Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение - Новости за 22 июля 2017 (7525) Как им обустроить Украину Впускать или не впускать? Крым разделился по вопросу туристов из Украины Трамп. Вторая версия глобализма. Торможение или банкротство?
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Почему Донбасс победит: «Украины уже нет де-факто, но Новороссии еще нет де-юре»

С началом военной операции в Сирии из информационного потока в России были практически вытеснены события в республиках Новороссии. Между тем, жизнь там продолжается, но и война не стихает — в последние дни явно началось обострение, режим минских договоренностей нарушается со стороны Киева все активнее.

Минск-2 истекает формально в конце месяца, возможно, готовить почву к новой полномасштабной войне начали уже сейчас, с приездом вице-президента США Джо Байдена в Киев. Тем временем, непризнанный регион не только сдерживает атаки украинской армии, но и строит государственность, жители рожают детей, в республиках выстраивается вертикаль власти.

О том, почему Новороссия победит режим Киева, о взаимоотношениях с Москвой и о запущенном историческом процессе рассказал председатель Комитета государственного строительства Новороссии Владимир Рогов. 

– Вы возглавляете комитет госстроительства Новороссии – как бы охарактеризовали успехи в этом направлении? На каком этапе этот процесс находится?

 Все очень просто. Мы сегодня находимся в той ситуации, когда де-юре государство Украина еще существует – мы видим флаг, герб, валюту, человека, который называет себя президентом Украины. Но де-факто этой страны уже нет. Ярким примером этого является степень доверия людей к избирательной системе, степень доверия к государству и другие факты, которые четко показывают, что люди не верят ни власти, ни тем процессам, которые идут. Люди понимают, что Украина сегодня оккупирована и идет процесс демонтажа этого государства.

image_big_89382

С другой стороны, мы видим, что де-юре Новороссии пока нет, мы не признаны международным сообществом, но де-факто Новороссия состоялась в сердцах и душах десятков миллионов людей, и надо понимать, что этот процесс необратим.

Что бы ни пытались делать наши оппоненты, если исторический процесс запущен, он обязательно пойдет, годом раньше, месяцем позже. Я напомню, что еще в феврале 1917 года Владимир Ильич Ленин, который был одним из организаторов Октябрьской революции 1917 года, выступая перед студентами в Швейцарии, говорил о том, что «скорее всего, наше поколение не застанет революцию, но наши дети уже точно доживут». Однако уже через пару недель произошла Февральская революция, по сути, классическая «цветная», а потом Октябрьская.

События развиваются очень быстро, тем более, сейчас, когда время и пространство «сузились» благодаря информационным технологиям, многие вещи мы получаем быстрее, и быстрее запускаются процессы. Понятно, что процесс формирования и реализации проекта Новороссии будет проходить быстрее.

Новороссия – это не Антиукраина, это восстановление государственности, уничтоженной на нашей земле. Я не отказываюсь от украинского гражданства, не получаю российского – по той простой причине, что я вернусь на родную землю и смогу там жить спокойно, по закону, по совести, а не по тому беспределу, который происходит сегодня.

– Идет подготовка к местным выборам в ЛДНР – много неясностей в этом вопросе. Как его видят непосредственно в республиках?

– Есть Минские соглашения, которые напрочь не хотят соблюдаться людьми, которые называют себя властями Украины. Обратите внимание, что 24 августа, в день независимости Украины, Порошенко как президент Украины, был срочно вызван в Берлин.

В главный государственный праздник не совсем хорошо президенту куда-то уезжать, тем не менее, Ангела Меркель и Франсуа Олланд вызвали Порошенко и объяснили ему, что пора прекращать обстрелы Донецка и начать реализовывать Минские договоренности.

Да, после этого обстрелы действительно прекратились на три недели, я по Донецку совершенно спокойно перемещался. Но нужно понимать, что помимо европейской составляющей, есть гораздо более сильная американская составляющая.

Я напомню диалог помощника госсекретаря США Нуланд и посла США Пайетта, когда Нуланд заявила «Fuck the EU!», говорила, что Европа недостаточно радикальна, что надо Порошенко делать президентом, Яценюка – премьером. Это был январь 2014 года, оставалось больше месяца до переворота. И именно такой сценарий был реализован, именно эти люди заняли указанные должности, несмотря на то, что степень доверия Яценюку по официальной социологии колеблется в рамках статистической погрешности – около 2%. Можете себе представить, чтобы премьер-министром в России стал человек со степенью доверия 2%? Это явно не проявление демократии.

Выборы же должны быть проведены по украинскому законодательству тогда, когда украинское законодательство будет изменено согласно с дополнениями ДНР и ЛНР. Но если оно будет изменено, если Минские договоренности будут соблюдены полностью по всем 11 пунктам, какие есть, тогда уже не будет того нацистского государства – Единой Країны, которую пытаются построить на принципе отрицания всего русского и на принципе запрета любых гражданских свобод и прав.

