Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Снова «нож в спину» или как? Как бы юбилей Украины: и четверть века продолжается развал... «Свидомые» зовут на помощь Фредди Крюгера Дни Порошенко сочтены: Пленки Онищенко — это «Украина без Порошенко»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Прозападный местечковый нацизм как вдохновитель надуманных «национальных революций»

Разве это не местечковый нацизм озвученная с экрана установка: «Кто не говорит на державной мове, тех надо расстреливать из ядерного оружия!»? Это слова «оранжевой принцессы» Юлии Тимошенко, ставшие достоянием общественности. Да, творящееся в Украине это местечковый нацизм, в данном случае, укронацизм. Или вот, разве это не идеология местечкового нацизма, в этом случае, белнацизма: «Можна лiчыць сябе беларусам, але быть носьбiтам рускай культуры i размауляць па-руску. Але гэта беларус непаунавартасны, гэта беларус калека, хворы чалавек. Беларусам можа быць толькi той, хто у сваёй сямъi, у грамадскiх месцах трымаецца сваiх нацыянальна-культурных традыцый», т.е., говорит «па-беларуску». («Можно считать себя белорусом, но быть носителем русской культуры и говорить по-русски. Но это белорус неполноценный, это белорус калека, больной человек. Белорусом может быть только тот, кто в своей семье, в общественных местах держится своих национально-культурных традиций») и, понятное дело, по мнению горстки истово «бел.моуных» граждан РБ, письменно и устно пользуется «беларускай мовай», а не русским языком. Идеологией любого нацизма является деление людей на полноценных («паунавартасных») и неполноценных.

О себе этот «Рыцар нацыянальнай iдэi», как представила его газета «Наша слова» (орган «Таварыства беларускай мовы»), чьи слова процитированы выше, д.и.н. Л. Лыч, говорит (№6 за 5.02.14г.): «Я пачау карыстацца беларускай мовай у грамадскiх месцах у 1966г. Людзi у натоупе пазiралi на мяне як на дзiвака». («Я начал пользоваться белорусским языком в общественных местах в 1966г. Люди в толпе смотрели на меня как на чудака»). Ещё бы, ведь в республике русская языковая среда, а «лiтаратурная беларуская мова» это национальный язык очевидного, иноязычного с остальной массой граждан РБ нацменьшинства («следа» экспансии католической цивилизации на эту территорию в прошлых веках). Статья «Рыцар нацыянальнай идэi»вышла в связи с 85-тилетием Л.Лыча. По его словам, на « бел.мове» он стал говорить лишь в 37 лет (в 1966г.), когда стал сотрудником Академии наук БССР и сдружился с участниками тамошнего антирусского подполья. А до того в детстве и юности как все сельчане его возраста общался на местном говоре своей деревни, потом, как и все сельчане, став взрослым и работая в разных местах, от местного говора перешёл на русский язык и он его вполне устраивал, пока, устроившись лаборантом в Институт истории АН БССР, не попал в оригинальную среду, где (как он пишет) даже во время дружеских застолий главной темой для обсуждения была «мова». То есть, прожекты о том, как её ловчее «адрадзiць» (возродить), то бишь, подменить у граждан БССР их русский язык «мовай». Биография д.и.н. Л.Лыча, а также его статья (в №№ 1и 2 «Нашага слова2 за 2013г.) о своём друге из «бел.моунага асяродка» (белорусскоязычной среды) Академии наук, у которого постянно были научные дела в Польше, свидетельствуют о том, что «мова», что «беларуская», что украинская, это идеологическое оружие Запада для лишения Западной Руси её русского национального характера с целью ослабления России. То есть, лишения живущей на Западной Руси части русского народа его русского менталитета посредством подмены у него его русского языка на «мовы», украинскую и «беларускую». Ведь языковое предпочтение живущего на родине своих предков населения обеспечивает ему и соответствующий менталитет. Если живущее на Западной Руси коренное население предпочитает русский язык, значит и менталитет у него русский, значит это местный русский народ.

Широко известны слова Гитлера: «Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они не русские» (в его время малороссов уже называли украинцами). Ведь письменный язык, предпочитаемый человеком, живущим на родине своих предков, определяет и его национально-культурный облик, и менталитет. Полагаю, понятно, почему русский менталитет граждан РБ и Украины не устраивает Запад? И понятно, что нужно сделать, чтоб их граждане поверили, что они не русские, и лишились русского менталитета? Для этого, понятное дело, тем или иным способом нужно убедить их (или заставить) сменить свой русский язык на «мову» (на униатский язык с католическим духовным кодом). К слову, тот же Л. Лыч пару лет назад написал и издал книгу «Унiяцкая царква Беларуi. Этнакультурны аспект», в которой пропел осанну униатству (греко-католичеству). А ТВ в конце 2013г. показало, как в Киеве на «Майдане» униатский священник призывал бить «негров, жидов и маскалей». Так что понятно, почему захватившие (при наглой поддержке Запада!) власть в Киеве «майдановцы» первым делом приняли закон о запрещении на территории Украины русского языка. И это была не ошибка их, как некоторые наивно полагают, а именно то, за что боролись, руководствуясь идеологией местечкового нацизма – что полноценный украинец это лишь тот гражданин Украины, кто говорит и пишет по-украински.

