это. Замиряться пора. Украинцы изображают, что хотят ввести миротворцев. Надо соглашаться и быстро. Но зачем нам чужие миротворцы, непальцы там, или сенегальцы какие. Помните, как чего-то задрались немцы и русские в 41-м. Жестоко бились. Но вот под Москвой появились сибиряки, потомки казаков, и быстро всех умиротворили. Или рецидив в 42-м, тут уж мой дед принял участие в разведении противоборствующих сторон, прямо как был в лагерном ватнике, так и развел. А еще раньше атаман Платов бодро развел аж до Парижа русских и французов. Предлагаю ввести миротворцев, кубанских и сибирских казаков, прямо сразу по Днепру, по линии так сказать генетического разлома. Абсолютно уверен, что встречать наших украинцы будут, даже во Львове, хлебом-солью. Вон как бывший ярый майдановец на НТВ быстренько переоделся в майку с Путиным, и те переоденутся. Генетика у них такая. Так себе и представляю Юлию Владимировну в кокошнике, клинического идиота Яроша в картузе и косоворотке, и Петра Алексеевича с Арсением Петровичем в ватниках, отбирающих друг у друга поднос с украинским караваем, который они пихаясь будут пытаться всучить Шойгу. Речь конечно скажет известный киевский краснобай - Виталий Клячко, Ляшко, ясное дело, добавит "какой он влюбленный" в Сергея Кужугетовича. Путин опоздает.

Но Львова и Житомира не надо, чай не звери какие, пусть будет и Украина, поможем побратимам в их вековой мечте. Такая маленькая аккуратненькая европейская страна. Вон французы позволили создать первую в мире республику из бывших рабов - Гаити называется. Или американцы помогли свои рабам перебраться снова в Африку и основать независимую демократию - Либерию. Вот и бывшие холопы пусть чего-нибудь наконец построят, аналогичное.

