Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина. В Кривом Роге оставшиеся без тепла люди начали восстание Каким будет мир после ОПЕК Западное лицемерие в Париже прикрывает глобальный обман 1914 года На США и Европу обрушился "русский сценарий катастрофы"
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Порошенко и Тимошенко: с чего начиналась ненависть

Она началась еще в ющенковские времена, когда ее назначили премьер-министром, а его в противовес ей - секретарем СНБО

На днях в украинскую прессу просочились сведения о тайной встрече Петра Порошенко и Юлии Тимошенко. Подробностей, естественно, нет, поэтому тяжело сказать, о чем стороны говорили или пытались договориться. Может, Порошенко, понимая, что Тимошенко будет его главным соперником на предстоящих в следующем году выборах, пытался найти с ней какой-то компромисс, но это только догадки.

Порошенко и Тимошенко не просто не любят друг друга, и видят в друг в друге политических соперников. Они друг друга давно и прочно ненавидят.

История этой ненависти уходит своими корнями в ющенковскую эпоху. Тогда в 2005 году после победы оранжевого Майдана Виктор Ющенко хотел назначить премьер-министром Петра Порошенко. Тот в отличие от Тимошенко был своим. Однако Майдан требовал того, чтобы при президенте Ющенко премьером была Тимошенко. Новому главе государства пришлось уступить общественному мнению. Мол, ничего страшного. Не пройдет и года, как все увидят, что Тимошенко не профессионал, а популистка, и разочаруются. А вот тогда отправим ее в отставку и назначим премьером Порошенко.

А пока, чтобы она каких-то плохих дел в премьерском кресле не натворила, поставим ей в качестве противовеса Порошенко, назначив на пост секретаря СНБО, и придав этому органу столько полномочий (отняв их соответственно у Кабмина), чтобы можно было таким противовесом быть.

Уже в сентябре 2005 года противоречия между командами Ющенко и Тимошенко дошли до такой степени, что последняя решила ни много ни мало свергнуть президента.

Ночью с 7 на 8 сентября на даче Тимошенко в Конча-Заспе (этот дом она якобы снимала) собрались помимо хозяйки дома Александр Турчинов, ее тогдашняя правая рука и председатель СБУ, министр обороны Анатолий Гриценко и его жена — фактический руководитель популярного еженедельника «Зеркало недели» журналистка Юлия Мостовая, генпрокурор Святослав Пискун, вице-премьер Николай Томенко, и Михаил Бродский, смотрящий от Тимошенко за ее фракцией в Киевсовете.

Присутствующие пришли к выводу, что Ющенко зарвался и его пора отправлять в отставку. На тот момент тот уже перестал быть либимцем толпы. Разочарование в оранжевой революции было тотальным. Судите сами. Если в марте 2014 года рейтинг Ющенко составлял 60%, то в сентябре упал в три раза, составив 20%. И тенденция к падению продолжалась.

На падение рейтинга сказались не только завышенные ожидания людей, требовавших тотальных перемен и немедленного улучшения жизни, но и, например, скандал с сыном президента — Андреем Ющенко. В серии своих статей «Сын Бога», опубликованных летом 2005 года на самом популярном украинском ресурсе «Украинская правда», журналист Сергей Лещенко рассказал, как 19-летний парень, студент, проводит вечера в компании своей любовницы Анны Павлович в дорогих киевских ресторанах, попивая дорогое шампанское, и разъезжая на дорогих авто, которые мог зачастую парковать прямо посередине проезжей части.

Нелюбви Ющенко добавляло и его близкое окружение — олигархические и полуолигархические товарищи, которые с 2001 года (с момента первой парламентской кампании, на которой победила политическая сила Ющенко — блок «Наша Украина») вкладывали в него деньги. Некоторые из них были кумовьями президенту. С легкой руки Александра Зинченко, на тот момент госсекретаря Ющенко, их стали называть «люби друзи» (так Ющенко часто обращался к аудитории во время своих публичных выступлений).

В эту группу входили тогдашний первый помощник третьего президента — Александр Третьяков, Николай Мартыненко, Давид Жвания, Евгений Червоненко. Неформальным лидером этой группы считался Петр Порошенко.

