Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Украина собиралась воевать еще при Ющенко Мир над пропастью: Опубликованы жесткие прогнозы на 2017 год Что будет после Алеппо Россию должны были потрясти 10 терактов
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Радикальные изменения стратегической картины на Ближнем Востоке

Как Вашингтон вырыл себе в Сирии яму

Как бы кто ни относился к российской операции в Сирии, практически все согласны в одном: она свидетельствует о провале политики Запада по отношению к этой стране и будет иметь далеко идущие последствия для всего Ближнего Востока. Иные пророчат российской операции неуспех, но беспристрастный анализ показывает, что момент для активного вмешательства России в затянувшийся сирийский конфликт просчитан с изумительной точностью.

Действия российских ВКС в Сирии не только в состоянии коренным образом изменить расклад сил в регионе, но и гарантированно исключают угрозу перерастания в более крупное международное столкновение.

Теперь уже очевидно, что, провоцируя около двух лет назад острый кризис на Украине, в сфере жизненно важных интересов России, Вашингтон во многом пытался отвлечь внимание Москвы от Сирии и от поддержки ею президента Башара Асада. Белому дому тогда казалось, и в этом блаженном самообмане он пребывает по сей день, что в тотальном крахе его ближневосточной стратегии виноват не он сам, а кто-то другой. Ну что ж, в самой тяжелой фазе украинской «замятни» американцы имели относительную свободу рук на Ближнем Востоке. Однако ситуация там, в том числе с распространением террористических движений, только ухудшилась. Более того, неожиданным побочным следствием втягивания России в кризис на Украине явилось то, что она вернулась к ближневосточной шахматной игре в той же точке и даже с более сильными фигурами.



Одной из них является Крым. Не секрет, что, оставайся он в прежнем состоянии, российские действия в Восточном Средиземноморье были бы значительно затруднены. Именно на Крым логистически и стратегически опирается сирийская группировка ВКС России. Крым является центром купола прикрытия всего Черноморского и Восточносредиземноморского бассейна. Стремительное развертывание этого купола с некоторым изумлением констатировали зарубежные военные специалисты. Благодаря Крыму все алармистские сценарии «судного дня» для Сирии перечёркнуты, так как крымский «купол прикрытия» априори обезвреживает любую серьезную угрозу российским военным. Слово командующему объединенными силами НАТО в Европе генералу Филипу Бридлаву: «Мы, - говорит он, - несколько обеспокоены тем, как в восточном Средиземноморье создается очередной купол в виде зоны перекрытия доступа… Россия уже создала подобную зону в Черном море, благодаря ракетным батареям, направленным в Крым после его аннексии российскими силами».

В большой шахматной игре Крым оказался той самой пешкой, которая прошла в ферзи. И этот момент сам себя назначивший «главным гроссмейстером» разыгрываемой партии Вашингтон не просто «зевнул», но и спровоцировал. Здесь ещё один провал администрации Барака Обамы, из череды которых состоит вся его внешняя политика.

Известный экономист и политолог, советник Генсека ООН Джеффри Сакс считает, что провозглашенный Соединенными Штатами план решения сирийской проблемы – «война на два фронта против «Исламского государства» и режима президента Башара Асада» – с треском провалился. По его мнению, корни американской стратегии в Сирии лежат в странном союзе двух группировок в американской внешней политике. Одна группировка включает силы безопасности США, в том числе вооруженные силы, спецслужбы и их сторонников в конгрессе. Другая группировка вобрала в себя защитников прав человека. Их необычное слияние стало особенно явным во время американских войн на Ближнем Востоке и в Африке. Результаты этих войн были катастрофическими. Защитники прав человека должны были давно понять: американская модель силовой смены режима не работает. Эта модель приводит к хаосу, анархии, гражданским войнам, расширяющимся гуманитарным кризисам, как это раз за разом происходило в Афганистане, Ираке, Ливии, а теперь и в Сирии. «Если США хотят получить положительные результаты, они должны прекратить действовать в одиночку. США не могут навязать свою волю в одностороннем порядке, и при этих попытках они просто выстраивают в боевой порядок против себя другие сильные страны, включая Китай и Россию. Так же, как США, Россия заинтересована в обеспечении стабильности в Сирии и в нанесении поражения «Исламскому государству»; но Россия не хочет разрешать США устанавливать свои режимы в Сирии или других странах региона».

Неэффективность действий авиации США и их союзников в Сирии против ИГ в течение целого года просто поражает. Ведь они нанесли более 7 тысяч авиаударов. Результата не то что нет - он прямо противоположный. За время существования возглавляемой американцами коалиции ИГ только расширяло зону своего влияния. Террористы этой группировки взяли под полный контроль важные города и провинции в Ираке: Аль-Анбар, Рамади; в Сирии захватили Дейр-эз-Зор, знаменитую Пальмиру и другие территории. Виноваты в этом, однако, не только военные, но и в первую очередь политики.

