Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Взывая к Путину: Кучма сравнил президента с богом и попросил прощения Украина избавляется от тела Порошенко Заслон от заробитчан Украина занялась «решением» русского вопроса
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Россия и Китай строят новый миропорядок

Какие перспективы открывают интеграционные проекты в Евразии

24 июня в Ташкенте завершился саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Главным его итогом стало присоединение к объединению Индии и Пакистана. Теперь ШОС объединяет свыше 40% жителей планеты. Другим важным итогом саммита стало предложение по интеграции ШОС, проекта «Экономический пояс Шелкового пути» и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Внешне встреча глав государств ШОС выглядела как протокольная. Звучали общие слова о дружбе и сотрудничестве. В похожем ключе проходит и государственный визит Владимира Путина в Китай. При более внимательном анализе становится видна перспектива коренных изменений глобальной архитектуры.

Изменения эти лежат в политической и экономической сферах.

В уставных документах ШОС записано, что одна из основных целей организации — содействие построению нового демократического и справедливого мира. Сегодня практически всем очевидно, что однополярная модель, в основе которой лежит идея об исключительности США, не может способствовать гармоничному развитию человечества. Это признают даже ближайшие союзники Вашингтона, а результаты референдума в Великобритании тому наглядное подтверждение. Англичане фактически заявили, что хотят остаться самими собой, а не превратиться в неких «усредненных европейцев», как представители разных народов «переплавились» в американцев. На этом фоне евразийская интеграция выглядит привлекательно, ведь в её основе уважение к интересам всех государств и сохранение культурного многообразия.

Западный мир по многим причинам не готов смириться с наличием альтернативной модели развития, соответственно, неизбежно противостояние двух проектов глобализации. Основными игроками могут стать США и Китай. Россия стоит перед непростым выбором: пытаться строить самостоятельную политику; налаживать, несмотря на все противоречия и часто в ущерб собственным интересам, отношения с Западом; стать «стратегическим тылом» Китая, снабжая Поднебесную природными ресурсами и рассчитывая на помощь, исходя из принципа, что стратегический тыл не сдают.

Что касается экономики, то перспективной выглядит инициатива интегрировать ШОС, ЕАЭС и «Экономический пояс Шелкового пути». Как заметил на саммите в Ташкенте министр коммерции КНР Гао Хучэн, этот процесс уже начался. Министр подробно описал, какие выгоды уже получили страны. По его словам, Китай способствовал взаимосвязанности Узбекистана, Таджикистана, Пакистана, Ирана, Казахстана и России. Как заметил Гао Хучэн, КНР помогла странам ШОС увеличить их производственные возможности. При этом напомнил, что Казахстан и Китай сегодня реализуют 52 совместных проекта, а благодаря построенной Китаем линии электропередачи «Датка-Кемин» Киргизия обрела долгожданную энергетическую независимость.

В целом, положительно идею интеграции различных проектов оценил и российский президент. «Хорошие перспективы открываются с началом переговоров о сопряжении Евразийского союза и китайского экономического пояса Шелкового пути. Убежден, что подключение к этому интеграционному процессу всех участников ШОС, а также государств СНГ стало бы прологом к формированию большого евразийского партнерства», — заявил Владимир Путин.

При этом необходимо помнить, что главная цель проекта «Экономический пояс Шелкового пути» — это налаживание надежного транзита китайских товаров в Европу и завоевание для Китая новых рынков. Остальные страны фактически приглашаются к обслуживанию колоссальных грузопотоков…

— Сама по себе идея сопряжения ШОС, ЕАЭС, инициативы «Шелкового пути» и даже АСЕАН высказывалась Владимиром Путиным давно, была воспринята всеми позитивно и нашла сторонников в мире, — говорит руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов.

— К сожалению, есть целый ряд вопросов, которые не проработаны. Сегодня ШОС, скорее, политическая, нежели экономическая организация. Расширение ШОС пока идет ради самого расширения. Пока мы не видим конкретных экономических проектов. Нет и совместных проектов по безопасности. Это вовсе не означает, что организацию не надо расширять или сопрягать с другими структурами. Думаю, что в конечном счете, если концепцию объединения тщательно проработать, в рамках ШОС может появиться зона свободной торговли. Может быть зона свободной торговли совместно с АСЕАН, что значительно облегчит товарооборот и удешевит продукцию для конечного потребителя.

Главное, налаживается диалог между разными организациями. Особенно это важно для Азии. В то же время, мы должны четко осознавать, что сама по себе концепция сопряжения (а пытались уже интегрировать концепцию «Экономического пояса Шелкового пути» с ЕАЭС) за два года не показала никаких результатов. То есть, о сопряжении говорят дипломатические круги, но нет конкретных проектов. И пока не будет экономического наполнения, пока Россия не поймет свои возможности, всё останется лишь концепцией для обсуждения.

— Насколько перспективен для России проект «Экономического пояса Шелкового пути»?

— Россия четко обозначила свое участие. Во-первых, пока это не проект, а инициатива. Китайцы сами не называют концепцию проектом. Инициатива сейчас довольно гибкая, может меняться в зависимости от обстоятельств.

Во-вторых, Россия не может быть частью китайской инициативы. Москва не может участвовать в проектах, которые полностью разработаны правительством другой страны. Но Россия предлагает собственную идею сопряжения. То есть, если наши проекты пересекаются с китайскими, мы должны их совместно развивать. Нам нет никакого интереса поддерживать китайские проекты без очевидной выгоды для себя.

