Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение - Новости за 23 сентября 2017 (7526) Когда рухнет режим Порошенко Если завтра война... Почему россияне не любят своих врачей
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Романтика народного насилия

Писатель Анна Федорова — о том, как российские СМИ освещают ситуацию на Украине

Изучая реакцию российских СМИ на украинские события, приходится держаться в рамках. С обеих сторон рамки заданы совершенно неправдоподобными текстами.

У одних три фашиста на майдане, вступившие в гей-брак, ставят под угрозу власть легитимного Януковича. У других весь украинский народ в едином порыве хочет сбросить с себя бремя и цепи, выучить наизусть текст 500-страничного соглашения с ЕС и немедленно евроинтегрироваться, причем навсегда.

Этими позициями — точнее, отступлением от них — и задан довольно узкий «коридор адекватности», в котором люди стараются соблюдать хотя бы минимальную реалистичность и анализировать происходящее на Украине как сложный процесс.

Впрочем, тут нужно сделать еще одну оговорку. Поскольку украинские события — это действительно большой и сложный процесс, в нем при желании можно разглядеть что угодно, найти подтверждение любого тезиса. Все хотят найти живое историческое доказательство своим интеллектуальным моделям и концепциям.

Те, кто считает, что «экономика — это главное», смело называют Украину «страной третьего мира» в плане экономики и говорят: ну конечно, у них и должна случиться революция! Плохо с экономикой — значит, будет революция. Ну конечно. Невидимая рука рынка вооружится «коктейлем Молотова» и пойдет крушить.

Также это здорово видно в высказываниях российских националистов. Константин Крылов прямо заявляет, что «успех майдана» по сравнению с «неуспехом Болотной» связан именно с наличием на Украине «Правого сектора» — хорошо подготовленных, убежденных националистов. «Используя такой мощный инструмент, как массовые волнения и насилие, причем слабонаказуемое, можно добиться очень и очень многого, причем быстро», — пишет Крылов. Тут всё логично: кто всю жизнь отдал идее национализма, тот будет считать национализм фактором успеха везде, от Швеции до Чили.

Куда более интересны размышления о том, что такое Украина. Именно этот «наивный вопрос», по мнению некоторых журналистов, сейчас необходим. В российском общественном сознании распространена идея, что Украина — это просто маленькая и неудачливая Россия, у которой нет нефти и Путина. Или нет?

Вообще, образ Украины в глазах оппозиции получается очень любопытный. Признавая, что Украина во многих отношениях уступает России, они уверены, что Украина превосходит Россию в самом главном — «у них лучше майдан». Там всё «настоящее». Там толпы людей остаются зимними ночами, а не расходятся после третьего крика омоновца. Там дерутся и жгут покрышки, там готовы «умирать за революцию», там захватывают областные администрации и кричат «Героям слава!».

«Понимаете, дело в том, что политики везде такие — циничные, лживые и, при наличии возможностей, вороватые. Но там, где в народе есть политическое благородство, власть, во-первых, можно сменить…» — пишет Иван Давыдов.

Главным героем становится загадочный (кто его знает, когда он останется на площади, а когда плюнет и уйдет домой) народ. Достоверность репортажам придают именно «представители народа», «рядовые участники майдана».

«Тарас из Львова говорит…», «Евгений из Тернополя возражает…»

Народная масса, физически занявшая площади, улицы, здания — объект зачарованного восхищения журналистов.

А лидеров у этого народа, кажется, нет. Абсолютно все репортажи из Киева, которые я читала, сходятся в одном: украинские оппозиционные политики слабы, они боятся принимать решения, они вечно ходят договариваться.

Кличко, Яценюк и Тягнибок бродят туда-сюда, иногда встают на возвышение и произносят какие-то слова, но ничего не делают и никого не вдохновляют. В репортажах это отмечается даже с какой-то мстительной радостью. Классический разворот: «Народ хороший, а политики плохие».

«Майдан начал скандировать фамилию Кличко. Но, пока тот говорил, толпа быстро в нем разочаровалась. Кличко говорил тихо, прерывисто, как будто едва сдерживая слезы, и по-русски», — пишет Илья Азар.

Только Тимошенко сидит в тюрьме, поэтому ей порции критики не достается.

Никто из действующих на майдане политиков не тянет на безусловного героя. И в СМИ воспроизводится вечный истерический цикл: «вдохновиться — разочароваться — найти виновных — сменить кумира или дать шанс старому — и вдохновиться опять». Это похоже на схему романтической влюбленности, и неважно, меняются ли объекты.

Зато отсутствие героев позволяет интерпретировать происходящее как «настоящую демократию». Толпа не может принимать решений. Пока решения не принимаются, длится неопределенность. А у нас есть такой романтический способ смотреть на демократию как на пространство неопределенности. И думать, что чем больше неопределенности — тем больше демократии. То есть демократии больше, когда непонятно, то ли завтра все договорятся, то ли начнется настоящая стрельба, а не светошумовые гранаты.

Это кажется наблюдателям романтичным. Украинские события похожи на политический боевик: захватывающий, со спецэффектами, с неизвестным финалом. Те, кто приезжает на майдан, тут же поддаются этой романтике и ведут репортажи с жуткими и трогательными деталями, стремясь передать ощущение, атмосферу. Всем хочется драйва. Все хотят чувствовать Украину — отсюда столько эмоциональной лексики в статьях. Мало кто хочет ее понимать. Все хотят смотреть кино.

Как будто это кино про другую планету, а не про соседнюю страну.

Как будто украинские события не повлияют на Россию. Так или иначе.


Анна Федорова
 

Просмотров: 592
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Где ты, Гиперборея? Кто твои сыны? Чеченский писатель Герман Садулаев: “Молитесь за русских” Раздел Сибири и Сев. Америки между победителями и возникновение Соединенных Штатов Америки в 1776 г Что мы празднуем на Новый год? Тайны русской косы Секретные свитки Ломоносова