Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Зачем Коломойский придумал жидобандеровцев? Кому Госдеп даст денег Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 01 декабря 2016 (7525) Киев целит в крымский воздушный мост
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Почему Украина никогда не станет Польшей, а Польша — Германией?

«Чем вас не устраивает пример Польши?» — задали мне вопрос на очередной дискуссии об интеграционных приоритетах Украины.

Действительно, Польша, за последние два десятилетия добившаяся определенных успехов в социально-экономическом развитии, служит предметом вдохновения практически для всех адептов европейского выбора. Поэтому вопрос, почему польский опыт мало применим к Украине, а главное — почему он неперспективен для нашей страны, требует обстоятельного разговора.

Первая и, наверное, главная составляющая «польского чуда» достаточно проста и очевидна — будучи «пилотным проектом» Запада, страна не испытывала и не испытывает недостатка в финансовой помощи, начавшейся с того, что в 1991 г. МВФ простил ей половину из 48-миллиардного (в ценах того времени) долга. Кредиты (также в значительной мере затем списываемые) продолжали течь и дальше, как и программы прямой матпомощи на реформы.

Ну а с 2004 г. (вступление в ЕС) по настоящее время Польша получила от Евросоюза порядка 60 млрд. евро помощи чистыми (т. е. всего 90 млрд., но около 30 млрд. сама выплатила в качестве взносов в структуры ЕС). В 2010-м и 2013 г. наши северо-западные соседи получили две кредитные программы от МВФ, каждая по 30 млрд. Несмотря на это, внешний долг Польши составляет $365 млрд. (71% ВВП), а государственный долг — 55% ВВП.

Но еще интереснее другой вопрос: насколько в целом завидны польские успехи? Ведь к сказанному выше можно добавить, что по уровню ВВП на душу населения и средним зарплатам (порядка 1000 евро при европейских ценах) Польша по-прежнему отстает от стран старой Европы, включая Грецию и Португалию. Сохраняется тринадцатипроцентная безработица, причем этот показатель не учитывает миллионы поляков, которые вынуждены работать в более богатых странах, где выражение «польский сантехник» стало нарицательным.
Конечно, мне возразят, что «не сразу Москва строилась», главное — Польша на верном пути, и достижение ею уровня наиболее развитых стран Европы — вопрос времени. Однако в том-то и дело, что реализованная у соседей экономическая модель таких шансов не дает. Польшу достаточно справедливо называют «европейским Китаем благодаря большому количеству сосредоточенных там производств. И производит она в основном «китайский ассортимент», серийную продукцию среднего технологического уровня. Конкурировать с Юго-Восточной Азией польские предприятия могут благодаря сумме факторов — географической близости к рынку сбыта (странам ЕС), невысокой (по меркам ЕС) зарплате и таможенной защите рынка ЕС от внешних производителей.

Выпадение ходя бы одного из этих факторов (скажем, рост зарплат до среднеевропейских показателей) может поставить крест на «польском чуде». Показательна в этом плане ситуация с польским судостроением, которое в социалистические времена было весьма мощным. Помню, тогда приводились такие цифры: каждое пятое судно под советским флагом произведено в Польше. Даже большие десантные корабли (БДК) Советский Союз закупал в ПНР. «Из трех основных верфей, которые всегда были флагманами польского судостроения (Гдыньская, Щецинская и Гданьская), на сегодняшний момент функционирует только Гданьская. Причиной является решение Европейской Комиссии, которая признала нелегальной государственную поддержку, оказанную Гдыньской и Щецинской судоверфям в прошлые годы после вступления Польши в ЕС, т. е. после 1 мая 2004 г. Решение в отношении вышеуказанных судоверфей повлекло необходимость продажи их имущества с целью возврата средств нелегальной (! — Авт.) господдержки» (www.korabel.ru).

Впрочем, и на Гданьской судоверфи (принадлежащей, кстати, Индустриальному Союзу Донбасса Сергея Таруты) из 17 тысяч сотрудников социалистических времен осталось 2 тысячи, а специализируется предприятие не столько, собственно, на судостроении, сколько на производстве стальных конструкций: мостов, кранов, элементов крупногабаритных резервуаров, а особенно опор для ветроэлектростанций.