Осмотревшись, наиболее трезвомыслящие вожди «национальной революции» поняли, что на данный момент они переоценили свои силы и несколько «отыграли назад». Но сам факт, что первое, за что они ухватились, а именно, закон о запрещении русского языка, свидетельствует о том, что это и было основной целью захвата власти, что главный их враг в строительстве своего национального государства в обширных границах Украины именно русский язык. Ведь для построения полноценного с точки зрения укронацистов украинского национального государства, тех его граждан, кто пользуется русским языком, т.е., является неполноценным украинцем, необъходимо либо переделать в полноценных украинцев, заставив их пользоваться украинской «мовай», либо….поступить с ними по-нацистки. Как? История знает, как нацисты поступали с неполноценными по их мнению людьми. Но самое интересное, чему, похоже, ни русская общественность РФ, РБ и Украины, ни руководство РФ и фактически русской РБ не придают значения, так это то, что карт-бланш на строительство своего национального государства на исконно русской национальной территории юго-западной Руси, т.е., в случайных надуманных границах колишней УССР, а также и на местечковый нацизм, в случае сопротивления против этого строительства местного русского народа, «майдановцам» - укронацистам выдали работники науки, начиная с Грушевского, на улице имени которого и восторжествовала украинская «национальная революция». Как в результате её выглядит Киев – «мать городов русских», показало ТВ. Оно же показывает и картинки разгула местечкового укронацизма. Жутко! 9 мая с.г. в Москве и Минске пышно праздновали победу над нацизмом в 1945 году, а в Мариуполе от рук местечковых нацистов 9 мая 2014г. гибли люди. Так побеждён ли нацизм?

По большому счёту во всём том, что происходило в постсоветский период на юго-западе исторической Руси, в постсоветской суверенной Украине, и происходит ныне, повинны работники науки. Не место здесь детально разбирать их завиральные концепции о том, будто на исконной исторической Руси со временем образовались три народа (как культурные феномены?!): русский, украинский и белорусский и т.п. чушь. Кормящиеся от науки люди и сегодня не понимают (или не хотят понимать?) различия между этнографическим колоритом и национальной культурой. Между этнографической группой как природным феноменом и народом как культурным феноменом, производным Культа (религии). Заврались вконец эти кормящиеся от науки бесталанные её работнички (а то и просто прохвосты, как незабвенный Грушевский) и взрастили почву для местечкового нацизма и абсурдных «национальных революций» на западной части исторической Руси. Где искони жил и живёт местный русский народ, который, естественно, хочет быть хозяином на своей земле, жить своей русской национальной жизнью и пользоваться своим национальным русским языком. Надо же хотя бы различать, что такое местный простонародный говор, а что такое язык? Что говор (устный) от неграмотных предков, а язык (письменный) от Культа? А Культ это религия?! Что местный простонародный говор, будь то великоросский, малорусский или белорусский, это элемент местного этнографического колорита, который не может определять национальность его пользователей. А кодифицированный литературный (письменный!) язык это явление культуры, продукт определённого цивилизующего процесса, т.е., производное определённой религии (Культа!) её местной традиции и что он-то и определяет национально-культурную идентичность предпочитающих его людей, живущих на родине своих предков? А значит, письменный язык, как и предпочитающая его человеческая общность (народ, а в составе всех поколений – нация) это продукты (или производные) определённой цивилизации (православной, католической, протестантской и т.д.). Бесталанные (или безчестные?) работнички науки не знают (или не хотят знать?), что русский письменный язык это производное православия русской традиции (православия Руси!), продукт православной цивилизации, как и предпочитающее его коренное население Руси, а украинский и белорусский языки («мовы»), появившиеся в своё время на территориях Западной Руси взамен русского, явились производными местного греко-католичества (униатства), продуктами католической цивилизации. Как и предпочитающие эти «мовы» общности: на территории юго-западной Руси украинскую (в Украине эта общность количественно солидная), на территории северо-западной Руси «беларускую» (в РБ эта общность количественно мизерная). И, что, следовательно, с тех самых пор как для потребностей местного униатства, призванного католической экспансией на Западную Русь заменить на ней православие русской традиции, появились униатские языки, соответственно, призванные подменить у населения Западной Руси его русский язык, на Западной Руси имеет место незатухающий конфликт цивилизаций. Чем активно пользуется католическо-протестантский Запад, вредя своему извечному идеологическому противнику, гиганту православной цивилизации - России, руками «родных» себе по прозападному менталитету «мовных» контингентов. Но в Москве нет должного понимания этого. Тем более, в Минске.

Вот и нынче, в апреле 2014г., с т/экрана и страниц СМИ слышится, что Украина на пороге гражданской войны? Это неверное определение происходящего в этом государстве, расположенном на исконно русском национальном пространстве. Какая гражданская война, если конфликтующие стороны пользуются письменно и устно разными языками? Гражданская война была после Октябрьской революции в бывшей царской России, когда обе воющие стороны, и «красные» и «белые», пользовались одним (русским) языком. Так что не гражданская это война в Украине, а наглый разгул прозападного местечкового укронацизма. Когда нынче Запад и «майдановцы» кричат, что Россия оккупировала (аннексировала) Крым, это подлая в своей циничности чушь. Дело ведь в том, что из-за безграмотных действий последнего руководства СССР вся Западная Русь после его развала попала под власть местных прозападных контингентов («следов» духовно-культурной экспансии католической цивилизации, оставленных ею на Западной Руси) – носителей украинского и белорусского языков («мов»). Как же, советские «кастрированные» общественно-гуманитарные науки были того мнения, что в УССР живёт украинскя нация как культурный феномен в составе всего её славянского населения, чей национальный язык «украинская мова», а в БССР живёт белорусская нация как культурный феномен в составе всего её славянского населения, чей национальный язык «беларуская мова». Следовательно, в результате этой дремучей безграмотности советской науки и следующих её трактовкам политиков, Крым, как и другие исконно русские земли юго-западной Руси, с русским населением на них, оказался под местечковой укронацистской оккупацией и 23 года был оккупирован ментально чужой, иноязычной с его населением «украиномовной» властью. Нынешняя «отвязанная» «майдановская» укронацистская власть (хунта) оказалась той последней каплей, которая подняла русский народ Крыма (а говорящие по-русски, но числящиеся украинцами крымчане это ведь тоже русские!?) на защиту своего национального достоинства и подвигла-таки мать-Россию освободить их из чужой (иноязычной!) прозападной оккупации. Вот что на самом деле произошло. Да что кроха-Крым? Стоило ли по сему скромному поводу устраивать такое ликование, если «Мать городов русских – Киев» и юго-западная Русь стонут под той же оккупацией…. Ведь нацизм—порождение Запада, не побеждён окончательно в 1945 году? И местечковый прозападный укронацизм, идущий нынче войной на местный русский народ юго-западной Руси, это тоже нацизм?! Во всём его отвратительном естестве! Когда людей, неполноценных с точки зрения нацистов следует «расстреливать из ядерного оружия». За неимением такового, у укронацистов неплохо получается это и посредством обычного. Гибнут русские люди на юго-западной Руси от рук нацистов в 2014году!

