Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Гнилое мясо «нового мирового порядка» Если Россия закончила войну в Сирии, то США развяжут войну с Ираном Новая блокада от Семенченко ведет к тому, что Украина вскоре развалится на части Куда ведёт страну Зеленский
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Почему провалились протесты оппозиции в Москве

Советы товарища Ленина господину Навальному, или как важно в детстве нужные книжки читать

Волна оппозиционного подъёма в Москве выдохлась, в движении наступил спад и откат. Казавшаяся грозной поднимающаяся вдали волна выплеснулась на бережок еле слышным шелестом тихого прибоя. Двести человек вышли в субботу 31-го августа в Москве, семьсот пятьдесят или две тысячи – не имеет значения.  На фоне ожидавшихся ста тысяч ясно, что это провал. «Мы провалились» - как говорил товарищ Ленин своей партии по поводу необходимости перейти от военного коммунизма к НЭПу.

Похоже, что протест выпустил пар в свисток, и давление в котле упало. Недовольные остались, но устали и махнули рукой – постоянное бесполезное хождение по улицам с риском нажить неприятности с ОМОНом и получить проблемы по судьбе больше не сподвигло слабых оппозиционных пассионариев на активный протест. Они предпочли остаться дома и дать Навальному возможность самому выходить из создавшегося положения.

Зрелище было настолько жалким, что караул не стал дожидаться усталости и ушёл по своим делам. В московском Гайд-парке пара городских сумасшедших поорала что-то о сатрапах и тиранах и спокойно на метро поехала домой. Народ скучал, лениво слонялся по окрестностям и ел мороженое. Впервые ожидавших революцию журналистов оказалось больше, чем революционеров.

Сюжет напоминал мультфильм «Ограбление по-итальянски», когда весь квартал, включая полицию и самих банковских служащих, бегал за главным героем с криком «Джузеппе, когда же ты, наконец, будешь грабить банк?», а Джузеппе всё никак не решался. 

В чём же главная ошибка товарища Навального? Не те, видимо, он в детстве книжки читал. Не понял, что вместо методичек Джина Шарпа читать следовало товарища Ленина. Пойти другим путём. Но, как выяснилось, бородку сбрить оказалось можно, а вот как быть с умищем, которого нынешней поросли «рэволюционэров» не хватает, его наставники так и не сообразили. «Себе присвоить ум чужой», как писал Пушкин в «Евгении Онегине» об образовании, Навальный не сумел. Не понял, где этот ум надо искать.

А вот товарищ Ленин оставил нам целое учение о том, как надо делать успешные восстания. Почитал бы его на досуге товарищ Навальный – гладишь, ума бы и поднабрался. Очень верные вещи писал товарищ Ленин о том, что такое восстание, и с чем его едят. Именно в несоблюдении советов Ленина и состоит причина провала Навального. Игнорировать чужой, особенно успешный, опыт – это большая роскошь для любого революционера.

А писал товарищ Ленин о восстании следующее. Всё прямо о сегодняшнем дне. «Товарищи! Наша революция переживает в высшей степени критическое время». Верно? Ещё как верно. Время сейчас, и правда, критическое.

«Этот кризис совпал с великим кризисом нарастания мировой социалистической революции и борьбы против неё всемирного империализма. На ответственных руководителей нашей партии ложится гигантская задача, невыполнение которой грозит полным крахом … движения». И правда, в мире неспокойно, антиистеблишментская волна шагает по планете.

А товарищи как-то мелковаты получаются. Навальный, отец и сын Гудковы, Соболь, Яшин, дедушка русского либерализма Явлинский – всё какие-то неприличные фигуры получаются. Рядом с Лениным, Троцким, Свердловым, Сталиным и Дзержинским совершенно карликовые. Не по Хуану оказалось сомбреро, не по плечам гигантская ответственность «перед партией» за судьбу движения.

«К восстанию надо относиться как к искусству» - напоминал соратникам Ленин слова Карла Маркса. Однако из наших революционеров искусствоведы оказались ещё те. Слабые, прямо скажем, искусствоведы.

«Подумайте, в каком положении оказались мы теперь» - писал Ленин. И верно. В каком положении оказались революционеры? «Да, мы будем настоящими изменниками…, если в такой момент, при таких благоприятных условиях… ответим только резолюциями».  На взрыв народного движения наши революционеры ответили только резолюциями в интернете. Жалобами на то, что им не дали и не пустили. Интересно, жаловались бы Ленин с Троцким и Сталиным на Временное правительство за полицейские репрессии?

Однако продолжим разбор полётов. Вернёмся к товарищу Ленину.

«Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это, во-первых». Товарищ Навальный сделал всё, как предупреждал не делать Ленин. Навальный не искал передовой класс, не строил на него опоры, даже партии у него нет. Он опирался на заговор. Что же удивляться, что он провалился?

«Восстание должно опираться на революционный подъём народа. Это, во-вторых».  Где Навальный увидел революционный подъём народа? Он принял за него разрозненные выражения недовольства отдельными решениями отдельных местных чиновников на фоне недовольства пенсионной реформой и повышением НДС. Но от этого недовольства до революционного подъёма народа дистанция огромного размера. Это ещё одна причина провала Навального.

Либеральный протест, как бы он ни стремился возглавить спонтанный социальный протест, не в состоянии объединить эти потоки и возглавить революцию. Народу и либералам нужно разное. Народу – конкретные решения о его нуждах, а либералам – карьера. В стране нет классической революционной ситуации, когда верхи не могут, а низы не хотят. Низы вполне себе хотят, только отдельные моменты их раздражают, и потому верхи вполне себе могут. Ошибся товарищ Навальный в оценке текущего момента.

