Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Пока богатые богатеют, власти уговаривают население пожить плохо Порошенко сдал Донбасс, обвинив Россию Урок для Сбербанка. Кто выбирает позор, получает войну Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 22 марта 2017 (7525)
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Прошло полтораста лет. Что-то изменилось в отношении Запада к России?

АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВИЧ ХОМЯКОВ О ЗАПАДЕ

Нам, имеющим живой контакт с Западом, не безынтересно что еще в 19-ом веке, основатель славянофильского движения и поэт Алексей Степенович Хомяков писал о Западе.

Все это мы начинаем сейчас хорошо понимать. Здесь приводятся выписки из его произведения «Мнение иностранцев о России» . Введение - это выписка слов профессора Николая Арсеньева из Нью-Йорка. Заключение написано автором этих листков.

Содержание: (1) Введение. (2) Иностранцы в своих произведениях, без основания, всячески унижают Россию. (3) Россия пробуждает худшие чувства у европейцев. (4) Недоброжелательство к нам других народов. (5) Европейские писатели не знают русского языка. (6) Русское смирение иностранцы воспринимают отрицательно. (7) Западные народы еще себя не познали. (8) Заключение.

1. Введение.

Проф. Николай Арсеньев [П1] писал следующее «Алексей Степанович Хомяков (1804-1860 гг.) - один из руководящих деятелей в истории русской культуры и русской духовной жизни 19-го века.

Поэт, историк-мыслитель, богослов, сельский хозяин, общественный деятель (один из тех кто подготовили освобождение крестьян), горячий патриот и вместе с тем человек вселенской широты духа, горячо верующий христанин и проповедник духовной свободы и честности мысли и уважения к научному мышлению (ибо Истина одна, и люди призваны служить ей в свободе духа), один из основателей «славянофильского» течения, и вместе с тем тесно связанный с западной культурой, педагог по призванию в своем воздействии на пытливые, жаждущие истины и честного подхода к ней молодые души, и рыцарь духа - вот как многосторонне проявилась его богатая личность» [1, стр. 3].

2. Иностранцы в своих произведениях, без основания, всячески унижают Россию.

«В Европе стали говорить и писать о России. Оно и неудивительно: у нас так много говорят и пишут о Европе, что европейцам, хоть из вежливости следовало заняться Россиею. Всякий русский путешественник, возвращаясь из-за границы, спрашивает у своих знакомых домоседов: «читали ли они, что написал о нас лорд такой-то, маркиз такой-то, книгопродавец такой-то, доктор такой-то?»

Домосед, разумеется, всегда отвечает, что не читал. - «Жаль, очень жаль, прелюбопытная книга: сколько нового, сколько умного, сколько дельного! Конечно, есть и вздор, многое преувеличено; но сколько правды! - любопытная книга».

Домосед расспрашивает о содержании любопытной книги, и выходит на поверку, что лорд нас отделал так, как бы желал отделать ирландских крестьян; что маркиз поступает с нами, как его предки с виленами; что книгопродавец обращается с нами хуже, чем с счинителями, у которых он покупает рукописи; а доктор нас уничтожает пуще, чем своих больных.

И сколько во всем этом вздора, сколько невежества! Какая путаница в понятиях и даже словах, какая бесстыдная ложь, какая наглая злоба! Поневоле родится чувство досады, понволе српашиваешь: на чем основана такая злость, чем мы ее заслужили?

Вспомнишь, как того-то мы спасли от неизбежной гибели; как другого, порабощенного, мы подняли, укрепили; как третьего, победив, мы спасли от мщенья, и т. д. Досада нам позволительна; но досада скоро сменяется другим, лучшим чувством - грустью истинной и сердечной.

В нас живет желание человеческого сочуствия; в нас беспрестанно говорит теплое участие в судьбе нашей иноземной братии, к ее страданьям, так же как к ее успехам; к ее надеждам, так же как к ее славе. И на это сочуствие и на это дружеское стремление мы никогда не находим ответа: ни разу слова любви и братства, почти ни разу слова правды и беспристрастия.

Всегда один отзыв - насмешка и ругательство; всегда одно чувство - смешение страха с презрением. Не того бы желал человек от человека» [1, стр. 79].

3. Россия пробуждает худшие чувства у европейцев.

«Трудно объяснить чувства в западных народах, которые развили у себя столько семян добра и подвинули так человечество по путям разумного просвещения. Европа не раз показывла сочуствие даже с племенами дикими, совершенно чуждыми ей и несвзанными с ней никакими связями кровного или духовного родства.