Русским народом как культурным феноменом почти в полном составе стал восточнославянский этнос, окультуренный православием русской традиции. Этот этнос состоит из пяти этнографических групп, каждая из которых имела и имеет свой природный этнографический колорит (местные говоры, фольклор на их основе, обычаи и т.п.), который не мог препятствовать этим группам (великороссам, малороссам, белорусам, червоноросам, карпаторосам) под воздействием названной религии (Культа!) становиться русскими по менталитету. И по национально-культурной идентичности, т.е., тянуться душой к овладению письменным языком, созвучным языку православных молитв своей веры, к русскому письменному языку, развивавшемуся на основе её богослужебного языка. Великороссы, которых не достала католическая религиозно-культурная экспансия, стали русскими в полном своём составе. А малороссов и белорусов эта экспансия достала. И небольшие части этих этнографических групп в итоге оказались окультуренными католицизмом и стали носителями «мов», соответственно, украинской и «беларускай». То есть, получилось так, что русскими стали лишь основной состав этих этнографических групп, а части их, окультуренные католицизмом, стали другими народами как культурными феноменами, национальные языки которых эти самые «мовы». Поэтому в суверенной Украине единого украинского народа как культурного феномена нет. Основной состав её населения это местные русские (подавляющее большинство)— это как те, кого в советское время записали русскими и их потомки, так и те, кого в советское время записали украинцами по национальности, и (меньшинство)--это носители «мовы», культурно-самобытные украинцы. Поскольку все они граждане Украины, то, очевидно, что большинство это русские украинцы, а меньшинство это культурно-самобытные украинцы, или «западные украинцы». Ведь для того, чтоб привести на историческую сцену таких украинцев, западных, культурно-самобытных с прозападным менталитетом, заинтересованными в том силами юго-западная Русь (а это Червонная Русь, Малороссия и Подкарпатская Русь) и была названа Украиной (с подачи Австрийской империи и Германии и по ротозейству Российской империи). Червонороссы едва став русскими по менталитету, угодили в состав католического мира ещё в XIV веке. Сначала под власть католиков-поляков, потом под власть католиков-австрийцев. Долго боролись за сохранение своей русской идентичности, но, в конце концов, в силу обстоятельств, когда выжил лишь тот, кто сумел украинизироваться, т.е. под воздействием репрессий и идеологической обработки утратил русскую идентичность и приобрёл новую, прозападную «украинскую», они стали теми «западенцами»-украинцами, которых мы видим ныне. Инспирировали эту украинскую идентичность католики-поляки, причём (были на то причины) вначале в Малороссии («положили глаз на неё»). Царское же правительство России, не разгадав коварства поляков, не приняло тогда должных мер к пресечению, как казалось тогдашнему русскому «высшему свету», вроде как безобидного проявления местного малорусского патриотизма – попыток создания в Малороссии «областного» письменного языка. Потом за идею создания такого языка, уже под именем украинского, ухватились, как за выгодную себе, власти Австрийской империи, в составе которой была тогда Червонная Русь (Галиция). Они подключили к этой идее местное униатство, и в результате нынче в трёх западных областях Украины живёт подлинная украинская нация как культурный феномен с прозападным менталитетом и своим национальным языком, «украинской мовай». И на территориях Малороссии и даже Новороссии среди их местного коренного русского народа рассеяно идентичное ей «украиномовное» нацменьшинство (тот самый «след» католической цивилизации). По понятным причинам высока его концентрация в столице, Киеве. А значит, чем хорошим могло закончиться то, что язык «западенцив» и идентичного им нацменьшинства других областей был сделан (с подачи работников науки, преступных лжецов?!) единственным государственным языком в этом постсоветском (когда то придуманном большевиками!) государстве? И вот нынче «созрели плоды» завиральных концепций работников науки постсоветского пространства о якобы историческом существовании на территории нынешней суверенной Украины (бывшей УССР) украинской нации как культурного феномена образа и подобия «западенцив». И эта чушь несусветная, содержащаяся в названных концепциях (начиная с концепции прохвоста от науки Грушевского), выгодная Западу, стала обязательным руководством для политиков на постсоветском пространстве, в Киеве и Москве, где даже озаботились подыскиванием посла в Украину, знающего «украинскую мову». А нынче в «Русском вестнике» напечатано «Открытое письмо В.В Путину» из г. Львова «Спасите Галицкую Русь!». Как нынче спасать, если столько «прошляпила» Российская империя в XIX веке, затем Россия в облике СССР, затем в постсоветское время та же Москва? Лишь Сталин в 1947году пытался разделаться с тамошним униатством, но, увы, на дворе уже было не то время, не 1839 год. Потому получилось, что он лишь загнал его в подполье, чем только обозлил униатов Да и что толку было «ликвидировать» униатство, если его производную, «укромову», ещё до того в СССР волюнтаристски сделали национальным языком УССР, когда ещё не было в УССР носителей её, униатов-западенцев. Однако это «Открытое письмо» свидетельствует, что не всех русских Галицкой Руси переделали в «укромовных» западенцев. Политика украинизации в УССР и белорусизации в БССР не снималась с повестки дня до самого развала СССР. Надо же было чем-то оправдывать статус этих республик как якобы национальных. И вот вся ложь советской «кастрированной» науки (ей велено было считать религию лишь дурманом для народа) и властолюбие заманенных в Вискули московских простофиль аукнулись русскому народу юго-западной Руси местечковым нацизмом, укронацизмом.

