Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

Саудиты горько пожалели, что связались с Россией Почему именно Италия: Тайна "странных смертей" раскрыта Политическое Обозрение: Новости политики за 4 апреля 2020 (7528) Билл Гейтс решит сколько нам сидеть на карантине и чем лечиться
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Россия и Китай: плюсы и противоречия сближения в XXI веке

В последние годы отношения Российской Федерации и Китайской Народной Республики становятся все более тесными. Страны наращивают экономическое сотрудничество, все чаще объединяются и по политическим вопросам. Что это: жизненная необходимость или краткосрочная политическая целесообразность? Попробуем разобраться.

Чем вызвано сближение России и Китая?

Совершив грандиозный экономический рывок, Китай превратился в важнейшего экономического конкурента прежних торговых держав первого эшелона: США, Евросоюза, Японии. Китайская экономика развивается стремительными темпами, но встречается с противодействием со стороны США.

Пытаясь ограничить растущее экономическое доминирование Китая, Дональд Трамп даже пошел на развязывание торговой войны с Поднебесной.

В сложившейся ситуации Китаю необходим сильный и надежный партнер. Европа слишком зависима от США. Япония – традиционный противник. Индия – геополитический противник в Гималаях. Остается Россия – страна, которая обладает колоссальным потенциалом экономического развития, большими ресурсами, а кроме того имеет с Китаем большую и протяженную границу.

Для России, в свою очередь, сближение с Китаем – это прорыв определенной изоляции, возникшей в результате введения санкций. США, Канада, Япония, страны Евросоюза в целом придерживаются антироссийской позиции и хотя те же Франция или Германия делают уступки по «Северному потоку-2», в остальном они все также привержены санкционной линии. С Индией сотрудничество у России также не продвигается дальше «прикладного» — поставок военной техники и определенных товаров.

Рассматривать Иран, Сирию, Венесуэлу или африканские страны типа Судана и ЦАР как полноценных экономических партнеров просто смешно – они не могут дать столько, сколько дает сотрудничество с экономическими центрами типа США, Европы или Китая. И вот в этой ситуации как раз Китай и оказывается для России своего рода «палочкой-выручалочкой», позволяющей в довольно сложной ситуации наладить выгодную транснациональную торговлю, продавать свои ресурсы и товары и даже не пользоваться при взаимных расчетах долларами, чего очень хотят и в самом Пекине.

Конечно, для России и Китая сближение не является безальтернативным. Любая из стран может найти и других партнеров, но именно российско-китайский тандем представляется наиболее желаемым. Сейчас существует несколько очевидных точек пересечения российско-китайских интересов. Попробуем взглянуть на них более подробно.

Во-первых, в Восточной, Центральной, Юго-Восточной Азии стабильность и безопасность зависят от эффективности взаимодействия России и Китая. Это – борьба с религиозным фундаментализмом в постсоветских республиках Центральной Азии, противодействие сепаратизму в Восточном Туркестане, борьба с проникновением и расширением американского влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которое и так очень велико и угрожает и китайским, и российским интересам – военно-политическим и экономическим.

Во-вторых, давняя мечта России – формирование пространства внедолларовых расчетов. Об этом мечтает и Китай, желающий сократить зависимость своей экономики от Соединенных Штатов. Но без участия России Китаю стратегия дедолларизации не по силам, а вот совместными усилиями можно действительно сформировать внедолларовое пространство, которое бы охватило впоследствии и другие страны.

В-третьих, это формирование новых институтов цифровой экономики, которые и Россия, и Китай также рассчитывают сделать более свободными от американского влияния.

Как развивается российско-китайское сотрудничество

Можно сказать о том, что именно последние несколько лет стали прорывными в повороте России на восток – к Китаю. Почти каждый день приносит нам новые сведения о различных сделках, соглашениях с соседней страной. Так, в воскресенье 16 июня в Харбине (КНР, Хэйлунцзян) презентовали индекс китайско-российского торгово-экономического сотрудничества, получивший краткое название «Харбинский».

Его разрабатывали специалисты Академии общественных наук Китайской народной республики, Китайского народного университета, Университета международного бизнеса и экономики по заказу Службы экономической информации Китая (CEIS). Цель индекса – отражение существующей динамики торгового и экономического сотрудничества между двумя государствами, тенденций развития торговых связей между Китаем и Россией.

Появление индекса является свидетельством глубокой заинтересованности китайской стороны в наращивании двусторонних экономических отношений. Кроме того, поскольку индекс разработан в пограничном Харбине, китайские специалисты рассчитывают на превращение Харбина в ключевой центр российско-китайского экономического сотрудничества. А сотрудничество это идет стремительными темпами.

Во-первых, Китай становится одним из ключевых покупателей российских нефти и газа. Строится газопровод «Сила Сибири», который обеспечит Китай российским газом еще в больших объемах. И сейчас китайское направление для нас даже более перспективно, чем европейское, поскольку рынок Китая воистину бездонен.

Во-вторых, Китай покупает у России самые разные другие природные ресурсы – от ценных металлов и драгоценных камней до древесины. Правда, масштабы вывоза российского леса в Поднебесную являются пугающими, так как часто китайские компании действуют как браконьеры, незаконно вырубая российские леса и вывозя их в Китай.

Но сейчас Китай заинтересован в приобретении и тех товаров, которые прежде практически не ввозил из России. Например, в Китай может поставляться российская молочная продукция. Такой, как в России, молочной продукции в Китае просто нет. И ряженка, кефир, йогуры вполне могли бы в огромных количествах поехать из России в Китай, вопрос только в маркетинговых стратегиях, потому что пока российская молочная продукция китайскому потребителю почти неизвестна.

