Русская Правда

Русская Правда - важные новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение - Новости за 28 марта 2017 (7525) Кто остановит Порошенко — «освободителя» Росгвардия: В случае провокаций разгон 26 марта покажется материнской лаской Россия возвращается к Болотной
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Половецкий князь Кончак

Соседство древнерусских княжеств с половецкими племенами насчитывало около двухсот лет. Впервые эти кочевники появились на границах Руси около 1055 г.; последний раз как самостоятельная политическая сила они фигурируют в 1253 году. За это время русским и половцам удалось выработать разнообразные способы взаимодействия. Летописные источники повествуют не только об организации обороны от набегов половцев, но и о мирных соглашениях, и о вовлечении половцев князьями в междоусобную борьбу, и о династических браках. Однако доминирующими в истории русско-половецких отношений остаются военные конфликты.

Соседство древнерусских княжеств с половецкими племенами насчитывало около двухсот лет.

Социально-экономическое развитие половецкого общества оценивалось в работах А. И. Попова, З. М. Шараповой, С. А. Плетневой как переходное от родоплеменного строя к феодальному {1}. Историко-географическим аспектам половецких орд посвящены исследования Д. А. Росовского и К. В. Кудряшова {2}, археологическим - работы Плетневой {3}. В. В. Каргалов и И. О. Князький раскрыли роль половцев во внешнеполитическом положении Руси, взаимодействия в форме вооруженных конфликтов и военных союзов {4}.

Однако деятельность отдельных половецких лидеров - глав племен и больших племенных образований - рассматривается, как правило, отрывочно и эпизодически. К примеру, биографические сведения о "князе" Кончаке (и ряде других половецких вождей) представлены в Энциклопедии "Слова о полку Игореве" {5}. Здесь традиционно жизнь и деятельность половецкого правителя рассмотрена в связи с его упоминанием в эпическом древнерусском памятнике - "Слове о полку Игореве" {6}. Вероятно, именно поэтому подробной биографии Кончака не составлено.

Анализ свидетельств летописных памятников свидетельствует о наличии последовательной политики не только у русских князей, но и у половецких вождей. Брачные союзы, которые фиксируют летописцы, закономерно перерастали в военно-политические коалиции; естественно, что русские князья старались использовать в достижении своих внутриполитических целей родственников, в том числе половецких князей, и их войска. Мирные договоры и родственные связи влияли на цели военных действий половецких и русских ратей и формы их ведения.

Источники, главным образом русские летописи, содержат сведения о примерно 170 представителях половецкой знати {7}. Подавляющее большинство из них - главы половецких орд (больших или малых). Это был крайне узкий слой половецкого общества - князья, что служит признаком незначительной развитости общественных отношений в половецкой степи. Зарождавшийся процесс усложнения структуры в высшем слое половецкой знати был прерван монголо-татарским нашествием.

К сожалению, выявить самотитулование половецких правителей представляется на данный момент невозможным: соседние с кочевниками народы, вписывая их в свои представления о системе социальных отношений, называли принятыми у них титулами, самоназвания же в источниках отсутствуют. Поэтому мы будем называть их так, как половецких лидеров называли в русских летописях - "князьями".

Свидетельства источников позволяют говорить, что половецкая знать выполняла ряд основных общественных функций, прежде всего политическую - военную, административную, дипломатическую и др. Можно предполагать и судебную роль половецких князей, и культурную, религиозную функцию. Все эти функции в половецком обществе XI-XIII вв. не были разделены - правитель, "князь" сосредоточивал их у себя. Потому социальная роль половецкой знати была весьма значительна.

Источники не раскрывают использование ею права на сбор налогов.

Жизнь половецкой знати и ее сложившееся взаимодействие с русской были прерваны вторжением монголо-татар в первой половине XIII столетия. Часть ее была уничтожена, другая продана в рабство или включена в состав знати Джучиева Улуса.