И Запад им поможет, но летальное оружие пока не надо давать, самоубьются обязательно. Хотя с Запада станется. Уверен, что Украина их интересует только как заноза в теле России. Чем России больней, тем "нашим европейским и американским партнерам" приятней. Так было всегда. и в 17 веке, и в 19-м, и в 20-м и сейчас. Мы, русские, пытались что-то объяснить. Например, А.С.Пушкин в "Клеветникам России". Все бестолку. Даже самый наш "прозападный" писатель, И.С.Тургенев в конечном итоге пришел к неизбежному выводу - «Жить русскому за границей… невесело: невесело видеть, до какой степени все нас ненавидят, все, не исключая даже французов! Россия должна замкнуться в самое себя и не рассчитывать ни на какое внешнее сочувствие». «Европа нас ненавидит — вся Европа без исключения; мы одни — и должны остаться одни». «Я, Вы знаете, не славянофил и никогда им не буду; сочувствовать глубоко движению, охватившему всю Россию, уже потому не в состоянии, что оно исключительно религиозное; но силу и стихийную громадность его признаю — и сам желаю войны, как единственного исхода из этого взволнованного мрака; да — видя на месте ненависть к нам всей Европы — нельзя наконец не углубиться в самого себя — и не признать за Россией права поступить как ей хочется». Сейчас нас обвиняют во всех смертных грехах, нарушении сложившегося миропорядка, незыблемости границ Европы, не цивилизованности и варварстве и еще Бог знает в чем. Даже и не возражаю. Но и меня никто не спрашивал, похищая часть моей родины и самым наглым образом меняя ее границы. Мы такие - всевременные и всемировые варвары и другими, Бог даст, и не будем. Кто-то нас ненавидит из личного опыта. Например, починял я как-то, на исходе застоя, свою экспедиционную машину на автобазе геологов в Оше, в Киргизии. Работяги и мой шофер работали, а мы, с главным механиком, под его манты и мой спирт, душевно посидели. Он был майором-ракетчиком в отставке, прошел Вьетнам в самый пик. Демобилизовали его, когда вверенный ему контингент съел что-то сугубо вьетнамское, после чего засел капитально в ближайших джунглях, попользовался местными лопушками, а утром ни один не смог влезть в брюки, размеры опухших задниц не позволяли. Всех пришлось срочно отправить на родину. Так вот, майор мне рассказывал, что один сбитый американец так крепко и тесно подружился с маленьким вьетнамским сержантом, что, когда появилась возможность отправить его на родину, в США, он категорически отказался. Пробыл во вьетнамском плену еще год, пока не вмешались русские. Когда его насильно тащили к машине, он плакал, плевался, пинался и клялся всю жизнь мстить русским за порушенное личное счастье. Может быть и у американского сенатора и бывшего сбитого летчика Джона Маккейна тоже есть свои сугубо личные причины ненавидеть русских. Другие нас ненавидят из исторического опыта. Например, все порождения Версальского договора, когда вдруг оказалось, что Польша, Литва, Латвия, Эстония - это независимые страны. Перефразируя Черномырдина -"Никогда их не было и вот опять". Например, латышам, не только заходить, но и проходить мимо Домского собора было запрещено, а тут вдруг своя личная страна. Задрипанный хуторянин вдруг стал титульной нацией, вот крыша и съехала. Тоже моментально набились в чужие, немецкие, датские или шведские города и стали сразу вдруг "европой". Я их понимаю, не имея никакого исторического опыта строительства своего государства, через кровь и лишения, либо просравшие свою государственность, как Польша или Литва, эти независимые державы сильно опасаются, что снова вернется старый хозяин, дикий Иван, и сотворит что-либо опять несусветное, типа "ванны у вас европейские, глыбокие, мы тут огурцы на зиму будем солить". Вот эта европейская мелкая лобковая вошь и старается плюнуть в сторону России как можно смачней или мелко нагадить ей под дверь или устроить какой другой перфоманс, но обязательно после получения команды «фас». Господи, как все повторяется из века в век. Даже методы не меняются. Помню реакцию фрау канцелярины на события в Югославии. Если отбросить все шелуху о демократических ценностях, то основное настроение выступления – «Наконец-то нам немцам после 45-го года позволили что-то побомбить, и не просто что-то, а второй после Москвы по ненавистности город, Белград, какое счастье». Это был и сигнал почти добитому русскому медведю, отравленному к этому моменту стрихнином ельцинских реформ. А он мог себе позволить тогда только тихо поворчать. Но все понял и запомнил. Когда сбили малайский Боинг, у меня сразу появилась мысль, неужели они на это решились? Почему никто не вспомнил, как окружение Джона Кеннеди разработало план, а президент его всячески поддержал, сбить над территорией Кубы американский самолет со своими студентами, отправляющимися на каникулы. После чего начать полномасштабное вторжение. Все ЦРУ висело тогда на руках президента-демократа, умоляя его этого не делать. И у Кеннеди не случилось. А Обама, похоже, решился, да и студенты были малайские и голландские. Но, вероятно, исполнители несколько подвели. В американской печати, чуть ли не на следующий день, появилась информация, что Боинг сбит с территории подконтрольной «сепаратистам», но стреляло подразделение украинской армии, «перешедшее» на другую сторону. Т.е. хохлы задание выполнили, но по дури или по пьяни, погоны снять забыли. Возможно, именно эта «нестыковка» и не дает американцам опубликовать безусловно имеющиеся у них космические снимки. Да и украинские летаки, не зря там летали, фотографировали скорее всего все, для отчета хозяевам.

Россия, страна одиночка, всегда была такой. Этакий неприкаянный медведь-шатун, всем соседям горе. И народ у нас еще тот, поганый я вам доложу народишко, сам такой. Дерьма кругом столько, карьерным экскаватором не разгребешь, а мы все лопаткой норовим ковырять, перебрасывая с места на место. Но жить как-то надо, по крайней мере не допустить, что бы нас убили. Как недавно заявил бравый американский генерал, что русских можно победить, но только убив, желательно всех. Демократ, наверное, в крайнем случае республиканец. Медведь один, а против него здоровенный Шерхан, плюс гиены и шакалы Табаки всего «цивилизованного» мира. Шансов выжить мало. Но, напомню из «Жизни животных» моего любимого Альфреда Брема, а его всегда интересовало кто кого из зверья «заборет», часто он и сам устраивал такие неполиткорректные эксперименты. Так вот Брем фиксирует, что, если тигр не убил медведя в первые две-три минуту, и борьба длится долго, тогда неизбежно побеждает медведь. А первую минуту мы уже выстояли. Или как характеризует нынешнюю нашу ситуацию киевлянка Юнна Мориц:

… Безумцы ждут, что мы сойдём с ума
И вся Россия встанет на карачки,
Покается и влезет в гроб сама!
Нипочем не покаемся.

А.Графодатский

Просмотров: 2009
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Путь Дурака - Сакральный Смысл Образа Дурака в Русских Сказках Русская изба - обитель гармонии и счастья Новая Сербия в Российской империи Аленький цветочек Ученые разрушили русофобские мифы 7 секретов русского приветствия