Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Мальчишек из Керчи предупредили накануне: Вы все умрете! Зеленский идет в президенты, а УКРОП заходит с запада Сирия на финишной прямой Китай: от мировой фабрики — к мировому инвестору и гегемону?
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Полсотни ракет для победы над Россией

Сколько надо ракет, чтобы победить Россию? Ответ на вопрос может показаться сногсшибательным и шокирующим. Думается, что около полусотни. Причем не баллистических с ядерными зарядами, а обычных крылатых ракет, RGM/UGM-109D Block III и RGM/UGM-109E Block IV, современных модификаций американской крылатой ракеты Tomahawk. Боезапаса одного эсминца типа Arleigh Burke (которые могут нести до 50 ракет Tomahawk) вполне достаточно, чтобы в благоприятных условиях добиться победы над Россией. Как такое возможно? Вот такой корабль может сокрушить Россию. На фото USS Farragut (DDG-99), эсминец класса Arleigh Burke, на борту которого 96 стандартных пусковых ячеек; по некоторым сведениям, несет до 50 крылатых ракет Tomahawk

В военно-хозяйственном анализе, как и вообще в подготовке к серьезной войне, очень важно выработать умение предвидеть действия вероятного противника, определить, каким образом наиболее эффективно противник сможет добиться своих целей в вероятной войне.

Известно, что наш наиболее вероятный противник, в данном случае США и НАТО, сделали ставку на высокоточное оружие, представленное главным образом крылатыми ракетами. Во всех войнах, которые велись США начиная с «Бури в пустыне» (война против Ирака в 1991 году), крылатые ракеты занимали главное место среди средств поражения противника, особенно на первом этапе боевых действий. Собственно, Tomahawk Block III представляют собой продукт модификации ракет, проведенной по итогам опыта Иракской войны. В операциях использовались сотни ракет: «Лиса в пустыне» (налет на Ирак 17-19 декабря 1998 года) – 415 ракет, Югославия – около 700 ракет (в том числе около 30% по административным и промышленным объектам), операция в Афганистане в 2001 году – около 600 ракет, война в Ираке 2003 года – около 700 ракет, операция в Ливии в 2012 году – 112 ракет. То есть прогноз на вероятную войну предусматривает собой массовое использование крылатых ракет, преимущественно морского базирования.

Из анализа опыта применения вытекало, что для поражения крупного промышленного объекта потребуется довольно много попаданий, от 6 до 10 и более. В силу чего был сделан во многом самоуспокаивающий вывод: если для разрушения инфраструктуры даже довольно слаборазвитых стран вроде Ирака или Афганистана потребовались сотни крылатых ракет, то для России, должно быть, потребуются тысячи, что явно выходит за пределы возможностей даже американского военного бюджета. Действительно, только крупных электростанций мощностью более 5 МВт в России более 600, а протяженность ЛЭП составляет 450 тысяч километров.

Между тем промышленная и особенно энергетическая система стран, с которыми США успели повоевать за прошедшие 25 с лишним лет, существенно отличалась от российской. Она не была централизована в столь высокой степени, как в СССР (и наследовавшей ей России). К примеру, электроэнергетика Югославии на момент бомбардировок основывалась на буром угле (крупнейший в стране энергокомплекс «Никола Тесла» в Обреноваце, в 40 км от Белграда) и на гидроэлектростанциях, среди которых особо выделялась ГЭС «Железные ворота-1» на Дунае. В Югославии электростанции строились у каждого крупного города, с учетом наличия энергоресурсов, и потому сербская система электропередач была развита довольно слабо. Американцам потому пришлось наносить удары по каждой электростанции, чтобы вывести из строя энергосистему страны.

В России же существует не только Единая энергосистема, связывающая все крупные электростанции в единую сеть, но и подавляющая часть электроэнергетики имеет еще более централизованное снабжение топливом – природным газом.

