Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Двенадцать «друзей» Трампа из ГРУ Важнейшая встреча пятилетия Миграционная революция для украинцев «Опять козырный туз не сыграл. Расклады…»
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Путин прорубает окно в Китай

Редкое занятие может объединить в едином порыве либералов-западников и турбо-патриотов. Однако и те, и другие получают какое-то неприличное удовольствие при публичном обсуждении «провалов» внешней политики российского президента. В последнее время настоящим хитом этого направления псевдоаналитического фольклора стал сюжет «Китай кинул Путина! Оло-ло! А мы предупреждали!».

И либеральные, и псевдопатриотические СМИ и авторы смакуют уменьшение товарооборота с Китаем, а также явное отсутствие серьезных финансовых вливаний со стороны китайских банков в российскую экономику. Из этого делается торжественный вывод о том, что путинский поворот на Восток провалился. Эта констатация вызывает у их целевой аудитории просто бурю восторга, однако она никак не соотносится с реальностью.

Есть три популярные теории, объясняющие, почему российскую экономику еще не завалили дешевыми китайскими кредитами.

Теория первая: «Пекин — слуга Вашингтона»

Согласно этой теории, которую в равной степени любят российские западники и турбопатриоты, Китай на самом деле присоединился к санкциям против Москвы, и потому китайским банкам дан негласный наказ не кредитовать российские компании, не развивать российские направления бизнеса и вообще делать так, чтобы Вашингтон был счастлив.

Теория прекрасно вписывается в шизофреничный мир людей, которые обожествляют Вашингтон по той же схеме, по которой жители Украины обожествляют Путина. Проблема теории заключается в том, что для Китая присоединение к санкциям против России или, например, Ирана было бы эквивалентно убийству своих собственных геополитических амбиций.

У КНР есть три козыря во внешней политике: деньги, деньги и еще раз деньги. Если потенциальные или существующие партнеры КНР в Африке, Азии и Латинской Америке придут к выводу, что Вашингтон может заставить Китай перекрыть кран с юанями, то на следующий день политическое влияние Пекина в мире превратится в пыль. Пекин не может себе этого позволить, и это хорошо всем известно еще со времен, когда Пекин продолжал покупать нефть у Ирана, находившегося под санкциями ООН, несмотря на серьезнейшее раздражение Вашингтона и Брюсселя. Собственно, сам факт того, что Иран смог сохранить экономику, несмотря на санкции, — это результат прагматичного упрямства КНР. Теория о «присоединении к санкциям» — бред и чушь.

Теория вторая: «Пекин не уважает Москву»

Эту теорию обожают турбопатриоты, многие из которых почему-то уверены, что только поведение в стиле пьяного гопника может вызвать уважение у мандаринов КПК. Особенно забавно читать пассажи в стиле «Если бы Путин двинул танки на Киев, то его бы уважали и давали деньги, а так Пекин его списал как слабака и соплежуя».

Конечно, проецировать свои собственные комплексы и убогие представления о международной политике на руководство КНР — это очень приятное занятие, но к реальности оно не имеет отношения. Китай упорно и последовательно, преодолевая огромное сопротивление США, строит систему экономического взаимодействия и интеграции с Европейским Союзом.

Главный внешнеполитический проект КНР на данный момент – «Новый экономический пояс Шелкового Пути», который начинается в Китае, а заканчивается в Европе! Это проект для связи Китая и Европы, и вся внешнеполитическая деятельность КНР настроена на его продвижение, в то время как США пытаются создать условия для экономической и логистической изоляции Китая от ЕС. Россия, которая не может быть надежным и защищенным от американской нестабильности мостом между КНР и ЕС, моментально теряет для Пекина львиную долю стратегической важности. Ну вот захватили бы Киев российские войска в 2014 году, а дальше что? Получили бы холодную войну с ЕС и торговое эмбарго в обмен на сомнительную радость кормления за свой счет нескольких десятков миллионов мечтателей о Евросоюзе и скакунов в кружевных трусиках.

Кому-то такой размен может показаться мощным стратегическим ходом, только вот после него разговаривать с КНР о сотрудничестве можно было бы только стоя на коленях, так как возможность сыграть ключевую роль в осуществлении китайского проекта «Нового Шелкового Пути» была бы утеряна навсегда.

Теория третья: «Пекин ждет, чтобы мы хоть что-то сделали со своей экономикой»

Это очень популярное объяснение как в среде либералов, так и среди турбопатриотов всех мастей и разливов. Честно говоря, сложно понять, каким образом в сознании того же Караганова интенсификация китайского финансирования увязывается с изменением российской экономической политики. Понятно, что многим в российской элите сильно хочется вот прямо сейчас увидеть в России «структурные реформы» в стиле Чжу Жунцзи, который сделал безработными миллионы китайцев из государственного сектора, или накачку экономики деньгами в стиле Вэнь Цзябао, но Китай-то тут причем?

Китай активно финансирует проекты в очень разных экономиках, начиная от примитивных, почти «племенных» экономик Африки и заканчивая сравнительно развитыми капиталистическими экономиками Южной Америки и Юго-Восточной Азии. Китай тем и привлекателен для всех своих партнеров, что не заставляет их проводить экономические реформы (неважно, либеральные или антилиберальные), чем он выгодно отличается от МВФ. Китайские условия: работать с китайскими поставщиками и периодически показывать фигу Вашингтону - Россия уже сейчас выполняет на ура. Не в реформах дело.

А в чем же дело?

