Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

В Верховной раде шьют дело Порошенко Иранский вопрос: повод для возвращения Америке «величия» США подготовили против России новый план "Барбаросса" Началось: Киев схватил Донбасс за Горловку
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Полевые командиры Новороссии: Жизнь и смерть атамана Григорьева

События 2014-2015 годов постоянно перекликаются с событиями 1917-1921 на всё той же многострадальной территории Новороссии. Гражданские войны похожие друг на друга в любой точке мира. Гражданские войны на территории Украины - сестры-близнецы. И неважно, что между ними почти 100 лет.

Люди не меняются. Так почему должны меняться войны?

Атаманщина - это вообще особая традиция на территориях Украины. Когда-то Олесь Бузина упомянул один показательный случай тех дней. В дневниках жены Махно есть удивительный эпизод - точно демонстрирующий психологию этих бурных детей степей Украины. Один из «башибузук» решил, что ему нужна ещё более вольная жизнь, чем у анархистов. Под это дело мини-атаман украл кассу Махно - и устроил себе каникулы. На три недели он себя обеспечил яркой жизнью - водка, девки, гулянье и пляс. Потом правда коллеги поймали - и поставили к стенке после разбирательства. Перед смертью, истекая кровью, он напоследок прошептал бывшим побратимам: «Зато погулял!»

Хорошо погулял по Украине и атаман Григорьев. Успел высоко подняться. Известность получил повсеместную и любовь народную. Повоевал под руководством и Петлюры, и Скоропадского. И красным комбригом побывал - даже комдивом успел. И орден от «красных» почти в руки упал. Но…

Атаман - это была опаснейшая профессия. Почти никто из полевых командиров гражданской войны не умер своей смертью. Разве что Махно в Париже от туберкулёза. Но Махно обладал особым политическим чутьём. Не всем повезло, как Нестору Ивановичу, выехать «за нуль» и заниматься политико-общественной деятельностью в безопасном далеке, изредка публикуя краткие мнения о событиях в Новороссии.

Воинскую службу Григорьев начал рано. Успел повоевать ещё в русско-японскую войну. Даже получил по итогам чин прапорщика, в должности зауряд-прапорщика исполнял обязанности младшего офицера роты, вернулся домой уже георгиевским кавалером.

Как началась Первая мировая Григорьева мобилизовали на Юго-Западный фронт. Он служил в 58-м пехотном Прагском полку 15-й пехотной дивизии. Дослужился до чина штабс-капитана

После октября 1917 года нашёл общий язык с Петлюрой. Из добровольцев Григорьев создал ударный украинский полк. За эту деятельность ему присвоили чин подполковника и поручили создавать вооруженные формирования в Елизаветградском уезде.

Но скоро пришёл к власти гетман Скоропадский. При нём Григорьев тоже не пропал. Даже получил звание полковника и командование одной из частей Запорожской дивизии армии гетмана.

Затем наскучила ему служба и у гетмана - Григорьев снова ушёл под начало Петлюры. Да и не нравились ему немцы - слишком уж беспредельничали на землях Украины. Всё же Григорьев больше склонялся к «самостийникам».

Но и у «популярного полевого командира» Петлюры атаман Григорьев не ужился. Петлюровцы вовсю грабили местных жителей и убивали царских офицеров. И вот незадача - сам Григорьев был местным, да ещё и офицером. Ну, не нравился ему петлюровский подход и всё.

А тут ещё и «красные» прислали советников. Пообещали много и хорошего - и патронов, и пушек и денег. И чин высокий пообещали. Да и сами идеалы «красных» были намного справедливее и народнее, чем лозунги Петлюры, не говоря уже про иностранных интервентов. Перешёл полевой командир Григорьев к «красным». Тем более к тому времени даже Махно вовсю сотрудничал с Красной армией - тренд был популярный и обещавший различные блага.

Мало кто помнит, что григорьевская народная республика появилась даже раньше махновской. И территории-то были какие перспективные. Ополчение атамана Григорьев взяло и Николаев, и Херсон, и Одессу. И входили войска полевого командира Григорьева в эти города с красными знамёнами.

Можно, конечно, задать вопрос, а был ли Григорьев «красным». В то неспокойное время эволюция из петлюровцев в «красные», а через пару месяцев в «зелёные» была привычна и никого не удивляла. По сути, эти обозначения присваивали потом историки - а в процессе Гражданской войны никто сильно не заморачивался. Случались беспокойные дни, когда неправильные «красные» воевали с правильными «красными». Неправильных по итогам боёв на всякий случай записывали в «зелёные». «Белые» тоже увлечённо рубились с «белыми». А «зелёные" дрались со всеми.

Мы можем только утверждать, что атаман Григорьев к апрелю был «красным». И неважно, кем он был до этого.

