Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как бы юбилей Украины: и четверть века продолжается развал... Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 02 декабря 2016 (7525) «Свидомые» зовут на помощь Фредди Крюгера Яков Кедми: Истерия, созданная в США, сработала против них
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Рециклинг в контексте геополитики, геоэкономики, геокультуры

На «переработку отходов», «вторичное сырьё» в ХХ веке в большинстве стран смотрели как на нечто второстепенное, как на досадное обременение, на тень, отбрасываемую добывающим и перерабатывающим «первичное сырьё» секторами экономики.

Однако мир стремительно меняется, и приоритеты становятся другими. На этом крутом повороте очень важно, чтобы Россия не только следовала мировым тенденциям, но и прокладывала свои пути, предлагала свои подходы – «обгоняла, не догоняя». Но для этого на вопросы работы со вторичным сырьем (которое правильно было бы назвать техногенными ресурсами) надо посмотретьв более широком контексте. Такой контекст мы и обсудим в данных заметках.

Заветы Менделеева на заре XXI века.

Вот они две первейшие надобности России:

1. Поправить, хоть довести бы сперва до бывшего ещё перед Д. А. Толстым, т.е. лет 25 сему назад, состояние просвещения русского юношества, а потом идти все вперед, помня, что без своей передовой, деятельной науки своего ничего не будет и что в ней беззаветный, любовный корень трудолюбия, так как в науке-то без великих трудов сделать ничего нельзя.

2. Содействовать всякими способами, начиная от займов, быстрому росту всей нашей промышленности, до торгово-мореходной включительно, чтобы рос средний достаток жителей, потому что промышленность не только накормит, но и даст разжиться трудолюбцам всех разрядов и классов, а лодырей принизит до того, что самим им будет гадко лодырничать, приучит к порядку во всем, даст богатство народу и новые силы государству.

Д. И. Менделеев «Заветные мысли», 1905.

В этих словах, вынесенных в эпиграф, великий русский химик, выдающийся экономист, демограф, технолог, педагог, основатель отечественной метрологии Дмитрий Иванович Менделеев в начале ХХ века сформулировал программу развития России, которую предстоит воплотить в XXI веке.

Кроме этого он оставил два завета, которые также должны определить императивы российского развития. По мысли учёного, Россия самым активным образом должна заниматься нефтедобычей и нефтепереработкой. Однако сжигать нефть и нефтепродукты также неразумно, как «топить ассигнациями». По сути, это призыв к глубокой переработке важнейшего сырья нашей цивилизации и к развитию собственной высокотехнологичной химической промышленности.

Второй завет состоит в том, чтобы многократно использовать все полезные ископаемые, извлекаемые из земли. Всё, что проходит производственный цикл, не может и не должно рассматриваться как «отходы» или «отбросы». К ним следует относиться как к техногенным ресурсам, роль которых в современном мире стремительно растет. Иными словами, речь идет о создании отрасли рециклинга техногенных ресурсов как об одной из важнейших задач, которые должна была бы решить Россия в обозримом будущем, и об отрасли, которая естественно дополняла бы химическую промышленность [1].

Слова великого учёного оказались пророческими. Развитие химической промышленности стало одним из ключевых направлений экономического и технологического прогресса в ХХ веке. В 1951-1975 годах мировое производство пластмасс увеличилось в 24 раза, а стали всего в 3,4; химических волокон в 6,4 раза, а основных натуральных волокон (хлопка, шерсти, льна, шелка) – в 1,7 раза.

Afficher l"image d"origineМасштабная и очень успешная попытка воплотить в реальность заветы Д. И. Менделеева была предпринята в СССР. За первые 7 лет программы химизации народного хозяйства (1959-1965) в химическую промышленность было вложено в два с половиной раза больше средств, чем за предыдущие 40 лет.

Это дало свои результаты. По производству минеральных удобрений СССР обогнал США ещё в 1973 году и вышел на первое место в мире.