Вы можете обратить внимание только на количество журналистов, которые сидят сегодня в тюрьмах на Украине, которым предъявляются абсолютно абстрактные обвинения. Сложно представить это в любом другом государстве, чтобы на это, абсолютно закрыв глаза, смотрели западные партнеры. Поэтому, если Минские договоренности будут полностью реализованы, тогда уже не будет того государства, это будет уже не нацистская, а нормальная независимая Украина.

image_big_89050

– И Вы считаете, что такой сценарий реалистичен?

– В этом я очень сильно сомневаюсь, потому что эти люди приводились к власти не для того, чтобы они соблюдали закон и шли на договоренности с теми людьми, которые не приняли переворот.

Скорее всего, будут идти попытки эскалации конфликта, тем более, что именно официальный Киев не хочет продлевать Минские договоренности, а формально они заканчиваются 31 декабря. Соответственно, в новогоднюю ночь они могут начать обстрелы, ссылаясь на то, что Минские договоренности закончились.

– Меркель и Олланд советуют Порошенко сбавить пыл, а какова роль наблюдателей ОБСЕ, они тоже стали «внимательнее»?

– ОБСЕ в последнее время стало более объективно, тем более, когда снаряды РСЗО типа «Град», «Смерч», «Ураган» пролетают совсем рядом от наблюдателей ОБСЕ. С другой стороны, мы видим педалирование американцами усиления конфронтации и разжигания войны.

Одним из примеров тому является выделение $300 млн на летальное вооружение. Зачем США играют на повышение и на разжигание конфликта? Все очень просто.

Сегодня в мировом глобальном противостоянии есть три фронта. Первый фронт: это постукраинское пространство и Новороссия, второй фронт – Сирия, третий – Балканы. В зависимости от периода времени они подогреваются. В мае мы видели резкое обострение в Македонии, сейчас мы видим Черногорию, но Запад опять же ничего не замечает. Хотя это не классический майдан с подвозом продуктов и освещением западными СМИ, а это 50 тыс. жителей 600-тысячной Черногории, что по сути составляет свыше 10% взрослого населения.

Представьте себе, если бы на Украине свыше 4 млн человек были на Майдане. Там в пиковые нагрузки количество участников доходило до 400 тыс., включая субботние сборы во Львове, Тернополе или Ивано-Франковске или воскресные вече в Киеве.

– К Минским договоренностям с самого начала было довольно скептическое отношение. Все же для Новороссии это было благо или нет?

– Любое сокращение интенсивности обстрелов и количества гибели людей является благом для людей, с одной стороны. С другой стороны, мы должны понимать, что со стороны официальных киевских властей часто нашими оппонентами, врагами являются те же русские люди, которых убедили в том, что они не русские и что они должны убивать.

Именно поэтому у нас более чем лояльное, хорошее отношение к пленным, это подтверждают сотни случаев, они лечатся у нас, восстанавливаются, кормятся.

image_big_88930

– Можно ли сказать, что проект Новороссия в определенном виде состоялся или, как говорят, в Кремле к нему «утратили интерес»?

– Мы можем говорить о политической составляющей, об общественной составляющей, но понимаем, что Новороссия – это не проект, это данность как таковая.

– Тем не менее, есть споры о том, насколько самим процессом управляли из Кремля – изменилось ли в этом смысле отношение?

– Я не могу говорить о том, как это воспринимается со стороны Кремля, я не нахожусь там и не уполномоченное Кремлем лицо. Могу сказать, что есть десятки тысяч людей, кто помогает Новороссии, начиная с простой народной дипломатии и заканчивая представителями малого и среднего бизнеса, которые принимают беженцев, оплачивают бронежилеты, оказывают другую помощь.

Опять же надо понимать, что эта поддержка многовекторная. Россия выступила гарантом Минских договоренностей и именно поддержка России обеспечила участие Германии и Франции в переговорном процессе и по сути, легализации ЛНР и ДНР.

Мы прекрасно видим, что уровень переговоров был выведен на совсем иной уровень. Если же говорить о поддержке, то нужно отметить, что именно жесткая позиция России не давала возможности, срывала начало полномасштабной войны, которая продавливалась непосредственно со стороны вашингтонского обкома.

В последний момент, опять же могу говорить только неофициально, мы не получали таких гарантий, но вербально до Порошенко доносилось, что если будут полномасштабные боевые действия и попытки уничтожить все население Донбасса, то Россия выступит жестко с использованием вежливых людей.

image_big_72483

Значительная помощь – это гуманитарные конвои. Они системно обеспечили помощью, конечно, не все население Донбасса – это нереально за счет одной гуманитарной помощи существовать, но бюджетные предприятия, те точки сборки, которые необходимы для сохранения инфраструктуры.

Надо понимать, что основа государства – это не воюющие люди, а это мирное население. Мы видим, что технология придуманная и успешно реализуемая англосаксонскими советниками в других странах, это технология сгона мирного населения. Именно поэтому основные удары наносятся по инфраструктуре, по школам, больницам, водопроводам, а не по, например, казармам или блокпостам.

Это было бы более логично, и все эти точки у украинской армии есть. Это делается с одной целью – военный человек, возвращающийся домой и не встречающий там родных и близких, в значительной части теряет мотивацию.