Ещё в 2005 году польский политолог Мариан Калуски писал: «Сам факт проживания на территории Украины 10 миллионов русских и 32 миллионов людей, использующих русский язык в своём повседневном общении (при населении в 48 миллионов), представляет собой серьёзную угрозу Украине. Проблема усугубляется тем, что русское и русскоязычное население безоговорочно доминирует на юге и востоке Украины». Названные им 10 милл. русских это те граждане Украины и их потомки, кого в советское время по каким-то причинам записали русскими, а 32 милл. это те местные русские (малороссы и др.), кого в советское время (чаще исходя из их местного говора, т.е., из этнографического колорита) записали украинцами по национальности. Ведь «украинскя мова» была состряпана Грушевским и другими такими же прохвостами от науки из субстрата местных говоров и полонизмов, и потому она созвучна местным говорам малограмотного (в основном сельского) населения. Итак, подлинных украинцев по национальности, западных украинцев -- носителей украинской литературной «мовы», получается 48 – 10 –32 = 6 милл. Так могло ли добром кончиться ментально-языковое насилие, по сути, местечковый нацизм, 6-ти милл. над 42-мя миллионами? Могло ли добром кончиться то, что представители русского большинства, становясь властными персонами, вынуждены были – с подачи работников науки, вернее, прохвостов от науки! – соглашаться на национальное унижение? Когда на своей родине Руси своим родным русским языком можно было пользоваться лишь у себя дома, а в служебном кабинете и на любой трибуне только чуждой себе «мовай»? Отсюда у таких национально униженных властных персон и не было заботы о национальных интересах такой, как бы, и не своей, страны, а превалировала забота о «своём личном кармане». Отсюда и феномен безвластной власти, при которой свободно маршировали фашистские недобитки и творились т.п. другие мерзости. Вот и получилось то, что получилось – разгул укронацизма.

А ведь была и есть возможность урегулировать всё по-умному, грамотно, в этой огромной, когда-то возникшей в силу разных причин, но на самом деле на 75% русской, стране? Если бы постсоветские работники науки оказались на высоте положения и определили её такой, на 75% русской, то возможность эта: русско-украинская федерация по типу Бельгии и Канады. Ибо точно так, как в Бельгии и Канаде, и в Украине на своих территориях компактно проживают две разные национальные общности: на юге и востоке Украины компактно проживают русские, а в трёх западных областях компактно проживают подлинные «украинцы по национальности», носители «укромовы». Это значит, что и в Украине, как в Бельгии и Канаде, есть почва для гос.двуязычия. Это значит, что в регионах компактного проживания русских местная деловая и общественная жизнь может идти на русском языке (чего сегодня и требуют их жители!), а в трёх западных областях на украинском. Все общегосударственные законодательные акты, официальные бланки и т.п., должны быть на двух гос.языках. Да, гос.двуязычие дорогое удовольствие, но ради умиротворённости в государстве оно необходимо. Разумеется, там, где есть почва для него, где оно обоснованно. Но циничному Западу не нужна благополучная Украина. Как и местечковым нацистам, приверженцам «укромовы», мнящим себя «полноценными украинцами», и считающих неполноценными всех остальных граждан Украины, игнорирующих эту «мову» в своей повседневности. Западу, особенно соседке Украины Польше, нужна родная по католическому менталитету «украинская Украина», т.е. государство с «укромовной» властью и с преобладанием «укромовного» населения, послушный вассал в устройстве козней против России.