Советская химическая индустрия по объёму выпускаемой продукции заняла вторую позицию в мире. За двадцать лет производство пластмасс в СССР выросло в 14 раз. К 1980 году в нашей стране выпускалось 300.000 типоразмеров изделий из пластмасс. В начале 1980-х годов производилось 80.000 химических продуктов [2].

Большие задачи вызывают энтузиазм и позволяют выращивать выдающихся руководителей, дают ощущение настоящего большого дела: «Противопоставлять искусственное - ненатуральному, пластмассы - металлам было бы законченной глупостью. Пластмассы и металл сосуществуют и дополняют друг друга. Просто затраты на производство пластмасс в 100-150 раз меньше, чем на металлургию… Химия экономит народному хозяйству огромное количество труда и ресурсов, а может сэкономить ещё гораздо больше. Буквально всюду. Возьмите продукты питания.

Сто лет назад (1870 г.) один человек, живущий в деревне, мог прокормить ещё одного человека в городе. А сейчас с той же площади, благодаря минеральным удобрениям и средствам защиты растений, он сможет прокормить уже 13 человек», - писал министр химической промышленности, блестящий руководитель, инженер и организатор Л. А. Костандов. А в наше время один человек может обеспечить продуктами питания 50 человек.

Параллельно в СССР развивалась «империя рециклинга». Сбор металлолома и макулатуры воспринимались как вещи необходимые, естественные, само собой разумеющиеся.

К сожалению, в результате бесплодных, разрушительных реформ, которые проводились в стране в последние 30 лет, страна свернула с курса, намеченного Д. И. Менделеевым. Если в СССР в центре внимания общества было производство (реальный сектор экономики), наука и образование, то в новой России на первый план вышли вопросы распределения (в лексикон прочно вошли слова «отжать», «отнять и поделить», «крышевать»), а тон стали задавать юристы и экономисты – представители профессий, которые должны были бы обслуживать реальный сектор экономики.

Это привело к плачевным результатам. Либерально-олигархический капитализм, который строили Ельцин, Гайдар, Черномырдин, другие «демократы первой волны», который до сих пор пропагандирует Высшая школа экономики (ВШЭ), в нашей стране не получился. Об этом говорят нынешние показатели России – располагая 30% всех полезных ископаемых планеты, наша страна дает менее 2,9% валового глобального продукта и занимает 0,3% мирового рынка высокотехнологичной продукции.

Если в СССР были в 1960-1980-х годах одни из лучших систем здравоохранения и образования, то сейчас, по данным Всемирной организации здравоохранения, отечественная система находится на 124 месте, а российские мужчины по средней ожидаемой продолжительности жизни на 130-м. По данным международного теста PISA, проведенного в 2012 году по знанию и умению применять математику, российские школьники находятся на 34 месте, а по физике и естественным наукам на 37-м.

Состояние российской промышленности в настоящее время известный экономист и общественный деятель С. Ю. Глазьев характеризует так: «Из наиболее острых вопросов, требующих немедленных решений, следует выделить: удручающее состояние инвестиционного сектора, прежде всего – станкостроения, приборостроения, электронной промышленности; деградацию научно-технического потенциала вследствие многократного недофинансирования НИОКР и фактической ликвидации отраслевой науки и прикладных институтов в ходе приватизационной компании; дезорганизацию фундаментальной науки вследствие её административного зажима в результате реформы РАН; нарастающее технологическое отставание в ключевых направлениях роста нового технологического уклада (нано-, биоинженерные и информационные технологии); чрезмерная зависимость от иностранной техники в критически значимых отраслях (авиационный транспорт; лекарства, информационно-коммуникационное оборудование)» [3].

По данным Росстата, в 2013 году, до введения экономических санкций против России, общий объём отечественного импорта составлял около $ 300 млрд. В этой огромной сумме около $48 млрд. приходилось на закупки продукции химической промышленности и каучука. Это означает, что значительная часть химической промышленности России за годы реформ была ликвидирована.