Причина упадка польского судостроения проста: специфика этого рынка такова, что таможенные пошлины на нем не имеют никакого смысла, а посему мировое судостроительное производство в последние годы переместилось в Юго-Восточную Азию. И это притом, что «переместить» судостроительное производство куда сложнее, чем многое другое — это предприятия со сложной, дорогой, рассчитанной на многие десятилетия эксплуатации инфраструктурой.

Та же Гданьская судоверфь располагает «собственным мощным проектно-конструкторским бюро, которое в состоянии подготовить проекты, а также проектную документацию для судов практически любого класса. Компания обладает большими производственными мощностями, сборочный цех судоверфи самый большой в Европе, расположен на площади более 6,5 га. В цехе под одной крышей осуществляется полный цикл производства секций и блоков для дальнейшего монтажа на стапеле, т. е. от резки стали до выхода готовой секции или блока.

Судоверфь располагает современной четырехкамерной консервационно-покрасочной линией. Непосредственно постройка судов осуществляется на стапеле размером 280 х 34 м. Стапеля оснащены тремя 150-тонными и двумя 50-тонными кранами. Максимальный вес секций или блоков, которые мы монтируем, достигает 250 тонн. Кроме того, судоверфь располагает двумя причальными стенками, предназначенными для достройки судов длиной 580 и 272 метра».

К этому можно добавить потребность в большом количестве специалистов, которых за год-два не подготовишь. И все равно, судостроение «уплывает» в Юго-Восточную Азию. Впрочем, есть важные «исключения». Высокотехнологичные «плавсредства» — буровые платформы, боевые корабли, пассажирские лайнеры по-прежнему строятся в основном в наиболее развитых странах (Германии, Франции и т. д.), но Польше от этих заказов, как видим, ничего не перепало, несмотря на имеющийся технологический задел и несомненное преимущество перед конкурентами из той же Германии в виде более дешевой рабочей силы.
И это система. Те сферы экономической деятельности, которые свойственны странам «золотого миллиарда», которые в значительной мере монополизированы ими и обеспечивают их исключительный статус, которые являются их приоритетом в международном разделении труда, в Польше почти не представлены.

Нет в Польше предприятий концерна EADS (объединяющего практически всю аэрокосмическую отрасль Европы), не известно о ее заметном присутствии на рынках вооружений, уникального технологического оборудования и т. п. Не слыхать о польских ноу-хау в различных сферах науки и техники, о научно-исследовательских и конструкторских центрах, чьи разработки реализуются на польских, китайских и расположенных в других странах предприятиях. Они, опять-таки, сосредоточены в странах «золотого миллиарда»
И шансов на то, что такие центры появятся в Польше, нет. Для их создания нужны огромные средства, причем «длинные деньги», которые вкладываются без расчета на скорую отдачу. Такие инвестиции можно ждать только от государства или от очень крупного бизнеса, а чаще всего — от их совместных усилий (так, распространена практика, когда частные корпорации получают госзаказы на перспективные разработки).

О перспективах господдержки гипотетических наукоемких отраслей польской экономики можно судить по санкциям за поддержку судостроения, а вот своего крупного бизнеса в Польше также нет. Благодаря обвальной приватизации в начале 90-х и политике широко распахнутых дверей крупный национальный бизнес так и не сформировался, практически вся экономика оказалась в руках транснациональных корпораций, чьи штаб-квартиры находятся в странах «золотого миллиарда» и там же остаются «сливки» от работы их польских филиалов.

Отсутствие крупных корпораций с польской пропиской связано и с отсутствием значимого финансового сектора: не является Польша международным финансовым центром, где «крутятся» миллиарды долларов и евро со всего мира, не кладут в польские банки ищущие «спокойную гавань» капиталы. А ведь финансово-посредническая деятельность, аккумуляция капиталов со всего мира вносит очень весомый, если не решающий вклад в благополучие стран «золотого миллиарда».

