Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Конгресс ссорит Трампа с Россией Пленки Коновода Администрация Трампа показала лицо: итак, приоритеты расставлены? Украина больше не интересна
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Проблемы современной радикализации общества сквозь призму конфликта на Украине

Давно уже стало нормой рассматривать происходящие процессы пробудившие Русскую Весну и последующие события, а также очень неоднозначное их продолжение и развитие как внутренний конфликт между двумя силами, стоявшими у истоков восстания. А именно, бизнес-кругами тесто спаянными властью и «народными» силами, кто восстал как против украинской власти, так и против власти местных олигархов.

Точка зрения известная давно, и ставшая широко популярной и объясняющей многие процессы, происходящие в Новороссии.

Как выразился Бородай – «имперская революция» а не социальная – ее никто не обещал, и ничего больше.

Позиция вполне логичная, но весьма самоуверенная в своей силе и завершенности хотя бы потому, что носители подобных «имперских» взглядов склонны считать сторонников революции «социальной» опасными радикалами, не понимающих того, кто настоящий хозяин страны и положения.



Но давайте взглянем на ситуацию глазами как раз тех, кто считает себя господами положения.

Исходя из их точки зрения, власть в государствах условно можно разделить на два уровня. Номинальную – то что называют сложившимися государствами с определенной национальной символикой, границами и идеями, и реальную – власть определенных групп влияния базирующихся на контроле различных бизнес структур.

Выступать против власти первой, и перекраивать карту границ – можно, при определенных обстоятельствах. Так было в Косово, Абхазии, Осетии, Крыму. Но выступать против реальной власти второй, против бизнес империй, построенных на активах доставшимся своим хозяевам после приватизации 90х годов, с точки зрения этой элиты – категорически невозможно. И в этом плане бизнес Ахметова и Порошенко столь же свят, как и неприкосновенные активы Абрамовича и Сечина.

Попытку нового майдана и переворота в Киеве, российское руководство восприняло в целом спокойно. Такое уже было. Один клан пытается сковырнуть другого. При поддержке американских и европейских партнеров, куда без них, но это всего лишь борьба за власть, не более того.

В их понимании, режим Януковича на Украине, после долгих метаний все же сделал нужные шаги на сближение с РФ в формате Таможенного Союза, и именно за это заслуживал всяческого поощрения. И РФ делала все возможное для ее удержания у власти, но так, чтобы не вызвать серьёзного конфликта с западом, на который была не готова сама.

Вспоминается старый вердикт британской разведки по поводу политики Советского Союза: «СССР будет поддерживать тех диктаторов кто ориентирован на них, кроме тех случаев если это не приведет к серьезному риску развития военного конфликта с западным миром»

Примерно то же самое происходило и на Украине. Поддержка Януковича базировалась прежде всего на одобрении того экономического курса, который он проводил. Постепенная интеграция в ТС, закупка энергоносителей по высоким ценам и неформальная лояльность Москве – вот тот весь максимум, который требовался от Януковича, и который вполне устраивал Кремль.

Всерьез воспринимать угрозу фашизма, русофобии и социального взрыва от народных сил на майдане, в Кремле не хотели, став жертвой своих собственных пропагандистских клише.

Силы составлявшие Правый Сектор и самооборону майдана виделись лишь маргиналами мобилизованными силами западной агентуры и вполне подконтрольными ими. Вероятность националистической революции, казалось ничтожна, а проявления неконтролируемого насилия временными. В этих условиях, Кремль всеми силами старался удержать Януковича от «необдуманных» действий по подавлению майдана, и искал пути компромисса с западными партнерами.

Соглашение от 21 февраля 2014 года, можно было бы назвать триумфом российской дипломатии – удалось сохранить лояльный Москве режим и курс до выборов осенью и связать оппозицию выполнением соглашения.

Неприятным сюрпризом стало то, что улица не собирается выполнять соглашения, подписанные теми, кто якобы, должен представлять из себя ее лидеров.

Переворот, на какое-то время полностью делигимизировал власть в Украине, сделав возможным определенные действия в отношении Крыма – там не было крупных промышленных предприятий и мощных бизнес структур. А хозяева тех что были, получили гарантии неприкосновенности.

Совсем иное дело представил собой Донбасс. Луганский клан Ефремова и донецкий Ахметова являли собой серьёзную и уважаемую силу, покушаться на суверенность которой означало бросить вызов всему постсоветскому истеблишменту и внести страшный раскол в внутренний баланс российских элит.

Поэтому ставка была сделана на тесное сотрудничество с местными олигархами, и восстание под неусыпным контролем структур подчиненных кланам Януковича и Ахметова. «Оплот» и «Восток» — вот те силы, которым предназначалось при смене номинального контроля территории у украинской власти, сохранить ее для реальной власти второй.

Но вынужденный фальстарт привел к тому, что восстание началось спонтанно и сразу же приняло неконтролируемые формы социального протеста с требованиями национализации промышленности, что было совершенно неприемлемо и крайне опасно.