Право претендовать на власть в половецком обществе определялось принадлежностью к знатному роду; тем не менее личные качества значительно влияли на отбор. Кончак по своему происхождению как раз относился к знатному правящему роду. Его дед Шарукан (Шараган) {8} дважды участвовал в набегах на Русь: в 1068 г. он возглавлял 12-тысячный отряд половцев, но был разбит под Черниговом и попал в плен к Святославу Ярославичу Черниговскому {9}; в 1107 г., когда он в союзе с Боняком разорял Лубну, летописец уже назвал Шарукана "Старым", и после разгрома половцев русскими войсками дед Кончака "едва оутече" {10}.

После 1107 г. имя Шарукана в источниках не встречается. Очевидно, он умер, а власть унаследовали его сыновья - Отрок (Атрак) и Сырчан. Однако после похода 1111 г. русских войск во главе со Святославом Изяславичем Киевским и Владимиром Всеволодовичем Переяславским (Мономахом) в глубь степи, когда были разорены центры половецких кочевий - "городки" Осенев, Шарукан, Сугров - и разгромлены войска придонских половцев, Отрок откочевал на Северный Кавказ.

Под 1201 г. в Ипатьевской летописи помещен рассказ о том, что после смерти Владимира Мономаха (1125 г.) половецкий князь Сырчан (Сорчан) отправил к откочевавшему в "Обезы" своему брату князю Отроку гонца - "гудца" Орева. Через посланца он передал, что теперь, после смерти грозного русского князя, открывается возможность вернуться в родные степи в междуречье Дона и Днепра. Первоначально Отрок отказался перекочевать на прежнее место, но затем Орев предложил ему понюхать траву евшан, после чего половецкий князь решил возвратиться: "Да лоуче есть на своеи земле костью лечи и не ли на чюже славноу бытии" {11}. Именно Отрок в данном рассказе назван отцом Кончака.

Имя Кончака впервые появляется на страницах летописей при описании событии 1170 г. (в Ипатьевской летописи под 6680/1172 годом). Он выступает как глава своего рода и "диких половцев", пришедших в Вышгород на помощь князю Давыду Ростиславичу, воевавшему с другими русскими князьями. Здесь Давыда и Кончака осадили князья Мстислав Изяславич Киевский и Василько Ярополчич Луцкий. Однако постепенно союзники Мстислава отступили, а силы союзников Давыда росли (к примеру, князь Глеб Юрьевич Переяславский привел еще один отряд половцев из-за Днепра). Кочевые отряды, в том числе половцы Кончака, постоянно совершали из Вышгорода вылазки, ослаблявшие войско Мстислава, и ему пришлось снять осаду и отступить к Киеву, а затем к Борохову. Здесь Мстислава нагнали воевода Лях с отрядом дружинников Давыда и половцы. После перестрелки противники разошлись, не вступив в ближний бой. Затем союзные Давыду и Глебу половецкие отряды были отпущены в степь, в свои становища. Половцы Кончака двинулись к своим кочевьям, разоряя сельскую округу русских княжеств. Князь Василько Ярополчич попытался отбить полон и обоз. Однако, заблудившись, он поначалу не догнал кочевников. Когда же настиг, то потерпел поражение и едва успел укрыться за стенами города Луцка {12}.

Летом 1171 г. (в Ипатьевской летописи под 1174 г.) Кончак совместно с Кобяком провел набег на Переяславль. В это же время князь Игорь Святославич Новгород-Северский, вероятно для обороны от половцев, вывел свою дружину в степь за Ворсклу. Здесь, поймав "языка", он узнал о движении Кобяка и Кончака. Вновь переправившись через Ворсклу у Лтавы, Игорь направился к Переяславлю и 20 июля столкнулся с половецкими отрядами. Кобяк и Кончак предпочли не вступать в открытое сражение, поскольку "бе рать мала". Отступая, половцы бросили весь полон и обоз, однако разорили земли у Серебряного и Боруча. Дружина Игоря бросилась в погоню и "онехъ избивше и, а иныхъ изьимаша" {13}.

В августе 1179 г. половцы во главе с Кончаком "со единомыслеными своими" разорили Переяславское княжество: "онихъ плениша, а иныи избиша". Именно в этой летописной записи Кончак получает наибольшее количество нелестных эпитетов. Кроме отнесенных ко всем половцам определений, таких как "безбожнии Измалтяне, оканьнии Агаряне, нечистии ищадья деломъ и нравомъ сотониным", "самому Богу врази", Кончак получил персональные именования "злу начальник", "правоверным крестианом и всем церквам хулитель", "богостудный" князь. Русские князья в тот момент были увлечены усобицей между собой и не смогли организовать отпор кочевникам.