В незавидном положении оказался и рециклинг отходов в нашей стране. И особенности этой отрасли, и огромные пространства России, и разнообразие условий хозяйствования в различных регионах требует для неё индикативного планирования в государственных масштабах, близких и дальних связей между производителями, потребителями и переработчиками, единой информационной базы и технологической политики в рамках всей страны, а не отдельных регионов.

Очень полезен здесь был бы и советский опыт. Либеральная мантра «Рынок всё отрегулирует» здесь не работает. К сожалению, российское правительство в течение двадцати с лишним лет убеждалось в этом на собственном опыте. В настоящее время это, наконец, было осознано и ситуация начала меняться к лучшему. Судя по всему, отрасль рециклинга, о которой много лет говорили эксперты и писал журнал «Рециклинг отходов», в конце концов будет создана в новой России.

И вновь придет время воплощать заветы Д. И. Менделеева. Придётся всерьёз браться за подготовку специалистов. Первые очевидные меры – отмена единого государственного экзамена (ЕГЭ) уродующего профессиональную ориентацию, обескровливающего провинцию. Иногда говорят: «Образование – это то, что остается, когда всё выученное забыто».

По этому критерию уровень российских школьников (половина из которых пользуется услугами репетиторов) близок к нулю. России нужны настоящие, квалифицированные специалисты, способные творить и создавать новые технологии, делать изобретения и открытия, а не повторять западные зады. Это требует отстранения ВШЭ от реального руководства российским образованием, смены стратегического курса и руководства в этой важнейшей сфере жизнедеятельности.

Ситуация удивительным образом напоминает то, о чем более века назад писал Д. И. Менделеев: кризис системы образования, «разруха в головах» – предпосылка больших бед для страны уже в недалеком будущем.

И далее России нужна новая индустриализация, но уже на новой научной, технологической, информационной основе. В полной мере это относится к сфере отечественного рециклинга, где есть много ростков нового, и в самые тяжёлые годы сложилось активное, творческое профессиональное сообщество, накоплен огромный советский, зарубежный и российский опыт, многое апробировано в современных условиях. Осталось сложить отрасль и вывести на новый, более высокий, по отношению к нынешнему, уровень. Начать и кончить.

Техногенные ресурсы в геополитическом измерении.

Америка в XXI веке будет развиваться против России,

за счёт России и на обломках России.

З. Бжезинский

В настоящее время геополитику рассматривают как научную дисциплину, родившуюся в XIX века на стыке географии и социологии, рассматривающую отношение общества к качественному пространству. «В рамках такой науки исследуется не столько отношение к пространству со стороны государства или отдельного человека, сколько то, как воспринимается пространство обществом в целом – обществом как активным производителем всей корневой семантики, как создателем смысловых структур.

Пространство, осмысленное обществом, и есть качественное пространство – «качественное» в том смысле, что оно наделено особыми семантическими свойствами, упорядочено, расчерчено в соответствии со специфическими культурными и мифологическими (иногда религиозными) системами координат, характеризующими каждое конкретное общество» [4].

Появление этого направления мысли связано с необходимостью расширить поле пространственного и временного анализа исторических процессов, рассматривать не конкретные войны, кризисы, революции в отдельных государствах, а более масштабные и долговременные тенденции. Возникла необходимость, к примеру, понять, почему незначительные различия в понимании и интерпретации богословских текстов, возникшие века назад, между католиками и православными христианами или между шиитами и суннитами, до сих пор разделяют народы.

В России геополитические рассуждения во многом связаны с социальной рефлексией, с попыткой разобраться, кто же мы – Восток или Запад, со спорами западников и славянофилов, которые продолжаются не первый век, с новой силой вспыхивая на каждом историческом повороте. При этом речь идёт не о прошлом, а о настоящем и будущем нашей страны. Следует признать, что многие важные сферы жизнедеятельности России, включая рециклинг, координируют убежденные западники.

