Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Русский язык в вопросах и опросах украинских националистов Решили «пометить территорию»? Администрация Трампа показала лицо: итак, приоритеты расставлены? 2017-й решающий? Тупики украинской ситуации требуют своего разрешения уже в ближайшей перспективе
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Понять Путина – значит понять Россию

Фильм Саиды Медведевой «Президент», посвященный 15-летию со дня первого вступления Владимира Путина на пост главы государства, на канале «Россия 1» посмотрели 39,1% москвичей старше 18 лет, свидетельствуют предварительные данные исследовательской компании TNS Россия.
В фильме-интервью Владимир Путин рассказал о поворотных моментах большой политики, о том, куда идет Россия сегодня. В нем органично сочетались интервью Владимира Соловьева с президентом РФ и рассказы людей, работавших с Путиным в разное время. Оценка российской аудитории в большинстве своем очевидна. А как воспринимают Россию и Владимира Путина западные эксперты?

Так, Алан Каллисон (AlanCullison) (The Wall Street Journal), считает, что в фильме российский президент изображен как защитник страны на фоне ухудшения отношений с Западом. Путин демонстрирует свое намерение не отказываться от аннексии Крыма, которая, по его словам, восстановила историческую справедливость и не является нарушением закона.

Путина также не беспокоят, как он выразился, экономические санкции Запада. Он заявил, что эти санкции направлены на ослабление России.

Следящие за Кремлем обозреватели выражают тревогу по поводу того, что Путин может разжечь войну на Украине ради сохранения своей популярности. Путин повторил претензии в адрес Запада по поводу расширения Организации Североатлантического договора и обвинил США в том, что они сеют семена террора, напрямую поддерживая боевиков на неспокойном Северном Кавказе.

По мнению автора, Путин говорит о том, что в начале своего президентства он стремился к сотрудничеству с Западом, но потом разочаровался, поскольку по мере выхода России из постсоветской нищеты разговаривать с Западом становилось все труднее.

Ранее, еще до показа документального фильма «Президент», Тома Гомар, руководитель отдела стратегического развития Французского института международных отношений (Ifri), в своей статье «Последствия раскола между Россией и Западом» также постарался понять истоки «исторического воссоединения» Крыма с Россией и политики российского президента.

Тома Гомар полагает, что, в сущности, истоки раскола между Россией и Западом следует искать в тех сложных отношениях, которые связывают Вашингтон, Лондон, Париж и Москву с арабскими странами, Ираном, Турцией и Израилем. Раскол между Россией и Западом грозит непредсказуемыми последствиями, масштаб которых пока трудно себе представить.

Действия же России невозможно понять, не обращаясь к ее имперскому и советскому прошлому.

В современных условиях необходимо переосмысление Крымской войны (1853–1856), закончившейся тяжелым поражением России в результате действий Османской империи, Франции и Британии. Это осмысление, считает Гомар, позволило бы выявить тогдашние тенденции, остающиеся актуальными и поныне, а именно равновесие между христианами и мусульманами в черноморском регионе.

Главными элементами, лежащими в основе российской системы, эксперт видит православие и державность.

Поэтому, по мнению Гомара, Владимир Путин использует византийское наследие в российской дипломатии, а реализация проекта ЕАЭС, по мнению Тома Гомара, стало частью геополитики России

«Евразия и евразийство остаются концепцией, лишенной конкретного содержания и выражающей не столько сближение с Азией, сколько своеобразную форму протеста против действий Запада, который, по мнению России, на протяжении всей истории отношений стремится всячески ее унизить», – полагает Гомар.

И здесь интересны параллели политики Евгения Примакова и Владимира Путина, которую проводит французский эксперт.

Евгений Примаков, будучи министром иностранных дел (январь 1996 – сентябрь 1998 гг.) считал, что «Россия не просто одна из европейских стран, стремящихся к тесным партнерским отношениям с Западом; это держава, которая включает в себя, помимо европейской территории, также часть мусульманского Востока и Азии». Исходя из того факта, что у России «смешанная» идентичность, Евгений Примаков настаивал на многовекторности российской внешней политики и выступал за создание триады Москва – Дели – Пекин. В то же время Евгений Примаков прилагал все силы, чтобы вывести Россию на ближневосточную политическую сцену. Арабист, вхожий в самые влиятельные круги, он возобновил контакты с арабскими странами, унаследованные от советского периода (Египет, Сирия, Ирак). Одновременно он установил тесные связи с Турцией и Израилем, образовав «хрупкий союз Москва – Анкара – Иерусалим», который основывается на неприятии радикальных исламских движений и на выборочном экономическом сотрудничестве. Владимир Путин сумел обратить наследие Примакова себе на пользу.

