Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

ВМС США подбираются к Крыму на пушечный выстрел Сирия как Афганистан Почему Россия не пойдет на Киев Что сделает Россия с остатками Украины. И почему
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Последняя битва Святой Руси

На кону всё

Историческая ситуация в связи с тем, как развертываются события на Украине, достигла критической точки. Это уже не эксцесс и форс-мажор. Это итог, это результирующий момент. На кону, как часто бывает в русской истории, поставлено сразу всё.
Эту ситуацию можно рассматривать по-разному. Предложим перспективу религиозную.

Суть России в Православии: соборная Личность

Идентичность России в ее наиболее глубинном духовном измерении состоит в несении чистого Православия. Это миссия русских. Это делает русских богоносным народом. Это делает русских русскими. Вся история Руси от первых князей до наших дней есть история Русского Православия.
Здесь важно: Православие не просто религия. Православие больше, чем религия. Оно есть учение о человеке, народе, обществе и Государстве.


Согласно православию, Церковь есть совокупность верующих (крещенных). Она строится сверху вниз: Святой Дух нисходит на крещаемого в момент крещения и основывает в человеке завязь новой личности, христианской личности. Эта личность и индивидуальна и сверхиндивидуальна. Чем более человек христианин, тем более он соборен, соединен с другими. Соборный по-гречески καθολικός, что дословно означает «целостный», «целокупный». Церковь есть соборная личность, целостность. Каждый православный христианин, есть часть этой личности. Поэтому русские не знают индивидуализма: я не последняя инстанция, а момент более общего существа. Это хорошо понимают матери, носящие в себе плод; два в них одно, целое. Мать имеет опыт «кафоличности», соборности. Но и мужчины, сплоченные в отряд, в войско, знают, что такое ты есть я, а я есть ты. Отряд действует как единое целое. Также и крестьянский труд косцов, жнецов, общины, артели есть соборный, «кафоличный», а потому православный труд. Быть православным значит быть соборным. Но не просто для того, чтобы соединить особи, а для того, чтобы воссоздать промыслительно разделившееся в таинсвте крещения единство Святого Духа. Русский человек в духе есть соборно утвержддленный Утешитель, параклетическая Личность.
Также созидается русский народ. Русские составляют моменты единой русской Личности. Эта личность не индивидуум, но ине совокупность индивидуум. Она это общее, ставшее конкретным. Русский народ целокупно есть Личность.
Также и русское общество. Оно никогда не ассоциативно, не связано искусственно. Оно есть община, то орагническое родство различных сторон единого я. И поэтому оно есть мир, одновременно и как Вселенная и как покой. Мир и есть старое русское слово для обозначения крестьянской общины. Кстати, слов крестьяне это форма слова христиане, так называли простых христиан, в отличие от христиан знатных родов, бояр и дворян, а также клира.
Государство в православном русском нароном понимании также «кафолично», целокупно. Государство есть Личность. И ее выражением является фигура царя, в котором обобщающая Личность находит свое индивидуальное выражение. Русский монархизм также кафоличен, праславлен и народен.

Этапы становления Святой Руси

Такая идентичность начала складываться еще в Киевский период, после Крещения Руси святым равноапостольным князем Владимиром. Она вызревала в монгольский период и достигла своей кульминации в форме официального учения о Москве Третьем Риме во второй половине XV века после падения Константинополя от турок и освобождения от монгольской власти Золотой Орды. Теперь Русь стала не просто часть православного мира, но его последней цитаделью. В полном смысле слова Святой Русью. По мере отступления и падения других православных держав, Русь стала практически единственным оплотом Православия. Русь отныне означало Русскую православную Церковь, русский народ, Московское Государство, русского Царя. После раскола и реформ Петра эта безусловная идентичность померкла, ушла на второй план, но сохранилась и продолжало тайно вести русских по истории. Она же сохранилась и после краха Романовской монархии, давала о себе знать в советский период, но в искаженной болезненной форме «красной соборности», коммунистической коллективистской версии русской «кафоличности». Но показательно: русские заимствовали с Запада не индивидуалистический капитализм, а именно коммунистический коллективизм. Об этом, пусть с осуждением, писал Н. Бердяев.