Это мировоззрение прекрасно выразил в «Философских письмах» Петр Чаадаев, считавший Россию исторической неудачей и на века отдавший её в недалёкие, слабые ученики просвещенному Западу: «Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежали ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. Мы стоим как бы вне времени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилось…

В крови у нас есть нечто, отвергающее всякий настоящий прогресс. Одним словом, мы жили и сейчас ещё живем для того, чтобы преподать какой-то великий урок отдаленным потомкам, которые поймут его; пока, что бы там ни говорили, мы составляем пробел в интеллектуальном порядке… Если ничтожное количество установившихся у нас умственных навыков, традиций, воспоминаний, если ничто вообще из нашего прошлого не объединяет нас ни с одним народом на земле, если мы на самом деле не принадлежим ни к какой нравственной системе вселенной, своими социальными мерками мы все же связаны с западным миром.

Эта связь, надо признаться, очень слабая, не соединяющая нас с Европой так крепко, как это воображают, и не заставляющая нас ощущать всей своей сущностью великое движение, которое там совершается, все же ставит нашу будущую судьбу в зависимость от судьбы европейского общества. Поэтому, чем более мы будем стараться с ней отождествиться, тем лучше нам будет» [5].

Опубликованы эти письма были в 1836 году, и аргументы против такого мировоззрения энергично и настойчиво высказывались А. С. Пушкиным, Ф. М. Достоевским, Л. Н. Толстым. Казалось бы, сама отечественная история XIX и ХХ века является лучшим аргументом, опровергающим чаадаевскую логику. Но вот строки, писавшиеся в 2015 году: «Рано или поздно санкции отменяются, и отношения между странами входят в нормальное русло.

Сказанное касается и наших отношений со странами Запада. Несмотря на текущий, во многом кризисный характер этих отношений восстановление сотрудничества все равно неизбежно. Россия не собирается покидать Европейский континент ни экономически, ни политически, ни ментально. С тех пор как Екатерина II в «Наказе комиссии по составлению нового уложения» подчеркнула: «Россия есть Европейская держава», прошло почти 250 лет, и это, при всех гигантских переменах в мире, остается и будет оставаться истиной.

Никто не должен рассчитывать оторвать нас от европейской цивилизации со всем её культурным многообразием. Отношения могут меняться и в будущем, но стратегическое направление остается неизбежным – сотрудничество, партнерство, а при благоприятном развитии событий и формирование единого экономического пространства» [6]. Как видим, западником, видящим место России в кильватере западной колонны, является и премьер РФ Д. А. Медведев.

Этот общий взгляд части российской элиты воплощается в конкретную политику в различных областях жизнедеятельности, в том числе в сфере рециклинга. Например, премьер правительства в эпоху Б. Н. Ельцина Е. Т. Гайдар рассматривал Россию как сырьевой придаток Запада и, исходя из этого, принимал стратегические решения, направленные на форсированный импорт сырья без какой-либо переработки.

До сих пор страна сориентирована на интересы добывающей, а не обрабатывающей промышленности, на заимствование чужого, а не на создание своего, на поддержку европейского, американского или иных цивилизационных проектов, а не на полноценное гармоничное развитие уникальной, самодостаточной цивилизации – мира России.

Например, нынешний министр образования Д. В. Ливанов – утверждает: «Готовить надо не разработчиков технологий, а специалистов, которые могут адаптировать заимствованные технологии»[7]. (Очевидно созданные другими.). Исходя из ливановского императива, сейчас перекраиваются по западным лекалам образование и наука России даже там, где неприемлемость этого совершенно очевидна.