Более того, в 1181 г. силы Кобяка и Кончака были вовлечены в одну из усобиц русских князей. Половцы на этот раз помогали князю Игорю Святославичу Новгород-Северскому, десять лет назад разгромившему их отряды при набеге на Переяславль. Объединенные войска двинулись на Друтск, а затем к Вышгороду {14}.

При половецкой поддержке князь Святослав Всеволодович занял киевский престол {15}. После этого он разрешил половцам совершить вторжение на земли его политических противников. Кончак и Кобяк "испросиша" себе в союзники князя Игоря Новгород-Северского. Объединенные русско-половецкие войска выдвинулись к Лобску. Рюрик выдвинул из Треполя против союзных войск Мстислава Владимировича воевод Лазоря, Бориса Захарьича и Судеслава Жирославича, а также отряд черных клобуков. Отряд воеводы Бориса Захарьича с дружиной княжича Владимира провели разведку и обнаружили лагерь основных сил. Черные клобуки, не дожидаясь рассвета, напали на обоз половцев. Однако русские князья не поддержали это нападение, и союзные им кочевники были разгромлены. В панике они отхлынули в лагерь Мстислава; русские ратники во главе со своим князем, поддавшись всеобщей панике, бежали. Однако часть черных клобуков ("лепшии мужи"), полк князя Рюрика под командованием воеводы Лазаря, полк княжича Владимира во главе с воеводой Борисом Захарьичем и часть войск князя Мстислава, возглавляемая воеводой Судеславом Жирославичем, выстроились в боевой порядок и пошли на половцев. Ответная атака половцев захлебнулась, они потерпели поражение: часть из них погибла в бою ("изсекоша"), часть утонула в р. Черторые, часть попала в плен. Среди убитых летописец называет Козла Сотановича и брата князя Кончака Елтоута. Двух братьев-кончаковичей, сыновей князя Кончака - Тотаура и Бякобу, летопись называет среди попавших в плен. Кроме того, среди плененных названы Кунячук (Богатый) и Чюгай. Главы русско-половецкого отряда - князь Игорь и князь Кончак - бежали, "въскочивша в лодью", к Городцу у Чернигова {16}.

Следующие известие о Кончаке встречается под 1184 годом. В феврале (23 числа) половецкие отряды, возглавляемые князьями Кончаком и Глебом Тириевичем, подошли к Дмитрову и разорили земли около него. Русские князья Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич расположили свои войска у Олжич, ожидая подхода из Чернигова полков князя Ярослава. Соединившись со Святославом и Рюриком, Ярослав убедил их отложить поход против половцев на летнее время. Коалиция, разорившая половецкие вежи, составилась из войск Игоря Новгород-Северского, его брата Всеволода, Всеволода Святославича, Андрея и Романа. К русским полкам присоединились также "неколко от черного клобоука с Коулдюремь и с Контьтоувдеемь". На реке Хырии половецкие вежи и отряды были разгромлены. Спаслись только те, которые заблаговременно переправились через реку {17}. Летописец, однако, не упоминает князей данных отрядов, и нет оснований с полной уверенностью говорить, что они входили в состав родов Кончака и Глеба Тириевича.

