Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

The National Interest: пять регионов, где может начаться третья мировая война Прогноз-2018: Будем нащупывать новое «дно» Украина как полигон электронно-банковского концлагеря Фальстарт космической гонки
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Порошенко дал понять Европе, кто у него хозяин

Почему украинский президент поменял стиль общения с партнерами из ЕС

Сегодня, 24 ноября в Брюсселе стартует 5-й саммит Восточного партнерства, представленного шестью бывшими республиками СССР — Арменией, Азербайджаном, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной, которые Евросоюз пытается адаптировать к своим политическим и экономическим нормам. Однако основной интригой до последнего момента оставалось участие в мероприятии главного европейского мечтателя — президента «незалежной» Петра Порошенко.

Дело в том, что за пару дней до намеченного события Польское радио неожиданно сообщило, что украинский лидер встал в позу и грозит проигнорировать свой европейский выход, если Брюссель не изменит в пользу Киева проект итоговой резолюции, которую должны подписать страны-участницы. Якобы текст этого документа, одобренного Европарламентом 15 ноября, не соответствует ожиданиям украинской стороны, так как в нем идет речь о признании европейских стремлений стран «Восточного партнерства», но не говорится о европейской перспективе для Украины.

А Киев хотел бы получить гарантии на свое будущее членство с ЕС. Поэтому требует внесения соответствующего пункта в проект декларации.

Впрочем, если демарш со стороны Порошенко и был, как сообщают польские СМИ, был он весьма недолгим. Потому что в столицу ЕС президент Украины все-таки прилетел.

О чем сообщил в Twitter его пресс-секретарь Святослава Цеголко, уточнив, что в программе главы государства «участие в саммите «Восточного партнерства», а также «переговоры с лидерами ряда стран».

В этой связи довольно странно выглядит позиция главы МИД Украины Павла Климкина, который ранее дал понять, что Украине не стоит ожидать каких-либо политических решений на брюссельском саммите.

Как он выразился, для «нас это не какая-то политическая арена», а «корзина с инструментами, чтобы работать дальше над реформами». Также, по мнению Климкина, с Белоруссией и Арменией у Украины не может быть никаких «политических рамок» по определению.

То есть, глава украинского внешнеполитического ведомства своими умозаключениями, по сути, вольно или невольно, значительно понизил статус международной встречи, где предстоит участвовать лидеру его страны. Который, к тому же, собирается там выставить европейским партнерам целый ряд условий.

Прокомментировать последствия таких шагов в свете европейских устремлений Украины, «СП» попросила замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, политолога Никиту Данюка:

— Ситуацию в любом случае необходимо рассматривать в комплексе. В первую очередь, демарш Порошенко (если он, действительно, имел место) связан с очень напряженной внутриполитической ситуацией на Украине. Рейтинги президентские крайне низки. Противостояние украинских элит усиливается. А подобного рода жесткая позиция позволяет набрать определенные политические очки у украинской аудитории.

Поэтому я рассматривал бы такой демарш, скорее, как попытку продемонстрировать то, что Киев будет требовать от Брюсселя (и, соответственно, от всех европейских столиц) отношения к себе как к равному партнеру. Все-таки внутриполитическая плоскость, она, мне кажется, основная в логике поведения Порошенко.

При этом, безусловно, подобного рода попытки шантажировать своих европейских коллег, они по определению обречены на провал. И, прежде всего, потому что сам Брюссель неоднократно заявлял о том, что Украина в нынешних условиях не соответствует тому уровню, благодаря которому можно было бы надеяться на членство во всевозможных европейских институтах. Я уже не говорю о Евросоюзе.

В этом контексте, конечно, Порошенко, пришедший к власти на фоне государственного переворота в Киеве, воспринимает позицию Брюсселя, как своего рода предательство. Ведь он обещал в кротчайшие сроки интегрировать Украину в единую Европу, а конечной целью заявлялось вступление в Европейский союз.

Но абсолютно очевидно, что Брюссель с самого начала не рассматривал, конечно, Украину как неотъемлемую часть европейской семьи. А после событий в Крыму, после того, что произошло на Юго-Востоке, где до сих пор идет гражданская война, он даже намеков по поводу будущего Украины в ЕС, позволить себе не может.

Мы знаем прекрасно, что одним из излюбленных инструментов европейской дипломатии являются как раз так называемые «кулуарные договоренности». Обычная риторика, достаточно позитивная в отношении партнеров, которая не подкрепляется никакими нормативно-правовыми документами. То есть, законодательной базы под вот эти обещания европейцы никогда не закладывают.

А в этом смысле, как мы понимаем прекрасно, руки у Брюсселя будут развязаны.

