Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Порошенко уйдут по схеме Кучмы Россияне зарабатывают на Трампе Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 04 декабря 2016 (7525) Stratfor прогнозирует усиление России и дальнейший раскол на Западе
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Россия, Белоруссия и Сербия должны создать новое Союзное государство

Беседа с политологом Алексеем Кочетковым о том, почему Россия должна закрепить свои внешнеполитические успехи созданием вместе со своими ближайшими союзниками действующей и эффективной наднациональной структуры.

Александр Чаленко — Многие наблюдатели указывают на то, что в последние два года Россия стала проводить очень активную внешнюю политику: тут и присоединение Крыма, и присоединение де-факто Донбасса, и помощь президенту Асаду в Сирии. Мы стали оказывать на то, что происходит в Европе, серьезное влияние.

Но тут сразу следует другой вопрос: а как все эти успехи закрепить, чтобы Россия оттуда больше никогда не ушла, чтобы она больше оттуда не отступила?

Алексей Кочетков — В первую очередь, мне кажется, что изменение внешнеполитического курса России произошло не два года назад, а в 2008 году. Два года назад этот курс уже стал не просто осязаемым, тогда появилось ясное понимание того, что он бесповоротный и окончательный, что возврата в проклятые девяностые не будет, когда мы даже без острой на то необходимости сдавали своих братьев, сдавали свои интересы и отступали там, где нам ничего не угрожало, бросали позиции просто без единого выстрела.



В 2008 году мы показали то, что страна изменилась, а в 2014 году мы показали, что изменении эти окончательные и пересмотру не подлежат. Что, собственно говоря, и бесит геополитических противников России за рубежом, и внутриполитических — внутри самой России.

Я думаю, что у нас, на самом деле, большое, огромное количество естественных геополитических союзников во всем мире. Но если отвечать на твой непосредственный вопрос, касающийся Ближнего Востока и юга Европы, то, понятное дело, на Ближнем Востоке нашим союзником со времен окончания Второй Мировой войны всегда были светские арабские режимы, и в первую очередь баасисткие режимы, которые были в Египте, в Сирии, в Ираке. Там во главе этих государств и государственных процессов стояла Партия арабского социалистического возрождения (БААС).

На сегодняшней день эта партия практически сошла с серьезной политической арены, как в Египте, так и в Ираке. В Ираке она была просто уничтожена американскими интервентами. В Египте это произошло под внешним воздействием, ну и благодаря внутриполитическим процессам. В Сирии БААС до сих пор остается правящей, на той части территории, которую контролирует нынешний режим Дамаска.

Сирия всегда была нашим естественным союзником, всегда. И что самое важное, к нам там сложилось давнее, уже традиционно не просто хорошее, а глубоко дружеское отношение. Еще со времен Российской Империи на территории, в том числе и Сирии, Императорское Православное Палестинское общество занималось просвещением местного населения за счет Российской Империи, за счет царской семьи, за счет русских православных спонсоров.

Палестинское общество строило школы, строило больницы, строило другие учебные заведения, и нынешняя сирийская элита, уже несколько поколений представителей этой элиты, формировалось, в том числе и благодаря этим учебным заведениям. И что самое важное, в отличие от западноевропейцев, русские всегда помогали сирийскому народу бескорыстно, и это сирийцы всегда подчеркивают, когда вы приезжаете в Сирию, и на официальных встречах и на не очень официальных.

Они это помнят об этом и всегда говорят, что вы нам помогали в самые тяжелые моменты, и никогда ничего не требовали взамен, тем более, что вы не требовали того, что требуют от нас другие европейцы, представители несколько иной — западной — культуры. Эти вещи не забываются, и на этих именно основах, на этих столпах и строится доверие, взаимопонимание и сотрудничество наше с сирийским народом.

