Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

России объявили экономическую войну на полное уничтожение Гражданская война с последующим геноцидом Как украинцы строили Канаду...в концлагерях Почему партия войны на Украине захотела «мира»
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Польша угрожает Украине «изоляцией», если она не признает геноцид на Волыни

Разрыв с Россией, как и следовало ожидать, обернулся для Украины не независимостью, а настоящей кабалой. Двадцать пять лет ей диктуют условия США и ЕС. Теперь за дело берутся «ляхи». Навязывая Киеву свою правду о прошлом, Варшава, похоже, вынашивает далеко идущие планы

В конце лета спикер Верховной Рады А. Парубий заявил, что у него есть рецепт по преодолению украинско-польских разногласий, возникших из-за различия оценок прошлого, пообещав, что 17 сентября парламенты трех стран — Украины, Польши и примкнувшей к ним Литвы — подпишут совместную декларацию примирения и закроют щекотливую тема. День «Ч» миновал, обещанной декларации, как не было, так нет. Парубий давать комментарии по этому поводу не спешит. Это, понятно: сказать-то нечего. Погорячился человек. Не произнес тост за то, чтобы его желания всегда совпадали с его возможностями. Не учел, что кавалерийскими наскоками всплеск напряженности в отношениях между Украиной и Польшей уже не снять. «Исторические» тучи в небе украинско-польского партнерства не развеиваются, успокоенные словом спикера, а сгущаются, хмурятся. Проблемное прошлое начинает мешать партнерству в настоящем. Дело приобретает все более серьезный оборот.

7 октября Киеву и Варшаве предстоит пройти новый тест на совместимость национальных концепций прошлого. В этот день в Польше состояться премьера художественного фильма «Волынь» режиссера В. Смажовского по мотивам романа С. Сроковского «Ненависть». По мнению председателя комиссии Сейма по связям с поляками за рубежом М. Дворчика, польская киноверсия «Волыни» — часть диалога, которую надо «преодолеть». Она, как он полагает, поможет полякам уйти от практики избегания сложных тем в отношении Украины, продиктованной «неверно истолкованной политкорректностью». Дескать, двадцать пять лет избегали, теперь — хватит! Действие фильма охватывает период с 1939 до 1945 года. Основные коллизии связаны с трагическими событиями, именуемыми Волынской трагедией и квалифицированными Сеймом и Сенатом как «геноцид против граждан Речи Посполитой». Создатели ленты не ставили перед собой цели смягчить реальную картину происходившего, однако, старались избежать одностороннего, «черно-белого» подхода, утверждающего безусловную правоту одних и неизбывную вину других. Рассказ о зверствах УПА дополнен фрагментами, повествующими об ответных действиях поляков, от которых страдают и гибнут мирные украинцы. Режиссер картины признался, что, работая над ней, убедился, что «нет одной правды о тех событиях», нет, и не может быть. Подобный взгляд порождает ситуацию двойственности, открывающую возможность каждой из сторон в польско-украинской дискуссии о Волынской трагедии, оставшись при своем мнении, сохранить добрые отношения друг с другом. Увы, то, что приемлемо с точки зрения художественной правды, не всегда возможно с позиций правды политической. Судя по настроениям части как польской, так и украинской элиты, упорно требующих для себя монополии на правду, идея «двух правд» не найдет понимание и не получит поддержку.

В польском политическом классе и экспертном сообществе набирает ход дискуссия о перспективах польско-украинского «исторического» диалога, а также о возможных последствиях осложнений на пути выработки общих подходов к событиям прошлого. В одном из комментариев на эту тему прозвучало слово «изоляция». Если Украина не согласится с оценкой Волынской трагедии, предлагаемой Польшей, ей может угрожать «международная изоляция». Такое мнение высказал в интервью «Радио Польша» директор Польского института международных дел С.Дембский. Порядок ходов таков: «ссоры» между Варшавой и Киевом, напряженность в двусторонних отношениях, нагнетание ситуации, наконец, изоляция. Это — формула, отражающая присутствующую в польском общественном сознании точку зрения, основанную на представлении о том, что историческая тема может иметь серьезные последствия для отношений между Украиной и Польшей на всех уровнях, включая межгосударственный.

Есть, правда, и иной подход. Его суть в том, чтобы развести историю и межгосударственное сотрудничество по разным «этажам» украинско-польских отношений. Выразителем такого взгляда можно считать Я. Пекло, посла Польши в Украине. «Исторические вопросы, такие, как Волынская трагедия, не могут служить препятствием для наиболее важных вопросов в сотрудничестве Украины и Польши, — уверен он. — Вопреки разночтениям в исторических вопросах, можно реализовывать общие проекты. Надо сосредоточиться на вызовах будущего: на выполнении Соглашения об ассоциации, на том, чтобы возможное членство Украины в ЕС и вступление в НАТО в будущем воспринималось серьезно. Мы должны работать над общими задачами, возникающими вследствие агрессивной политики России, а не только вести разговоры об истории». Упоминание об «агрессивной» Москве вполне понятно: посол — стопроцентно «американский» человек, много лет жил и работал на американские деньги, по указке из-за океана.