А дело в том, что Китай - это страна с целым пластом влиятельных чиновников и бизнесменов, которых можно условно назвать «китайскими Грефами». У нас в силу идеологической зашоренности патриотической публицистики, которая хочет видеть в КНР исключительно расстрелы и успехи компартии, принято фактически игнорировать важнейший факт китайской реальности — за годы сотрудничества с Западом и построения экспортно-ориентированной модели развития в КНР возник целый класс чиновников и бизнесменов, которые не видят и не хотят себя видеть вне западного контекста и для которых националистическая и независимая политика товарища Си такой же аллерген, как возвращение Крыма - аллерген для российских профессоров ВШЭ. В Китае не зря ведется борьба с «голыми чиновниками» - то есть чиновниками, которые вывезли на Запад своих детей и супругов (причем феномен этот уже давно принял масштабы эпидемии).

Значительная часть «утечки капитала» из КНР, из-за которой сокращаются китайские валютные резервы, - это результат вывоза на Запад «черных» или «серых» денег китайских чиновников, которые уже давно перевезли детей в Канаду или Австралию, пустили там корни, купили бизнес, получили гражданство. А чего ожидать от поколения чиновников, которое массово смотрело на Запад как на образец, при том что многие из нынешних руководителей среднего и даже высшего звена обучались на Западе? Схема «украл, вывез, сбежал в США» стала до такой степени распространенной, что возвращение (порой в наручниках) бывших китайских чиновников на Родину систематически попадает в список приоритетных тем переговоров между китайскими и американскими лидерами. В КНР даже создано специальное агентство по охоте за сбежавшими чиновниками, но его точечные успехи еще не вселили страх в китайский госаппарат.

Китайские высокопоставленные «мигранты» работают в тех же сферах, что и их российские аналоги: финансы, экономика, управление государственным имуществом и так далее. Каждый потенциальный «мигрант» тщательно заботится о том, чтобы в его личном деле не было никаких факторов, которые могут помешать его счастливой старости на пляжах Флориды: тибетцев не обижает, уйгуров-мусульман уважает, по проблеме Тайваня старается молчать, о геях — хорошо или ничего.

Логично, что спущенная сверху задача «наладить финансирование» российских госкомпаний, которые ходят под санкциями или могут попасть под санкции, приводят среднестатистического «китайского Грефа» в ужас и панику. Дальше этот ужас перерастает в креативный поиск причин, по которым этого ну никак нельзя делать. Задача сильно облегчается за счет того, что с российской стороной на переговоры к китайцу приезжает такой же «микро-Греф», только российского разлива. Они поговорят о любимых клубах английской Премьер-лиги; об успехах детей, которые учатся в одних и тех же американских вузах; обсудят цену на американскую недвижимость; а потом вместе напишут отчеты о том, что совместные проекты невозможны или рискованны, или их лучше отложить на неопределенный срок.

По факту получается, что высшее руководство России и КНР пытается чуть ли не насильно заставить западнические части национальных элит понять, что ориентирование на Запад прошло и пришло время работать вместе. Логично, что такие попытки встретят и сопротивление, и даже прямой саботаж.

У российской и китайской систем управления есть одна общая черта — обе системы работают на «пинковой тяге», то есть прогресс достигается исключительно за счет внимания высокого начальства к конкретной проблеме и применению метода «кнута и пряника», в котором пряник давно затвердел и им бьют исполнителей по голове. Примерно это мы и наблюдаем на текущем этапе развития российско-китайского взаимодействия.

Настоящий шок в финансовой среде России вызвало недавнее сообщение о том, что «Газпром» получил от Bank of China кредит на 2 миллиарда евро на 5 лет. Ведь предполагалось, что ни один китайский банк не пойдет на такой риск. По сообщению самого «Газпрома», «это крупнейшая сделка по объему финансирования, привлеченного напрямую у одной кредитной организации, и первое двустороннее кредитное соглашение с китайским банком».

4 марта появилась информация о том, что китайская Sinopec примет участие в строительстве газохимического комплекса в Усолье-Сибирском. Газохимический комплекс в Усолье-Сибирском - это флагманский проект компании «Сибур», на который в том числе выделяются средства из ФНБ.

2 марта ЦБ РФ сообщил, что российский Центральный банк и Народный банк Китая провели несколько сделок с российскими и китайскими контрагентами с использованием механизма валютного свопа юань-рубль, что в переводе на русский означает, что центральные банки двух стран перешли от теории (соглашение о свопе было подписано еще в 2014 году) к практике, которая может срочно понадобиться в условиях повышенных рисков для стабильности долларовой системы.

И вот так у нас все. Правильные стратегические решения застревают в сложностях практической реализации, однако совместные усилия обеих сторон позволяют постепенно преодолевать как «синдром Грефа», который присутствует и в РФ, и в КНР; так и обычную для любого сложного начинания неразбериху, совмещенную с традиционным бардаком в головах и проектных документах.

11 марта Путин заявил о своих планах посетить Китай этим летом, и есть обоснованная надежда на то, что этот визит придаст очередной и очень нужный импульс развитию российско-китайского сотрудничества.

Поворот на Восток, анонсированный Путиным, проходит медленно, со скрипом и сложностями, но уже понятно, что его успех неизбежен как восход солнца завтра. При приложении должных усилий, все у нас обязательно получится. Главное — победить образ Запада как «единственного и незаменимого», который засел в головах некоторых чиновников и управленцев.

 crimson alter
Просмотров: 899
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тайны русской косы Расстрела царской семьи не было - Владимир Сычев Волхвы-воины - предки казаков Флаг и герб Тартарии. Часть 2 Чего не любят демократы и либералы? Глаза зеркало души или Веды о рассах: ДАрийцы, ХАрийцы, Рассены и Святорусы