Роль и значение техногенного сырья стремительно растет. В соответствии с теорией известного экономиста, занимающегося вопросами рециклинга, Л. Л. Каменик в XXI века человечество ждет глобальный ресурсный переход, в результате которого мировая экономика начнет базироваться на возобновляемых ресурсах и на том, что уже извлечено из земли – техногенных ресурсах. Последние сейчас выступают в качестве своеобразного билета в будущее. Судя по сложившимся тенденциям, и человечеству в целом, и составляющим его цивилизациям придётся быть намного более экономными, дальновидными и ответственными, чем сейчас. Состояние отрасли рециклинга в стране является индикатором того, как элиты и общество относятся к своему будущему, к миру, в котором предстоит жить их детям и внукам.

И здесь в России пока положение дел неудовлетворительно. Если в странах-лидерах рециклинг стал отраслью высоких технологий (в которой, например, при сортировке мусора используются лазеры, компьютеры и системы распознавания образов) и 95% создаваемых бытовых отходов перерабатывается и лишь 5% хоронятся на полигонах, то у нас пропорция обратная, а технологии мирового уровня, созданные в нашей стране, не получают должных поддержки и распространения.

Огромные пространства России, расположенной в экстремальной географической и климатической зоне, наложили свой отпечаток на национальный характер русских. Небольшой, в сравнении с Европой, прибавочный продукт, пребывание в зоне рискованного земледелия требуют иного уровня взаимопомощи и взаимной поддержки, другого отношения к труду. Если в Европе доминировало стремление к свободе и от общества, и от накладываемых им ограничений – «Каждый за себя, один Бог за всех», то в России одиночка не выживает, поэтому «Сам погибай – товарища выручай». Отсюда стремление к коллективизму, соборности, к Общему Делу.

Огромные пространства России и её тысячелетняя история дали нашей цивилизации уникальный опыт освоения различных природно-климатических зон и взаимодействия с разными народами, культурами, цивилизациями.

Традиционная геополитика имеет дело с такими понятиями как Суша, Море, евразийство и антлантизм, географические факторы, определяющие военное могущество разных стран. Однако не менее важно временное развитие народов, проблемы, которые они решают. «Временная координата» в геополитические рассуждения во многом была внесена О. Шпенглером, А. Тойнби, Л. Н. Гумилёвым.

По теории А. Тойнби на Земле развивались в разные эпохи относительно независимо более 20 цивилизаций, проходя в своём развитии одни и те же стадии. На новом уровне в 1990-е годы этот взгляд был возрожден американским политологом С. Хантингтоном, выделявшим 8 цивилизаций, взаимодействующих и конкурирующих на планете в настоящее время.

Построенная им теория прогнозирует в XXI веке беспощадную схватку этих цивилизаций в борьбе за тающие ресурсы… Такой ход событий представляется сейчас очень вероятным, но не является неизбежным. Именно сейчас человечество находится в точке бифуркации и, возможно, осознанно или бессознательно делает один из главных выборов во всемирной истории…

Глубокий и мудрый взгляд, вносящий время в геополитику, связан с научным творчеством выдающегося отечественного мыслителя, историка, этнографа Льва Николаевича Гумилёва. Его трактовка отношений Россия-Запад представляется сейчас особенно важной и актуальной: «Исторический опыт показал, что, пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, объединенная Евразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман.

К сожалению, в XXI веке мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики и начали руководствоваться европейскими принципами – пытались всех сделать одинаковыми. А кому хочется быть похожим на другого? Механический перенос в условия России западноевропейских традиций поведения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российский суперэтнос возник на 500 лет позже. [К сожалению, даже наши ведущие учёные-математики сильно подвержены традиции версии русской истории, написанной во времена засилья немцев Миллеров в Российской Академии наук. - Прим. ss69100.]

И мы, и западноевропейцы всегда это различие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Наш возраст, наш уровень пассионарности предполагают совсем иные императивы поведения.