Откровенную статью – мнение польского политолога Мариана Калуского, отражающее реальные, не афишируемые интересы Польши относительно Украины, напечатал (с сокращениями) журнал «Русский дом» в №11/2005. В этой статье ясно говорится о подлинных интересах и скрытых пружинах политики католической Польши в отношении православной Украины. После приведенных выше слов М. Калуского о безоговорочном доминировании на юге и востоке русского и русскоязычного населения, он пишет: «Если украинцы и в самом деле хотят создать своё национальное государство, действительно независимое и полностью суверенное, то они просто обязаны как можно скорее избавиться от «русской обузы», а именно, от «русской Украины». Иначе может случиться так, что это вовсе не «украинская Украина» поглотит «Украину русскую», а совсем наоборот, и на этот раз уже навсегда…….В интересах Польши, которая всегда будет испытывать угрозу российского империализма, необходимо существование Украины в качестве буфера между Польшей и Россией. Однако линия границы должна отличаться от той, которая существует на сегодняшний день. Польша обязана всячески поддерживать идею раздела Украины и делать всё, чтобы он наступил, как можно скорее, поскольку всегда существует опасность того, что нынешнюю, русско-украинскую Украину, вновь подчинит себе Москва. В то же время я более, чем уверен, что проделать то же самое с собственно «украинской» Украиной Москва не сможет….По своей территории «украинская» Украина была бы почти равной Польше, однако её население составляло бы всего около 1/3 от польского населения. Помимо всего прочего эта Украина была бы почти полностью избавлена от тяжёлой промышленности, а также не имела бы выхода к морю. Такая Украина не представляла бы особой угрозы для Польши, с такой Украиной можно было бы довольно быстро достичь некоего «модус вивенди», даже в том случае, если бы в Киеве правили сплошь одни бандеровцы, поскольку такая Украина всегда была бы заинтересована в наличии доброй воли со стороны Польши». Что тут скажешь? Панам до сих пор мерещится российский империализм. Это издержки того, что в Москве и Питере никогда не учитывали разлом цивилизаций (наука не объясняла политикам опасность этого разлома), следовательно, и не знали того, что со странами католического (а потом и протестантского) мира «каши не сваришь». И «варили» такую «кашу» (и приняв в 1815 году «венский подарочек», и т.п. и т.д.). А потом «давились» ею. И хотя в Москве, это нынче вполне очевидно, больше уже не хотят такой «каши», в Варшаве всё ещё она мерещится. Во всяком случае, из откровений М. Калуского понятно, что спокойная, успешная русско-украинская (с двумя гос.языками) Украина, сотрудничающая в своих очевидных экономических интересах с Россией, Польше не нужна. Ей нужна лишь «украинская», пусть и бандеровская Украина. Большая, если «украинской Украине» удастся поглотить «русскую», а если не удастся, то сойдёт и маленькая. Последняя даже предпочтительней, ибо всегда будет заинтересована «в наличии доброй воли со стороны Польши», т.е., будет послушна ей. «Русский дом» об откровениях М. Калуского выразился так: «Как видим, польские политики жёстко и прагматично смотрят на будущее Украины и на то, как надо строить с ней отношения. Они поддержали «оранжевую революцию» с тем, чтобы «победа националистов» стала лишь этапом в расчленении Украины и зависимости её «бандеровской части» от Польши. Спасибо, панове, за правду!». Всё это было сказано ещё в 2005 году. Поскольку в науке и впредь оставалась в силе завиральная теория о наличии на постсоветском пространстве трёх славянских культурно-самобытных народов, то после «оранжевой революции» в Украине дело дошло и до «украинской национальной революции», до разгула укронацизма. Полякам-то и остальному Западу нужна лишь «украинская Украина»? С родным себе менталитетом «укромовных» граждан и её властей. Во времена СССР от названной теории трёх народов со временем осталась было одна видимость, «укромовными» и «белмоуными» красками «украшали» лишь «витрины» УССР и БССР, а за «витринами» текла русская национальная жизнь и массы были довольны. Ибо в бытность СССР без такой видимости было не обойтись. Иначе нельзя было оправдать статусы этих территорий Западной Руси как национальных республик СССР. Возникли ведь эти УССР и БССР, в т.ч. и по проискам помянутых «следов» католической цивилизации, оставленных ею на Западной Руси, фактически на пустом месте, где не было компактно живущих количественно солидных украинской и белорусской наций как культурных феноменов. Ведь согласно идеологии тогдашней большевистской власти и зависимой от неё науки религия считалась лишь «дурманом для народа». А униатские письменные языки («мовы») были созвучны местным говорам неграмотного русского населения Западной Руси, вот их и посчитали национальными языками славянского населения УССР и БССР. После развала СССР, бывшие внутренние, волюнтаристски прочерченные большевиками в их тогдашних сиюминутных интересах, административные границы УССР и БССР, стали государственными границами его бывших субъектов. И тем самым у местных «следов», оставленных католическо цивилизацией на территории Западной Руси, потрясавших перед носом общественности завиральными концепциями советской науки, оказались «руки развязаны» для того, чтоб позволить себе даже местечковый нацизм. Коль культуртрегерская агрессия против местного русского народа Западной Руси в уже суверенных государствах, Украине и Беларуси, не спешила давать свои плоды.

А окажись наука на постсоветском пространстве на должной высоте, отбрось она догмы научного атеизма и пойми, что религия в истории человечества была вовсе не «дурманом для народа», а всё определяющим цивилизующим фактором? Тем самым «садовником» в «саду» человечества, который «прививал» человеческим «дичкам»--находившимся на этнографическом уровне природным человеческим общностям (этносам и т.п.), «культурный сорт». То есть, давал им письменность и нравственные установки, и «выращивал» из них культурные феномены – народы (в составе всех их поколений, нации)? И если бы люди науки «ударили в колокола» после развала СССР, разоблачили всю ложь советской науки насчёт национально-культурной идентичности граждан бывших УССР и БССР, вероятно, всё бы образовалось достойно. Раз уж случилось так в истории XX-го века, что на этих территориях (бывших УССР и БССР) Западной Руси сложились региональные хозяйственные комплексы, сложилась местная региональная хозяйственная элита, что эти территории –регионы Западной Руси, стали суверенными государствами, то необходимо, чтобы в этих государствах были учтены подлинные, а не надуманные, национально-культурные интересы их граждан. Если бы эти интересы по настоянию достойной науки – её честных достойных работников, были учтены, то не было бы того, что нынче происходит в Украине. Ибо соседние страны, Украина и РФ, общающиеся на одном языке, на русском—русский язык, как известно, единственный гос.язык в РФ, а в Украине это язык общения подавляющего большинства её граждан, он и должен быть там основным гос.языком -- жили бы дружно и взаимодействовали, создавая различные интеграционные объединения. Нынче такое взаимодействие есть у РФ и РБ, русские народные массы которой вопреки воплям возмущения «бел.моуных» работников науки («навукоуцау»), посредством плебисцита придали своему русскому языку статус государственного и живут своей русской национальной жизнью в тесной дружбе с РФ. Но и над русской национальной жизнью основной массы граждан РБ, и над дружбой с РФ дамокловым мечом висит ложь «навукоуцау» и инспирированная ими национально-культурная политика РБ, т.н. «Палiтыка беларускага нацыянальна-культурнага адраджэння», а проще говоря, политика подмены у них их русского языка «бел.мовай». Ибо два письменных языка на одной и той же территории, у одного и того же населения нормально функционировать не могут. Неизбежна борьба их за простор для функционирования, за количество пользователей. Что и наблюдается при нашем абсурдном гос.двуязычии, когда гос.статус «бел.мовы» базируется на лжи «навукоуцау». А значит и в РБ местечковый белнацизм ждёт своего часа.

Там, где для гос.двуязычия почвы нет, но оно необоснованно вводится, а это может быть лишь при условии, что гос.статус одного из языков базируется на лжи работников науки, идеология местечкового нацизма (а любой нацизм базируется на ложных околонаучных теориях, будь то расовая, или иная другая) тем или иным образом заявляет о себе. И от необоснованного гос.двуязычия одни недоразумения и проблемы. Ибо если в государстве нет компактно проживающей в каком то его регионе национальной общности, иноязычной с остальным населением, значит в таком государстве нет и почвы для гос.двуязычия. И тогда гос.двуязычие неприемлемо. Ведь два письменных языка одновременно на одной территории нормально функционировать не могут? Неизбежна борьба между ними за простор для функционирования, за то, чтоб быть языком государственности, общественной и деловой жизни. То есть, неизбежна борьба между носителями этих языков за государственность в стране лишь на своём языке, а это значит, и за свою национальную власть в стране. Что и имеет место в РБ (Республике Беларусь), где т.н. «свядомая апазiцыя» борестся за свою национальную власть. То есть, и в РБ есть опасность национальной революции и местечкового нацизма. Если истово «бел.моуным» удастся увеличить свои ряды.