Появление стихийных лидеров вроде Губарева – попытавшегося взять на себя ответственность и повести народные массы за собой, было воспринято как досадный сбой, осечку, недостаточно отлаженной операции. Куда большую опасность представлял Стрелков в Славянске, который очень быстро вышел из-под контроля и стал переходить на сторону «народного радикализма».

Парадокс Стрелкова заключается в том, что, играя для самого себя образ белого офицера, монархиста и сторонника имперских взглядов, по логике этой роли он в первую очередь должен был думать о величии России, и как офицер, защищать законные права собственников, будь то олигархи или мелкие предприниматели. Но в результате, сказалось то, что Стрелков все же не был по настоящему белым офицером, а только играл его роль. А вот «постсоветским» человеком, он как раз являлся на самом деле. И тоска по имперскому величию, тесно переплеталась у него с рефлексией о социальной справедливости о которой белому офицеру и монархисту, говорить бы не пристало.

В итоге, порядок Стрелкова, если бы он установился, являл собой адскую смесь из советской уравниловки и карточного распределения продуктов, и бескомпромиссной борьбой со всем украинским на манер Деникина, без национализации и мобилизации всей экономики.

Этакий симбиоз военного коммунизма под православно-имперскими лозунгами.

И что самое опасное, теоретическая возможность реализовать подобные начинания у него была. К счастью, для Кремля, Стрелков не успел опробовать свои идеи на практике увлекшись чисто военными операциями, и вскоре каналы его снабжения из-за границы были перекрыты, а управление войсками перехвачено. Тем самым, угроза развития неконтролируемого «народного» движения, казалось была сведена на нет.

Но что не было понято, так это то, что поражение «народного» восстания было результатом просчетов «народных» лидеров. Которые несколько заблуждались на счет истинных целей власти, наивно пологая себя передовыми проводниками курса Родины. Но вот сама социальная база народного протеста, оказалась куда больше и значительнее чем могли предполагать. Что несомненно может сыграть большую роль в будущем.

В схожей ситуации оказались и киевские партнеры Москвы. Получил власть из рук майдана, украинские олигархи поняли, что не в силах полностью совладать с улицей, идейными нацистами и бандеровцами которые требовали теперь долю в управлении страной.

Война на востоке, лишь ненадолго вымывала опасный элемент из Киева, на деле лишь вооружая и организовывая его. Но будущий счет за пролитую кровь надо чем-то оплачивать. Выходом власти в Киеве увидели возможность прикормить потенциально лояльных нацистов, и дать им возможность хотя бы номинально поучаствовать в управлении страной допустив комбатов карательных батальонов в Верховную Раду.

Мы можем сколько угодно смеяться с личностей Ляшко, Кличко, Гришина, Яроша и прочих, но смех не даст ответа на один вопрос. Почему эти люди, несмотря на очевидную свою глупость, отвратительность и преступность находятся в Парламенте, государства которому Россия продает с большой скидкой энергоносители, списывать долги и желает видеть своим союзником. И не просто там находятся, а имеют настоящую народную поддержку.

Ответ прост. Украинская политическая элита, уловив масштаб сдвигов в общественном сознании стала активно сращиваться с представителями этого «народа».

И ошибкой было бы считать, что все участники карательных батальонов, радикалы Правого Сектора, и вся верхушка украинского общества лишь ничтожный процент заразы на здоровом теле украинского народа. Украинского общество давно уже эволюционировало и заражено идеологией социального радикализма. Просто в украинском контексте, этот радикализм имеет ярко выраженный национал-социалистический оттенок.

В России же, продолжают считать, что, отстранив от власти «радикалов» можно будет замириться с «братской» Украиной, и в Кремле искренне не понимают, почему Минские соглашения раз за разом проваливаются. А происходит это потому, что невозможно освободить украинский народ от националистической идеологии, не дав живой альтернативы.

И тут мы задаемся вопросом. А есть ли у России такая альтернатива? Уверен, что есть. Сама концепция «Русского Мира» о которой так много говорили ранее, оказалась слишком слабой. Как лозунг «За веру, Царя и Отечество» в годы Гражданской войны. И наполнялась сторонниками лишь на короткое время, когда не было иной альтернативы.

В современных реалиях, русский или российских, «радикализм» может быть только левого толка. Этому свидетельствуют факты резкого подъема популярности левых партий, и непрекращающиеся дискуссии о наболевшей теме приватизации 90х. Государственная Дума, на одну треть, заполненная представителями партий коммунистов и социалистов, чье количество постепенно растёт, так же является показателем высокой популярности левых взглядов современного российского общества.

То, что могло произойти в Новороссии, очень не понравилось российским элитам. Но они еще не поняли главного. Экономические процессы, происходящие в мире, приводят к значительной радикализации общества. Как в 30е годы ХХ века. Тогда, выход был найден в решении всех вопросов в результате мировой войны. Сегодня, подавляющее большинство конфликтов носит формы гражданских войн в рамках границ отдельных государств. И жертвами этих конфликтов становятся те страны, элиты которых слишком оторваны от своего народа и от тех мыслей и идей, которые его будоражат. Какими бы странными, и местами отвратительными они не были.