В 2016 году внутри страны потреблялось 457 млрд. кубометров газа, из которых 156 млрд. кубометров расходовалось на выработку электроэнергии, 130 млрд. кубометров в промышленности, и 87 млрд. кубометров котельными и населением. Природный газ выступает не только как топливо, но и как сырье, в частности, для производства столь важного военно-значимого материала, как азотная кислота (все 10 заводов, в России, производящие азотную кислоту, получают ее из аммиака, в свою очередь, производимого из природного газа). В электроэнергетике доля газа составляет в 2016 году 72,6% по всей стране, причем она постепенно увеличивается. Только в Сибири, где угля в избытке, картина обратная: 85,6% топлива в электроэнергетике приходится на уголь.

По большому счету, 4/5 промышленности, транспорта и городского хозяйства в России зависит от природного газа. Который добывается главным образом в одном месте, на Ямале, и передается по системе магистральных газопроводов к потребителям и на экспорт.


Карта магистральных газопроводов России. Красными кружками обведены наиболее уязвимые места газотранспортной системы: ямальский "крест" (вверху), узел недалеко от Ухты и узел у Александров-Гая (внизу)

Достаточно одного взгляда на карту магистральных газопроводов России, чтобы понять, насколько эта отрасль, ключевая для страны в целом и для обороны в частности, уязвима. Достаточно перебить магистральные газопроводы буквально в трех местах, чтобы почти полностью отсечь европейскую часть России, где находится основная часть населения и основная часть промышленности, в том числе и военной, от газа. И, как следствие, от электроэнергии, от тепла, от сырья.

Причем стоит обратить внимание, что на карте магистральных газопроводов есть место, в котором пересекаются сразу 17 крупных газопроводов. Место известно как «крест». Оно расположено на берегу реки Правая Хетта, недалеко от поселка Пангода, и действительно со спутника выглядит как два креста, нанесенных прямо на тундре.

Полсотни ракет для победы над Россией
Ямальский "крест" из космоса. Комментарии излишни

Очень трудно найти объяснение для столь вредительского решения. Ничто не мешало трубопроводы рассредоточить по тундре, расположив их подальше друг от друга. Если бы противник перебил бы одну нитку, другие остались бы целыми. И вообще, рассредоточенную систему газопроводов труднее уничтожить и проще починить. Но тут было сделано нечто невообразимое. Я могу выдвинуть только такое объяснение этому странному факту. Поскольку «крест» из газопроводов был сооружен еще в советские годы, то это могло быть только в том случае, если советское руководство, начиная с Л.И. Брежнева, было твердо, абсолютно и несокрушимо уверено в том, что никакой войны не будет, никакой угрозы этому наиболее уязвимому месту в советской газопроводной системе нет и не будет.

Газопроводы нельзя замаскировать, они прекрасно видны на спутниковых и аэрофотоснимках главным образом потому, что в целях безопасности вырубаются все деревья и кусты в полосе отвода под газопроводы. Да и вообще, вся газовая и газотранспортная инфраструктура прекрасно видна с воздуха: скважины, газокомпрессорные станции, газопроводы, подземные газохранилища.


Чтобы не быть голословным. Новоарзамасская газокомпрессорная станция недалеко от Нижнего Новгорода. Объект, прекрасно видимый со спутника и чрезвычайно уязвимый даже для попадания одной крылатой ракеты...

Касимовское подземное газохранилище между Владимиром и Рязанью, юго-восточнее от Москвы, на 12 млрд. кубометров газа. По заметности и уязвимости ничем не отличается от газокомпрессорной станции. Если оно будет атаковано ракетами, то гореть будет долго

Можно нисколько не сомневаться, что у американцев есть исчерпывающая база данных с точными координатами каждого такого объекта российской газовой промышленности. Если они хоть когда-нибудь планировали удары по газовой промышленности, то ямальский «крест», безусловно, занимал в них самое почетное место. Еще бы, одним ударом отсечь 85% добычи природного газа!

Tomahawk вполне в состоянии справиться с газопроводом, поскольку модификации Block III и Block IV оснащаются боевой частью WVU-36/B с зарядом 340 кг взрывчатки. Взрыв боеголовки должен только нарушить герметичность трубопровода и высечь искру, а дальше газ под давлением в 54 атмосферы доделает все остальное. Сила взрыва такова, что вырывает и выбрасывает в сторону десятки метров стальной трубы большого диаметра и создает большую воронку, над которой возникает столб горящего газа.