Итак, в РБ два гос.языка: т.н. белорусский («мова»), который игнорирует основная масса её граждан, в т.ч. и основная масса её белорусов, и русский, на котором идёт государственная, деловая и общественная жизнь республики и который является языком постоянного общения основной массы граждан РБ. Словом, в республике очевидная и повсеместная, даже в сельской местности, русская языковая среда. Это подтверждает и бесстрастное зеркало экрана республиканского ТВ, которое отражает русскую национальную жизнь нашей русской страны, где граждане, начиная от Президента страны и кончая сельскими жителями, говорят по-русски. И при таких-то языковых реалиях мы, русские народные массы РБ, живём, словно не в своей стране, а в примах у горстки «бел.моуных». Ибо вся топонимика республики на «мове», в салонах гор.транспорта с фонограмм звучит «мова», нашей национальной литературой официально считается литература на «бел.мове», гос.гимн страны на «мове», и т.п. и т.д. нас окружают подобные «заявки» на необходимость «беларускай нацыянальнай рэвалюцыi» и местечкового нацизма для расправы с «русской обузой». И ведь весь этот маразм вырос из завиральных концепций работников науки? Убедившись, что суверенитет РБ окончательно похоронил то, что так старательно взращивали больше ста лет поколения работников науки—«бел.моуную» языковую среду в республике, нынешние жалкие работнички науки, большинство из них амбициозные «навукоуцы», спрятались в некое зазеркалье. Чтоб не видеть, что отражает зеркало экрана ТВ, какие реалии. Вот голос из зазеркалья одной из тех «вучоных» дам, благодаря кому мы живём, словно в примах у «бел.моуных», т.е., в примах у горстки «паунавартасных (полноценных) беларусау», которых в названном зеркале и не разглядеть, такая они количественная малость в республике. Тем же, кто осмеливается протестовать против названного маразма—«бел.моунай» топонимики в очевидной русской стране, кто осмелится заметить, что, дескать, и русский язык у нас тоже государственный, сия учёная пожилая дама (д. филолог. н. профессор В.П. Лемтюгова) отвечает, дескать, ну и что, что у нас два гос.языка, «але iх магло быць i больш у залежнасцi ад грамадскай сiтуацыi. Джяржауная мова гэта катэгорыя палiтычная. А нацыянальная мова у нас адна – беларуская i вяршынства належыць ёй». («но их могло быть и больше в зависимости от общественной ситуации. Государственный язык это категория политическая. А национальный язык у нас один—это белорусский и главенство принадлежит ему») («Наша слова» №11 за 13.03.14г.). Такова околонаучная установка завиральных концепций, порождающая местечковый нацизм. Ведь если язык, которому как якобы национальному языку граждан страны согласно этой установки принадлежит в стране главенство во всём, но в реальной жизни страны такового главенства нет, одни декорации, вроде топонимики и фонограмм в гор.транспорте, а государственная, деловая и общественная жизнь идёт на ином языке, на русском, то «беларускi» местечковый нацизм в такой ситуации неизбежен. Подобная ситуация вдохновляет носителей языка бороться за реальное его главенство: за то, чтоб государственность, деловая и общественная жизнь шли на нём, в данном случае на «бел.мове». А это чревато местечковым нацизмом. Вот другой подобный голос из зазеркалья, директора филиала «Iнстытут мовы I литаратуры Iмя Я. Коласа i Я. Купалы», член.кора НАН Беларуси А.А. Лукашанца: «Для пашырэння у грамадстве беларускай мовы –нацыянальнай мовы беларускага народа, дзяржаунай мовы краiны и мовы тытульнай нацыi—асаблiвую актуальнасць набывае асветна-прапагандыстскi напрамак». («Для увеличения распространённости в обществе белорусского языка – национального языка белорусского народа, государственного языка страны и языка титульной нации – особенную актуальность приобретает просветительско-пропагандистское направление»). (журнал «Беларуская думка» №»/2014). Спросить бы нашим властным персонам этого работничка науки, знает ли он, что гос.языком ВКЛ был русский язык того времени и в мощном том в своё время государстве, политическим ядром которого была нынешняя территория нашей республики, была русская языковая среда? Что она могла ведь и возродиться на той же территории? Ибо подписи под документом, составленном в нашем Бресте 8.10.1596г. (Соборная грамота о соединении церквей) тогдашними представителями духовенства территорий нынешних Беларуси и Украины звучат так, словно сегодня учинены на нашем современном русском языке? Способен ли сей член-кор. НАН РБ из этого факта нашей национальной истории сделать вывод, что русская языковая среда на территории РБ это результат русского национального возрождения? Видимо, он или не знает, или не желает знать этого, и декларирует из своего зазеркалья ложь завиральных концепций поколений подобных ему работничков науки. В чём он прав, так это в том, что для потенциальной «беларускай нацыянальнай рэвалюцыи», то бишь, для увеличения количества «бел.моуных» среди нашей молодёжи, особо актуально просветительско-пропагандистское направление, то бишь, обработка молодых людей ложью завиральных концепций «навукоуцау». Дабы они пополнили собой ряды агрессивных (как отступники) истых пользователей «бел.мовы», приобретя при этом и соответствующий менталитет взамен своего русского. А то ведь в РБ пользователей «бел.