Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как победить в холодной войне Политическое Обозрение: Новости за 22 июля 2018 (7526) Почему за 20 лет Россия и Белоруссия так и не стали единой страной Киев не переживёт ещё один референдум. Почему Порошенко выгодно захватить Донбасс
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Россия: нефть, долг и рубль. Перспективы-2016

Итак, рубль обновляет очередные исторические минимумы, цена на нефть проваливается ниже $ 35, а правительственные чиновники один за другим выступают с весьма скептическими прогнозами. О «несистемных» аналитиках не приходится и говорить. Что в действительности происходит на валютном рынке и каковы перспективы рубля и российской экономики в целом?

Следует отметить, что декабрьское падение рубля было, по сути, предопределено заранее, без каких-либо дополнительных движений в экономике — просто графиком выплат по внешнему долгу (в подавляющей массе — корпоративному). На декабрь ожидаемо приходится пик расчётов — в этом месяце необходимо выплатить $ 24,605 млрд. Для сравнения — на предыдущий пик этого года (февраль и март) приходилось $ 18,815 и $ 14,174 млрд. соответственно, декабрь 2014-го стоил отечественной экономике $ 33 млрд.



В дальнейшем выплаты резко снизятся — так, на январь придётся примерно $ 6 млрд. Долговое давление на курс рубля в целом для 2016-го года будет более чем в полтора раза более слабым, чем в прошлом — выплаты составят $ 89,833 млрд. против $ 146,3 млрд.

Иными словами, при стабильном состоянии экономики в целом нынешние антирекорды были бы локальной флуктуацией. Однако фактически валютный рынок РФ попал под тройной удар — пик выплат по долгам, подъём ставки ФРС США и провал нефтяных цен.
Итак, 16-го декабря федрезерв повысил ставку с 0,25 до 0,375%. Повторим банальность: последний раз ФРС повышала ставку в середине 2006-го. Однако в 2007—2008-м она непрерывно снижалась, достигнув 0,25% в декабре 2008-го. С тех пор, на протяжении без малого шести лет, мировая экономика жила в условиях околононулевых процентных ставок в номинально всё ещё крупнейшей экономике мира. Впрочем, с октября 2014-го она жила в ожидании их повышения, что само по себе спровоцировало рост курса доллара, отток капитала с развивающихся рынков и гонку девальваций альтернативных валют, прежде всего, естественно, именно «развивающихся».

Однако нынешнее повышение ставки является «минималистским», а рынок уже в значительной степени отыграл ожидания её роста (по понятным причинам, в особенности это относится к российскому рынку). При этом исторически за повышениями ставки зачастую следовало… снижение курса доллара на ожиданиях замедления экономического роста в США. На этот раз данный эффект был в значительной мере «девальвирован» ожиданиями продолжения ультрамягкой монетаристской политики. Иными словами, прямое влияние повышения ставки ФРС на курсы валют было заведомо ограниченным.
В то же время, оно стало «соломинкой», переломившей спину верблюду сырьевых рынков, и без того находившемуся в коматозном состоянии — прежде всего речь идёт о рынке нефти.

Во-первых, как было замечено выше, сырьевые рынки жили в ожидании повышения ставки ФРС с октября 2014-го. Во-вторых, они существовали в режиме общего неблагоприятного экономического фона. Так, Китай, спрос со стороны которого был основным драйвером роста сырьевых цен в нулевых, продемонстрировал замедление темпов роста ВВП до 6,9% в третьем квартале, что стало минимумом с 2009-го года. Снижение экспорта, перенасыщение рынка недвижимости, потянувшее за собой беспрецедентное для современного Китая падение производства стали — вот лишь одни из некоторых индикаторов накопившихся в КНР системных проблем (в первую очередь, экономика «Поднебесной» достигла своеобразных «пределов роста» в рамках текущего «уклада» и нуждается в структурной перестройке). Не лучше выглядел и длинный ряд других ещё недавно динамичных развивающихся рынков — например, бразильский и «пресловутый» турецкий.