Разрыв с русским началом и явление Путина

Самый серьезный разрыв с русской идентичностью произошел не в 1917, а в 1991, когда в стране воцарилась откровенная русофобская либеральная прозападная капиталистическая группировка. Но и в этот период Русь не исчезла окончательно, хотя и замкнулась в себе. Народ молчаливо отвергал реформы, ждал своего часа.
Час пришел вместе с Путиным, который наполовину освободил русскую идентичность от гнета русофобского либерализма. Наполовину освободил, а наполовину нет. Русь стала более независимой, но все еще зависимой. Власть — более русской, но все еще не русской. Дух более православным, но все еще не православным. Общество отчасти возвращалось к своей сути, а отчасти оставалось на периферии самого себя.
И вот в 2012 году после прихода Путина на третий срок борьба русской идентичности и ее врагов (доминировавших в 90-е) вспыхнула с новой силой. Сегодня эта борьба достигла кульминации. Государственный переворот на Украине и воссоединение с Крымом стали точкой невозврата. И Путин встал перед последним выбором: либо сделать еще один решительный шаг в сторону русской идентичности, либо опустить руки и сдаться перед лицом внешнего и внутреннего врага. Сохранить тот половинчатый результат, который был им достигнут в начале 2000-х годов более не возможно. Либо Путин делает последний шаг к Святой Руси, к русской целокупности и берет на себя бремя царственной функции, либо все его достижения, весьма хрупкие и неустойчивые, но в целом прекрасные, будут полностью потеряны.

Против нас дьявол: убить вождя

Но если мы, русские, верим в Христа, в Церковь, в Бога и Промысел, то мы должны верить и в наш народ и его историческую миссию, и в наше Государство. Одно без другого не действительно. Поэтому борьба за русское начало есть религиозная брань. Мы есть ядро Православия. Мы русская православная соборная кафоличная Личность, Церковь, народ, держава. А кто враг Христа? Дьявол, антихрист, сатана. Метафоры? Для неверующего да, метафоры. Для верующего – достоверная, подтвержденная опытом истина. Значит, богоносность русских надо понимать буквально. «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог.» Это о русских. О нашей Церкви, народе, Государстве. О нашем царе или о нашем предводителе. А против нас – дьявол. Не метафорический, конкретный. Кто против нас, Путина, России? Вашингтон, Евросоюз, Евромайдан. Значит, это и есть дьявол. Не фигуральный. Просто дьявол. Обыкновенный и древний. Как он есть.
Для дьявола границы проницаемые. Для него нет внешнего и внутреннего. Он принимает формы народов, царей, армий, воинств, культур. Но он заходит и изнутри, выдает себя за нас самих, шепчет на ухо, оборачивается друзьями и соратниками. Льстит, пугает, зовет, отвлекает, тянет. Дьявол – это сеть во всех смыслах. У нее есть видимые сегменты и невидимые. Там, где выключается вещание CNN или «Эха Москвы», голос дьявола продолжает звучать в ином регистре. Дьявол держит в своих руках и тех, кто это осознает, и тех, кто об этом не догадывается. Дьявол историчен и технологичен. Он враг искусный и опытный. Он ведет войну с Россией. И прежде всего он старается разорить единство, порушить целостность, раздробить Церковь, народ, общество, Государство. Это и есть идеология либерализма: в ней нет общего, нет личности, есть только индивидуум, часть без целого. Но самое главное: дьявол целит в царя. Русский царь, русский вождь для него нестерпим. Он хочет его убить. Ведь в нем русское православное сознание и видит выражение своего целого, свое соборное, «кафоличное» я. Царь есть обособленное выражение народной и церковной целокупности. В нем сходятся силовые линии исторического бытия народа как общности верующих и действующих.
Дьявол ведет с нами битву. И если Путин сделает еще один – последний – шаг в русскую сторону, дьявол попытается его убить.