Конечно в этом сочуствии высказывалось все-таки какое-то презрение, какая-то аристократическая гордость крови или, лучше сказать, кожи; конечно, европеец, вечно толкующий о человечестве, никогда не доходил вполне до идеи человека; но все-таки хоть изредка высказывалось сочуствие и какая-то способность к любви.

Странно что Россия одна имеет как будто привилегию пробуждать худшие чувства европейского сердца. Кажется, у нас и кровь индо-европейская, как и у наших западных соседей, и кожа индо-европейская (а кожа, как известно, дело великой важности, совершенно изменяющее все нравственные отношения людей друг с другом), и язык индо-европейский, да еще какой! самый чистейший и чуть-чуть не индейский; а все таки мы вом соседям не братья» [1, стр. 80].

4. Недоброжелательство к нам других народов.

«Недоброжелательство к нам других народов очевидно основывается на двух причинах: на глубоком сознании различия во всех началах духовного и общественного развития России и Западной Европы и на невольной досаде пред этою самостоятельной силою, которая потребовала и взяла все права равенства в обществе европейских народов.

Отказать нам в наших правах они не могут: мы для этого слишком сильны; но и признать наши права заслуженными они также не могут, потому что всякое просвещение и всякое духовное начало, не вполне еще проникнутые человеческою любовью, имеют свою гордость и свою исключительность. Поэтому полной любви и братства мы ожидать не можем, но мы могли бы и должны ожидать уважения.

К несчастию, если только справедливы рассказы о новейших отзывах европейской литературы, мы и того не приобрели. Нередко нас посещают путешественники, снабжающие Европу сведениями о России. Кто пробудет месяц, кто три, кто (хотя это очень редко) почти год, и всякий, возвратясь, спешит нас оценить и словесно и печатно.

Иной пожил, может быть, более года, даже и несколько годов, и, разумеется, слова такого оценщика уже внушают бесконечное уважение и доверенность. А где же пробыл он все это время? По всей вероятности, в каком-нибудь тесном кружке таких же иностранцев, как он сам. Что видел? Вероятно, один каой-нибудь приморский город, а произносит он свой приговор, как будто бы ему известна вдоль и поперек вся наша бесконечная, вся наша разнообразная Русь» [1, стр. 80].

5. Европейские писатели не знают русского языка.

«К этому нужно прибавить, что почти ни один из этих европейских писателей не знал даже русского языка, не только народного, но и литературного, и следовательно не имел никакой возможности оценить смысл явлений современных так, как они представляются в глазах самого народа; и тогда можно будет садить, как жалки, как ничтожны были бы данные, на которых основываются все эти приговоры, если действительно они не основывались на других данных, извиняющих отчасти опрометчивость иностранных писателей, - именно на собственных наших показаниях о себе.

Еще прежде чем иностранец побывает в России, он уже узнает ее по множеству наших путешественников, которые так усердно меряют большие дороги всей Европы с равною пользою для просвщения России вообще и для своего просвещения в особенности. Вот первый источник сведения Европы о России......» [1, стр. 80].

6. Русское смирение иностранцы воспринимают отрицательно.

«... И должно сказать вообще, что русский путешественник, как представитель всенародного смирения, не исключает и самого себя. В этом отношении он составляет резкую противоположность с английским путешественником, который облекает безобразие своей личной гордости в какую-то святость гордости народной.

Смирение, конечно, чувство прекрасное: но к стыду человечества надобно признаться, что оно мало внушает уважения, и что европеец, собираясь ехать в Россию и побеседовав с нашими путешественниками, на запасается ни малейшим чувством благоговения к той стране, которую он намерен посетить» [1, стр. 84].

7. Западные народы еще себя не познали.

«Так, например, величайшая и бесспорно первая во всех отношениях из держав Запада, Англия, не постигнута до сих пор ни своими, ни иноземными писателями. Везде она является как создание какого-то условного и мертвого формализма, какой-то душеубийственной борьбы интересов, какого-то холодного расчета, подчинение разумного начала существующему факту, и все это с примесью народной и особенно личной гордости, слегка смягченной какими-то полупорочными добродетелями.

И действительно, такова Англия в ее фактической истории, а ее условных учреждениях, в ее внешней политике, во всем, чем она гордится и чему завидуют другие народы. Но не такова внутренняя Англия, полная жизни духовной и силы, полная разума и любви; не Англия большинства на выборах, но единогласия в суде присяжных; не дикая Англия, покрытая замками баронов, но духовная Англия, не позволявшая епископам свои жилища: не Англия Питтов, Виьберфорсов; Англия, у которой есть еще предание, поэзия, святость домашнего быта, теплота сердса и Диккенс, меньшой брат нашего Гоголя; наконец, старая веселая Англия Шекспира (merry old England).