Параллельно развитые рынки демонстрировали стагнацию, периодически сменяющуюся неуверенным ростом, а в случае Японии — откровенное сползание в очередную рецессию во втором — начале 3-го квартала.

Итогом стало снижение цен на все сырьевые товары и продукцию низких переделов. Так, цена на сталь за год упала с примерно $ 500 до $ 210 за тонну, периодически проваливаясь существенно ниже; приблизительно ту же динамику показала железная руда. Цена на алюминий упала примерно с $ 2,1 до $ 1,5 тыс. за тонну, медь — с 7 до 4,6. Индекс продовольственных цен ФАО оказался на уровнях 2009-го года.

Рынок нефти, в целом, повторил общую динамику сырьевых рынков 2015-го, с той существенной разницей, что в норме он этого делать был не должен. ОПЕК почти неизменно демонстрировал свои качества самого успешного картельного сговора в истории, однако на этот раз саудиты успешно этот сговор нарушили. В итоге нефть и газ попали в жернова классического рыночного ценообразования. К августу избыточное предложение, по данным Международного энергетического агентства (МЭА) составило 3 млн. барр./сутки, достигнув уровня 1998-го года. Тогда это стало следствием решения картеля о 10% увеличении квот). При этом общий спрос на нефть в 1997-м составлял 75 млн. барр/сут.

Практически безрезультатное заседание ОПЕК 4 декабря лишь подтвердило намерение саудитов придерживаться старой стратегии и зафиксировало избыток предложения, составляющий сейчас порядка 2 млн. барр. в сутки. Добыча картеля достигла исторического рекорда в 31,695 млн. барр./сут.

На это наложились более мелкие факторы, тем не менее, служащие немаловажными «маркерами» для ценообразования: так добыча нефти в США достаточно неожиданно немного увеличилась (9,176 млн. барр. в сутки, что на 11 тыс. больше предыдущих показателей), падение количества буровых остановилось.

В итоге коммерческие запасы нефти в США начали расти темпами, превышающими всякое воображение аналитиков — в течение первой недели декабря они повысились на 9,3 млн. барр. при прогнозе в 2,8, второй — на 4,8 млн. барр., достигнув астрономических 490,66 млн. барр., бензина — на 1,73 млн., при этом большинство аналитиков ожидало снижения нефтяных запасов на 1,8 млн. барр.

Результат мы можем наблюдать. Вчера к новостному фону добавилась отмена эмбарго на экспорт нефти из США, существовавшего с 1975-го года. При том, что «физическое» значение этого фактора стремится к нулю (в лучшем случае, оно позволит сбалансировать севроамериканский рынок нефти — при этом США из «страны-бензоколонки» для Мексики станут её более сырьевым придатком), его психологическое значение может оказаться довольно заметным.

Что дальше? Плохие новости состоят в том, что, во-первых, предложение в краткосрочной перспективе будет возрастать — так, экспорт нефти в ближайшем будущем увеличит Иран. Во-вторых, могут возникнуть проблемы с его «утилизацией». Сейчас переизбыток коммерческих запасов в странах ОЭСР составляет 3 млн. тонн. (2,8 млн. на 1998 г.). Крупнейшее нефтехранилище США в Кушинге заполнено на 80%, нефтехранилища ЕС — на 97%. Возможно, свободные места в нефтехранилищах уже в феврале будут заполнены целиком. Иными словами, краткосрочно нефтяные цены могут проваливаться до уровня $ 20 и ниже.

Что касается долгосрочных перспектив, то они менее сумрачны. Примерно одинаковые уровни избыточности нефтедобычи по отношению к 1998-му маскируют тот факт, что потребление за нулевые-десятые выросло с 74−75 до 91 млн. барр. (2014 г.). Иными словами, фундаментально давление на рынок сейчас много меньше.

Теперь посмотрим на спрос. ФРС недавно увеличила прогноз роста американской экономики в 2016-м с 2,3 до 2,4% (в 2015 рост составил 2,5%). Впрочем, оптимизм может оказаться необоснованным — в октябре-ноябре промышленное производство в США демонстрировало отрицательные темпы роста (минус 0,4 и 0,6% соответственно).

