Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Борьба за власть на развалинах Украины Период полураспада Америки Ахиллесова пята России Украинская власть: геноцид в Донбассе – не межэтнический конфликт!
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Порошенко у берлинской стенки

Рассказ о П. Порошенко, который весь в «соплях и слезах» врывается в кабинет к своему куму, президенту В. Ющенко, в поисках защиты от снятия с него депутатской неприкосновенности, принадлежит «перу» или, точнее говоря, острому языку Ю.Тимошенко. Прошли года, Петр Алексеевич теперь уже не рядовой депутат Верховной Рады, а президент, однако обливаться теми же жидкими продуктами жизнедеятельности человеческого организма, что и восемь лет назад, ему снова приходится. На сей раз не дома, а в Европе. Как ни пытались в киевском президентском офисе представить участие шефа в переговорах в «нормандском» формате 19 октября как еще один бенефис великого дипломата, истинное положение вещей всплыло наружу. Не было ни анонсированной Банковой встречи П. Порошенко с А. Меркель один на один, ни его переговоров с А. Меркель и Ф. Олландом втроем. Президента Украины в Берлине прижали к стенке. В переносном, конечно, смысле. Хотя, если верить некоторым данным, то хозяйке мероприятия несколько раз за вечер приходилось делать это и в прямом. Ни говорить о чем-либо с потерявшим доверие в Берлине и Париже киевским гостем, ни выслушивать его объяснения на сей раз никто не стал. Ему, как нерадивому ученику, опять не выполнившему домашнее задание, сделали еще одно замечание и дали шанс исправиться. Последний шанс. «Петр, надо уступить», — сказал пару недель назад Дж. Байден. «Питер, пора делать что-то из того, что вы обещали», — развила мысль вице-президента США канцлерин Германии. Возможно, другими словами, но именно в таком ключе по смыслу.

Роль строгой и требовательной учительницы для ученика Петруши, которой надоело терпеть его отлынивание от выполнения данных ему поручений, А. Меркель не преминула исполнить не только на закрытой для прессы части переговоров, но и в ходе брифинга. Почти весь набор свежих новостей из тех, что сообщил перед этим журналистам П. Порошенко, воспользовавшись тем, что был отправлен из-за стола переговоров восвояси ранее других участников свидания в «нормандском» формате, она без особых реверансов и политесов пересказала по-своему, поставив Петра Алексеевича в весьма незавидное положение (ему, впрочем, к таким вещам не привыкать). В ответах А. Меркель на вопросы любопытных журналистов прозвучало выражение: «специальный статус для Донбасса», который, как она безапелляционно заявила, должен, согласно новым договоренностям в «нормандском» формате, быть включен в «дорожную карту». Для президента Украины это — не менее острый нож в жизненно важные части тела, чем, скажем, напоминание об обещании продать бизнес. А, возможно, куда более острый и непредсказуемый по возможным последствиям. Причем, как в Европе, так и дома, где его друзья-радикалы всех мастей при одном только упоминании о специальном статусе хватаются за факелы и шины.

«Мы остановили наступление на Мариуполь (России, конечно, чье же еще — Я.Р.) и вернули В. Путина в «нормандский» формат», — с гордостью рапортуют о проделанной ими поздним октябрьским вечером в Берлине работе члены киевской делегации. Звучит красиво, но не очень убедительно. Тему «наступления на Мариуполь», оставаясь в здравом рассудке, можно не обсуждать, отдав ее на откуп профессиональным киевским патриотам и «активистам» от дипломатии. Точки над «і» в вопросе о том, кто, кого, куда вернул, расставит будущее. Пока же последняя встреча переговорщиков по мирному урегулированию в Донбассе выглядит не как затягивание Путина обратно в формат, а как прижатие Порошенко к стене с требованием взяться, наконец, за выполнение принятых на себя по «минским соглашениям» обязательств. «Дорожная карта», в которой будет четко обозначено, что, когда, кому надо делать, предназначена не для Путина, а для него.