Это вовсе не значит, что нужно с порога отвергать чужое. Изучать иной опыт можно и должно, но стоит помнить, что это именно чужой опыт. Так называемые цивилизованные страны относятся к иному суперэтносу – западноевропейскому миру, который ранее назывался «Христианским миром». Возник он в IX веке и за тысячелетие пришёл к естественному финалу своей этнической истории. Именно поэтому мы видим у западноевропейцев высокоразвитую технику, налаженный быт, господство порядка, опирающегося на право. Все это – итог длительного исторического развития.

Конечно, можно попытаться «войти в круг цивилизационных народов», то есть в чужой суперэтнос. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо осознавать, что ценой интеграции России с Западной Европой в любом случае будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция» [8].

Мир России, безусловно, не является Востоком. У нас в обществе иное отношение части и целого. Если на Востоке человек традиционно рассматривал себя как малую и подчиненную часть рода, клана, империи (и это блестяще использовали в своих проектах модернизации Япония, Китай, и Южная Корея), то наши экстремальные условия и огромные незаселенные пространства требовали совершенно другого уровня активности, самостоятельности и умения принимать ответственность на себя.

В системе координат Восток-Запад мир России оказывается цивилизацией Севера. В этой связи стоит отметить, что новые северные земли осваивали монастыри. В нашей истории есть уникальный, не до конца изученный и не вполне оцененный опыт старообрядчества, в котором в основе церковных общин – «согласий» – лежала самоорганизация, и люди добровольно брали на себя гораздо более строгие моральные и нравственные обязательства, чем в традиционных, «массовых» религиозных течениях. Огромна роль старообрядцев во взлете российской промышленности и культуры во второй половине XIX века в России. Многовековая история Соловецкого монастыря показывает, в какой огромной степени сравнительно небольшая группа людей может преобразить себя, природу, духовный строй целого края…

Политики в последнем десятилетии часто говорят о многополярном мире, который должен прийти на смену эпохе глобального доминирования США. Для того, чтобы стать полноценным «полюсом» в этой многополярной реальности, наша страна должна предлагать своё видение будущего, обозначить масштабные цели, к которым она идет, контуры социальной, экономической, технологической реальности, которую создает. Отношение человека и природы, нынешнего и будущего поколения (а значит и проблемы рециклинга) в таком видении будущего должны занимать важное место.

Пространство, пройденный исторический путь определяет коридор возможностей цивилизации, её цели и стратегические задачи. Эту очень важную духовную, интеллектуальную, научную, социальную работу ещё предстоит сделать в новой России. Нам надо сегодня выбрать свой завтрашний день. Вероятно, в новом большом проекте для России мы увидим многие важные черты советского проекта.

Рециклинг и геоэкономика Россия.

Ты просвещением свой разум осветил,

Ты правды чистый цвет увидел,

И нежно чуждые народы возлюбил.

И мудро свой возненавидел.

А.С. Пушкин

Одна из загадок истории новой России состоит в отсутствии обратной связи между проводимой в стране десятилетиями экономической политикой, мировыми и российскими реалиями и плачевными результатами этой политики. Если десятилетиями финансово-экономическому блоку сменявших друг друга правительств России удается наступать на одни и те же грабли, значит что-то идет не так.

Экономические результаты российских реформ плачевны. Либерально-олигархический капитализм, который строили почти четверть века, оказался неэффективным. По валовому внутреннему продукту и множеству реальных показателей Россия так и не достигла уровня РСФСР 1990 года.

Западные курсы «экономикс», которые перевели на русский язык в большом количестве, утверждают, опираясь на мировой опыт, что обрабатывающая промышленность может развиваться, когда процент по кредиту не превышает 10-12% годовых, а высокотехнологичный и инновационный сектор, когда 3-4%. В то же время российские банки готовы давать кредиты промышленным предприятиям не менее, чем под 20% (поэтому те, кто могли, и кредитовались за рубежом).

Результат налицо – большая часть обрабатывающей промышленности (к которой можно было бы отнести и рециклинг) уничтожена. При такой политике и фактическом запрете на государственное планирование проводить импортозамещение будет очень трудно.