Зимой (в январе-феврале) 1185 г., согласно летописи, Кончак запланировал большой поход на Русь, "пленити хотя грады Роускые и пожещі огньмь". Надежду на это давал тот факт, что Кончак "обрел мужа... бесоурменина", который "стрэляше живымъ огньмъ". Кроме того летописец указывает на наличие у половцев тугих луков, которые "одва 10 моужь можашеть напрящи" (едва десять человек могут натянуть). Подойдя к реке Хоролу, Кончак, которого летописец назвал "оканьныи и безбожныи и треклятыи", отправил гонца к князю Ярославичу Всеволодовичу, "мира прося". Ярослав отправил ответное посольство во главе с Ольстином Олечем. А князья Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич отправили впереди основных войск Владимира Глебовича и Мстислава Романовича, а затем и сами выдвинули полки в степь. Уже на марше они встретили купеческий караван и узнали, что половцы стоят на Хороле. Однако, выйдя к указанному купцами месту, князья не обнаружили лагеря половцев. Владимир и Мстислав переправились через Хорол и отыскали Кончака укрывшимся на одном из лугов. Заметив русские дружины, Кончак бежал. Часть половцев была убита, часть попала в плен. В частности, были пленены "мьншицю" (младший брат или сын?) и специалист по живому огню со своим устройством - "оного бесоурменина яша, оу него же бяшеть живыи огнь то, и того ко Святославоу приведоша со оустроенымъ". Кроме того, русские дружины захватили коней и "оружье многое множество и ополонишася" {18}.

В марте 1185 г. Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич отправили в погоню за Кончаком шесть тысяч черных клобуков во главе с Кундовдыем. Однако догнать половецкого князя и его свиту не удалось {19}.

А в апреле начал свой, воспетый в отдельном "Слове", поход Игорь Святославич Новгород-Северский. Союзниками Игоря выступили его брат Всеволод Трубчевский, его племянник Святослав Ольгович Рыльский, сын Игоря путивльский князь Владимир. Дружины были усилены черниговским отрядом (когуи) во главе с воеводой Ольстиной Олексичем.

По данным летописного рассказа, войска русских князей выдвинулись в степь во вторник 23 апреля. Собрав по дороге войска, Игорь, несмотря на солнечное затмение, предвещавшее беду, переправились через Северский Донец. Став лагерем у р. Оскола Игорь два дня ожидал подхода дружины своего брата Всеволода, который двигался от Курска "инемъ поутемъ". У Салнице (?) русские князья получили первые неутешительные сведения о половцах: кочевники готовы к бою - "не наше есть веремя". Однако было принято решение принять бой и, совершив ночной марш, русские дружины утром на р. Сюурли столкнулись с половецким отрядом. Половцы к этому времени обеспечили обезопасность своих веж и приготовились к бою. Игорь выстроил свои войска в боевой порядок. Центр составила дружина самого Новгород-Северского князя, в правом крыле стал полк Всеволода Святославича, в левом - дружинники Святослава Ольговича. Впереди Игорь поставил полк своего сына Владимира, черниговский отряд во главе с Ольстиной Олексичем и линию лучников, составленную из стрелков всех дружин. Именно в таком боевом порядке русские войска атаковали противника и переправились через Сюурлию. Половцы после недолгого сопротивления ("стрелци и поустивше по стреле на Роусь"), бежали, бросив обоз.

Захватив богатую добычу, князья рассматривали возможность ночного марша к своим границам, но отказались от этого замысла из-за большой усталости как людей, так и коней. Следующим утром русский лагерь окружили половецкие войска. Летописец отмечает, что половцы на войска князя Игоря "собрахомъ на ся землю всю": отряды Кончака, Козы (Кзы), род Токсобичей, род Колобичей, род Етебечей, род Терьтробичей. Видя это, русские князья приняли решение биться пешими, тем самым перейдя к оборонительной тактике. В ходе боя, длившегося весь субботний день, князь Игорь был ранен в правую руку. Утром же в воскресенье черниговские когуи поддались панике и побежали, расстраивая ряды русских дружинников. Войска под командованием Всеволода Святославича и Игоря Святославича удержали строй, однако прорваться к брату Новгород-Северскому князю не удалось.

Русское войско потерпело поражение. Князья и оставшиеся войска попали в плен и были помещены в разные вежи. Князя Игоря пленил Чилбук из отряда князя Таргола; князя Всеволода захватил князь Роман Кзич; князя Святослава Ольговича - Елдечук из рода Вобурцевичей; Владимира, сына Игоря - Копти из рода Улашевичей {20}.