Эта Англия во многом не похожа на остальной Запад, и она не понятя ни им , ни самими англичанами. Вы ее найдете ни в Юме, ни в Галламе, ни в Гизо, ни в Дальмане, ни в документально верном и нестерпимо скучном Лаппенберге, ни в нравописателях, ни в путешественниках. Она сильна не учреждениями своими, но несмотря на учреждения свои.

Остается только вопрос: что возьмет верх, всеубивающий формализм или уцелевшая сила жизни, еще богатая и способная, если не создать, то принять новое начало развития? В примере Англии можно видеть , что Западные народы не вполне еще поняли друг друга. Еще менее могли они познать себя в своей совокупности; ибо несмотря на разницу племен, наречий и общественных форм, они все выросли на одной почве и из одних начал.

Мы вышедшие из начал других, можем удобнее узнать и оценить Запад и его историю, чем он сам;» [1, стр. 86].

8. Заключение.

Преклоняясь перед памятью, жизнью, умом и творчеством великого русского мыслителя, хочется ответить на его вопросы, мысли и наблюдения.

С того времени прошло 150 лет. Духовная литература открывающая мир психологии нравственности [1б] стала общедоступной. Миллионы русских людей оказались на Западе и приобрели богатый опыт в жизни и понимании их поведения и мышления. Почти все его вопросы можно объяснить западной гордыней и последствиями которые истекают оттуда.

Прочтите на наших эл. страницах соответствующий материал [1-5] и тогда что пишет Хомяков станет очевидным. Чтобы глубже понять нами разбираемую проблему, вспомните гордого, надменного, с большим самомнением человека, которого вы знаете и как он себя во всех ниже описанных случаях ведет.


(2) Иностранцы в своих произведениях, без основания, всячески унижают Россию.

Гордый человек знает что он «самый главный», а здесь с кем то ему нужно делить свою славу, свое могущество. Конечно он этим не доволен и старается противника как то уколоть и сделать ему неприятность.

(3) Россия пробуждает худшие чувства у европейцев.

Это самая обыкновенная зависть к человеку который такой как ты, а может быть и лучше. В православном молитвослове есть слова в помощь кающемуся что то вроде этих «видя доброту брата моего смутился и позавидовал».

(4) Недоброжелательство к нам других народов.

Опять это объясняется их гордыней, высокомерием и нехотением признать других на их уровне.

(5) Европейские писатели не знают русского языка.

Об этом писалось в наших записках. Гордыня западных людей довела их до того что они другими народами, культурами и языками не интересуются, а русским языком и подавно. Поэтому они конечно не изучают иностранные языки. Считают что все должны учить английский.

Например добровольцы из так называемого «Корпуса мира» (Peace Corps) - организованным знаменитым якобы «либералом», на первом месте преподавали в африканском захолустье английский язык. Они считали что для них самое важное английский язык. Здоровье, канализация, образование и т. п., это все на втором месте.

(6) Русское смирение иностранцы воспринимают отрицательно.

Вспомните вашего гордого человека. Как он относится к скромному и смиренному? Он же судит по себе и свое гордое поведение считает правильным и нормальным. Он скромных и смиренных не только не уважает, но и считает что здесь что то не то, здесь какой то подвох.

(7) Западные народы еще себя не познали.

Самопонимание отсутствует на Западе, а это исходит из их духовных и религиозных корней. Это видно в их литературе, фильмах, СМИ. Их светская психология изучает человека как бы в двух «измерениях», тело и разум.

Его физические и умственные свойства. Но у человека есть и дух, высшая часть его души, который определяет добро и зло в человеке. Это как бы третье «измерение» человека. Только принимая это во внимание получается полное разумение человека. Это изучает психология нравственности [1б], разработанная святыми отцами Церкви, о которой Запад не имеет понятия. На Западе есть люди которые все это смутно понимают и переходят в Православие, которое открывает им путь к полному пониманию человека.

В заключение можно сказать что недолюбливание русских людей и России Западом, можно объяснить их гордыней и многими другими отрицательными качествами исходящих из нее. Это не наш грех и вина, а это их скверный характер. Мы это изменить не можем, но можем заставить их соблюдать цивилизованную форму общения.


***

.

 
Просмотров: 669
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Кто и когда строил плотины в Африке? Велес - бог магии и творчества В секретном отделе пирамиды фараона найдена мумия инопланетянина Размышления о современной молодежи Почему славянки самые красивые Вселенная: Вход запрещен - Секретные территории