Та же самая история повторилась сейчас, когда сирийский народ был поставлен на грань выживания, когда уже не оставалось практически никакой надежды, Россия просто в очередной раз пришла на помощь сирийскому народу и спасла от неминуемого краха. Когда я был в 2014 году в Дамаске, один знакомый сириец сказал, смотри, как много людей на улицах ходят, гуляют, какое огромное количество здесь женщин, детей, просто гражданских людей, а ты представляешь, что если бы не ваше правительство, если бы не ваш президент, эти люди были бы сейчас мертвы, все, кого ты видишь в Дамаске, их бы уже не было. Потому что сначала бы были бомбежки, а потом бы началась бойня. Эти люди живы, благодаря вам.

Александр Чаленко — Ты был в Дамаске в январе 2014?

Алексей Кочетков — Да. Ты ведь знаешь, что вся эта бойня в Сирии началась в 2011 году, и она шла по нарастающей, и все в Америке и Европе прекрасно понимали, чем все может закончиться. И никого бы не остановило, что в Дамаске на тот момент были сотни тысяч беженцев, что это крупный, огромный мегаполис. Его бы бомбили точно так же, как бомбили Дрезден и Хиросиму в 1945 году или как Багдад и Белград в 90-х. Жертвы американцев никогда не останавливали, если существует политическая целесообразность.

Поэтому, понятно, что какие чувства испытывают к русским сирийцы на сегодняшний день, и понятно, что они были и будут оставаться нашими естественными союзниками на Ближнем Востоке еще очень долго.

Но помимо Сирии у нас есть и другие регионы, где нас ждут, где к нам исторически традиционно хорошо относятся. Это Балканы. Там проживает близкий нам и по духу, и по вере, и по культуре сербский народ.

В самой Сербии проживает порядка восьми миллионов человек, и в соседних с Сербией странах тоже проживает большое количество этнических сербов, все это люди православные.

В самые критические моменты мы приходили сербам на выручку. Но и они нам помогали. В 1941 году, весной, если бы сербы не приняли на себя немецкий удар, то для СССР война бы началась уже в мае 1941 года.

Александр Чаленко — Ты имеешь в виду переворот в Югославии, когда пронемецкое правительство сменилось…

Алексей Кочетков — …сменилось на просербское. Если бы не этот переворот, то война, начатая в мае месяце, закончилась бы возможно…

Александр Чаленко — Взятием Москвы?

Алексей Кочетков — Как минимум, или боями уже вдоль Урала. Это конечно, бессмысленно, использовать сослагательное наклонение в историческом аспекте, но, тем не менее, факт остается фактом. И в свою очередь Россия, Советский Союз, Советская Россия, сербов отблагодарила, освободив от немецкой оккупации.

Александр Чаленко — А какой сейчас политический расклад по Сербии? Какое соотношение проевропейских сербов и пророссийских?

Алексей Кочетков — По мнению большинства сербских политологов, расклад такой: 95% сербов — это открытые, последовательные, убежденные русофилы, а 5% — это либералы-западники, которые захватили в Сербии власть, опираясь на иностранную помощь, на иностранное давление, которые практически уничтожили всю независимую сербскую экономику, и которые продолжают губить, уничтожать свой собственный народ, полностью лишая Сербию какого бы то ни было суверенитета и будущего, и просто за деньги продавая свою страну и свой народ Брюсселю и Вашингтону.

Поэтому в недрах сербского общества зреет огромное недовольство своим нынешним правительством, и каждый удар, который наносит Российская Федерация по самолюбию Запада, по американскому и брюссельскому, сербами воспринимается как личная победа.

Популярность Путина и популярность России там просто сейчас зашкаливает.

Александр Чаленко — В чем она выражается?

Алексей Кочетков — Во-первых, любой митинг под пророссийскими лозунгами собирает десятки тысяч человек в течение нескольких часов. Практически все патриотические партии Сербии используют в своей кампании пророссийские лозунги. Сербы безоговорочно поддержали воссоединение Крыма с Россией.

Если вы гуляете по Белграду, то можете увидеть, что на каждом углу продают сувениры и майки с надписями «Косово есть Сербия, Крым есть Россия», портреты Путина, российские флаги, российские имперские флаги, флаги Новороссии, флаги Донецкой Народной Республики, очень много символики ДНР можно увидеть. Люди ходят по улицам с символикой Новороссии и Донбасса. Там таких больше, чем в Москве.