Самолеты сколоченной американцами коалиции не занимались бомбежками в местах боевого соприкосновения правительственных войск и отрядов ИГ, где последние легко могли быть определены средствами воздушной разведки, поскольку это, по мнению политиков, помогало бы Башару Асаду. Вместо этого они бомбили тылы «Исламского государства», где боевики располагались вперемежку с мирным населением в городах и сёлах, что приводило к большим потерям среди жителей. Ещё чаще бомбардировкам подвергалась инфраструктура – дороги, мосты и т. д. Американцы фактически «вдалбливали» Сирию в каменный век. Понятно, что эти дороги больше нужны тяжелой военной технике правительственных войск, чем более мобильным джихадистам.

С началом военной операции российских ВКС американские военные как бы встрепенулись и стали задумываться над тем, чтобы «до подхода русских» занять восточную часть Сирии, включая столицу «Исламского государства» город Ракку. Замаячила перспектива своего рода инверсии «встречи на Эльбе», на этот раз на Евфрате. Однако едва ли это сбудется. О высадке своих сухопутных сил, да еще в предвыборный период, американцы даже не помышляют. Вновь слышатся рассуждения о необходимости привлечь к наступлению на ИГ какую-то мифическую местную пехоту, например сирийских курдов. Если бы в Белом доме могли хоть на минуту избавиться от шор собственной пропаганды, то увидели бы, что курды за пределы своих территорий никогда не пойдут, и единственная «пехота», способная противостоять ИГ во всей Сирии – это правительственная армия. Не случайно на многочисленные призывы Сергея Лаврова к американцам показать же, наконец, где находится Сирийская свободная армия, в Вашингтоне хранят упорное молчание.

Американцы загнали себя в Сирии в стратегический цугцванг: какой бы ход они ни сделали, их положение только ухудшится. Безоговорочно поддержать Россию в её борьбе с терроризмом, что отвечало бы здравому смыслу и было бы лучшим решением для всех, Вашингтон не может или не хочет из боязни окончательного падения своего авторитета на Ближнем Востоке и укрепления здесь позиций Москвы. Собрать и вооружить сирийских оппозиционеров, как призывают горячие головы в Америке и в Саудовской Аравии? Для защиты кого? «Исламского государства», ужаснувшего мир зловещей эстетикой массовых казней, истреблением христиан и разрушением памятников? Такого союзника не выставить в выгодном свете даже многоопытным мастерам американской пропаганды.

Определяя свою дальнейшую линию поведения по отношению к событиям в Сирии и активному вмешательству в их ход России, Белый дом всё же вынужден учитывать общественное мнение, которое, по всем опросам, едва ли приветствовало бы шаги, представляющие поддержку террористического интернационала. А именно так будут выглядеть попытки открыто противодействовать российской военной операции.

В этом смысле характерна позиция лидирующего кандидата в президенты от республиканцев Дональда Трампа, который заявил в эфире канала NBC: «Я на стороне тех, кто считает, что если Россия хочет воевать с ИГИЛ, то пусть делает это, а не тех, кто ревнует и не хочет, чтобы она это делала». Отвечая на вопрос о том, является ли Асад источником проблем для своей страны, Трамп заявил, что это не вполне ясно, и предложил ответить на вопрос, кто сможет сменить сирийского лидера в случае его свержения: «Никто не знает, что за люди хотят прийти на место Асада, и не окажется ли, что они еще хуже. Мы постоянно начинаем поддерживать кого-то, а потом оказывается, что эти люди еще хуже, чем те, кто был до них».

Популярный еженедельник Newsweek полагает, что «власти США должны избегать увеличения вмешательства в сирийский конфликт, где рефлекторная реакция на действия России может привести к катастрофе». Наращивать поддержку экстремистских групп просто потому, что Россия определила их как цели для ударов, было бы глупостью — враг моего врага не всегда является другом. Newsweek предлагает простое решение – не мешать русским.

Пожалуй, это и есть для Америки наилучший способ поведения в сложившейся ситуации. Конечно, США будут пользоваться любым удобным поводом, чтобы обвинять российских лётчиков в «непрофессионализме», «неизбирательности» ракетно-бомбовых ударов, в выборе «не тех», кого надо бомбить и т.д. Правильный ответ на всё это уже даётся: максимальная точность и открытость. Трудно что-то исказить, когда всё происходящее проецируется на экран в режиме реального времени. И тут, что интересно, высокую планку тоже задает крымский опыт. Видимо, Крым действительно стал тем эталоном и рубежом, который внёс немало нового в российское стратегическое мышление.

 Геополитический взгляд на обстановку вокруг Сирии

Благоприятный фон для эффективного российского воздействия на театр военных действий в Сирии создают и отношение к сирийской проблеме основных заинтересованных в ее решении международных игроков, и общий расклад сил.