— Но там — в ЕС — сейчас и своих проблем достаточно. Им до Украины вообще?

— Разумеется, Брюссель сейчас занят совершенно другими проблемами — европейская солидарность трещит по швам. Ситуация с Каталонией, с Ломбардией, с Венето… Brexit, опять же.

Я не говорю про ситуацию с беженцами. Про то, что новые политические силы приходят к власти в определяющих странах Европы.

В этом смысле, конечно, ставить свою репутацию, имидж, и — прямо скажу — голову на то, чтобы гарантировать Украине членство в ЕС, благодаря тому, что этот пункт где-то прописан, никто не будет. Участь Украины в этой игре была понятна с самого начала.

После подписания Соглашения об ассоциации Европа получила для себя очень лакомый украинский рынок. И осталась только в плюсе, если мы посмотрим экономические показатели, благодаря тому, что Украина резко переориентировалась с России на Запад и открыла свои границы для европейского бизнеса.

Но гарантировать дальнейшую интеграцию с Украиной, где отсутствуют, в принципе, стабильно функционирующие государственные институты, где никто не может гарантировать элементарной безопасности не только бизнесу и инвестициям, а просто людям — мы знаем, как часто там происходят теракты и политические убийства, Брюссель, конечно, не хочет. Потому подобного рода пункт в финальный документ саммита вносить не будет.

И это, разумеется, является очень серьезным ударом по имиджу Порошенко. Вот он и пытается на фоне этого явного провала сделать, так сказать, хорошую мину при плохой игре. Пытается, в том числе, переиграть этот провал в свою пользу, заявив о том, что Киев не согласен на эти условия. Хотя, конечно, он знал это заранее.

— Насколько такой стиль украинского президента устроит его европейских партнеров? Ведь мало кому понравится, когда на него давят…

— А Порошенко как раз очень хорошо понимает, что европейские партнеры — даже при том, что они играют крайне важную роль и во внешней политике Украины, и в экономике, и даже во внутренней политике, — они все равно являются второстепенным политическим субъектом, который принимает решения. Потому что если у Киева будет полная поддержка Вашингтона, и Вашингтон будет тоже заинтересован в том, чтобы ЕС пополнился таким государством как Украина, конечно, его позиция будет намного сильнее.

В этом смысле то, что сейчас Порошенко как бы ссорится с брюссельской бюрократией, в будущем может, в принципе, позволить ему получить определенную поддержку со стороны США, которые так же часто рассматривают Европу как своего потенциального конкурента, а не союзника, или, собственно, ту силу, безопасность которой нужно отстаивать.

Наоборот, слабый Евросоюз — а, безусловно, при вступлении Украины он еще больше ослабнет, — выгоден американцам.

То есть, Порошенко в какой-то степени находится в ситуации выбора. Либо все-таки пытаться сохранить поддержку Вашингтона и с его помощью пытаться убедить европейских партнеров включить Украину в перспективе в планы по окончательной интеграции в ЕС. Либо выстраивать коммуникацию с европейцами, которые с самого начала заявляли о том, что даже несмотря на реформы, которые предпринимаются на Украине, в ЕС ее никто не ждет.

В общем, есть наглядный пример Грузии, которая после «революции роз» 2013 года и после откровенно прозападного и проамериканского президента в лице Михаила Саакашвили, действительно, ослабила свои связи с Россией. Переориентировалась на западных партнеров. Осуществляла культурные, образовательные, финансово-экономические реформы внутри страны по западному образцу — конечно, с западными кураторами и консультантами.

Как итог: Грузия сейчас не рассматривается тем же Брюсселем как потенциальное государство, которое находится в списке на включение в ЕС.

И в этой связи поведение Порошенко как раз объяснимо. Он пытается обыграть ситуацию себе на пользу, показывая готовность отстаивать интересы Украины. При этом, не считая Брюссель, скажем так, определенной финальной инстанцией, которая принимает решения по поводу включения Украины в евроатлантические структуры всевозможные.

А политические очки ему сейчас крайне нужны. Потому что ситуация на Украине очень нестабильная. И в этом смысле имидж «крепкого президента», который требует от своих европейских партнеров выполнения обязательств, может ему помочь, как он рассчитывает.

Но другой вопрос, что конкретных обязательств Европа на бумаге — опять же — никогда не давала. И вряд ли будет спешить открывать двери для Киева.

Светлана Гомзикова
Просмотров: 1187
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Другой взгляд на историю Руси Русские князья – викинги? Древние корни слов Боснийские пирамиды Праотцы славян - Спас Мамай Тохары, или история белой расы в Китае