Великий князь Святослав Всеволодович собирал в это время полки для длительного похода на половцев. Однако поражение князя Игоря сорвало планы военной кампании лета 1185 года. Как особо отметил летописец, Игорь и его братья "отвориша ворота на Роусьскою землю". Святославу в срочном порядке пришлось организовывать собственную оборону. Своего сына Олега и князя Владимира он направил в Посемье - опасаясь вторжения половцев, облегчаемого отсутствием княжеских дружин, погибших или плененных в степи; в городах черниговской земли возникла паника - "возмятошася городи Посемьские". Кроме того Святослав отправил гонца к князю Давыду Смоленскому, который выдвинул свои войска к Треполю. Полки князя Ярослава стали в Чернигове.

Однако половцы, победив Игоря, не сразу смогли определить направления ударов по русским княжествам. Кончак предлагал разорить левобережье Днепра - "Киевьскоую стороноу, где соуть избита братья наша и великыи князь нашь Бонякъ". Коза (Кза, Гзак) предлагал разгромить Посемье, "где ся остале жены и и дети, готовь намъ полонъ собранъ... городы и без опаса". В результате войска Кончака выдвинулись к Переяславлю и окружили город. В Переяславле оборону возглавил князь Владимир Глебович, "бяше же дерзъ и крепокъ к рати". Участвуя в вылазке против половцев, князь получил три ранения копьем. На помощь Переяславлю двинули свои войска князья Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич. Смоленские же полки отступили в свое княжество. Кончак в виду приближавшейся рати киевской земли начал отступление в степь, осадив Римов. Оборонительные сооружения города не выдержали количества людей, и две городни рухнули, открыв проход половцам. Избежать плена смогли лишь те жители города и укрывшиеся в нем крестьяне, которые ушли болотом.

Другой отряд половцев "оу силахъ тяжькихъ" во главе с Козой (Кзой) выдвинулся к Путивлю. Разорив сельскую округу и не взяв Путивля (сожгли острог), половцы отступили в степь ("возвратишася во свояси").

Игорь Святославич провел год в плену под охраной из 20 человек, не сильно стеснявшей его в передвижениях. Вероятно, на это повлияло предоставленное князю, сразу же после пленения, поручительство Кончака. Однако, улучив момент, князь Игорь совершил побег. При этом 11 дней ему пришлось добираться пешком до города Донца {21}.

Еще через год, в 1187 г., вернулся из плена его сын Владимир "с Коньчаковною и створи свадбоу Игорь сынови своему и венча его и с детятемъ" {22}. Таким образом, старший сын Владимира родился еще в половецкой степи в 1186/1187 году. Кроме того, у Владимира и его жены родился еще один сын - Изяслав. Сыновья Владимира оказались внуками князя Игоря и князя Кончака - героев "Слова о полку Игореве".

Родственные связи, однако не остановили Кончака. С того же 1187 г. "воева Кончакъ по Рси с половци", а затем "почаша часто воевати по Рси в Черниговьскои волости"{23}. При этом характерно, что новгород-северские и путивльские земли, владения зятя (Владимира) и свата (Игоря), набеги половцев Кончака больше не затрагивали.

В последний раз имя Кончака на страницах русских летописей встречается в связи с событиями начала 1203 года. Тогда половецкие отряды во главе с Кончаком и Данилой Кобяковичем, сыном его былого постоянного союзника (Кобяк к этому времени, вероятно, уже умер, или, во всяком случае, отошел от дел), действовали в союзе с князем Рюриком Ростиславичем. Целью князя и его союзников-Ольговичей был столичный Киев. В Новгородской первой летописи горестно отмечено: "Рюрикъ съ Олговици и с погаными половци, Кончакъ и Данила Кобяковиць, взяша град Кыевъ на щить"{24}. 20 января 1203 г. стало одной из трагических дат русской истории: впервые половцы ворвались в столицу Руси и разорили Киев. И этот факт связан с именем половецкого князя Кончака, который, вероятно, как самый опытный, руководил действиями половецких войск.

Надо полагать, что около 1203 г. Кончак умер. Приблизительно в это же время в составе Ипатьевской летописи (под 1201 г.) помещен рассказ "О траве Евшан". В нем описано, как отец Кончака Отрок, по призыву своего брата Сырчана, возвращается на прежние свои кочевья между Днепром и Доном. В конце этой записи указано, что отцом Кончака был именно Отрок. А о самом Кончаке говорилось, что он "снесе Соулоу пешь ходя котелъ неся на плечевоу" {25}. То есть был настолько силен телом, что мог вычерпать реку Сулу, перенося воду на плече в котле. Можно предполагать, что в русском летописании сохранились отзвуки половецкого эпоса об Отроке и его сыне Кончаке, а помещенный в летописи рассказ выглядит как своеобразный некролог грозному, опасному, но достойному уважения противнику.