Польше помогали в «хорошие времена»

В общем, статус и место Польши как «привилегированной обслуги» самых развитых капстран предопределены, и рассчитывать на их повышение, допуск в число «избранных» полякам не приходится. Впрочем, возможно, для Украины в ее нынешнем состоянии и это было бы счастьем? Но может ли Украина рассчитывать на такой же «золотой дождь»? Замминистра иностранных дел Польши Катажину Пелчинску-Наленч спросили: « — Сколько денег получила Польша с момента подписания ассоциации в 1991 до вступления в ЕС в 2004?
— Честно должна признать, что намного больше, чем об этом идет речь сейчас в случае с Украиной. Польша была в намного лучшей ситуации в моменты подписания ассоциации и вступления в ЕС, поскольку другой была международная ситуация. Польша была на другом этапе развития, ЕС был в лучшей ситуации. Здесь нечего сравнивать.

Но аргумент, что Польша получила столько-то и мы так же хотим, не полностью подходящий, поскольку сегодня другие реалии. Украина или хочет модернизировать себя в существующих условиях, или хочет обидеться на эти реалии и не будет проводить модернизацию. Теряет от этого только Украина. Эти реалии не изменятся, не повернем время и не поменяем местами Украину и Польшу». (УКРИНФОРМ)
Добавить тут особо нечего. В общем, на большее, чем «добрые советы», рассчитывать нечего. Предполагается, что очередные (какие уже по счету) реформы создадут благоприятный инвестиционный климат, и «набежавшие» инвесторы поднимут украинскую экономику, чем создадут пристойный уровень жизни для украинцев. Но в Польше-то реформы совмещались с колоссальной внешней помощью. Эти вливания создавали современную инфраструктуру, позволяли облегчить налоговое бремя, покрывая значительную часть государственных расходов, наконец формировали платежеспособный внутренний спрос.

А ведь главное для любого инвестора, что оправдывает его деятельность, — платежеспособный спрос на производимые им товары и услуги. На Украине же в силу набирающего обороты кризиса внутренний спрос будет неизбежно снижаться, при этом снятие таможенных барьеров с ЕС в соответствии с соглашением о ЗСТ только снизит «мотивацию» локализовать производство на Украине.
Но «евроинтеграторы» продолжают утверждать: создание ЗСТ массово привлечет в Украину инвесторов, которые будут строить предприятия, ориентированные на рынок ЕС. «Я вас уверяю, как только у нас будет стабильность на востоке, только будут решены эти проблемы в Украине — начнется инвестиционный бум», — пообещал Петр Порошенко, связав его с доступом на европейские рынки.
Но давайте поставим себя на место инвестора, решившего создать новое производство, ориентированное на европейский рынок, и подумаем, чем может его привлечь именно Украина, а не, скажем, входящие в ЕС Румыния, Болгария, Венгрия, страны Балтии. Ведь ЗСТ отменяет пошлины далеко не на все группы товаров (к примеру, на автомобили, новые и б/у, в обе стороны пошлина 16%, но совершенно очевидно, в чью пользу этот «паритет»), сохраняя процедуру таможенного оформления товаропотоков, которая, естественно, ощутимо усложняет бизнес.
Добавим проблемы с инвестиционным климатом в Украине (даже если удастся «усмирить» юго-восток), худшую, чем в самых экономически слабых странах Евросоюза, инфраструктуру (дороги, транспорт, связь и др.) и т. д. И даже средняя зарплата (дешевая рабсила) у нас почти такая же, как в Болгарии. При этом никакого бума инвестиций ни в Болгарии, ни в других бедных странах ЕС мы не видим, наоборот — полную стагнацию и упадок.

Ни одна из вышеназванных стран ЕС не стала «Китаем» Европы, местом, где «трутся боками» желающие разместить производство. Официальная статистика не позволяет вычленить иностранные инвестиции, направленные в ориентированное на экспорт производство, но хорошо известно, что основной поток инвестиций в этих странах (как и ранее в Украине) был сфокусирован на недвижимости, финансовых институтах, торговле.

И ныне наиболее значимыми для этих стран являются их традиционные статьи экспорта: для Болгарии — продукция черной и цветной металлургии, для Латвии, к примеру, — древесина, изделия из нее и древесный уголь — 21,1% всего экспорта; сельхоз- и продтовары — 18,2% и всего 14,8% приходится на «простые металлы и изделия из них». Причем важнейшими партнерами Латвии по экспорту были Литва (16,6% всего экспорта), Россия (12,4%), Эстония (12,4%), и лишь затем Германия (8,5%) и Польша (6,2%).
Как видим, желающих разместить производство на «новых площадках» не так уж много, и их не хватает даже на вышеназванные страны, которые вместе взятые примерно на треть уступают Украине по численности населения. Причины понятны: в ЕС стагнация, спрос не растет, и создавать новые производства в расчете на насыщенный рынок нет никакого смысла. «ЕС был в лучшей ситуации», — снова приведем слова пани Пелчинской-Наленч, сравнившей ситуацию сегодня и в начале польских реформ.