В начале сентября 2005 года Александр Зинченко провел пресс-конференцию, на которой обвинил «любых друзив» и Порошенко в коррупции, что, естественно, еще больше ударило по имиджу и рейтингу Ющенко.

Вот на этом неблагопритятном для президента общественно-политическом фоне заговорщики и рассчитывали. Они полагали, что в этом им помогут два человека: беглый российский олигарх, обосновавшийся в Лондоне, Борис Березовский и тогдашний американский посол Джон Хербст.

Первый был недоволен тем, что, вложив в избирательную кампанию Ющенко серьезные деньги, речь шла о сумме между 50 и 100 миллионами долларов (они были переданы через Третьякова и Жванию, чему имелись в качестве подтверждения платежки о переводах), в отличие от «любых друзив» ничего с этого не поимел. Березовский наивно полагал, что пришедший к власти Ющенко раскулачит кого-то из украинских олигархов, поддержавших Виктора Януковича, например, Рината Ахметова, а его активы передаст ему. Но он ошибся. Поэтому Березовский решил действовать через Тимошенко. План был таков. Платежки должны были быть опубликованы, Ющенко на этом основании должны были обвинить в незаконном финансировании избирательной кампании, а затем устроить импичмент.

Естественно, отправка Ющенко в отставку должна была быть одобрена «смотрящим» за Украиной от Вашингтона. Им по традиции был американский посол. Ему прямо ночью и позвонил прямо с дачи Тимошенко Анатолий Гриценко. Объяснив заспанному послу суть дела, Гриценко услышал однозначный ответ — Америка не поддержит смещения нынешнего президента.

Как бы в таких условиях заговор развивался дальше никто в точности сказать не может, но все закончилось довольно быстро. На следующий день Пискун все рассказал Ющенко, который отправил все заговорщиков во главе с Тимошенко в отставку. Для равновесия в отставку пришлось отправить и Порошенко.

Тимошенко была бы не Тимошенко, если бы и тут не подложила свинью экс-секретарю СНБО. Порошенко так и не сдал свой депутатский мандат весной 2005 года после своего назначения, как того требовал закон. Он рассчитывал, что в случае его отставки он возобновит свои депутатские полномочия. Но не тут-то было. Фракция БЮТ с подачи Тимошенко сразу же после известия об отставке Порошенко проголосовала вместе с оппозиционными фракциями за сложение им депутатского мандата.

Порошенко был вне себя от злости. Уже после своей отставки, выступая на телеканале «Интер», рассказала, как тот топал ногами от злости и кричал на нее в присутствии Ющенко. «… и тут в кабинет к президенту ворвался весь в соплях и слезах Порошенко и стал кричать, что моя фракция лишила его депутатского мандата», — со смехом рассказывала украинским телезрителям Тимошенко.

Она чуть ли не в открытую тогда говорила, что Порошенко вор.

«Президент попросил нас не ссориться и протянуть друг другу руки. А я в ответ ему говорю: Виктор Андреевич, как я могу протянуть ему руку, если его руки заняты — они постоянно что-то тырят…», — с улыбкой повествовала Тимошенко, нисколько не сомневаясь, что симпатии оранжевого электората в той ситуации были на ее стороне.

Как бы к Юле потом не относились украинцы, но на тот момент их симпатии перешли от Ющенко именно к ней. После ее выступления оранжевые ненавидели Порошенко еще больше, чем Януковича, считая его и остальных «любых друзив» законченными коррупционерами, проходимцами и виновниками неудачи оранжевой революции. Антирейтинг Порошенко среди украинских политиков был тогда самый высокий. Казалось бы, на его карьере поставлен жирный крест. Больше он никогда не поднимется.

Нужно отдать должное Порошенко, он поступил мудро, не став сразу же брать ответное слово. Его обвинениям Тимошенко все равно никто бы не поверил.

Он и его пиарщики решили показать, что Петр Алексеевич, несмотря на прозрачные намеки Юли, что он вор, ведет жизнь ну очень мелкого олигарха. Для этого они решили свозить журналистов на «подставную дачу» Порошенко под Киев.