Страны Центральной Азии и некоторые страны Юго-Восточной Азии признали приоритет китайской экономики и даже китайской политики над собой. За это они получают от КНР преференции, расширенные инвестиции, новые технологии. Но при этом утрачивается независимость национальных экономик.

Китай за счет «Экономического пояса Шелкового пути» решает собственные проблемы, в том числе и внутренние. Если Россия хочет быть самостоятельной страной, то должна формулировать собственные концепции. Пока высказанные предложения о сопряжении носят больше политологический, нежели экономический характер. Сейчас наступает время разработки конкретной концепции.

— Может ШОС быть механизмом для альтернативного мироустройства?

— Важно понимать, альтернативой чему может быть ШОС. Ясно, что не альтернативой ООН. Когда мы говорим о справедливом миропорядке, что абсолютно правильно, мы должны понимать, что справедливый миропорядок не может быть абстрактным. Он должен опираться на четкие единые правила международной торговли, необходимо обеспечить для всех допуск к природных ресурсам и новым технологиям. Справедливый миропорядок должен нести конкретную выгоду для каждой страны, в том числе и для России.

На мой взгляд, Шанхайской организации сотрудничества необходимо учесть негативный опыт Евросоюза. В ЕС никто не терял этническую самостоятельность. Но была потеряна национальная идентичность экономик. И это происходило быстрее, чем экономики адаптировались к процессу интеграции. Евросоюз развивался слишком стремительно и чересчур самоуверенно. В Брюсселе думали, что абсолютно все страны будут принимать его правила. Но с одной стороны была Великобритания, а с другой — Греция.

Важно, чтобы ШОС не затрагивала национальной идентичности экономик. Азия крайне болезненно относится к национальной независимости. Не только территориальной, но и политической, и экономической независимости. Мы видим, что слишком большая активность Китая напугала многих партнеров в последние годы.

Сейчас, по результатам саммита в Ташкенте, ШОС превращается в надрегиональную организацию. Ранее это была чисто азиатская структура, с неким присутствием России, как евразийской страны. Сегодня ШОС это организация, которая покрывает сразу Южную Азию, Центральную Азию, Западную Азию, Юго-Восточную Азию. За счет России, стран-наблюдателей и партнеров по диалогу организация выходит в Европу.

На мой взгляд, возможно создание нового экономического, но не политического пространства. Некоторые думают, что ШОС — это альтернатива западной модели развития. Но ведь многие страны ШОС активно работают с западными государствами. То есть, никакого противостояния некоей концепции ШОС с западной концепцией не будет.

— Возможно, Китай хочет видеть Россию в качестве «тыла»?

— Думаю, последнее, что может быть выгодно нашей стране, это быть тылом какой-либо страны, в том числе и Китая. Во-первых, никакого очевидного противостояния между Китаем и США нет, два государства активно сотрудничают в области торговли, в сфере технологий. Уровень противостояния США и КНР значительно ниже, чем уровень противостояния США и России. То есть, у России собственная повестка дня по отношению к Западу.

Мы сегодня обеспечиваем Китай природными ресурсами и военными технологиями. Это выгодно экономически и политически. Но нам важно не попасть в торговую, экономическую зависимость от КНР.

Опираясь на сотрудничество с Китаем, необходимо развивать собственные секторы промышленности, перейти к реальному импортозамещению, чтобы большая часть стратегических товаров производилась на российской территории. И с этой точки зрения, надо быть не тылом Китая, а формировать полноценный равноправный союз, политический и даже военный, который бы стал гарантом стабильности в Азии, а в перспективе и во всём мире.

— Пока рано делать выводы о будущем ШОС, ведь чем больше участников организации, тем больше противоречий может складываться в ее рамках, — замечает заведующий Сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин.

— Сейчас в ШОС приняли Индию и Пакистан, которые антагонистично настроены друг к другу. Сложные отношения между Индией и Китаем. Есть риск возникновения противоречий при решении конкретных проблем.

— Насколько перспективна интеграция ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути»?

— От ШОС у меня двоякое впечатление. С одной стороны, создана площадка для обсуждения проблем, в том числе связанных с безопасностью региона, что крайне важно. С другой стороны, есть риск возникновения противоречий.

Хорошо, что идут переговоры по интеграции «Шелкового пути», ЕАЭС, ШОС. Но на этом пути будет много трудностей. Хотя бы потому, что и ЕАЭС еще не до конца сформировался. Интегрировать не совсем зрелую структуру с организацией, которая представляет пока только дискуссионную площадку, не так просто.

— Сможет ли ШОС способствовать справедливому мироустройству на планете?

— Подобных объединений много, как-то они способствуют установлению справедливости на планете. Но пока сложно сказать, какую роль будет играть ШОС. На сегодня заявлена цель добиваться мира во всём мире. Это очень хорошо. Но конкретные механизмы осуществления задуманного до конца не отработаны.

— Не получится так, что проект «Шелкового пути» будет выстроен исключительно в китайских интересах?

— Напомню, что политических требований к другим странам Китай никогда не предъявляет. При реализации «Экономического пояса Шелкового пути» ни от кого не требуют отказаться от своего суверенитета. На нынешнем этапе это исключительно экономическая инициатива. В дальнейшем она, конечно, потянет за собой политические вопросы.

Сотрудничать России с проектом нужно. Просто делать это надо взаимовыгодно.

Андрей Иванов

Просмотров: 594
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Глаза зеркало души или Веды о рассах: ДАрийцы, ХАрийцы, Рассены и Святорусы Дебилы - главный ресурс современного капитализма Тохары, или история белой расы в Китае Мамонты живут и сегодня Коляды Дар на 7522 лето Уроки Древлесловенской азбуки