Поэтому, находясь в Белграде, вы ощущаете себя в каком-то сердце Русского мира, причем больше, чем в Москве или Санкт-Петербурге, или в Ростове-на-Дону.

Проблема в том, что политическая обстановка внутри Сербии очень сильно контролируется спецслужбами, которые в свою очередь контролируются американцами. Нынешнее правительство абсолютно антирусское и антисербское, это правительство, конечно, понимает, чем оно рискует в случае, если произойдет смена правительства. Американцы тоже прекрасно понимают, чем грозит им смена курса в Сербии.

Поэтому естественно они прилагают максимальные усилия для того, чтобы раздробить патриотическую сербскую среду, чтобы не дать им объединиться, идут постоянные стравливания одних политиков с другими.

И вот эта политика разделения, «Разделяй и властвуй», которую американцы применяют во всем мире, в Сербии тоже очень хорошо видна. Идет стравливания по совершенно разным направлениям.

Но, тем не менее, сербы ждут от России какого-то сигнала, в том числе, сигнала к действию. Потому что практически все в Сербии понимают, что Россия остается последней надеждой для Сербии на сохранение своего суверенитета. И сейчас все больше и больше, именно в сербской среде идет разговоров о том, что необходимо реанимировать идею создания Союзного государства Россия-Белоруссия-Сербия.

Именно создание этого государства позволило бы сохранить суверенитет Сербии, и восстановить экономику, причем не за счет российских налогоплательщиков, а именно за счет кооперации. Сербы производят то, что остро не хватает нам после того, как с нашего рынка ушли турецкие производители сельхозпродуктов.

Причем сербский аграрный сектор намного более качественный, абсолютно современный, и именно аграрный сектор позволил Сербии в режиме санкций выжить, сохранить рабочие места. Сербия полностью сама себя кормит, и очень многое продает на экспорт. Там запрещены ГМО, там запрещены многие виды удобрений, которые применяются в других странах, в том числе и в Турции.

Сербы производят качественный продукт, которого нам очень не хватает. Цена его приемлема. И вот эта кооперация в рамках ЕврАзЭс, Таможенного союза, в рамках надгосударственного образования союзного государства, позволила бы не просто выжить сербской экономике, сербскому сельскому хозяйству, но и возродить те отрасли, которыми славилась бывшая Югославия.

Помните, как в свое время на просторах СССР большой популярностью пользовалась югославская обувь? Сейчас в Сербии практически нет своего обувного производства — это то, к чему привели действия современных сербских либералов.

И сейчас, если мы не протянем руку этому народу, мы-то, конечно, проживем, а вот с сербами может случиться так, что через одно-два поколения вместе с суверенитетом рано или поздно они утратят свою идентичность, их просто разгонят, и в Сербии их останется меньшинство.

Александр Чаленко — То есть, спасти их может только союзное государство с нами. А насколько эта идея популярна в самой Сербии? Она там популярна?

Алексей Кочетков — Да, очень

Александр Чаленко — Если популярна, то какие политические силы в Сербии готовы ее отстаивать? Да и в самой России, как сейчас относятся к идее Союзного государства?

Алексей Кочетков — Ну, я думаю, чтобы ответить на этот вопрос, нужно, чтобы эта идея стала частью внутрироссийского и внутрисербского дискурса. Пока это все на уровне разговоров на кухне, в Сербии по крайней мере, а в России никто на эту тему не задумывался. Во всяком случае, это широко никак не обсуждалось, но я считаю, что создание подобного государства может быть полезно не только самим сербам, но и России.

Сейчас во всем мире, в частности и в России той же самой, создается ошибочное мнение, что Россия страшно непопулярна, Россию везде ненавидят, Россия плохая. Любой канал включишь, особенно американский и европейский — сплошная чернуха, русофобия потоком, но на самом деле это не так. Очень во многих, очень во многих европейских странах, в том числе и на Западе, к русским как было хорошее отношение, так оно и остается, несмотря на пропаганду.