Очевидно и то, что Евросоюз как вменяемое государственное образование (используем по отношению к нему такой термин) заинтересован не в росте импорта, а в развитии производства у себя, особенно на экономически отстающих и дотационных территориях (в данном случае — в отдельных государствах). И всегда найдется немало аргументов (официальных и не очень, вроде трудностей с сертификацией импортной продукции), чтобы убедить инвесторов производить там же, где они намерены сбывать произведенное. К слову, из 400 болгарских молокозаводов экспортировать продукцию в соответствии с требованиями ЕС могут только 10% общего количества. Такая же ситуация и с производителями мяса. Повторимся, вышеназванные страны — члены ЕС, Украину же туда в обо-зримой перспективе никто принимать не собирается. Нашей стране отведена роль «полуколонии», без всяких ответных обязательств, роль рынка сбыта для продукции из стран ЕС (а никак не наоборот — не поставщика), а также источника очень дешевой рабочей силы, которая нужна для занятия тех непрестижных и низкооплачиваемых рабочих мест, которые сами «европейцы», несмотря на высокую безработицу, не торопятся занимать.

Причем европейские лидеры это признают. Ратуя за скорейшее заключение соглашения об ассоциации и убеждая в этом западное общественное мнение, бывший президент Еврокомиссии (т. е. «первое лицо» Евросоюза), бывший председатель Совета министров Италии Романо Проди год назад в американском издании The Christian Science Monitor отметил, что соглашение об ассоциации «содействует притоку новой рабочей силы» (об этом же недавно говорил и Александр Квасьневский).(Новости 2000)
Т. е. ликвидируя дефицит желающих занимать неквалицированные и низкооплачиваемые места в ЕС, Украину станут покидать самые трудоспособные, лишая Родину ее главного богатства — человеческого потенциала. И для обеспечения такого движения не нужны межгосударственные соглашения (страны ЕС вправе решать, кого пускать к себе). Нужно «обеспечить» другое — низкий уровень жизни в стране «исхода», чтобы у ее жителей не было иного выхода, кроме как искать средства к существованию на чужбине. И это евроинтеграция полностью обеспечивает.

Украденный шанс

А ведь альтернатива, дающая все шансы к возрождению Украины, переходу от упадка и развала к поступательному развитию, с реальной перспективой входа со временем в число наиболее развитых стран, есть. Это теснейшая реинтеграция с Россией. Россией, которая не ждет милостей от западных партнеров, не собирается довольствоваться отведенной ей ролью сырьевого придатка, а упорно и небезуспешно борется за достойное место в современном мире.

К слову, Польшу по основным показателям социально-экономического развития Россия уже обогнала и вплотную приблизилась к считающимся успешными Чехии и Словакии (в начале нулевых было почти двукратное отставание от этих стран).

Да, успехи России связывают с нефтью и газом, но еще раз напомним, что нынешним членам ЕС предоставлялись огромные кредиты и прямая материальная помощь от ЕС (получают ее они и по сей день). И несмотря на многочисленные списания, их госдолг и сегодня достигает 50—90% ВВП. И чем прямая матпомощь извне, жизнь не по средствам, за что рано или поздно приходится расплачиваться, лучше собственноручно добытых нефти и газа?

А свои доходы от экспорта энергоносителей Россия как раз и направляет, что бы ни говорили злопыхатели, в развитие тех отраслей, которые дают лидирующие позиции в современном мире, с использованием доставшегося от СССР промышленного и научно-технического потенциала. Конечно, процесс идет нелегко, но тем не менее современная Россия абсолютный мировой лидер в атомной энергетике (подписано соглашений на постройку 20 энергоблоков за пределами России, а стоимость портфеля заказов достигла 74 млрд. долл. в 2013 г.), в производстве тяжелых и сверхтяжелых вертолетов, занимает лидирующие позиции в экспорте вооружений (прочное второе место в мире), космонавтике, возрождается гражданское авиастроение.