Таким образом, на статус Кончака в половецком обществе повлияло не только его знатное происхождение. Кончак был физически силен и часто удачлив в военных походах.

Ближайшие родственники Кончака оставили в истории не менее заметный след. К примеру, в "Поучении Владимира Мономаха" (под 1096 г.) упомянуто о двух братьях Шарукана - деда Кончака, которые попали в плен к русскому князю: "Пустилъ есмь половечскы князь лепших изъ оковъ толико Шаруканя 2 брата" {26}.

Родной дядя Кончака Сырчан и после 1111 года, после разгромного для лоловцев похода в степь русских ратей, в отличие от своего брата Отрока продолжал кочевать в междуречье Дона и Днепра.

Отрок же, откочевав на Северный Кавказ, превратился там во влиятельную фигуру. Это его положение было подчеркнуто династическим браком, который заключил грузинский царь Давид, женившись на дочери Отрока (имя ее в грузинских источниках Гурандухт){27}. Таким образом, родная сестра Кончака оказалась на грузинском престоле.

При описании событий 1181 г. летописцы упоминают о брате Кончака Елтауте, попавшем в плен к русским князьям после разгрома отступавших половецких отрядов. Тогда же были пленены и сыновья Кончака - Тотаур и Бякоба.

В династийной китайской хронике "Юань-ши" упоминается Татаур, "главарь кипчаков", который вместе с Юркой командовал половцами, разгромленными войсками Субедей-багатура в 1223 г. на Кубани. Юрка - Юй-ли-цзи - это известный по русским летописям Юрий Кончакович. При этом Юрий и Тотаур - братья. Вполне закономерно, что они вместе командовали войсками. По данным китайской хроники, в результате "решительной атаки" кипчакские (половецкие) войска были рассеяны {28}. Дальнейшая судьба половецких князей красочно представлена в русском летописании. Потерпев поражение, они "не може стати противу лицу имъ" (выставить боеспособные отряды против монголо-татар) и вынуждены были бежать. В излучине Дона и на берегу Азовского моря они был настигнуты противником, "и тамо измороша оубиваемі гневомъ Божьимь". Они бежали и далее - к Днепру ("не могоша противитися имъ побегоша до рекы Днепра"). Достигнув границ Руси, половцы во главе с князем Котяном попросили у русских князей помощи в борьбе с новым противником. Среди половецкой знати, прибывшей за помощью к русским князьям, не названы ни Тотаур, ни Юрий Кончакович. Кроме того, летописец к этому времени констатирует гибель в бою князей Даниила Кобяковича и Юрия Кончаковича {29}. Вероятно, Тотаур также погиб в бою с завоевателями где-то в излучине Дона.

В хронике "Юань-ши" упомянуто о сыне Юрия Кончаковича, имя которого не названо. В ходе сражения на Кубани, когда в результате стремительной атаки половецкая армия была рассеяна, сын Юрия Кончаковича был ранен ("поражен стрелой"). Он попытался укрыться в лесу, однако его выдали слуги - "явились к монголам с донесением", и сын Юрия Кончаковича попал в плен. Позже половцы, предавшие своего предводителя, были казнены по приказу Чингиз-хана с формулировкой: "Рабы, которые не соблюдают верности господину, разве будут готовы быть верными другим?" {30}. Судьба сына Юрия Кончаковича не описана.

Известна также дочь Кончака, которая предположительно получила в крещении имя Елены и в конце 1205 г. стала первой женой переяславского князя Ярослава Всеволодовича: "Того же лета на зиму велики князь Всеволодъ ожени сына своего Ярослава и приведоша за нь въ Переяславль Юрьевну Кончяковичя" {31}. Довольно рано она умерла и, по всей видимости, не оставила потомства.