Характерный пример: мы недавно проводили в Минске заседание международного дискуссионного клуба «Народная дипломатия». Пригласили одного известного французского журналиста, и одного известного швейцарского политика и ученого.
Француз — Дмитрий де Кошко, журналист агентства France-Presse, а швейцарец — Ги Меттан — писатель, депутат городского Совета Женевы и вице-президент торгово-промышленной палаты Швейцарии.

Так вот, и тот и другой говорили, что, несмотря на всю пропаганду, которая льется на обывателей, что в Швейцарии, что во Франции, очень характерным показателем являются комментарии на любой материал. Публикуется чернуха, но в комментариях люди пишут то, что они думают. Ведь невозможно зачистить все, по крайней мере, Франция — не Украина, там под ноль не зачистишь общественное мнение.

И люди в своих комментариях пишут диаметрально противоположные вещи тем, которые им навязываются пропагандой, и это является показателем того, что общественное мнение во многом в глубине своей остается на стороне России.

Так вот, любые движения по кооперации с Россией, по созданию с Россией каких-то объединений, союзов работают, в том числе и на внешний имидж российского государства. Это показывает, что, несмотря на все давление, Россия остается интересным, и даже предпочтительным партнером, не просто для отдельных людей — для целых стран. Тем более, что и сербы поставлены приблизительно в одинаковое положение с нами, то есть, нас отменили, что называется, нам запретили иметь свои собственные стулья, нам пытаются запретить иметь будущее, только в отличие от сербов, у нас есть военно-космические силы, и ядерное оружие, а у сербов их в нужный момент не оказалось.

И не оказалось России рядом, которая в тот момент, в 1999 году, могла бы поставить комплексы С-300 Белграду, чтобы ни одна тварь просто не смела залететь в воздушное пространство Сербии.
История этой страны сложилась бы тогда совершенно по-другому. Сегодня возможность помочь сербам, мне кажется, у России вполне есть, более того, они нуждаются в этой помощи. И я думаю, что если мы сербскому народу пошлем определенный сигнал, мы получим ответную реакцию, которая покажет, насколько это необходимо.

Александр Чаленко — С сербами я понял. А в России вообще Кремль готов на создание союзного государства?

Алексей Кочетков — Знаешь, мне сложно судить о том, на что готов Кремль, на что не готов. Мне кажется, что Кремль, а именно высшее руководство страны, в отличие от подавляющего большинства чиновничьего аппарата, отлично понимает в чём заключаются высшие интересы государства, особенно во внешней политике. Только для реализации этих интересов необходимо иметь соответствующий госаппарат. Интересы руководства страны, чиновников и народа должны совпадать. И с этим у России снова проблемы. Среднее звено, в полном соответствии с историческими традициями, видит свою выгоду отдельно от остального народа, не там где видим её мы.

Согласись, в феврале 2014 года мы тоже были не очень уверены в том, что с Крымом произойдет так, как этого требует историческая справедливость.

Даже в марте 2014 года у большинства людей, что в Москве, что в Крыму, да где угодно, не было уверенности в том, что государственные мужи не «включат заднюю передачу». Мне представляется, что большинство государственных чиновников высшего и среднего звена были абсолютно не в восторге от перспективы воссоединения Крыма с Россией. Ведь личные интересы многих простираются далеко за пределы нашей Родины. И только абсолютно непреклонная, железная воля нескольких человек в нашем государстве позволила отстоять справедливость и защитить интересы и честь народа в целом, а не его небольшой отдельной части.

Как поведёт себя аппарат в случае с Сербией, какое решение примет в итоге Кремль — сказать трудно.

Я считаю, что на сегодняшний день, Господь дает нам в руки еще один дополнительный аргумент и инструмент в геополитической борьбе- в лице народа, который мыслит с нами абсолютно одинаковыми категориями, который доказал свою жизнестойкость, и свою твердость, и непреклонность, в следовании своим собственным целям и национальным интересам. Сербы не то, что союзников никогда не предавали, они себя никогда не предавали. Это случается не так уж и часто. Сербы в своей истории даже в двадцатом столетии знали периоды, когда армия Сербии была вынуждена покинуть территорию страны, но все равно она возвращалась победительницей, и народ сопротивлялся до последнего.