Приведем еще несколько не столь известных примеров. Российский форекс-брокер «Альпари» входит в пятерку крупнейших мировых форекс-брокеров (согласно рейтингу Forex Magnates), с оборотом более 1 трлн. долл. в год. Имеет филиалы в США, Великобритании, ОАЭ, Китае.

Более 1000 инженеров компании «Прогресстех» оказывают инжиниринговые услуги для зарубежных и российских разработчиков и производителей авиационной техники. С 1998 г. «Прогресстех» принял активное участие в создании всех последних модификаций гражданских самолетов Боинг (Боинг 777 и Боинг 737), а также в проектировании новых самолетов Боинг 787 и Боинг 747-8. Оказаны инженерно-консалтинговые услуги в рамках авиастроительных программ: Сухой Суперджет 100, МС-21, Airbus A320, A330, A350, A380; Gulfstream G250, G650; Cessna Columbus; Mitsubishi Regional Jet; Bombardier CSeries, Learjet 85.Также в разработке самолетов Boeing принимает участие компания НИК (500 инженеров). Группа «Каскол» силами своего инженерного центра «Икар» (200 инженеров) выполняет работы по проектированию самолетов Airbus.

ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА» — единственный в мире полностью интегрированный производитель титановой продукции (губки, слитки и все виды полуфабрикатов из титановых сплавов). Корпорация работает в наиболее наукоемких технологичных секторах мировой экономики — авиакосмосе, энергетике (в том числе атомной), в химическом машиностроении, судостроении, медицине и др. Партнеры «Корпорации ВСМПО-АВИСМА» — более 300 компаний в 48 странах, в т. ч. лидеры мирового авиастроения — первый поставщик титана для AIRBUS INDUSTRIE и второй — для компании BOEING.

Компания «Трансаз» — мировой лидер в производстве морских навигационных систем и профессиональных тренажеров для коммерческого флота. 45% мирового рынка морских тренажеров, 35% мирового рынка электронно-картографических систем. Морское бортовое оборудование успешно используется более чем на 13 000 коммерческих судов по всему миру.

Этот список можно продолжать. И Украина могла бы принять в этом самое прямое и непосредственное участие. Ведь наш научно-промышленный потенциал создавался как неотъемлемая часть потенциала Советского Союза, с глубокими кооперационными связями с предприятиями бывшего СССР. И сейчас, когда Россия активно возрождает наукоемкие отрасли, вкладывает большие средства в их развитие, был шанс за счет восстановления кооперационных связей возродить украинские предприятия и научные учреждения. Соглашения, подписанные в декабре, открывали большие перспективы в наукоемких отраслях (космонавтика, самолетостроение и пр.)
Выше мы говорили о ситуации в польском судостроении, мало чем отличающейся от положения в судостроении украинском. А Россия испытывает нехватку судостроительных мощностей, возводит новые, в частности, два крупных судозавода на Дальнем Востоке. И декабрьские соглашения, к примеру, открывали дорогу к размещению на украинских верфях заказов на строительство метановозов на сумму 4 млрд. долл.

Более того, именно интеграция с Россией и ТС резко повысит инвестиционную привлекательность Украины. Год назад министр финансов России Антон Силуанов на Санкт-Петербургском форуме отметил: «Мы (Россия. — Авт.)находимся на пределе: производственные мощности почти полностью загружены, безработица на низком уровне.» Т. е. свободных людских ресурсов в России почти не осталось, что для нее является проблемой, но для нас означает, что при известных условиях инвесторы, создающие производства, ориентированные на растущий рынок Таможенного союза, пойдут прежде всего на Украину, где ресурсов на настоящий момент более чем достаточно.
Но Украина при «ненавязчивой» помощи западных «друзей» избрала иной курс.

Александр ФИДЕЛЬ

Просмотров: 1852
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Древние корни слов Славянской цивилизации быть! Ученые провели анализ основы русского генофонда Великий и могучий русский язык - Грамота древних Славян Русская изба - обитель гармонии и счастья Славянский гороскоп (Часть первая)