Среди этих журналистов был и я, тогда политический журналист в ахметовском таблоиде «Сегодня». Нас собрали тогда на площади Леси Украинки и, разместив в 4 или 5 микроавтобусах, повезли на дачу.

«Подставной» ее потом в разговоре со мной окрестил киевский политолог Вадим Карасев. Мол, и я был на этой «подставной даче» когда-то, когда меня приглашал туда Порошенко поговорить о перспективах совместной работы.

На самом деле в этот момент будущий украинский президент полным ходом вел строительство «Белого дома» под Киевом на земле, которая принадлежала то ли какому-то профсоюзу, то ли базе отдыха. Землю эту он «приватизировал». Этот дом во время строительства выдавался как будущий дом отца Порошенко — Алексея. Мол, что я родному папе не могу дом построить.

«Подставная дача» была объединенным участком где-то в 20 или 30 соток родителей Петра и Марины Порошенко. На нем было два дома. Неказистый маленький домик, где квартировали родители жены Порошенко и трехэтажный, где жили родители будущего президента. То, что Порошенко на этой даче почти не жил, журналисты установили сразу во время осмотра помещений. Кто-то на камеру спросил, сколько комнат в доме его отца, Порошенко ошибся числом, и пока ему не подсказали, он так и не смог правильно ответить. В дом родителей жены мы тогда попасть не смогли, так как в это время там спал младший сын — Михаил. Родители называли его — Мика.

Я приехал на дачу с нашим фотографом Гришей Салаем и двумя бутылками водки. На последних были наклеены оранжевые этикетки с ющенковскими лозунгами «Так!». Я знал, что будет застолье и попросил Гришу сфотографировать бутылки в тот момент, когда я их поставлю на стол напротив Порошенко. То есть в итоге должен был получится снимок — две «оранжевые» бутылки водки и отставленный Порошенко. Снимок предназначался для главной газетной полосы.

И так мы приехали на дачу. На входе нас, человек двадцать (причем, что с нами были все главные телекамеры Украины), встретил Порошенко с семьей и родителями. Провели во двор. Петр Алексеевич взял слово. Вкратце рассказал о даче и о том, чем он занимается «на пенсии». Я, стоя, в первых рядах, стал громко перебивать спич Порошенко, задавая ему неприятные вопросы:

«Петр Алексеевич, вот Юлия Владимировна сказала в своем выступлении на «Интере», что вы ворвались к президенту весь в соплях и в слезах. Вы что, действительно ворвались весь в соплях и слезах?». Порошенко посмотрел на меня внимательно, но сделал вид, что не услышал мой вопрос. Я снова громко: «Петр Алексеевич, а вот Тимошенко сказала Ющенко, что она не может протянуть вам руку, потому что ваша руку что-то постоянно тырит. Не могли бы ли вы продемонстрировать ваши руки?». Все стали смеяться. Порошенко отделался от моего вопроса каким-то кратким замечанием.

После мне рассказывал коллега из «Сегодня». Порошенко через месяц после нашей поездки к нему на дачу встречался с ним. Во время разговора попросил передать мне привет: «Мы сначала думали, что Чаленко провокатор, но потом оказалось, что классный парень».

Проведя нас по участку, и показав дома, нас всех пригласили пообедать. Два больших стола с накрытой едой стояли  буквой Т под прозрачным навесом. Такие обычно ставят у нас, в Киеве, над бюветами, где киевляне набирают питьевую воду. Но что красиво для города, совершенно безвкусно выглядит на дачном участке. Порошенко рассказал нам, что инициатором установки выступила его покойная мама и очень радовалась, когда эту «красоту» возвели.

В «президиуме» за столом расселась семья Порошенко. Правда, отец за стол не садился, а стоял поодаль, ничего не ел, а время от времени брал слово, комментируя что-нибудь из речи сына. Журналисты расселись за перпендикулярно поставленным к "президиуму" столом.

Увы, моя «провокация» не удалась. Как только я вытащил из рюкзака две бутылки и поставил на стол, Порошенко что-то почувствовал, вскочил и сразу убрал бутылки под стол.