Если президент США Барак Обама уже дал понять, что «ситуация в Сирии не перейдет в так называемую "непрямую войну" между США и Россией», то со стороны Евросоюза такой вариант тем более невозможен. Для ЕС давление на Россию с целью побудить её прекратить операцию равносильно содействию победе «Исламского государства» (ИГ), в результате чего в Европу хлынут уже не сотни тысяч, а миллионы беженцев. С учетом приближающихся выборов в ряде ведущих европейских стран трудно представить, чтобы их лидеры захотели преподнести своим избирателям такой подарок. Хотя и находятся деятели, готовые взвалить вину за миграционный кризис в Европе на Россию, но очевидно, что этот кризис является расплатой за отсутствие у ЕС собственной вразумительной политики на Ближнем Востоке и привычку плестись в хвосте у американцев.

В то же время действия России вполне определенно поддержал Китай. По объему закупок углеводородов у многих из стран Ближнего и Среднего Востока Пекин занимает ведущие позиции. Некоторые израильские источники даже поспешили сообщить, что в ближайшем будущем Китай намерен присоединиться к российской военной операции силами своих авиации и флота. Указывались точные названия типов самолетов (J-15) и вертолетов (Z-18F и Z-18J), утверждалось, например, что первый китайский авианосец Liaoning-CV-16 (бывший «Варяг») вместе с кораблями сопровождения уже якобы прибыл в порт Тартус, а ВВС КНР готовы взять на себя частичное прикрытие военного транзита через воздушное пространство Ирана и Ирака. Данная информация пока не подтвердилась, но интересно, что о подобных планах сообщили и гонконгские издания со ссылкой на собственные источники в пекинских военных кругах. Значит, что-то в воздухе витает.

Принципиальное значение для успеха российской операции имеет поведение Израиля, который - единственный в регионе - обладает достаточным военно-техническим потенциалом, чтобы ее существенно затруднить. Нельзя не принять во внимание и географическую близость к сирийскому ТВД.

До недавнего времени позиция Израиля по отношению к сирийскому кризису отличалась двойственностью – «ни за, ни против Асада». Израильские стратеги исходили из того, что для них выгоднее всего фрагментация Сирии, а ИГ – «явление партизанское» и угрозы для ЦАХАЛ никогда не представит. Однако, похоже, что Москве в ходе контактов по этому поводу, в том числе на высшем уровне, удалось убедить израильтян, что «Исламское государство» устрашающе успешно в овладении самыми современными технологиями и способно распространить свой контроль на территории не одного, а нескольких государств. Израильский премьер Б. Нетаньяху уже вполне определенно заявил: «Мы не хотим возвращаться в те дни, когда Россия и Израиль, так сказать, находились в положении противников. Мы изменили наши отношения. И это, в общем, хорошо». Что касается возможных последствий российской операции в Сирии, Нетаньяху их оценивать отказался, сказав, что «не знает», приведут ли действия России к еще большей дестабилизации, — «время покажет». Важно и то, что 6 октября в Тель-Авиве начались переговоры делегаций военных двух стран во главе с первыми заместителями начальников генштабов Яиром Голаном и Николаем Богдановским по вопросам обеспечения безопасности региона и пребывания российского воинского контингента в Сирии.

Беспокойство в связи с новым поворотом в Сирии выражает Турция, на словах осудившая шаги Москвы и поднимающая преувеличенный шум вокруг случайного залёта российского самолета в её воздушное пространство. На большее Эрдоган пойти не может, даже если бы захотел, и это по многим причинам. Прежде всего, 1 ноября его Партию справедливости и развития (ПСР) ждёт перевыборный экзамен. На предыдущих выборах ПСР уже утратила большинство в парламенте и не смогла сформировать коалиционное правительство. И сейчас опросы не сулят ей ничего хорошего. Пускаться в новые авантюры в Сирии было бы для партии Эрдогана самоубийственно. Турецкое население в полной мере ощутило на себе проблемы, вызванные наплывом беженцев, и опредлённо не хочет, чтобы этот поток увеличился ещё больше. Имеет также значение экономическая зависимость Турции от крупномасштабных совместных проектов и торговли с Россией. Кроме того, Анкару крайне беспокоит то, что американцы, разочаровавшись в своих прежних ставленниках, собираются делать главную ставку на сирийских курдов, ведущая сила которых – Партия демократического единства (ПДЕ) аффилирована с действующей в Турции радикальной Рабочей партией Курдистана (РПК). Успех ПДЕ для турок хуже, чем сохранение у власти Башара Асада. Премьер Турции Ахмет Давутоглу уже констатировал: «Наши каналы связи с Россией остаются открытыми. Не думаю, что возникнет противостояние между нами». Он признал, что Россия уведомила Анкару об операции в Сирии заранее, хотя и без раскрытия деталей.