Право на жизнь имеют, безусловно, обе концепции. Это, если судить о проблеме теоретически. На практике же историю в любом случае вряд ли удастся отделить от современности на все сто процентов. Она все равно отразится на общих проектах и на отношениях. Показательна в этом плане позиция министра иностранных дел Польши В.Ващиковского. Он употребляет в оценке трагических событий общей истории двух народов слово «симметричность», говоря, что диалог между поляками и украинцами на исторические темы должен вестись, но что «симметричности» поляки не допустят. «Желая прийти к согласию по историческим событиям, мы должны опираться исключительно на документально подтвержденные факты, — говорит он. — Таким образом, в диалоге с украинскими партнерами мы четко подчеркиваем, что не можем согласиться с попытками интерпретировать эти факты в соответствии с принципом симметричности».

Получается занимательно. У поляков есть «факты», причем, «документально подтвержденные», удел украинцев — «интерпретации», причем, «политизированные». Поляки призывают украинцев, признав такой расклад, предоставить право формировать общую правду об истории именно им — полякам. Пока же суть да дело, начинают все активнее пугать и троллить украинцев, злоупотребляя теми преимуществами, которое дает им членство их страны в ЕС. Депутат Европейского парламента от Польши, лидер партии «Конгресс новых правых» Я. Корвин-Микке, известный критическим отношением к Украине, подготовил проект постановления ЕП о запрете въезда на территорию Евросоюза лицам, симпатизирующим и героизирующим УПА. Под героизацией поляки в соответствии с их национальным законодательством понимают, например, исполнение песни «Ой, у лузі червона калина», которую считают гимном УПА, и приветствие «Слава Україні!». В случае поддержки инициативы европарламентариями (вероятность этого невелика, но исключать такое развитие событий нельзя) проблема могла бы приобрести для украинцев серьезный характер. «Мы с украинцами дружим, — говорит польский политик Л. Мошечкова, — но мы не можем принять тех украинцев, для которых Бандера — герой. Мы хотим, чтобы им запретили въезд в ЕС… «. Логика, обещающая новые непростые испытания для украинско-польской дружбы.

В рассуждениях упомянутого выше Дембского много интересного. Так много, что голова кругом. Послушав его, поневоле засомневаешься в чистоте и искренности польских намерений относительно выработки общей оценки трагических событий польско-украинского прошлого. Заподозрив Варшаву в том, что история для нее технологична, инструментальна, а планы в отношении Киева более близки к политике и экономике, чем к дебатам на исторические темы. Историк, например, начинает свои рефлексии с того, что поляки прежде избегали обсуждать с украинцами тему Волыни сознательно, полагая — внимание! — что время для этого еще не пришло, что «украинцы еще не доросли» до адекватного понимания событий прошлого и до их верной оценки. Позиция польской стороны, по его словам, строилась на уверенности в том, что «мы знаем лучше, нам известна правда», и решении «о ней говорить, потому что украинцам ее не понять». Теперь вроде настал момент взглянуть на отношения Польши и Украины с точки зрения более широкой перспективы, уже не тактической, а стратегической, с учетом обоих национальных взглядов на историю и их сопоставления. «Стратегия состоит в том, чтобы выровнять польско-украинские отношения, представив, с одной стороны, польское, с другой, — украинское видение истории». О том, что после «представления» украинское видение предполагается привести в полное соответствие с польским, пока, видимо, прямо говорить не следует.

«В Европе все чаще говорят об Украине: какая, к черту, разница?..», — сказал Дж. Байден П.Порошенко на встрече с ним в Нью-Йорке. Польская угроза «изоляции» укладывается именно в такое видение «украинского вопроса», приобретающее во влиятельных европейских кругах все большую популярность и вес. Когда Порошенко вопрошает Запад: «Знаете ли вы, по ком звонит колокол?», — ему стоило бы, думаю, всерьез задуматься о вопросах-бумерангах, возвращающихся к тем, кто задает их другим.

Яков Рудь

Просмотров: 1381
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Великий и могучий русский язык - Грамота древних Славян Кто построил Змиевы валы? Скрываемые артефакты цивилизации русов в Галилее 25 вещей, которые есть только в России! Снимая маски с монголо-татар… Разгром «дикой дивизии горцев» на Украине или за что батька Махно кавказцев резал