В Брюсселе ориентируются на рост в 1,7%. Япония всё же смогла избежать рецессии в 2015-м.

Консенсус-прогноз экономистов, опрошенных Bloomberg, предсказывает Китаю темпы роста в следующем году в 6,5%, ЦБ Китая (точнее, Народный банк, НБК) — 6,6%. При этом, в течении следующего года в КНР намечено увеличить объёмы хранилищ на 106,9 млн. барр. и довести стратегический резерв до 400 млн.

Также относительно благоприятен прогноз в отношении экономик Мексики, Бразилии и особенно Индии.
В целом, МЭА обещает рост спроса на нефть в следующем году на 1,2 млн. барр./день.

Что касается нефтедобычи, то она фактически достигла потолка и неизбежно будет сокращаться. Так, последний рекорд добычи в рамках ОПЕК был достигнут за счёт Ирака. Рекордные уровни экспорта из Саудовской Аравии были достигнуты весной и с тех пор не воспроизводились, несмотря на рост в октябре. При этом, подобная практика обходится королевству слишком дорого: прогнозируемый дефицит бюджета Саудовской Аравии на 2016 год составляет 19,6% (21,6% в 2015).

«Стабильная» нефтедобыча в США, согласно прогнозу МЭА продолжит падение уже в начале следующего года, и испытает ограниченный «ренессанс» только в конце 2016-го. (итоговые потери 0,5 млн. барр./день). Тем не менее, агентство прогнозирует сохранение избыточного предложения и низкие цены на нефть в течении всего 2016-го.

Допустим, прогноз МЭА соответствует действительности — что это означает для российской экономики (с учётом уменьшившихся расходов по обслуживанию долга)? В целом, 40 долл./барр. означает «апокалипсис» в виде дефицита бюджета в 5% ВВП, либо, что вероятнее, секвестра госрасходов, сокращение резервного фонда до 200 млрд. рублей (следует учитывать, что это ОЧЕНЬ далеко не все резервы, а наиболее доступная из «кубышек»), курс доллара свыше 70 руб. и продолжение рецессии (по пессимистическим оценкам — 0,7% ВВП). Иными словами, при апокалиптическом сценарии в следующем году в России будет чуть хуже, чем в 2015-м, однако на фоне «катастрофы» уходящего года это «чуть» будет практически незаметным.

Однако, опираясь на прогнозы МЭА, следует учитывать специфические оговорки его главы, прозвучавшие в эфире CNBC: «Я думаю, мы можем столкнуться с определенными сюрпризами в ближайшие несколько лет, когда рынок будет приходить в более сбалансированное положение и, скорее всего, с более высокими ценами, чем мы ожидаем сегодня». Действительно, неожиданности неизбежны и при этом скорее рано, чем поздно. Продолжавшаяся весь 2015-й год нефтяная гонка буксует уже сейчас, и наполеоновские планы по наращиванию добычи в 2016-м уже угрожают кое-где обернуться спадом, как это случилось в Казахстане.

Равным образом, неожиданная стойкость производителей «нетрадиционной» нефти, обеспеченная финансовыми «стероидами» в уходящем году, может обернуться столь же неожиданно резким «истощением» и обвалом. Наконец, оценки МЭА в отношении возможности и готовности саудитов продолжать нефтяной демпинг, вполне возможно, грешат излишним оптимизмом — успехи Эр-Рияда на внешних фронтах всё более сомнительны, расходы почти абсолютно точно окажутся выше запланированных, а непосредственно доступные финансовые резервы намного меньше, чем представляют обычно. Любой из этих факторов достаточен, чтобы толкнуть нефтяные котировки вверх.

Евгений Пожидаев

 

Просмотров: 2396
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Древние игрушки славян Славянские воины Как русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила История, кто ты, великосветская дама или продажная девка? Дурак - идеал рыночной экономики Старинные русские меры длины