«Батя, очень тебя прошу, принеси из машины мою бутылку», — засмеявшись, попросил отца об одолжении Порошенко.

«Батя» принес большой толстый литровый бутыль, выпитый уже на половину и поставил на стол. Это была какая-то украинская водка. Названия ее не помню. Мне наливали именно из нее. Сам Порошенко к водке не притронулся, время от времени, пригубляя из своего бокала, в который было налито белое сухое вино.

Стол был богато накрыт. Единственное, чего я на нем не обнаружил, так это десерта — ни пирожных, ни конфет, ни печенья, ни торта.

Я даже не удержался от ехидного вопроса: «Петр Алексеевич, а вы что, сладкого не любите? Почему на столе нет сладкого? ». Порошенко ответил, что нет, не любит и не ест сладкого. Это мы потом узнали, что он диабетик.

Когда речь за столом касалась Тимошенко, слово сразу же брал Алексей Порошенко, стоявший поодаль, и начинал сразу же ее поносить, называя «Юлей», всякими бранными политэкономическими словами, самым более менее приемлемым из которых было слово «популистка». Порошенко сразу же спич отца пресекал.

«Всё-всё, батя, прекращай», — смеялся он. «В Библии сказано: почитай отца и мать свою, но моему бате только дай волю, он часами будет Юлию Владимировну критиковать».

Когда я заспорил с крымскотатарским журналистом Османом Пашаевым по поводу государственного статуса русского языка, то в разговор сразу же вмешался Порошенко:

«Я вообще в семье главный русофил. Вот можете у моих спросить».

После этого сразу начал хвалить Россию, где то ли построил, то ли собирался строить какую-то фабрику. «Российские губернаторы молодцы. Они бьются за инвестора. В России коррупции на губернаторском уровне меньше, чем у нас». Потом рассказал, что из-за того, что он является в окружении Ющенко главным русофилом, то именно благодаря ему экономические связи с Россией еще не были разорваны из-за  самодурства некоторых тимошенковских министров.

«Я по поручению президента взаимодействовал с российским вице-премьером Христенко. У него всегда были проблемы с нашим министром экономики Сергеем Терехиным. Недавно, когда я еще был секретарем СНБО, звонит Христенко мне и говорит: Петр Алексеевич, да уймите вы, пожалуйста, вашего Терехина. Он не хочет делать то-то и то-то. Я сразу позвонил президенту, и он после — Терехину и отчитал его», — веселился Порошенко.

Никогда не забуду, как Порошенко, отвечая на мой вопрос по поводу своего состояния, сказал, что у него всего 10 миллионов гривен (по тогдашнему курсу 2 миллиона долларов). Мы потом все очень долго смеялись.

Разошлись мы тогда чуть ли не друзьями.

Если на выборах 2006 года Порошенко еще по инерции взяли в список "Нашей Украины", то на досрочных выборах 2007 нет. Ющенко боялся, что с порошенковским антирейтингом он потянет список НУНС вниз. После этого распри Тимошенко с Порошенко утихли сами собой — наступал Янукович. Мало того, Порошенко к концу второго тимошенковского премьерства стал даже в ее правительстве министром иностранных дел.

Пока Тимошенко сидела, Порошенко был министром экономики в правительстве Азарова.

Вновь их отношения осложнились только в 2014 году, когда Тимошенко и Порошенко пошли на выборы, на которых Тимошенко проиграла с "разгромным счетом". Казалось тогда, что ее политическая звезда закатилась, но, как показало время, это было обманчивое впечатление. Через несколько лет рейтин Порошенко упал на столько, что Тимошенко вновь как и в 2014 году стала его соперницей. Социология свидетельствует, что во втором туре побеждает Тимошенко.

Пока она еще не начала расшатывать ситуацию, но думаю, что ближе к выборам она устроит Порошенко "вырванные годы", как это сделала осенью 2005 года.

Александр Чаленко
Просмотров: 488
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Десять зарисовок о современном рабстве Снегурочка - дочь весны и холода Свобода от денег Русь или Россия? Русские князья – викинги? Польза прогулок в лесу