Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Человеческие зоопарки»: Постыдная страница европейской истории Националисты Киева ищут управу на Россию после предательства Запада Чего ждать оккупированному Донбассу от генерала СБУ из Ростова-на-Дону Зачем Порошенко Ротшильдам свои миллионы доверил?
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Порошенко отбирает трубы у «Газпрома»

Украина начала процедуру ареста имущества российской компании в счет уплаты «долга» в 2,6 млрд долл.

«Нафтогаз Украины» начал процесс взыскания долга в размере 2,6 миллиарда долларов с российского «Газпрома». Процедура запущена в зарубежных судах в рамках исполнения решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма. Об этом в своем «Фейсбуке» написал президент Украины Петр Порошенко, уточнив, что уже начато обременение акций «Северного потока», «Северного потока-2» и «других активов «Газпрома» в Швейцарии, Великобритании, Нидерландах.

«Мое указание, чтобы мы не останавливались на этих трех странах, приложили максимум усилий для того, чтобы обеспечить получение Украиной выигранных средств», — заявил Порошенко. Он не исключил, что вместе с акциями газопроводов меры могут применяться к «денежным средствам, которые имеют высокую ликвидность и быстро обеспечат выполнение решения» суда.

Источник «Интерфакса», который рассказал о начале процедуры еще до официального заявления, отметил, что «Газпром» наверняка попробует оспорить действия Украины, но если суд откажет, можно будет сказать, что на имущество российской компании наложен арест. Источники ТАСС в отрасли сообщили, что приставы побывали в офисе Nord Stream AG в Швейцарии и проводили опись имущества компании в рамках обеспечительных мер по исполнению решения Стокгольма.

В «Газпроме» на запрос СМИ ответили, что о начале процесса принудительного исполнения решения суда в Швейцарии знают, но пока не получали официальных уведомлений в рамках процедуры, а комментарии возможны только после тщательно изучения всех документов.

В конце марта главный коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко отмечал, что процесс взыскания долга может занять до полугода. Он не исключил возможность ареста газа «Газпрома» в подземных хранилищах Европы или акций оператора «Северный поток».

Напомним, что в конце февраля 2018 года Стокгольмский арбитраж обязал «Газпром» выплатить «Нафтогазу» 4,63 млрд долл. за недополученные объемы транзитного газа. При этом суд отклонил аналогичное требование российской компании к Украине по пункту «бери или плати», признав только долг в размере 2 млрд долл. за уже поставленный, но не оплаченный газ. Арбитраж также обязал «Газпром» до истечения контракта в 2019 году прокачивать через территорию Украины 110 млрд. кубометров газа по цене 2,35 млрд долл. В то же время, контрактные обязательства Киева по закупке газа были снижены всего до 5 млрд. кубометров газа в год.

«Газпром» счел такое решение арбитража несправедливым и нарушающим шведское право, и направил в апелляционный суд округа Свеа Швеция новое заявление, в котором потребовал полной отмены решения арбитража. Кроме того, «Газпром» направил в арбитраж документы для расторжения всех действующих контрактов с «Нафтогазом».

Несмотря на то, что апелляция находится на рассмотрении, Украина оперативно начала процедуру взыскания долга. Россия же, для сравнения, не спешит начинать аналогичную процедуру по взысканию украинского долга в размере 3 миллиардов долларов. Напомним, что суд еще в 2017 году постановил, что Киев должен вернуть так называемый «долг Януковича», однако украинская сторона подала апелляцию, и сроки вынесения решения неизвестны до сих пор.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков поясняет, что ситуация с арестом активов «Газпрома» серьезная и может быть чревата неприятными последствиями вплоть до потери контроля над российскими газопроводами. Хотя у компании еще есть шанс оспорить действия Украины.

— Риски потери имущества есть, тем более что «Газпром» не предпринял меры по погашению долга. Многие ожидали, что компания сначала выплатит «Нафтогазу» весь объем, который присудил Стокгольмский арбитраж, а потом уже будет оспаривать решение и требовать вернуть эти деньги. Но «Газпром» этого не сделал. Возможно, они в какой-то степени понадеялись на то, что если подали апелляции на решение арбитража, оно не будет считаться вступившим в силу, а, значит, нельзя будет проводить по нему никакие процедуры.

Но если инсайдеры правы и решение арбитража вступило в силу, «Нафтогаз» имеет возможность в любой стране Европы применять его и взыскивать имущество «Газпрома» на 2,6 млрд. долларов.

— Насколько арест акций в «Северных потоках» станет серьезным ударом для «Газпрома»?

— В первом Nord Stream «Газпрому» принадлежит 50% акций, а второй половиной владеют европейские собственники. Арест этих акций, по сути, никак не влияет на работу газопровода. Пока не было решения суда о том, что эти акции переходят в собственность «Нафтогаза» или что их продают с аукциона, а вырученные средства передадут украинской компании в счет погашения долга. Поэтому оперативный контроль над компанией у «Газпрома» остается, газопровод качает газ, ничего не меняется.

Такая же ситуация с «Северным потоком-2». Акции, как имущество компании, могут арестовать, но она продолжает осуществлять оперативное управление. Работы ведутся, суда-трубоукладчики будут направлены и так далее. Право собственности у «Газпрома» никто не отчуждал.

— Это пока, что же предпринимать «Газпрому» дальше?