Кончак и его родственники - пять поколений с 1068 г. (дед Кончака Шарукан) до 1223 г. (внуки Кончака) - оказывали значительное политическое влияние на развитие Восточноевропейского региона и прилегающих территорий. Его сестра была женой грузинского царя, дочь - супругой путивльского князя, а его внуки русские князья Изяслав (1187 - после 1236 г.) и Всеволод (после 1187 - ?), вели политическую деятельность на Руси в первой трети XIII века. Его сыновья Тотаур и Юрий возглавляли сопротивление монголо-татарам в 1223 г. при их вторжении в Восточную Европу. Юрий при этом назван в русских летописях "болише всех половець", а один из сильнейших русских князей - Всеволод Юрьевич Владимирский - считал вполне достойным женить одного из своих сыновей на внучке Кончака - дочери Юрия Кончаковича.

Сам Кончак занимал ведущее положение в степи в 1170 - начале 1200-х годов. Именно он возглавлял половецкие войска в 1203 г., когда половцам единственный раз удалось захватить Киев. Вероятно, именно поэтому имя данного половецкого князя сохранилось в памяти русского народа в эпосе и сказках {32}.

Примечания

1. ПОПОВ А. И. Кыпчаки и Русь. - Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук, 1949, вып. 14, с. 98; ШАРАПОВА З. М. Социально-экономический и политический строй у половцев. - Ученые записки Московского областного педагогического института, 1953, т. 28, вып. 2, с. 116 - 117, 121, 125; ПЛЕТНЕВА С. А. Кочевники южнорусских степей XI-ХШ вв. Автореферат канд. дис. М. 1962, с. 12; ЕЕ ЖЕ. Кочевники южнорусских степей в эпоху средневековья (IV-XIII века). Воронеж. 2003, с. 17.

2. РАСОВСКИЙ Д. А. Половцы. Происхождение половцев. В кн.: Сб. ст. по археологии и византиноведению, издаваемый Институтом им. Н. П. Кондакова. Прага. 1935; КУДРЯШОВ К. В. Половецкая земля. М. 1948.

3. ПЛЕТНЕВА С. А. Половецкие каменные изваяния. М. 1974.

4. КАРГАЛОВ В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. М. 1967, с. 34 - 61; ЕГО ЖЕ. Русь и кочевники. М. 2004, с. 43 - 73; КНЯЗЬКИЙ И. О. Русь и Степь. М. 1996, с. 41 - 65.

5. Энциклопедия "Слова о полку Игореве". М. 1994.

6. См. например: МИЛЛЕР В. Очерки русской народной словесности. Т. 2. М. 1910, с. 375- 381; РЖИГА В. Ф. Восток в "Слове о полку Игореве". В кн.: Слово. Сб. 1947, с. 174 - 175, 177 - 178; КУДРЯШОВ К. В. Половецкая степь. М. 1948, с. 133, 134; ЛИХАЧЕВ Д. С. Исторический и политический кругозор автора "Слова о полку Игореве". В кн.: Слово о полку Игореве. М. -Л. 1950, с. 15, 27 - 28, 36 - 37, 44; ЕГО ЖЕ. "Слово о полку Игореве" и культура его времени. Л. 1978, с. 91, 108 - 109, 119 - 120, 131; РЫБАКОВ Б. А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М. 1963, с. 90; ЕГО ЖЕ. "Слово о полку Игореве" и его современники. М. 1971, с. 28, 31, 32, 41, 42, 50 - 52, 62, 66 - 67, 84, 90, 91, 98 - 102, 113, 143, 144, 150, 151, 154, 159, 160, 163, 164, 168, 173, 175, 181, 183, 186 - 189, 195, 203, 212 - 217, 221 - 223, 227, 232 - 234, 239, 240, 248, 250, 251, 254, 255, 257, 258, 260, 261, 263 - 264, 266, 267, 269 - 272, 274, 275, 279 - 282, 290; БАСКАКОВ Н. А. К этимологии половецких собственных имен в "Слове о полку Игореве" (Шарокань, Кончак, Гзак, Кобяк, Овлур). В кн.: Проблемы истории и диалектологии славянских языков. М. 1971, с. 38 - 39, 42 - 43; ЕГО ЖЕ. Тюркская лексика в "Слове о полку Игореве". М. 1985, с. 94 - 95, 149 - 151; РОБИНСОН А. Н. О закономерностях развития восточнославянского и европейского эпоса в раннефеодальный период славянской литературы. VII Международный съезд славистов. Доклад советской делегации. Варшава, август 1973 г. М. 1973, с. 178 - 224; ЕГО ЖЕ. Литература Древней Руси в литературном процессе средневековья. XI-XIII вв. М. 1980, с. 249 - 273, 304 - 305; АМЕЛЬКИН А. О. Кто был главным противником князя Игоря во время похода на половцев в 1185 г. В кн.: Славяне и их соседи. М. 1998, с. 5 - 7; ПЛЕТНЕВА С. А. Донские половцы. В кн.: "Слово о полку Игореве" и его время. М. 1985, с. 249 - 281; ЕЕ ЖЕ. Половцы. М. 1990, с. 87, 118, 119, 131, 136, 146, 156 - 168.

