Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

ЦРУ: врачи на Кубе лучше, чем в США Киевский режим накануне грандиозного шухера: грядет ли пересменка? Генерал Захарченко: Донбасс при Порошенко на Украину не вернется Посадки еще будут: Почему Путин мало сказал о коррупции
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Праздник, которого «больше нет»

27 июля исполняется 70 лет со дня освобождения города Львова от немецко-фашистских захватчиков. Праздника по этому поводу, конечно же, не будет. Для властей Львова день освобождения – давно уже не праздник, тем более что на этот день, 27 июля, дополнительно «наложилась» трагедия 2002 года на аэродроме Скнилов, формально дающая право объявить указанный день «траурным». А та часть общественности, которая по-прежнему чтит «красные дни из советского календаря», в значительной мере деморализована и запугана.

Таковы реалии, от которых никуда не уйдёшь. Но никому не дано вычеркнуть из истории её страницы, связанные с освобождением столицы Западной Украины от гитлеровцев. Например, тот факт, что на митинг жителей Львова, посвящённый освобождению (на нём выступил командующий 1-м Украинским фронтом маршал И.С. Конев), пришли 50 тыс. львовян из 150-тысячного населения на момент избавления от немцев. Многие жители встречали советских воинов с цветами. На то имеется кинохроника, снятая бригадой фронтовых кинооператоров, и это, по-моему, самое надёжное документальное свидетельство. Так неужели все эти 50 тыс. человек – люди, громадной, шумной, возбуждённой толпою заполнившие центр города, люди, искренне радовавшиеся освобождению, неподдельно выражавшие свои чувства, неужели все они были «насильственно согнаны на площадь «энкаведистами»?

Чтобы понять чувства и эмоции людей, запечатлённые киноплёнкой, надо иметь в виду то, что Львов за годы немецкой оккупации испытал огромные страдания, понёс тяжёлые людские потери. Надежды националистов на то, что немцы дадут, наконец, Украине «свободу», «независимость», были быстренько похоронены. Львов не стал «столицей Украины» – его сделали центром «дистрикта Галиция», ставшего частью т.н. генерал-губернаторства, т.е. в составе оккупированной Польши. Как и при панской Польше, украинцы находились на положении людей второго сорта, которых оккупанты выселяли из лучших домов, которые испытывали голод, ибо продуктами и прочими благами в первую очередь снабжались немцы-оккупанты и фольксдойче.

Львов уникален в том смысле, что это едва ли не единственный европейский город, в котором гитлеровцы устроили сразу три концлагеря. В сентябре 1941 года в северной части Львова фашисты создали еврейское гетто, куда согнали 70 тыс. евреев (до войны евреи составляли во Львове вторую по численности этническую группу после поляков – украинцы занимали лишь третье место). До конца 1943 года все евреи были уничтожены, гетто ликвидировано.

В Яновском концлагере на северо-западе Львова фашисты расстреляли 200 тыс. мирных жителей разных национальностей, а во львовской Цитадели (бывшая австрийская крепость, занимающая господствующую высоту над центром города) погибли более 140 тыс. советских военнопленных, содержавшихся здесь в просто-таки чудовищных условиях. И не только советских – после того как в сентябре 1943 года Италия вышла из гитлеровского блока, здесь было казнено несколько тысяч итальянских военнослужащих, отказавшихся продолжать воевать на стороне Германии. К слову сказать, в наше время в здании бывшей «фабрики смерти» ловкие дельцы ухитрились открыть фешенебельный отель – вопреки возмущённым выступлениям в прессе некоторых граждан, чьи голоса были проигнорированы.

На каторжные работы в Германию было вывезено – при содействии местных полицаев – около 80 тыс. «остарбайтеров». В результате всего этого за время оккупации население Львова сократилось более чем наполовину.

Хорошо известно, что Львов не слишком пострадал в плане материальных разрушений. Операция по его освобождению была задумана и проведена таким образом, чтобы по возможности вытеснить отсюда немцев, избежав массированных артиллерийских обстрелов. Учитывая уникальное богатство архитектуры города, был дан запрет на применение бомбардировочной авиации. Из взятого в «клещи» Львова немцы в большинстве своём ушли сами, так что ожесточённых боёв в городе не происходило. А планы гитлеровцев взорвать исторический центр Львова стали известны подпольщикам и были, к счастью, сорваны советскими сапёрами.

Тем не менее, по официальным данным, из 157 крупных предприятий города 38 были разрушены полностью, 41 частично. Немцы, отступая, уничтожили железнодорожный узел, в т.ч. паровозоремонтный завод, депо и станционное хозяйство, разрушили городскую электростанцию, три водонапорные станции, 15% жилого фонда, многие административные здания.