«Восстание должно опираться на переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это третье. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма».

Знает ли Навальный о том, чем марксизм отличается от бланкизма? Вообще знаком ли с таким понятием? Есть ли всё вышеназванное в текущей ситуации? Есть там переломные моменты в нарастании протестного движения?

Нет. Ни переломов, ни колебаний. Даже нарастания протеста нет. Есть разрозненные вспышки недовольства теми или иными решениями власти. С изменением этих решений весь протест рассасывается. Но даже с их сохранением он не растёт, а вяло тлеет, угасая постепенно. Сегмент готовых к протесту исчерпан.

Соответственно, есть ли колебания в рядах элитарных друзей Навального? Нет. Наоборот, они сплотились и активизировали попытки путём инспирирования проблем надавить на высшую власть в своих интересах. И потому не Навальный их использует, а они используют Навального. Как же тут ждать успеха революции?

Перечислим по пунктам.

1. За Навальным нет класса, являющимся авангардом буржуазной революции. Он путает революционный класс с группами заговорщиков во власти, с сочувствующим пулом либеральных и отчасти левых столичных журналистов и с распропагандированной деклассированной молодёжью в столице и нескольких крупных городах.

2. У Навального нет большинства в местных органах власти и в силовых структурах.

3. Нет всенародного революционного подъёма.

4. Нет колебаний среди врагов и среди попутчиков - половинчатой мелкой буржуазии.

5. Народ не готов драться и умирать за обладание депутатскими мандатами несколькими либералами в Мосгордуме.

Даже за обладание всей Москвой народ драться и умирать не готов. Он вовсе не дошёл до такой степени, как писал Ленин, «озверения и кипучей ненависти», когда уже не оглядывается ни на какие жертвы.

«Восстание, как и война, есть искусство» - писал Карл Маркс. И далее Ленин уточняет, в чём это отношение к восстанию как к искусству заключается.

«1. Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твёрдо, что надо идти до конца».  Навальный играет не только в восстание – он играет в революцию. До конца – тем паче до своего собственного конца – он идти вовсе не собирается.

«2. Необходимо создать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладая лучшей подготовкой и лучшей организацией, уничтожит повстанцев». Никакого перевеса сил у Навального нет, и ничего подобного он даже не может надеяться организовать. Отсюда и игра в революцию вместо хождения до конца.

«3. Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно, переходить в наступление. Оборона есть смерть вооружённого восстания». Заметим – и любого невооружённого тоже. Однако никакого наступления Навальный и его мышиные либералы не планируют. Они дразнят власть, как мальчишка дразнит через забор большую грозную собаку. Есть ли в истории примеры, когда дразня власть, можно было её победить?

«4. Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, когда его войска разбросаны». Да, попытки рассеять внимание власти по регионам и точкам конфликта есть. Но застигнута ли власть врасплох? Ничего подобного. Все ходы оппозиции просчитаны, объявлены заранее и превращены в спектакль. Кто же так делает революцию? Где тут понимание революции как искусства? Военного, а не театрального?

«5. Надо добиваться ежедневно хоть малейших успехов (можно сказать: ежечасно, если дело идёт об одном городе), поддерживая, во что бы то ни стало, моральный перевес». Все столичные либеральные СМИ ежечасно работают на наращивание морального перевеса Навального и группы  его спонсоров. Но работать на перевес и добиваться перевеса – две большие разницы, как говорят в Одессе. Никакого перевеса у Навального нет, и тем более нет ежедневного его наращивания, так как нет для этого необходимых дел (поддержка СМИ недостаточна, она работает по своей аудитории).

Далее Ленин пишет: «Маркс подытожил уроки всех революций относительно вооружённого восстания словами величайшего в истории мастера революционной тактики Дантона: смелость, смелость и ещё раз смелость».

Чтобы парализовать власть до такой степени, чтобы она была уже не в силах совершить вооружённое подавление революции, нужно проявить намного большую смелость и последовательность, чем во время восстания. Для этого власть нужно разлагать долго и тщательно. Такие попытки давно имеют место, и осуществляются они той частью элиты, которая во власть встроена, и к которой Навальный не имеет отношения.

Но можно ли сказать, что такие попытки удались? Что власть деморализована и разложена? Нет, такого сказать, конечно, нельзя. И даже на горизонте такое не просматривается.

А это значит, что исход столичных протестов в субботу 31 августа был абсолютно закономерен и объясним. Они выдохлись, а после 8-го сентября и вовсе потеряют повестку и исчезнут, оставив в фокусе прежнюю горстку чрезвычайно далёких от народа революционеров, весь пафос которых в том, что они уверены, что достойны лучшего содержания, чем получают теперь.

И никакие пульсации настроения недовольных масс не изменят общего содержания политического процесса. Он по-прежнему под контролем и никаких значимых угроз запланированным сценариям не просматривается. Где-то будут вторые туры, где-то нет, но чего не будет, так это кризиса власти и революции, о необходимости которой так долго мечтали некоторые персонажи. Ленин не даст соврать.

Читал бы Навальный Ленина вместо Шарпа – не попал бы в такую идиотскую ситуацию.  «Мы пойдём другим путём» - сказал Навальный, отложив Ленина, и пришёл в тупик.  Ленина и Дантона из него не вышло.  Придётся переквалифицироваться в управдомы.     

Александр Халдей

Просмотров: 522
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Флаг и герб Тартарии Европейская модель уничтожения семьи Змей-Горыныч - Мифы или реальность? Сенсационную находку сделали в сарматских курганах под Оренбургом Скрытые факты Славянской истории Ванга: после Сирии придет спасительная вера