Это интеллектуальное наследие Примакова гораздо важнее для понимания политики Владимира Путина, чем геополитические теории прочих экспертов, полагает Гомар. Именно Евгений Примаков сформулировал теорию многополярного мира, стремясь разбить господствовавшие в американской геополитике 1990-х годов стереотипы, в которых мир представал двуполярным: с одной стороны – цивилизованные страны во главе с Соединенными Штатами, стоящими на защите либеральных ценностей, с другой – отсталые и авторитарные государства, пребывающие в состоянии хаоса.

Примакову такая картина мира казалась неверной, упрощенной и грозящей России потерей идентичности в том случае, если она подчинится навязываемой ей модели. В 2003 году Путин берет себе на вооружение этот тезис Примакова, поддержав идею создания БРИКС.

По мнению эксперта, Россия воспринимает себя как особая цивилизация, поддерживающая тесные связи одновременно и с Западом, и с мусульманским миром. Когда нужно, Россия борется против исламизма и против западного влияния, защищая свою «особость». Вслед за Примаковым Владимир Путин всегда проводит четкую границу между исламскими «фундаментализмом» и «экстремизмом», делая акцент на том, что в России мусульмане и русские издавна мирно уживаются вместе. Москва резко критикует Запад за применение силы и военные интервенции, подчеркивая их дестабилизирующее действие: например, последствием вторжения в Ирак было нарушение хрупкого баланса сил в регионе и возрождение извечного антагонизма между суннитами и шиитами.

В последние годы Владимиру Путину удалось укрепить связи с турецким президентом Реджепом Эрдоганом и с египетским президентом Абдель-Фаттахом ас-Сиси; при этом Путин продолжает играть ключевую роль в переговорах с Ираном и активно поддерживать Башара Асада. В общем, приходится констатировать гибкость и эффективность политики Москвы на Ближнем Востоке, несмотря на ограниченность средств. Вдобавок к этому Москва претендует – и это особенно болезненно для Европы – на роль защитницы христиан на Востоке, которые подвергаются преследованиям в Ираке и Сирии.

На этом фоне не менее интересно мнение Ноама Хомски, известного лингвиста, философа и политического активиста. Выступающий против правящей элиты и критикующий внешнюю политику США и Запада, в одном из интервью Euronews он дал свою оценку Владимиру Путину и  внешней политике президента.

«Я хочу сказать, что его (Владимира Путина. – Прим. ред.) политика понятна. Идея о том, что Украина может присоединиться к западному военному альянсу, совершенно неприемлема для любого российского лидера. Это уходит корнями в 1991 год, когда распался Советский Союз. Горбачев согласился позволить Германии объединиться и войти в НАТО. Это должно было быть взаимовыгодное соглашение – было решено, что НАТО ни на дюйм не расширится на Восток. Была использована именно эта фраза».

Что произошло, задается вопросом Хомски и продолжает: «НАТО немедленно вошла в Восточную Германию, а затем пришел Клинтон и расширил НАТО до самых границ России. А сейчас новое украинское правительство – правительство, которое было установлено после свержения прежнего, –парламент голосуют 300 голосами против 8 (или что-то в этом роде) за переход к вступлению в НАТО».

Далее поясняет, что «Крым забрали после свержения правительства Украины. И все это не защищает Украину, а угрожает Украине крупномасштабной войной. Стремление Украины в НАТО – это не защита. Суть в том, что это серьезная стратегическая угроза для России, на которую любой российский лидер должен был бы реагировать. Все это понятно».

При этом, говоря о других тенденциях глобальной политики, Хомски высоко оценивает независимость Латинской Америки, полагая, что это имеет историческое значение.

В частности, касаясь саммита Америк в Панаме, Хомски акцентирует внимание на том, что на последних континентальных встречах США были в полной изоляции, а это, по мнению эксперта, радикальное изменение

На самом деле причина, по которой Обама сделал добрые жесты в отношении Кубы, не что иное, как попытка преодолеть изоляцию США. «Изолированы США, а не Куба, и, определенно, это провал».

Признаки для оптимизма в Европе Хомски видит в партиях «Сириза» и «Подемос». «Будем надеяться, что наконец началось народное восстание против дробления, разрушительной экономической и социальной политики, проводимой бюрократами и банками. И это очень обнадеживает. Это должно было произойти», – заявляет он.

Оценки Ноама Хомски свидетельствуют об изменении геополитической картины мира, сильнейшее влияние на которую оказывает именно внешнеполитическая стратегия Владимира Путина.

Обзор подготовила Ната Марк

Просмотров: 820
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Влияние кукол Барби и им подобных на наших детей Сокол у древних славян Баня по-черному в русской традиции Откуда у Елизаветы II диадема русской императрицы? Матрёшка - символ России и сакральный смысл Художественные изделия из кожи