Вновь и вновь с трибун экономических форумов мы слышим слова об «иностранных инвестициях», а один из недавних форумов вообще назывался «Россия зовет». Вот мнение по этому поводу российского премьера [7]: «Несмотря на все геополитические сложности, санкции и разного рода ограничения, нельзя забывать и о проблеме привлечения иностранных инвестиций. Недооценка их означала бы, что мы принимаем навязываемую нам логику изоляции.

Привлечение инвестиций из-за рубежа призвано решать и специфическую задачу – обеспечить технологический трансферт. По многим важным направлениям мы сегодня не входим в число мировых технологических лидеров. Доля высокотехнологического экспорта в нашем совокупном экспорте составляет всего 1,5%. Поэтому иностранные инвестиции следует оценивать далеко не только с точки зрения привлеченных денежных ресурсов (привлекли много денег, а что на них сделали?) Ещё более важны технологии и ноу-хау».

Россия зовёт западных инвесторов уже много лет. Но как-то не видно ни значимых зарубежных инвестиций, ни современных технологий, ни ноу-хау. На большинстве созданных в России зарубежных предприятий в основном требуются дисциплинированные непьющие рабочие для «отверточной сборки», а отечественные инженеры и технологии не нужны.

В чём же дело? Плохо зовем? Отнюдь нет. Ответ на этот вопрос подробно и аргументированно дал российский исследователь А. П. Паршев ещё в 2000-м году [9]. Рассмотрев в деталях географические и климатические характеристики нашей страны, он пришел к выводу, который сформулировал в виде теоремы:

«Из пяти составляющих общего объёма затрат на любое производство в условиях нашей страны две (сырьё и нерыночные изъятия) – не ниже среднемировых, а три (капитальные вложения, накладные расходы и минимально необходимая зарплата) – существенно, в несколько раз, выше.

Поэтому в условиях свободного перемещения капиталов ни один инвестор, ни наш, ни зарубежный не будет вкладывать средства в развитие практически ни одного производства на территории России. И дело не в отсутствии патриотизма у наших капиталистов, а также жуликов и коррупционеров – я вполне допускаю, что они горячие патриоты – дело в законах экономики, ориентированной на прибыли. Никаких инвестиций в нашу промышленность нет и не будет.

Каковы же следствия из этой теоремы? Если теорема горька, то и следствия не слаще.

1. Утверждения о том, что «инвесторы уже стоят в очередь» - либо свидетельство о профнепригодности, либо наглое враньё.

2. Обещания «создать благоприятный инвестиционный климат» в условиях свободного мирового рынка реальной почвы не имеют, если только обещающий не собирается направить Гольфстрим по Севморпути.

3. Жизнь из экономики и общества будет уходить по мере износа инфраструктуры и основных фондов, донашивания и проедания запасов. А каждый появившийся у нас доллар немедленно побежит туда, где он сможет получить прибыль. Уцелеют только сырьевые предприятия, и то далеко не все».

Когда эта книга вышла, то она произвела большое впечатление на российское общество, вызвала оживленные дискуссии и попытки опровергнуть выводы А. П. Паршева. Я организовал его выступление на учёном совете Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН, а также собрал семинар, на который пригласил всех либеральных экономистов, до которых смог дотянуться. Существенных возражений относительно «геоэкономической теоремы» не последовало, а на семинаре один известный экономист-либерал дал, на мой взгляд, самую высокую оценку прослушанному докладу: «Мы и так всё это знали…». Экономические результаты деятельности российского правительства в последние 15 лет, после выхода упомянутой книги, стали ещё одним подтверждением теоремы Паршева.