— Руководство компании, во-первых, будет продолжать пытаться оспорить это решение арбитража и решение судов об аресте имущества. А во-вторых, по моему мнению, следует задуматься о том, чтобы выплатить эти 2,6 миллиарда, а потом уже опротестовывать решения арбитража, просто чтобы обезопасить свои активы.

До сих пор «Газпром» придерживался другой тактики. Он пытался доказать, что в арбитраже были грубо нарушены процедурные моменты при рассмотрении дела. Это единственный аргумент для отмены решения в высшей судебной инстанции Швеции, так как по существу оспорить вердикт там нельзя. Но мы видим, что «Нафтогаз» не сидит, сложа руки, и начинает действовать.

Возможно, в рамках этого нового разбирательства «Газпром» будет говорить о том, что «Нафтогаз» подает иски об аресте имущества не для того, чтобы вернуть «свои» 2,6 млрд., а для того, чтобы заблокировать работу отдельно взятых газопроводов. А такие аресты производить нельзя. Вместо этого целесообразней арестовывать, скажем, счета «Газпрома», а не акции Nord Stream 2 AG, проекта, по которому еще ничего не построено. Российская компания будет пытаться доказать, что Киев злоупотребляет своими правами и хочет не деньги взыскать, а остановить газопроводы в обход Украины.

— Мы уже видели, как европейские суды прислушиваются к юридическим аргументам российской стороны. Что будет, если суд откажется удовлетворить апелляцию — «Северный поток» может перейти в собственность Украины?

— Думаю, в этом случае акции, скорее, не передадут Украине, а могут пустить с молотка. Объявят аукцион, в котором может участвовать любая компания, в том числе другие подразделения «Газпрома», и будут продавать на нем арестованное имущество, а вырученные деньги передадут «Нафтогазу» в счет погашения долга.

Хотя это не самый вероятный сценарий. Попробуй продай 50% акций «Северного потока» — кто их купит? Все понимают, что если «Газпром» не будет собственником, он может перестать пользоваться этой трубой. Это большой риск, поэтому желающих на место «Газпрома» немного. Суд может принять другое решение — оставить акции в собственности «Газпрома», но все дивиденды от них направлять «Нафтогазу Украины» в счет погашения долга.

Но это история не ближайшего времени, это достаточно длительная процедура. Хотя, безусловно, для «Газпрома» ситуация серьезная и расслабляться нельзя.

— Почему «Нафтогаз» начал процедуру взыскания долга уже через три месяца после вынесения вердикта, несмотря на апелляцию «Газпрома», а Россия не может поступить аналогичным образом по украинской задолженности?

— Главное отличие в том, что спор между «Нафтогазом» и «Газпромом» — это спор двух компаний по контракту, который рассматривается в арбитраже. Три миллиарда Украины — это вопрос межгосударственный, так как речь идет о суверенном долге, и там действует другое правовое поле. Хотя мне кажется, что Россия могла бы проявлять себя по этому делу более активно. Понятно, что как только мы попытаемся арестовывать украинское имущество, например, суда в международных портах, нас всегда могут обвинить в том, что мы делаем это по политическим мотивам.

Не исключаю, что мы не хотим портить отношения с европейцами, другой вопрос, насколько такая позиция «нас бьют, а мы крепчаем», целесообразна. Мы ведь могли бы применять формальный подход: «Вы нам должны, отдайте наши деньги». Дело не в Украине, а в нарушении международного права. Мы видим, что другие страны не стесняются взыскивать долги. В том числе и Украина, которая очень оперативно начала процедуру по решению Стокгольмского арбитража.

— Арест имущества в качестве обеспечительной меры — действие неприятное, но не катастрофическое, — считает эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев. — На период до окончательного урегулирования тем или иным образом владелец лишается возможности продать это имущество. Что, впрочем, не мешает пользоваться им, а равно и обжаловать арест в суде. Не думаю, что может дойти до конфискации с последующей продажей конфискованного имущества или передачей его истцу. Такие случаи редки. Если шансы оспорить безнадежны, проще выполнить требования и выплатить требуемую сумму для снятия ареста.

— Можно ли оспорить такое решение суда?

— Шансы оспорить арест всегда есть. В любом случае, судебное рассмотрение — дело долгое, и на любой стадии до окончательного вердикта стороны могут поменять позицию и пойти на мировую.

В случае ареста долей «Газпрома» в Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG это не повлияет на деятельность «Газпрома» в Европе и не помешает продолжать строительство газопровода. Продавать свои доли в этих проектах «Газпром» не планировал, поэтому их заморозка ему не страшна. В крайнем случае, если дело окажется безнадежным, компания может пойти на уступки и заплатить $ 2,6 млрд. Но до этого еще далеко.

 — Каким еще активам грозит арест помимо акций газопроводов?

— У «Газпрома» есть и другие активы в странах Западной Европы. Прежде всего, это представительства и дочерние компании, зарегистрированные в странах присутствия — Германии, Голландии, Великобритании, Швейцарии и др. Можно упомянуть Gazprom Germania GmbH, GAZPROM Schweiz AG, Gazprom Holding Cooperatie U.A., Gazprom Marketing & Trading Ltd, Gazprom Sakhalin Holdings B.V., Gazprom (UK) Limited, Gazprom Global LNG и т. д.

Анна Седова
Просмотров: 674
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
2014 год - год Жар-птицы по славянскому календарю Сколько у Славян богов, кто они и за что отвечают и кто главный Бог? Учите русский, он прекрасен! Какие русские живут в России? Кто такая Баба-Яга? Пришельцы - история военной тайны