Для того что бы успешно противостоять вызовам современности, в России тоже необходимо ускорить работу социальных лифтов и пустить в большую политику пускай и радикальные элементы, но пользующиеся народной поддержкой. И если 10 лет назад речь могла идти лишь о отдельных лидерах, то сегодня необходимо открывать дорогу целым движениям с возможностью реально влиять на политику государства. Только это сможет снизить накал внутренней напряженности и избежать гражданского конфликта внутри России. Попытки же любой ценой сохранять стабильность, приведут лишь к оттягиванию неизбежного краха в будущее, делая его еще более страшным.

Примером того, что может произойти является Сирия. 40 лет власти одной партии и семьи привели к страшному разделению народа на тех, кто приближен к власти, и тех, кто никогда к ней не прикоснется. А идеологические установки партии Баас, давно не находили понимания в современном арабском обществе, где идеи радикального ислама за 40 лет эволюционировали настолько, что исламские фундаменталисты, захватившие власть в Иране 1979 году, превратились сегодня в яростных консерваторов, ведущих войну с современными революционерами из ИГИЛа и Аль-Каеды.

А ведь признавая ИГИЛ террористами, мировые лидеры не хотят принять тот факт, ИГ пользуется достаточно активной народной поддержкой на тех территориях, что контролирует и получает помощь от исламских общин всего мира.

Вообще, ИГ видятся этакими большевиками 21 века. Те тоже, практиковали массовые казни, вели войну со всем миром и устанавливали свою власть путем террора. Но, так же, пользовались поддержкой населения. Чем все закончилось? Интервенция не принесла ощутимого вреда, а спустя некоторое время, ВКП(б) эволюционировала в респектабельную силу управляющую уважаемым государством. То и дело раздающиеся предложения признать ИГ, указывают на то, что многие начинают понимать, что бомбардировками Халифат не уничтожить, а на полноценную интервенцию мировые державы явно не пойдут.

Нам могут не нравится происходящие процессы в мире, но не можем их игнорировать.

Есть, конечно и иные способы борьбы с кризисом. Можно вспомнить лозунг Троцкого: «От войны империалистической, к войне гражданской» и переиначить его наоборот. Избежать гражданского конфликта можно, выплеснув накопившуюся энергию масс в войнах внешних. Не сильно затратных, но успешных и сулящих приобретения, конвертируемые в деньги. Похоже, что именно этот путь выбрало российское руководство. Но у него есть одна неодолимая слабость. Империалистические войны должны быть обязательно успешными, и не очень обременительными для экономики. Иначе, они приносят обратный эффект. Риск подобного развития событий, мы не можем исключать.

Итак, в завершении статьи можно выделить три основных пути развития событий в России в ближайшем будущем.

Первый, эволюционный. Достаточно активные реформы политической системы, значительно увеличение социальных расходов, частичная национализация ряда отраслевых предприятий и допуск популярных лидеров общественного мнения к управлению страной. Как следствие, изменение консервативной внешней политики государства, и возможный конфликт с западными странами. Этот вариант позволит избежать внутренней смуты, сделает общество более монолитным, но может привести к еще более ильному международному противостоянию с западом.

Второй, империалистический. Сохраняя внутреннюю политическую ситуацию неизменной и ставя во главу угла стабильность, участие в целом ряде международных конфликтов с целью поддержки «дружественных» режимов и отстаивании экономических интересов. Следствием может стать, экспорт социально активного элемента за пределы границ Российской Федерации и повышение престижа государства на международной арене с возможными экономическими выгодами в виде отмены имеющихся санкций и получения определенных преференций в регионах наибольшего военного присутствия Армии России. Издержками будет являться скачкообразный рост военных расходов, и патриотическая истерия которая может сыграть очень негативную роль в случае военных поражений с последующим переростанием в фазу гражданского конфликта.

И третий, гражданский. Непрекращающиеся попытки «все прикрыть и ничего не отдать» истощат ресурсы государства, отношения с западными партнерами так и будут находиться в состоянии заморозки, а экономические проблемы внутри страны и постоянный рост социального расслоения приведет к росту напряженности. Взрыв, как показала практика конфликтов на Ближнем Востоке может произойти по пустяковому поводу и быть стихийным. Но в российских реалиях надеяться на бескровный и мирный протест очень рискованно. Тогда, мы можем оказаться в точке выбора между Украинским и Сирийским сценарием и будущее российского государства станет темно и неопределенно.

Как я писал выше, все эти варианты могут быть по-своему плохи и не нравиться многим. Но в ряде случаев, ситуация не позволяет отказаться от выбора, а лишь дает возможность сделать его более ответственным.

Андрей Смирнов

Просмотров: 799
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Славянский оберег Перунов Цвет (цветок папоротника) Кто такие Ведьмы и за что их сжигали? К истории двуглавого орла Невыгодные изобретения, которых боится мир Славянский гороскоп (Часть первая) Кто и когда строил плотины в Африке?