Надо опираться на внутренний рынок и собственные технологии. Советский Союз показал, что это вполне возможно и очень эффективно. В этом контексте роль журнала «Рециклинг отходов» и отраслевых справочников, подготовленных Г. И. Цуцкаревой, трудно переоценить. Вокруг журнала и ежегодных конференций по рециклингу, которые проводились в Санкт-Петербурге, удалось сложить активное, творческое ядро инженеров, учёных, предпринимателей, найти эффективные отечественные технологии – заложили основу для создания отрасли рециклинга технологических ресурсов, которая может и должна сложиться в России.

Геокультура, рециклинг и будущее.

Здравствуй, страна героев,

Страна мечтателей, страна ученых!

А.А. Френкель «Марш энтузиастов»

Кончается эпоха капитализма. Исчерпала себя индустриальная фаза, и ученые говорят о постиндустриальном обществе, о когнитивной фазе развития, в которой человек будет освобожден не только от физического, но и от рутинного умственного труда. Перед исследователями и инженерами стоит грандиозная задача – в течение 10-15 лет предложить новые жизнеобеспечивающие технологии, более экономные и лучше вписанные в биосферные циклы планеты. (Это касается и энергетики, и обращения с ресурсами, и производства продовольствия, и медицины, и алгоритмов проектирования будущего и нахождения согласия в обществе по ключевым проблемам, и более мудрого и бережного отношения к природе.) Основные перспективы, возможности и риски наступившего века будут связаны не с техникой, а с человеком.

Надо увидеть новую реальность, спроектировать ее, а затем осуществить этот проект. Вероятно, будет построен мир добротных, надежных вещей длительного пользования, а в идеале вечных. И это очень существенно изменит сферу рециклинга. Экстенсивное развитие, рост вширь, вероятно, закончится и наступит эра «вертикального прогресса». Хочется надеяться, что человечество преодолеет болезнь глобализации и сумеет сохранить необходимое разнообразие культур, идей, подходов. Именно сейчас совершается самый крутой поворот в мировой истории и делается самый важный выбор [10, 11].

На одной чаше весов предрассудки, инерция, технологии индустриальной эпохи, капитализм, который бы хотелось навсегда оставить в прошлом веке; на другой – ростки нового, вызовы, на которые следует дать достойные ответы, ответственность перед Будущим. Очень хочется, чтобы человечество и мир России смогли преодолеть постиндустриальный барьер и прорваться в будущее, а не откатиться на столетие назад, в Новое Средневековье. (Тенденции к такому откату мы тоже видим в современном мире.) Важно было бы преодолеть этот барьер без очередной мировой войны…

И здесь у мира России есть свои козыри. Пожалуй, ни у одной другой цивилизации мечта, культура и наука не взаимодействовали так плодотворно. Русский космист Н. Федоров видел задачу науки будущего в том, чтобы оживлять всех умерших – ведь каждый человек – это Вселенная, которая могла бы еще очень много дать миру. Это мечта вдохновила школьного учителя алгебры и геометрии из Калуги К. Э. Циолковского, который писал формулы и фантастические романы о космических городах.

Этот путь в будущее увлек выдающегося популяризатора наука Я. И. Перельмана, выпустившего в 1904 году книгу «Занимательный космос». Владимир Маяковский в неоконченной поэме «Пятый Интернационал» писал о том, как построившее коммунизм человечество будет покорять воздушный океан. В 1934-1936 гг. выходит 9-ти томная энциклопедия космических полетов, и в 1936 году снимается фильм, как советские люди полетят на Луну в 1944 году. Мечта звала науку вперед, а наука давала крылья технике. Наш путь в космос начался задолго до первого спутника и гагаринского полета. Российская цивилизация умеет учиться, мечтать и воплощать свои мечты.

*

Профессор Московского физико-технического института, доктор физико-математических наук

Г.Г. Малинецкий. 

Просмотров: 544
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Город, плывущий в космосе - Город Бога Скифы-Сарматы кто они К 100-летию появления украинцев. Найден точный ответ на вопрос, сколько лет назад появились украинцы Куда прячут славянские древности? Крест – древнейший сакральный символ Солнца Значение слова Урод