мовы», якобы представителей её «тытульнай нацыi», раз-два и обчёлся. Однажды известный в кругах фальсификаторов истории Анатоль Тарас, в пылу спора с другими авторами «Нашага слова», выдал страшную тайну о реальном количественном составе той самой «тытульнай нацыi» РБ: «На каго разлiчаны нашы рускамоуныя кнiгi? Як нi дзiуна, на грамадзян нашай краiны. Бо, як сведчаць дадзеныя апытання НДI СЭПМ, праведзенага у 2011 годзе, толькi 2% жыхароу Беларусi сапрауды карыстаюцца беларускай мовай у якасцi сродку зносiн i мовы чытэльных кнiг». («На кого рассчитаны наши русскоязычные книги? Как ни удивительно, на граждан нашей страны. Ибо, как свидетельствуют данные опроса НИИ СЭПМ, проведенного в 2011 году, только 2% жителей Беларуси взаправду пользуются белорусским языком в качестве средства сношений и читаемых книг»). («Наша слова» №40 за 3.10.12г.). Так что вот каков её реальный количественный состав, трактуемой работничками науки «тытульнай нацыi» РБ -- 2% в составе населения РБ. Это обстоятельство и спасает пока нашу республику от «беларускай нацыянальнай рэвалюцыи» и воинственного разгула белнацизма. Однако, как свидетельствует недавняя история, и эти 2%, вернее, их националисты, кучка т.н. «нацыянальна свядомых беларусау», подсуетившись, было на рубеже 1989—1990 годов, в связи с т.н. перестройкой, оказались у руля республики. И кое что успели в смысле «беларускай нацыянальнай рэвалюцыи» и построения «беларускай нацыянальнай дзяржавы» с «бел.мовай» в качестве гос.языка. Успели по части массового открытия курсов по изучению «роднай мовы», дискриминации образования на русском языке, перевода почти всех школ республики с преподавания на русском языке на преподавание на «бел.мове» и того же в отношении ВУЗов и т.п. и т.д., успев принять в качестве государственной ту самую «Палiтыку беларускага нацыянальна-культурнага адраджэння», по сути, политику культуртрегерской агрессии против русского национально-культурного облика и менталитета народных масс республики. Однако в своём «телячьем восторге» от свалившегося на голову БССР суверенитета, не угадали реакцию на это «беларускае адраджэнне» народных масс республики. И в результате президентских выборов и двух референдумов, т.е., по сути, в результате бескровной русской контрреволюции, в середине 90-ых годов эта кучка «свядомых беларусау» была отставлена от власти. И в республике вновь, как и во времена СССР и БССР потекла русская национальная жизнь. Лишь с некоторыми рудиментами маразма, вроде выше названных топонимики, фонограмм в гор.транспорте, языка гос.гимна и т.п., вытекающего из завиральных концепций бывшей советской «кастрированной» науки, культивируемых «навукоуцамi» по сей день, сделавшими себе на тех концепциях имя в науке, получив за культивирование их свои научные степени и звания. А политики ведь вынуждены следовать рекомендациям науки? Отсюда и очевидный маразм-- декларирование «бел.мовы» национальным языком титульной нации РБ и позиционирование республики на международной арене «беларускай нацыянальнай унiтарнай дзяржавай», эдаким «Европейским государством». И связанный с этим маразмом абсурдный «бел.моуны» маскарад: та самая топонимика на «бел.мове», нарочитая «бел.мова» журналистов на ТВ, когда речь идёт на темы культуры, нарочито «бел.моуны» Министр культуры и т.п. и т.д. Этот маскарад только злит «беларускiх» местечковых наци. И они резонно требуют в натуре то, что декларируется и позиционируется. Дескать, раз декларируешь «бел.мову» национальным языком республики, изволь, переводи на неё всю государственную, деловую и общественную жизнь. Раз позиционируешь РБ «беларускай нацыянальнай унiтарнай дзяржавай», изволь уступить нам место у её руля, коль сам ты, «расейскамоуны рэжым» («акупацыйны», как называют его «свядомыя беларусы»), не можешь соответствовать позиционируемой тобой «нацыянальнай дзяржаве». Понятное дело, что при подобном декларировании и позиционировании «паунавартасныя беларусы» (полноценные белорусы) никогда не смирятся с властью в РБ «непаунавартасных» (неполноценных). Ведь на стороне «паунавартасных» сама «навука»?! И местечковые «беларускiя» наци не «спят в шапку», трудятся, как пчёлки, над увеличением рядов истых пользователей «бел.мовы». И что абсурднее всего, им помогает в этом, не отдавая себе отчёта в том, что творит, и нынешний русский правящий режим, пришедший к власти в середине 90-ых годов, который до сих пор терпит и эту завиральную «навуку», и, в качестве своей государственной национально-культурной политики инспирированную ею, и со всей очевидностью вредную для себя, правящего режима, т.н. «Палiтыку беларускага нацыянальна-культурнага адраджэння». Принятую во время развала СССР захватившими тогда власть в республике представителями тех самых 2-ух процентов. В русле этой политики, а также стараниями очевидного штаба идеологических противников нынешнего русского правящего режима – «Таварыства беларускай мовы» (присвоившего себе имя человека, который и слова такого, «мова», не знал), помаленьку множатся ряды «бел.моуных». Тот же «рыцар нацыянальнай идэи» Л.Лыч с удовлетворением констатирует, что «паунавартасных» (полноценных) беларусау» стало больше: «Цяпер, кали чалавек правiльна i прыгожа размауляе па-беларуску, то паказваць пальцам на яго могуць только пъянiцы и маргiналы». («Нынче, когда человек правильно и красиво говорит по-белорусски, то показывать пальцем на него могут только пьяницы и маргиналы»). И верно, не без стараний властей из «бел.моуных» делают существ высшего порядка. Весьма наглядно это было продемонстрировано, когда в апреле с.