Не заявляет о своих намерениях помешать российской операции и немало сделавшая вместе с Турцией для эскалации сирийского кризиса Иордания, где расположен оперативный штаб возглавляемой американцами «коалиции против ИГ». Именно на юге Сирии, куда проникают отряды оппозиции с иорданской территории, в ее рядах в последние дни наметился наибольший спад активности. С началом ударов российских ВКС около 700 боевиков в этой зоне сдались правительственным войскам, более 3 тысяч покинули поле боя, уйдя через границу. Иордания, рискующая стать следующей мишенью «Исламского государства», заинтересована в любом союзничестве в целях разгрома этой террористической группировки.

В Бейруте сообщения о действиях России в соседней Сирии встречены большинством населения с не меньшим энтузиазмом, чем в Дамаске. Ливану до сих пор не удается покончить с вооруженной активностью джихадистов на части своей территории. С российской помощью ливанцы намерены перевооружиться, чтобы наконец решить эту задачу. Таким образом, не только «Хезболла», но и правительственная ливанская армия косвенным образом может быть привлечена к борьбе на сирийском театре военных действий, если рассматривать его более широко. Выступая на заседании Международной группы поддержки Ливана, состоявшемся на полях Генассамблеи ООН, глава МИД России Сергей Лавров заявил, что Москва и Бейрут уже подписали договор о поставках ливанской армии «специального имущества» для борьбы с террористическими группировками.

На глазах наполняется практическим содержанием коалиция Россия – Сирия – Ирак – Иран, о чем свидетельствуют сообщения о запуске 7 октября с. г. российских крылатых ракет по объектам ИГ с акватории Каспийского моря. Их маршрут, вероятнее всего, проходил над иранской и иракской территориями, что говорит и об изначальной высокой степени доверия между партнерами по коалиции.

Попытки выбить из этого антиджихадистского союза Ирак, все еще в немалой степени зависящий от США, едва ли дадут результат. Скорее, они лишь отдалят от Вашингтона Багдад, который разочарован всем тем, что сотворили здесь за последние годы американцы, включая их фиктивную «борьбу с ИГ». Иракский премьер-министр Хайдар аль-Абади уже отверг критику в адрес соглашения об обмене разведывательной информацией, заключенного 28 сентября Ираком, Ираном, Сирией и Россией. По его убеждению, без этого соглашения победить ИГ не удастся.

Единственным важным региональным игроком, настроенным решительно бороться против действий России в Сирии, остается только Королевство Саудовская Аравия (КСА). Однако ее ресурсы в этой ситуации весьма ограничены. Свое главное оружие – снижение мировых цен на нефть КСА уже употребила по другому поводу и в чужих интересах. Дополнительного эффекта применение этого оружия не даст. Саудовская армия прочно увязла на юге страны в неумелой борьбе со слабо вооруженными йеменскими повстанцами. Открытое союзничество КСА с ИГ невозможно. Для Аль-Багдади, якобы потомка пророка Мухаммеда, саудиты – безродные узурпаторы, а главная цель его вожделений – Мекка и Медина. Он даже камень Кааба намерен взорвать, считая поклонение ему языческим суеверием. Высказывается мнение, что, несмотря на воинственную риторику, Эр-Рияду новый приход России на Ближний Восток в какой-то степени выгоден, так как ослабляет гораздо более пугающую его зависимость Сирии от шиитского Ирана.

Поверхностные сравнения действий России в Сирии с вводом советских войск в Афганистан и предсказания аналогичных последствий полностью лишены всяких оснований. Все основные международные игроки того времени, существенно осложнившие планы СССР, всерьез ввязываться в нынешний сирийский конфликт по разным причинам не намерены. Ряд из них, в частности Китай и Иран, – на стороне России. А после перекрытия каналов поступления подпитки извне, что обеспечат совместные усилия новой коалиции, бандформирования «Исламского государства» долго просуществовать не смогут.

Бывают в истории моменты, когда окно возможностей приоткрывается лишь на мгновение. Ощутить уникальность исторической минуты, успеть ею воспользоваться - не раньше и не позже – немалое стратегическое искусство. В Сирии Москва определила такой момент с поразительной точностью. И пусть кто-то сулит ей неудачу, более дальновидные наблюдатели на Западе задумываются о другом. А если русские правы и Россия на глазах всего мира совместно с партнёрами по формирующейся коалиции ликвидирует общемировую террористическую угрозу в Сирии и на Ближнем Востоке в целом? Ведь она может потребовать от Запада за решение этой оказавшейся ему не по плечу задачи и оплаты?

Дмитрий МИНИН

Просмотров: 1483
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Защита фамильного рода Великая Тартария и Московия Тонкий Мир Супермаркетов Посты у славян Лживая письменная история Хоровод - хождение за солнцем