Результат взрыва газопровода у города Коменки, недалеко от Познани, в Польше. Фото выбрано потому, что на нем особенно хорошо видны все последствия взрыва газопровода

Думается, что последствия ракетного удара по магистральным газопроводам более или менее понятны. Утрата 85% газа приведет к остановке большей части электростанций, к прекращению подачи электроэнергии и тепла в жилые дома, к резкому сокращению работы железных дорог. Электроэнергии останется только в самый обрез, только на самые важные объекты и самые неотложные нужды. Если удар произойдет зимой, в сильные морозы, то ущерб будет гораздо больше, чем от ядерной бомбардировки.

Теперь весь вопрос в том, что делать в таком случае. Если уязвимое место обнаружено, то надо его чем-то прикрыть. Есть несколько доступных вариантов. Во-первых, вариант быстрый и не слишком надежный: прикрытие газопроводной системы комплексами ПВО. Ямальский «крест» можно прикрыть несколькими комплексами С-400. Но все равно остается вероятность массированной атаки с предварительным подавлением ПВО, вероятность двух или трех волн ракетных атак, так, чтобы какая-нибудь из них добилась эффекта. Все же выгода от разрушения ямальского «креста» вполне оправдывает расход даже 200-300 крылатых ракет по этому месту. И еще, у вероятного противника остаются другие варианты: разрушать газовые скважины или взяться за разрушение газокомпрессорных станций, без которых газ из Сибири передать невозможно. Можно также ударить по любому участку газопроводов. Совершенно очевидно, что прикрытие системами ПВО — это вовсе не решение проблемы. Система газопроводов столь протяженная, а уязвимых объектов на ней столь много, что не хватит имеющихся систем ПВО, чтобы обеспечить их надежную защиту. ПВО целесообразно прикрывать скрещения газопроводов, распределительные узлы, чтобы лишить противника возможности выводить из строя сразу большие сегменты газопроводной системы.

Во-вторых, можно создать вспомогательную систему, которая обеспечит горючим газом имеющуюся систему даже в случае полного отсутствия поступления ямальского газа. Это могут быть достаточно крупные газогенераторы, которые будут превращать в горючий газ всякую всячину, все, что горит: уголь, торф, древесину, бытовой мусор (свалки в этом смысле становятся стратегическими объектами). Генераторный газ заметно хуже природного, но он зато позволит продержаться на минимальном потреблении то время, которое необходимо для восстановления газопроводов и возобновления подачи газа.

В-третьих, несколько отойти от практики централизованной генерации электроэнергии и поставить задачу, чтобы у каждого населенного пункта и более или менее крупного завода был свой источник энергии (тепловой и электрической) на местных ресурсах, покрывающий самые минимальные потребности. Это могут быть малые ГЭС, тепловые электростанции и котельные на местном топливе или отходах, или ветровые генераторы, объединенные в ветропарки.

С точки зрения крайней уязвимости централизованных систем перед массированным ракетным ударом способы рассредоточенного производства военно-значимых сырья, материалов и военной продукции становятся очень интересны с военно-хозяйственной точки зрения. Опыт воевавшей Германии свидетельствует: чтобы уничтожить подобную рассредоточенную военную промышленность даже на очень небольшой территории, требуется невероятное количество бомб. Если провести это дело с российским размахом и рассредоточить военную промышленность по российским просторам, переместив большую часть в Сибирь (где есть и местное сырье, и местные энергоносители), то тогда у американцев просто не хватит крылатых ракет и бомб, чтобы ее уничтожить.

Просмотров: 724
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
В Галиции в 19 веке писали на памятниках на русском языке, потому что не было украинского! Покровитель Славянских воинов Бог Перун и знак Перуна Величайшие изобретения русских Кто такая Баба-Яга? Как жили помещики в России начала и средины 19 века 7 причин остаться в России