Нет вопросов даже с логистикой. Например, в «двух шагах» от Китая находится огромный Уссурийский молокозавод, который может поставлять большие объемы продукции в соседнюю провинцию Хэйлунцзян. Срок годности российского кефира – семь дней. А в Китай из Уссурийска его доставят за несколько часов. Это гораздо выгоднее в финансовом отношении для китайцев, чем покупать очень дорогой новозеландский кефир, который поставляют самолетами.

ООН делает прогнозы, что мировая торговля молочной продукцией к 2027 году вырастет на 10 млрд долларов, причем именно за счет Китая и стран Юго-Восточной Азии, а ведь все азиатско-тихоокеанское направление очень близко России и может быть рассмотрено в качестве приоритетного. У России есть вполне ощутимый шанс занять это место едва ли не полностью.

Кроме того, Китаю после начала торговой войны с США требуются огромные запасы соевых бобов, которые раньше Китай покупал у Соединенных Штатов. К сожалению, в России культура сои никогда не была столь развита, сколь в США, поэтому пока Китай вынужден закупать соевые бобы у Бразилии.

Но есть шанс, что Россия, немного модернизировав сельское хозяйство, сможет поставлять в Китаю все больше и больше сои. Тем более, что в России при выращивании сои не используется ГМО, что повышает качество продукции. Уже сейчас экспортируется 800 тыс. тонн сои, но речь идет о повышении объемов экспорта до 3,7 млн тонн в самое ближайшее время. Китайские компании проявляют все больший интерес к закупкам российской сои, что может повысить количество плантаций по ее выращиванию в аграрных регионах нашей страны. По результатам встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина были отменены и региональные ограничения на поставку сои.

Возможные противоречия

Но сближение с Китаем таит в себе для России и многочисленные риски. Так, развитие торговых связей с Поднебесной – это однозначная «китаизация» российских экономических пространств. Китайский бизнес активно проникает на Дальний Восток, в Забайкалье, Восточную Сибирь и даже западнее. За китайскими инвестициями идут доли в компаниях, китайские рабочие.

В последнее время Китай все более активно намекает на возможность использования Северного морского пути в рамках концепции «Великого шелкового пути». Но СМП – сугубо российская коммуникация и пока Россия ее контролирует, но что будет потом? Китай же, тем временем, строит ледоколы – при том, что не имеет холодных морей и ледоколы ему не нужны, если только не говорить об освоении Северного морского пути. Но если США Россия отказывает, то Китаю, в силу сложившихся «особых отношений», отказать уже не сможет.

Развитие транспортных коридоров через территорию Евразии, в том числе Казахстана, России и Белоруссии – не российские, а китайские проекты, и Россия в них остается на вторых ролях, поскольку Китай является и идейным вдохновителем, и главным выгодополучателем. И Китаю совершенно не нужно доминирование Российской Федерации в трансевразийской торговле. Наверное, в Москве это прекрасно понимают, но какая альтернатива?

Китай имеет собственные отчетливые интересы в таких регионах как Центральная Азия. И здесь они в корне расходятся с российскими. Идеальный вариант для Китая – превращение Казахстана, Кыргызстана, в меньшей степени Узбекистана и Таджикистана в своих младших партнеров – сателлитов. Не случайно Китай столь активно вкладывает средства в Среднюю Азию. Вряд ли Китай настроен на то, чтобы в будущем сохранялось российское доминирование в Средней Азии, хотя бы и политическое. Евразийский союз, если он будет жизнеспособен, в конечном итоге может оказаться не под российской, а под китайской эгидой.

Такая же ситуация и в Монголии, которая прежде считалась сферой влияния России. Теперь Монголия все более активно сотрудничает с Китаем, у которого кстати есть собственная Монголия – провинция Внутренняя Монголия, населенная монгольскими народами и в экономическом отношении живущая получше своего суверенного соседа.

Наконец, Китай активно работает в российском Забайкалье, на Дальнем Востоке, что вступает вразрез с российскими национальными интересами. Известно, что китайцы заселяют ряд регионов Южного Дальнего Востока, Забайкалья, наращивают там свое присутствие, создаются смешанные семьи. Происходит определенная демографическая экспансия, остановить которую в силу специфики населенности региона власти России просто не в состоянии. Да и не пойдут они сейчас на конфликт с КНР, ограничивая, к примеру, присутствие китайских граждан на территории пограничных российских областей.

У Китая и России много конкурентных точек пересечений и в других регионах – от Южной Азии до Восточной Африки, где Поднебесная тоже не захочет уступать Москве и позволит России быть лишь на второстепенных ролях, осуществляя некоторую помощь китайским проектам. Идеологическое обоснование найдется – противостояние Америке и американскому влиянию, а вот выгодополучателем в финансово-экономическом отношении будет, разумеется, Поднебесная.

Таким образом, усиление Китая далеко не во всех случаях несет однозначно позитивные последствия для России. И к одной экономике свести все невозможно, тем более, что в модели китайско-российского экономического сотрудничества Россия остается на подчиненных позициях. Для Китая это такая гигантская и богатая ресурсами Киргизия с огромной территорией, которую можно осваивать, через которые осуществлять транзит своих товаров, где можно закупать нефть, газ и что угодно в промышленных масштабах.

Илья Полонский

Просмотров: 302
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Как русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила Славянский гороскоп (Часть первая) Современное рабство Древний Герб Беловодья Из писем немецких солдат с Восточного фронта Неизвестная история России