Да и с захватом той же Одессы проблем не было - французские захватчики сами покидали регион, исполняя обязательства Версальского мира, и большевики на подкуп некоторых личностей не поскупились.

Потому в какой-то момент полевой командир Григорьев, с лёгкостью отвоёвывая город за городом, поймал звезду и окончательно уверовал, что границ и тормозов у него нет и не будет.

У его войска и раньше были проблемы с дисциплиной. Ещё в феврале 1919 инспекция командующего Харьковской группой советских войск А. Е. Скачко отметила полное разложение войска Григорьева: «…не нашел никаких признаков организации. Цистерна спирта, из которой пьет каждый, кто захочет, сотни две-три полупьяных бойцов, 500 вагонов, нагруженных всяким добром.»

Одесса же дала «григорьевцам" возможность заняться тем, что им нравилось больше всего - веселиться, стрелять и грабить.

В какой-то момент Григорьев ощутил себя геополитической величиной. Когда да него дошли вести о смещении во Франции Клемансо, полевой командир Григорьев воспринял это, как результат своих действий по захвату Одессы: «Одним снарядом я выбил кресло из-под французского премьера!»

Командарм Скачко даже ходатайствовал перед командованием о награждении Григорьева орденом Красного Знамени: «лично показал пример мужества в боях на передовых линиях, под ним было убито два коня и одежда прострелена в нескольких местах». Последние остатки адекватности в голове Григорьева печально пискнули и скоропостижно скончались.

Тогда же начались в Одессе григорьевские грабежи. По свидетельствам очевидцев грабили Одессу освободители обстоятельно и системно, оправдывая всё военным временем и нуждами народного ополчения атамана Григорьева. В Херсон и прилегающие сёла григорьевские хлопцы отправила почти что 4 десятка эшелонов военных трофеев. 30 000 винтовок, 30 цистерн нефти и бензина, и много чего ещё полезного и ценного.

А погромы? Ну, как же без них. Да и кто бы посмел тогда сказать что-то против популярного полевого командира Григорьева? Особенно учитывая количество штыков у Григорьева.

Советское руководство поняло, что, обеспечивая атамана «гуманитаркой» и «военторгом», создало такого «героя», от которого теперь будет жарко и населению, и власти, и союзным отрядам.

А решать этот вопрос как-то было надо. В то время большевики вовсю создавала систему и нормальное государство на диких территориях Украины - и отступать в своих намерениях не планировала.

Руководство Красной армии приказало полевому командиру Григорьеву отправляться на помощь красной Венгрии и Румынии, помогать классовым братьям.

Григорьев сразу смекнул, что его отрывают от баз снабжения, да и там придётся воевать по-настоящему, а не как в Одессе. Практично оценив, что сытнее и спокойнее ему будет в своей григорьевской республике, атаман послал красное руководство куда подальше. И стал вольным атаманом

Решение проблемы через некоторе время обеспечил Нестор Иванович Махно.

Собрались в селе Сеитово хлопцы Григорьева и бойцы Махно. Расселись в хате за столом, стали совет держать. Общий язык никак не получалось найти. Упорствовал Григорьев, да и его офицеры наглели. Договаривались плоховато.

Михаил Веллер в книге «Махно» описал кульминацию истории так:

Махно был резок. Григорьев – приземистый, кряжистый, сорокалетний, увешанный амуницией, – медленно накалялся, сдерживаясь: за ним больше веса и силы! – Ой, батько, батько! – как-то среди паузы сказал он, и еще не окончил фразы – ощутилось мгновенное нарастание тревожных движений: словно та фраза была сигналом. Реакция Махно всегда была мгновенной: – Бей атамана! – крикнул он, отпрыгивая от стола. Сидевший напротив Григорьева махновский сотник штабной сотни Чубенко вскинул над столом взведенный револьвер и всадил Григорьеву пулю в лоб. Штаб Григорьева был тут же расстрелян, конвой разоружен.

Самая большая проблема Григорьева была в том, что он переоценивал свои возможности и умения, как политика и стратега. И отказывался участвовать в построении нормального государства - его устраивала дикая вольница. Командовать полком или бригадой он умел - этого у него не отнимешь - но это был его предел. Да и в какой-то момент Григорьев решил, что с таким количеством штыков никто ему не указ.

«Красные» решили иначе.

Итог истории вы теперь знаете.

Гражданская война в любые времена даёт возможность самым разным людям мгновенно взлететь к известности и славе. И с обеих сторон фронта бурлит грязная пена человеческих судеб. Сотни, тысячи авантюристов с похожими судьбами и характерами оказываются в центре событий. Только один-два десятка из них останутся в истории. А до старости доживут и вовсе единицы.

Просмотров: 1684
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Межконтинентальные подземные тоннели Украденные праздники славян Коляды Дар на 7522 лето Учите русский, он прекрасен! Американец рассказывает, как воевали Русские Радость от созидания