г. в телестудию среди публики, приглашённой на программу «Позиция» , был приглашён и Класковский. Который один олицетворял собой «тытульную нацыю РБ». Сидящий рядом с ним, говоривший по-русски участник программы, объяснил смену языка общения бывшим редактором комсомольской газеты «Знамя юности» Класковским, возможностью человека менять убеждения и интеллектуальным его ростом, что Класковский, видите ли, интеллектуально вырос до того, что говорит теперь по-белорусски. Тот же Л. Лыч заявляет: «На маю думку беларуская нацыянальная iдэя--гэта такая сiстэма поглядау накiраваных на выратаванне беларусау ад русiфiкацыi i пабудову беларускага культурна-моунага жыцця. А таксама сiстэма практычных мерапрыемствау дзяржавы па ажыццяуленнi гэтых тэарэтычных iдэй на практыцы» («По моему мнению, белорусская национальная идея—это система взглядов направленных на спасение белорусов от русификации и построение белорусской культурно-языковой жизни. А также система практических мероприятий государства по претворению в жизнь этих теоритических идей на практике») («Наша слова» №6 за 5.02.14г.). Хорош совет властным персонам, пользующимся русским языком?! Дескать претворите в жизнь эту «нацыянальную» идею, и вам самим придётся или переходить на «белмову», или уступить властные полномочия «белмоуным» А удосужился ли этот «рыцар беларускай нацыянальнай iдэi» спросить у основной массы белорусов РБ, хотят ли они видеть «белмоуную» власть в республике? Хотят ли они «спасаться от русификации»? Хотят ли менять свой подлинно национальный русский язык на «бел.мову», на этот кое-как сляпанный когда-то кураторами здешнего униатства из субстрата местных говоров и полонизмов язык? Тогда это был выход из «пикового» положения, ибо русский язык польский сейм запретил, а польского языка униатское простонародье не понимало. А нынче, какая в том надобность, чтоб гражданам РБ менять русский язык на этот униатский? Ведь два письменных языка одновременно на одной территории, у одного и того же населения функционировать не могут? Словом, надобность подмены у граждан РБ их русского языка на «бел.мову» лишь в том, чтоб разорвать лингвистическую связь их с Россией, чтоб изменить их русский менталитет на прозападный и отвернуть РБ от России. Иной надобности «адраджэння бел.мовы», то бишь, подмены на неё русского языка у граждан РБ, не усматривается. События в Украине ясно продемонстрировали, для чего и кто насилуют граждан Украины менять русский язык на местный униатский, на «мову». Ныне зарождаются такие науки, как психолингвистика, когнитивная лингвистика, лингвокульторология. Согласно им слово обладает не только смыслом, но и энергией. Ими вводится понятие языкового кода. Так вот, производные униатства, «мовы», что украинская, что «беларуская», имеют католический код, прозападный. Это очевидно, даже судя по тому, как привечает Запад их носителей и истых пользователей. Ну, а какой энергией обладают слова этих униатских «мов» (ныне богослужебных языков местного униатства), продемонстрировали события в Украине. Да и у нас представители наших 2-ух процентов, националисты нашего «бел.моунага», иноязычного с основной массой белорусов РБ, нацменьшинства (в основном униаты), это неплохо демонстрируют. Недавно их «Малады фронт», который присуждает премии за «беларусiзацыю» (тем, кто больше написал «Зваротау», т.е., обращений на «бел.мове», в различные инстанции), демонстрировал энергию слов этой «мовы» растяжками на ней и портретами Бандеры. Слышно, что «Рух за свабоду» домогается возможности пройти маршем по проспекту «Незалежнасцi» в знак протеста против российского империализма, якобы покушающегося на суверенитет РБ. Им, как и родным им по менталитету полякам, мерещится российский империализм. А чего бы и не маршировать, если «навука» трактует «няма мовы, няма и дзяржавы»? Ведь эта «бел.моуная» публика не считает нашу республику свободным и суверенным государством? Не считает по той причине, что власть в ней «расейскамоуная», а не «нацыянальная», что «Прэзидэнт расейскамоуны», а не «паунавартасны беларуc», не «прадстаунiк тытульнай нацыi». Отсюда и «Рух за свабоду» («Движение за свободу»). Словом, для социумов Украины и Беларуси не измерим вред от завиральных концепций работников науки, обосновывающих законность местечкового (украинского и «беларускага») нацизма. Ведь эти концепции обосновывают необходимость «национальных революций» на пустом месте? А поскольку место для подобных революций пустое, то всё в итоге оборачивается нацизмом меньшинства по отношению к большинству. В Украине на основании этих концепций ныне военный разгул местечкового нацизма, укронацизма, и льётся кровь. Ужасно, что это явление не опознано и его все ошибочно называют гражданской войной. Да и вообще смешно и абсурдно, попросту неумно, обосновывать необходимость суверенитета территорий, на которых проживает почти сплошь русское население (части русского народа как культурного феномена), некоей выдуманной якобы национально-культурной самобытностью этого населения и необходимостью хранить чуждые ему письменные языки. Глупо и вредно позиционировать эти суверенные государства, расположенные на исконно русском национальном пространстве, не такими, какими они реально являются. Якобы для защиты их суверенитета. Из боязни, что объявись они русскими государствами, Россия тут же их и «проглотит». Не то время на дворе. ФРГ не собирается «проглатывать» ни Австрию, ни Швейцарию. Властям Украины и Беларуси, этих на самом деле русских государств не о «мовах» надо бы беспокоиться, а о том, чтоб в государствах был надлежащий порядок, чтоб их гражданам было уютно во всех отношениях жить в них. Не то, поднимут российские флаги. Как это случилось в Крыму и на большей части территории Украины.

Окончание следует...

Апрель—май 2014г. Русская белоруска Мария Тарасевич

Просмотров: 917
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Великий русский учёный Н.А. Морозов показывает, откуда пришло слово „Библия” Почему христианство на Руси запретило Гусли? Как Кабарда пошла воевать, да не управилась с казацкими бабами Немецкий танкист о войне и героизме русских солдат Русский язык будит генетику Россия — родина чая