Даже русские не могут похвастаться такой стойкостью, уж не говоря про остальные славянские народы, которые живут рядом с нами. И на сегодняшний день этот народ, несмотря на все то колоссальное давление изнутри и снаружи, все равно продолжает сохранять определенные и четкие принципы, и продолжает сохранять волю к сопротивлению. Я считаю, что этот народ нам просто необходим в качестве союзника. Помимо тех миллионов сербов, которые живут на Балканах, есть еще огромная диаспора во всем мире, которая дружественна и союзна нам, которая тоже может нам подставить свое плечо в трудную минуту так же, как и мы ей.

Александр Чаленко — Хорошо, а вот батьке Лукашенко какая выгода от Союзного государства да еще и с сербами? Он и с Россией не очень-то готов развивать Союзное государство.

Алексей Кочетков — Как раз Сербия ему выгодна. Кстати, сербов и в Белоруссии тоже очень любят, и у них тоже очень много общего: белорусы, как и сербы — партизанский народ, стойкий, привыкший сопротивляться оккупантам, агрессорам, который не бежит впереди всех записываться в батальоны СС, и никогда не бегал. Это народ, который уходил в лес и бил врага всем тем, что под руку подвернется до полного его, врага, посинения.

Сербы популярны в самой Белоруссии, идея Союзного государства в Белоруссии тоже подспудно очень популярна, но с батькой история российско-сербского возможного союза может сыграть очень полезную штуку, он перестанет быть «любимой женой», и может оказаться, почувствует себя очень неловко, когда Союзное государство будет складываться не между двумя самыми родственными и близкими географически и по крови народами, а между тоже близкими по духу, но далекими по расстоянию Россией и Сербией.

Это его тоже подстегнет, все-таки, от узкого прагматизма к более широким, правильным, с точки зрения исторической логики и последовательным действиям.

Александр Чаленко — Хорошо, предположим, что все стороны согласились с тем, что Союзное государство нужно. Тогда вопрос: какие первые шаги в этом направлении все должны будут сделать? И вообще — какие функции возьмет на себя такое Союзное государство?

Алексей Кочетков — Я думаю, что прежде, чем это станет возможным, в Сербии должны произойти серьезные политические изменения. К власти должен прийти, условно назовем его, патриотический фронт.

Александр Чаленко — И каков твой прогноз: когда же он придет?

Алексей Кочетков — Просто не было предпосылок. Сербия так же, как и все постсоветское пространство, находится в затянувшейся стадии развала, искусственного развала. С сербами еще ведь хуже, чем со всеми нами было. Если Союз просто распался на отдельные советские республики, то сербов продолжали дробить и дробить. От них откололи Косово, разорвали их связи с черногорцами. Им оказалось гораздо тяжелее.

Мощь и авторитет России должны этот распад прекратить. Сербы должны почувствовать, что они не одиноки. Как только они почувствуют, что они не одиноки, они сами будут в состоянии прекрасно изменить ситуацию в свою пользу. Они должны просто избавиться от прозападных либералов у власти, которые губят и уничтожают свою собственную страну, и поменять внешнеполитический и экономический курс. И в таком случае у России будут развязаны руки, чтобы действовать политическими методами. Мы же вполне прекрасно можем заключить договор в первую очередь о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Мы можем разместить на территории Сербии, по просьбе сербского руководства и сербского народа, может быть, проведя референдум, нашу военную базу, которая бы гарантировала суверенитет и неприкасаемость сербской государственности со стороны кого бы то ни было.

Мы же помогли сирийскому народу, среди которого проживает огромное количество христиан. А в случае сербов идет речь просто о православном народе, который и нам тоже протягивал в трудную минуту руку.

Следующий этап — это создание единого экономического пространства между нашими странами, вступление Сербии в Таможенный союз, приведение наших законодательных баз в соответствие. Процедура подобна той, что была и в случае с Белоруссией.