У троих участников встречи настрой по ее итогам был рабочий. Публично заявленные ими комментарии и оценки звучали обтекаемо. Кое-что удалось, пусть маловато, но все-таки что-то сделали, следует работать дальше, надо бы встречаться регулярно. Только Порошенко не скрывал своей радости, давая волю желанию скорее донести до мира победные реляции, хотя восприятие им переговоров как своей победы не имеет под собой основания. Многовато остается неопределенности, чересчур субъективным выглядит толкование происходящего, предлагаемое президентским офисом и ими самим, несогласованными с немцами и французами звучат практически все оптимистические реляции и радужные прогнозы на будущее. Впрочем, в каком-то смысле поводы для того, чтобы быть довольным у Порошенко есть: ему удалось избежать необходимости делать резкие движения по выполнению «Минска» здесь и сейчас, выиграв время. Теперь Европа до американских выборов трогать его не станет, вынудить что-то делать не успеет. После них можно будет попробовать поговорить с ней по-другому. Если, конечно, карта ляжет так, как бы ему хотелось.

Если бы Меркель не сказала, что в «дорожную карту» будет включен вопрос о специальном статусе для Донбасса, для Порошенко все вообще выглядело бы почти идеально. А тут еще А. Хуг на его беду вспомнил о том, что часть «Минских соглашений» имеет гриф секретно. Увы, она сказала, еще и подсыпав соли кое-кому на рану, что закон должен быть не только принят, но и реализован. Теперь у домашнх недоброжелателей президента, несмотря на заверения с его стороны в новом дипломатическом успехе, появился простор для неблагоприятных для него интерпретаций события у Берлинской «стены».

Трое участников «нормандских» бдений в Берлине могли подводить итоги проделанной за ужином у А. Меркель работы и по горячим следам события, и прямо на следующее утро. Для П. Порошенко такое удовольствие было недоступно. Прежде чем что-то подводить, ему надо было дождаться реакции на переговоры и их результаты со стороны «ястребов». Те взяли паузу, выжидая. Пришлось ему прибегнуть к своему излюбленному приему — провокации. С утра в пятницу, 21 октября, сначала замглавы Администрации президента К. Елисеев в телевизоре, сразу за ним министр иностранных дел П. Климкин в ходе дня правительства в парламенте дали утечку. Согласились, дескать, на то, что контроль над границей может быть дан Киеву не до выборов в Донбассе, а после них — на следующий же день. Сработало. Причем, моментально. Последовал резкий, можно даже сказать, грубый окрик от одного из главных столпов киевской «партии войны» А. Авакова: «Недопустимо! Это — гнилая дорожка! Ни фракция «Народного фронта», ни большинство в парламенте это не поддержит». Стало ясно, что А. Меркель прижимала Порошенко к стенке зря. Выполнить то, что от него требуется, и что он обещает, он не в состоянии. Придется жать его еще.

Есть основания ожидать новый всплеск истерики патриотов, новую волну критики участия Порошенко в «нормандском» формате и его согласия идти на уступки. Может быть, без прямых обвинений в «капитулянтстве» или, по крайней мере, не сразу с ними, но в жестком тоне. Если в «дорожной карте» по реализации «Минских соглашений», которая должна быть составлена к концу ноября, появится словосочетание «специальный статус для Донбасса», декабрь может в наших политических широтах оказаться бурным. А «сопли и слезы» Порошенко хлынут уже не в Берлине, а в Киеве. Точнее говоря, не если, а когда. Когда в «дорожной карте» появится столь не любое Киеву словосочетание. «Карта», если верить некоторым источникам, уже составлена советниками Путина, Меркель, Олланда, причем, не в общих чертах, а в окончательном виде. Единственное, что удалось выторговать Порошенко, это — месячный срок для того, чтобы его люди попробовали внести в нее коррективы. Многого им не позволят.

Яков Рудь

Просмотров: 936
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Альтернативная история происхождения азбуки - глаголицы Баня по-черному в русской традиции Богиня Макошь (Мокошь) Как осуществляется геноцид русского населения Бог Ярило Разгром «дикой дивизии горцев» на Украине или за что батька Махно кавказцев резал