7. Подсчитано на основе анализа упоминаний в русских летописных сводах, византийских и грузинских хрониках, венгерских, персидских и арабских памятниках.

8. "Жизнь царя царей Давида" анонимного автора. В кн.: МУРГУЛИЯ М. П., ШУШАРИН В. П. Половцы, Грузия, Русь и Венгрия в XII-XIII вв. М. 1998, с. 209.

9. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов (НПЛ). М. -Л. 1950, с. 190.

10. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 1. М. 1997, вып. 2 - 3, стб. 281 - 282.

11. ПСРЛ. Ипатьевская летопись. Т. 2. М. 1998, стб. 715 - 716.

12. Там же, стб. 548 - 550; подробнее см.: ПЛЕТНЕВА С. А. Половцы, с. 156 - 157; РЫБАКОВ Б. А. "Слово о полку Игореве" и его современники, с. 143 - 144, 203.

13. ПСРЛ. Т. 2, стб. 568 - 569; подробнее см.: ИНОЗЕМЦЕВ И. В. Особенности военных конфликтов Руси с кочевниками в X-XII вв. - Новик (Воронеж), 1998, с. 51; ПЛЕТНЕВА С. А. Половцы, с. 157; РЫБАКОВ Б. А. "Слово о полку Игореве" и его современники, с. 203.

14. ПСРЛ. Т. 2, стб. 618 - 621.

15. Там же, стб. 618 - 621.

16. Там же, стб. 621 - 624; ПЛЕТНЕВА С. А. Половцы, с. 152, 158; РЫБАКОВ Б. А. "Слово о полку Игореве", с. 154 - 155.

17. ПСРЛ. Т. 2, стб. 621 - 624.

18. Там же, стб. 634 - 636.

19. Там же.

20. Там же, стб. 637 - 644.

21. Там же, стб. 644 - 651.

22. Там же, стб. 659.

23. Там же, стб. 653.

24. Там же. Т. 1, стб. 418; НПЛ, с. 45, 240; РЫБАКОВ Б. А. "Слово о полку Игореве, с. 290.

25. ПСРЛ. Т. 2, стб. 715 - 716.

26. Там же. Т. 1, стб. 249 - 251.

27. "Жизнь царя царей Давида" анонимного автора. В кн.: МУРГУЛИЯ М. П., ШУШАРИН В. П. Ук. соч., с. 209.

28. Золотая Орда в источниках (материалы для истории Золотой Орды или улуса Джучи). Т. 3. М. 2009, с. 228.

29. ПСРЛ. Т. 1, стб. 503 - 509; т. 2, стб. 740 - 745.

30. Золотая Орда в источниках. Т. 3, с. 228.

31. ПСРЛ. Т. 18. М. 1913, с. 423; т. 25. М. -Л. 1949, с. 104.

32. Подробнее см.: Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи, с. 90.

Селезнев Юрий Владимирович - кандидат исторических наук, доцент исторического факультета Воронежского государственного университета.

Просмотров: 1513
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Много ли мы знаем об истории Сибири? Русская Гиперборея Другой взгляд на историю Руси Тартария или как скрыли целый континент? Отзывы американцев на сказку "Морозко" Скрытые факты Русской истории