Александр Чаленко — Хорошо. А вдруг патриотическую коалицию на новых выборах сменит непатриотическая коалиция, которая ориентируется на Запад?

Алексей Кочетков — В Сербии это невозможно, просто надо понимать их менталитет. Там не может прийти к власти антирусское правительство. Просто раньше Сербия была России откровенно не интересна, и Россия не шла ни на какой контакт, просто забыли про сербов, было не до них.

Поэтому там и произошло то, что произошло, поэтому и привели к власти тех людей, которые сейчас собственную страну и уничтожают. Но как только Россия опять обратит свой взор на Сербию, там этим прозападным либералам не останется никакого места, а новые туда прийти не смогут.

Сербов переубедить в том, что русские — это извечные враги, как это было с частью украинцев, невозможно. У них очень сильный государственный инстинкт, инстинкт самосохранения, они знают, чего хотят, они выживали в самых тяжелейших условиях, они свою государственность получили не потому, что им ее подарили какой-нибудь Ленин или Тито, они свою государственность вырвали из пасти своих врагов, в тяжелейшей кровавой борьбе. Поэтому такие народы просто так с государственностью за печеньки не расстаются.

Александр Чаленко — У сербов даже нет выхода к морю. Как мы будем им доставлять помощь и наши С-400?

Алексей Кочетков — Тут вопрос упирается в Черногорию, когда США просто скупили часть политической и бизнес-элиты При этом сами черногорцы остаются пророссийским, и просербским народом. Точнее, это часть сербского народа Как только мы заявим о своих интересах в этом регионе, и даже не просто о своих интересах, а о том, что мы своих не бросаем, а сербы и черногорцы для нас свои, там все начнется категорически меняться. Не может кучка негодяев заставить огромный народ действовать не просто себе в ущерб, а заниматься постоянным самоуничтожением.

Александр Чаленко — А что будет у соседей Сербии, когда она войдет в Союз с Россией и Белоруссией? Я имею в виду Македонию и Болгарию?

Алексей Кочетков — У Болгарии, конечно, давние тяжелые отношения с Сербией, как и у Болгарии сложные отношения с Россией. В принципе, природа этих отношений приблизительно одинакова. Болгария несколько раз наносила удар в спину сербам в тяжелый момент. В обеих мировых войнах она воевала на стороне Германии. И собственно это наложило определенный отпечаток на межнациональные и межгосударственные отношения между Сербией и Болгарией. При всем при этом болгары в основной своей массе, как бы что ни говорили их руководители, как бы не бесчинствовала внутренняя болгарская пропаганда, болгары остаются скорее прорусски настроенными, чем антирусски. И даже последнее празднование освобождения Болгарии от османского ига после всех этих выпадов, которые позволили себе болгарские власти с приглашением Эрдогана и не приглашением наших руководителей вызвали бурю протеста среди простого болгарского населения.

Конечно, болгары с сербами никогда не договорятся, им будет это сложно сделать. Но они всегда договорятся с русскими. В данном случае роль России здесь очень позитивна, Россия может быть и арбитром, и третейским судьей и защитником. При этом не отнимая необходимый суверенитет у этих стран, но и не превращая их в иждивенцев. Каждый выживает за счет собственного труда — от каждого по способностям, каждому по труду, не более того.

Сейчас складывается благоприятная ситуация для формирования некой альтернативы проамериканскому проекту Евросоюза. Когда все прошли через унижение, все прошли через ограбление, через распад, сейчас можно эти отношения выстроить в совершенно новых условиях.

Как в свое время говорил Владимир Ильич Ленин: «Прежде, чем объединиться, нужно размежеваться». Мне кажется, что вот эта стадия размежевания уже подходит к концу. Сейчас мы можем на новой основе выстроить такие отношения, которые станут прекрасным заделом для формирования нового будущего, более справедливого миропорядка.


Александр Чаленко

Просмотров: 692
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Родовая память предков и ДНК Луна - искусственный объект Кто такая Кикимора? Русский язык в современном мире Скифы и Сарматы - предки славянского народа Что мы знаем о сарматских женщинах?