Суть в том, что именно одна из основных целей – сохранить мирное население, именно оно является основой государства. Именно поэтому мы, Комитет госстроительства, акцент делаем на помощи мирному населению.

Если в прошлом году был акцент на военную составляющую, военную компоненту, чтобы выстроить обеспечение армии, то сегодня на повестке дня именно мирное население, чтобы оно оставалось, чтобы оно строило, созидало. И то, что это дает свои плоды и свои результаты, подтверждает такой пример: в течение года войны в Донбассе родилось больше детей, чем за год до этого. Это тоже элемент воли народа к жизни, к сохранению своей родной земли и соблюдению заповеди «плодитесь и размножайтесь» – это русские люди Донбасса и делают.

– При симпатиях к Новороссии, как проекту, было немало разговоров о «махновщине», о том, что «все в руках полевых командиров», и об отсутствии вертикали власти. Удалось ли на сегодня это преодолеть?

– Структурирование произошло и происходит, пределов совершенству нет, понятно, что где-то могут быть несостыковки, моменты слабости. Но представьте себе несколько десятков тысяч человек, которые являются реальным ополчением.

Это не специально обученные люди или, тем более, российская армия, состоящая из чечено-бурятской авиационной конницы, как пугают украинские СМИ – это люди, которые еще вчера или были в забое, крутили баранку машины или были обычными преподавателями в вузе.

Соответственно, мы прекрасно понимаем, что эти люди не прилетели откуда-то с другой планеты, они являются плотью от плоти народа. Проблемы с людьми могли быть и при наличии оружия в руках, естественно, это тоже являлось искушением. Сегодня таких проблем все меньше, потому что четко выстраивается эта вертикаль.

Еще и с прошлого года были выведены наказания за любые злоупотребления. Сегодня мы видим полноценные вооруженные силы ЛНР и ДНР. Но мы прекрасно понимаем, что ЛНР и ДНР не могут быть законченным проектом по той простой причине, что их продолжение должно реализоваться в других землях.

На наш взгляд, это должно происходить через политическую составляющую, поскольку политика, а не война сохранит жизни десяткам тысяч наших соотечественников.

– Какие Вы видите перспективы у Новороссии в обозримой перспективе?

– Надо понимать, что де-юре Украина существует, де-факто уже нет. Новороссия, наоборот, де-юре еще не существует, а де-факто уже существует. Этот процесс перехода болезненный, потому что многие не готовы к такому осознанию, и чем быстрее этот процесс пройдет, чем более бескровным он будет, тем лучше.

Любая политическая составляющая лучше боевых действий, потому что вхождение армии Новороссии на танках на запад – это вызов у некоторых людей восприятия как оккупации – пришли русские, клятые москали и т.д. Таким образом, мы будем вынуждены кормить наших братьев, отравленных пропагандой, которые будут искренне считать, что мы оккупанты.

В нынешних условиях желудок работает намного лучше, чем любая пушка. Пустой желудок заставляет мозги думать намного лучше и эффективнее. Холодные батареи, низкий уровень зарплат, как минимум, вызывает вопросы о том, что не во всем виновата Москва, Кремль и лично Путин, а корень проблем находится в тех людях, которые захватили власть в Киеве и в тех людях, которые их лоббируют, а живут гораздо дальше и западнее.

Поэтому, на мой взгляд, процесс переформатирования Украины в среднесрочной перспективе может занять два-три года, а в долгосрочной, чтоб все устаканилось, окончательно сформировалось – до 10 лет.

– С точки зрения Киева, какие наиболее взрывоопасные точки сейчас есть – Харьков, Одесса, Запорожье, другие регионы?

– Безусловно, выборы и в Харькове, и в Запорожье, и в Одессе, во всей исторической Новороссии четко показывают, что народ не принял переворот и народ продолжает характерно по-украински саботировать власть.

Люди просто крутят фигу в кармане, они не идут вперед, они испуганы. Им показывают пример Донецка, Луганска, что мы «в крови потопим, разрушим», многие говорят, да, пусть так, лишь бы не как в Донецке и Луганске, где из артиллерии обстреливают.

С другой стороны, им еще хотели показать пример Крыма, которому пытались электричество перекрыть, но этот пример уже плохо работает, потому что заработала первая часть энергомоста, и таких примеров все меньше. Строить государство по принципу «против», а не «за» невозможно, оно все равно разрушится. Нужна какая-то позитивная составляющая, созидательная повестка дня.

Этой повестки дня на постукраинском пространстве нет, они поступают по одному принципу: ты голоден, все плохо – зато у соседа корова умерла. Но невозможно радоваться только умершим коровам у соседей, надо, чтобы твоя корова давала молоко. Но этой коровы уже нет, потому что провокаторы, которые пришли к власти, завели значительную часть народа на убой.

Сергей Табаринцев-Романов

Просмотров: 1879
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Король Артур - Царь русской орды О храмах древних славян Чем опасны пси–генераторы? Из города в деревню Десять зарисовок о современном рабстве Виды кружев