Киев: восстание бесов

Этот шаг имеет сегодня конкретное выражение: Юго-В
осток Украины. Борьба за Украину это борьба богоносного русского народа к киевским сегментом дьявола. Украина была терзаема дьяволом с давних пор. Еще с эпохи галицко-волынских князей, пытавшихся по политическим соображениям уклониться к Западной папежской ереси. Униатство было еще одним шагом в том же направлении. Галицкий нацизм Бандеры и Шухевича еще одним. В Киеве на Евромайдане победил ад. Не в переносном смысле. В буквальном. «Правый Сектор» и иудейский убийца Коломойский – это отряды бесов. Там, где кончается видимая линия их опеки со стороны США, ЦРУ и других западных структур, осознанно воющих с Россией по геополитическим соображениям, начинается невидимая линия. Хунта и «Правый Сектор» выполняют даже те указы, которые им внешне никто не отдает. Тех, кто знает как действует дьявол, это не должно удивлять. То, что произошло в Доме Профсоюзов в Одессе, это кровавая черная месса. Дьявол приносил русских как кровавую жертву всесожжения. Понимали ли те, кто это творил, что они делают? Не имеет значение, они точно выполнили инструкции. Кто бьется против Святой Руси, тот их и отдал.
С этим понятно. Не верующие в Бога и Христа, могут искать материалистические аргументы, экономические интересы, коварные заговоры и психологические мотивации. Только, пожалуйста, положите на место свечки и больше не трогайте их руками; ваш свет электрическая лампочка, символ прогресса и модернизации, вот ей и поклоняйтесь. Для верующих материалистические аргументы не имеют значения. Достаточно и вышеприведенных соображений.

Сатана внутри

Но внутри России нет ли той же сети? Как же нет, она на лицо. Эта сеть едина, но разделяется на две видимых части – пятая колонна, это те, кто высказывается прямо против Руси, Православия, русского народа, русского Государства и Путина, и шестая колонна, к ней относятся те, кто за Путина и формально может соглашаться с державностью и религией, но мотивируется чем-то иным, нежели русской идентичностью. Шестая колонна самая опасная. Это внутренние бесы Путина. Одни внушают ему, что либерализм для России полезен, что с Западом надо поддерживать прагматические отношения, что России необходимо продолжать модернизацию и следовать по пути социального прогресса в западном ключе. Другие ничего не советуют и во всем поддерживают Путина, но живут коррупцией, воровством и разложением, методично помещая награбленное за пределами России, становясь тем самым жертвой Западных могуществ. Коррупция как цель и жизнь есть действие дьявола. Поддавшись ему, человек уже в сети, и когда ему с Запада приходит весть об аресте счетов и запрете на въезд, он становится заложником своей изначальной ориентации. Так коррупционер вполне русский и технологичный становится сообщником либерала, действующего в интересах дьявола более планомерно и идеологически обоснованно. Оба полюса шестой колонны связаны с пятой. И снова связи как видимые, так и невидимые. Где нет недостающего звена с формальной точки зрения, для бесов нет проблем более прямых и неопосредованных коммуникаций.
И наконец, дьявол имеет доступ к Путину непосредственно. Как и к каждой живой душе. И если душа – особенно душа правителя – делает резкие шаги к свету и истине, к русской сущности и православной миссии, к Святому Духу, что все эти сегменты оживают, распаляются и нападают на верховную личность Государства.
Они стремятся сбить его с толку, отвратить, совратить, запугать, обмануть, прельстить, а если не выхолит, то убить.
Вот что сейчас происходит в Кремле. Вот что замышляет Вашингтон, Лэнгли, Госдеп, Брюссель, Киев, пятая колона, коррупционеры и системные либералы (шестая колонна), и даже темная сторона самого Путина (она есть у каждого, а у правителя она масштабней всех, так как личность его масштабней). Силы ада хотят убить Путина. Духовно, психологически и вполне конкретно.

Священные битвы Руси

Вопрос о введении войск на Украину – это решающий момент русской судьбы.
Смотрите: когда Русь была по-настоящему Святой (Московский период), мы вели важные, но все же локальные войны. Мы отстаивали веру и истину, но наши враги не были чистым злом – ни казанские и астраханские татары, ни Ливонский Орден, ни тем более Литва. Соперники, конкуренты, носители отличной от нас идентичности, но никак не дьявол. Если мы и называли их так, то только метафорически. Да, в ненависти к русским всегда было что-то дьявольское, но не в чистом виде.
Позднее масштаб наших деяний увеличился. Но и концентрация русской идентичности ослабла. При Петре и его последователях Россия схлестнулась с Европой, но уже не как Святая Русь, а как европейская национальная держава, следующая рациональной логике и светским интересам. Святость проглядывала и на этом периоде, но снова было бы натяжкой сказать: Российская Империя есть полюс света, а ее противники дьявольские полчища. Что-то отдаленное и напоминающее это было, но далеко не в чистой форме.
В советские времена эта миссия русских, противостоящих всему миру, стала еще более масштабной, планетарной, обостренной. Противостояние мировому капитализму и европейскому фашизму проживалось как исполнение глубинного предназначения. Но снова форма этой миссии были отчужденная от русского начала материалистическая атеистическая идеология. Коммунизм был симулякром соборности, зловещей пародией. Но какие-то черты этой соборности все же узнавались и в нем. Противники же СССР были близки к тому, чтобы максимально сблизиться с сетью дьявола, но снова не до конца. И в самих СССР были темные сатанинские пятна (уничтожение крестьянства, русофобия, атеизм, абсурдный догматический материализм, технократия), а в его врагах градус сатаны еще не достиг последней чистоты.
В 90-е годы Россия в лице политической элиты вообще почти предалась врагу, приняв его нормы, идеи и правила. Это был худший период русской истории: никогда русские не были так далеки от своей сущности, как в «лихие 90-е». Фактически при Ельцине Россией правили те же силы, что захватили власть в ходе переворота в Киеве в марте 2014. И был развал Большой России в виде СССР. И расстрел Парламента. И торжество открыто русофобской сволочи – это сегодня они пятая колонна или притворяются в рядах шестой, тогда они были властью, элитой, правящей группировкой. Дьявол в 90-е вошел внутрь страны, принялся уничтожать поколения, разлагать культуру, образование, политику, дух. Но параллельно шаг за шагом восстанавливалось Православие, народ приходил в храмы, читал книги, начинал молиться и задумываться о своей истории и своей идентичности. Вопреки правящим в 90-е тварям.