Сразу после освобождения Львова начались работы по восстановлению промышленных мощностей и городского хозяйства. Уже в августе наладили водо- и электроснабжение; 5 августа железнодорожная станция приняла первый поезд. К осени 1944 года возобновили работу все 62 школы, 6 вузов, 10 библиотек, 5 музеев.

В декабре 1944 года газета «Правда» писала: «Ничья вражеская рука отныне не посягнёт на Львов. Он принадлежал, принадлежит и будет принадлежать украинскому народу, как древняя колыбель его истории, его культуры».

Безусловно, советский период истории был очень сложным, противоречивым, было совершено немало трагических ошибок и несправедливостей; сильны обиды значительной части населения на Советскую власть, которые определённые круги пытаются ещё и перенести на русский народ. На фоне тотального «охаивания» всего того, что было связано с пребыванием Западной Украины в СССР, забыты, преданы замалчиванию огромные достижения в экономике, науке, культуре и других сферах общественной жизни. Замалчивается участие в социально-экономическом и культурном строительстве региона всех республик и народов бывшего СССР, в т.ч. и специалистов из России, которые своим трудом и знаниями помогали после войны поднимать высокотехнологичную промышленность, науку, образование Львова.

Не следует забывать, что только «при Советах» Львов стал наконец украинским городом – не только в смысле его государственной принадлежности, но и в смысле преобладания в составе его населения этнических украинцев. Тысячи выходцев из сёл со всего региона получили здесь первоклассное образование, нашли квалифицированную, престижную работу, смогли сполна реализовать себя. Зато как раз при «демократии» и «рыночных реформах» развалилась некогда процветавшая промышленность Львова, в изрядный упадок пришла наука, немало проблем накопилось в коммунальном хозяйстве.

Ныне Украина переживает, пожалуй, самую страшную трагедию в своей истории. Самое главное, чего добились олигархи, разрывающие страну на части и протягивающие свои лапы к тому, что ещё не растащено и не проедено, – это то, что им удалось стравить разные регионы Украины, посеять взаимную ненависть между людьми, разделить простой народ, живущий своим трудом, на «укропов» и «колорадов», на «бандер» и «ватников» и т.д. Люди рвутся убивать друг друга, и остановить сие смертоубийство, похоже, в ближайшем будущем невозможно.

«Разделяй и властвуй!» – этот принцип, сформулированный ещё в Римской империи, «успешно» работает и сегодня. В этом-то и состоит трагедия, и люди, к великому сожалению, не разумеют, в какую бездну погружается страна. Люди, искренне считающие себя патриотами, даже не понимают, что разрушают Украину!

Многие сочтут это удивительным, но Львов остался на Украине самым спокойным и мирным местом. В городе кипит обычная жизнь, хотя жить становится всё тяжелее – растут цены, тарифы на коммунальные услуги и проезд в транспорте. Надо признать, что рассказы о русофобии и терроре против инакомыслящих во Львове сильно преувеличены – в этом отношении он ничем не хуже, а, пожалуй, теперь намного лучше Киева и даже многих городов Южной Украины. Однако мир и спокойствие могут быть весьма обманчивыми, поскольку неизвестно, что вообще начнётся на Украине осенью, если рухнет экономика, если страна останется без газа, без тепла и всех тех благ, что связаны с энергоносителями.

Отношение к войне во Львове непростое. Да, велика поддержка АТО, велика некритическая вера во всё то, что говорят СМИ. Но тем не менее лично воевать, а тем паче умирать желающих совсем немного. Сейчас ведь наибольшее рвение воевать с «москалями» проявляют не галичане, а – дикий парадокс – русскоязычные жители Надднепровья! И во Львове в разговорах на остановках и рынках всё чаще можно услышать фразы типа: «За що воюють наші хлопці?» Приходят гробы, приходит страх, и всё чаще мы видим, как матери Западной Украины приходят пикетировать воинские части, пытаясь не допустить отправки своих сыновей на бойню.

Во Львове – мирная жизнь: публика потягивает пиво и кофе в кафешках, по улицам ходят нарядно одетые красивые девушки, люди выгуливают собачек. А если война придет и сюда и на спальные районы города Льва тоже обрушатся снаряды гаубиц и «градов»? Так и будет, если не прекратить сегодняшнее безумие.

Константин ДЫМОВ

Просмотров: 1456
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Казачий сказ о чакрах Китайский луноход раскрыл ложь американцев про цвет Луны Емельян Пугачёв и его восстание Как русских превращали в украинцев 7 названий России Русские головные уборы: кокошник, кичка, шапка, косынка