Последняя брань: мы в точке кульминации русской истории

И вот при Путине сложилась уникальная ситуация. Сегодня Россия более не обременена фатально ложной идеологией – ни советской, ни либеральной, ни империалистической. Поэтому новые битвы России позволяют ясно и почти без помех и дополнений увидеть ее исконную духовную сущность. Русские сегодня просто русские, как они есть. И это открывает возможность прямой и беспрепятственной работы духа – Святого Духа через нашу церковность, народного духа через наши деяния, державного духа через нашу власть и фигуру правителя. И вместе с тем враг, с которым мы вступаем в финальную битву более не прячется. Культура современных США и Европы, стран НАТО и их пособников – это культура чистого ада. Здесь не осталось ничего двусмысленного, многоуровневого, тайного. Цивилизация антихриста построена в глобальном масштабе. И никто более не намерен скрывать ее истинных основ. Дьявол воцарился на Западе, куда сатана пал еще до начала времен. Это его часть света, к ней мы поворачиваемся в момент Святого Крещения, повторяя трижды – «отрицаюся сатаны» и «плюем на беса». Дьявол всегда был силен на Западе, но никогда ранее он не имел там абсолютной полноты власти.
И вместе с тем Россия сегодня все еще сохранила — пусть и в несколько урезанном виде – прежний Романовский и советский масштаб. Как ни пытались нас втиснуть в региональный уровень, мы сохранили статус великой мировой державы. И этого как раз нам не прощают.
Поэтому финальная битва Руси начинается только сейчас. Все предыдущее было предисловием, исторической прелюдией к настоящему моменту. Только сейчас на карту поставлено все. Не просто наша судьба, судьба Духа.
Битва за Украину не политика, и даже не геополитика. Это священная война, война Конца Истории. Она ведется на всех уровнях сразу, но сущность ее финальное столкновение сил света и тьмы. Русские носители Христа, Сына Божьего, Света. Их противники дьявольские орды.
Столько было сказано громких слов и ранее, что сегодня трудно поверить, что именно нам выпало стать финальным аккордом мировой истории. Вполне можно говорить о девальвации эсхатологии, и изношенности апокалиптических настроений, о банкротстве пророчеств и дефолте предсказаний. Но мы не предсказываем и не пророчествуем, мы интерпретируем структуру русской истории исходя из ее религиозного православного русского понимания. И получает именно то, что получается.
"Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной", говорит св. апостол Павел (Еф.6,12). Кто эти “начальства”, “власти”, “мироправители тьмы века сего”, “духи злобы поднебесной”? Не плоть и не кровь, поясняет апостол, то есть это невидимая часть сети дьявола. Это он сам в своем ядре. Наша брань за Юго-Восток Украины, за всю Украину, и далее, за Европу, за мир, ведется “против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной”.
Враг наш дьявол, а вождь наш Михаил Архангел, и с нами, с русскими, Бог.

Александр Дугин

Просмотров: 1612
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Казачий сказ о чакрах Приметы наших предков Александр Македонский и Древняя Русь Скрываемые артефакты цивилизации русов в Галилее Дидух – древнеславянский родовой новогодний символ Немецкий танкист о войне и героизме русских солдат