Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Политическое Обозрение - Новости за 23 июля 2017 (7525) С безвизом — в Турцию Союз России и Белоруссии треснул в Киеве Андрей Фурсов: «Рим предателям не платит»
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Россия ударила по ИГ с воздуха

Москва по просьбе Башара Асада оказала Сирии военную помощь

В среду, 30 сентября, президент Владимир Путин обратился к Совету Федерации за разрешением использовать Вооруженные силы за рубежом. Спикер Совфеда Валентина Матвиенко не уточнила, в каком именно регионе могут быть использованы войска. Менее чем через час, после рассмотрения вопроса в закрытом режиме, Совет Федерации единогласно проголосовал «за».

Едва закончилась процедура голосования, стало известно, что президент Сирии Башар Асад обратился к России с просьбой об оказании Сирии военной помощи. Об этом сообщил глава администрации президента РФ Сергей Иванов.

«Военной целью операции является исключительно воздушная поддержка сирийских вооруженных сил в их борьбе против «Исламского государства * «(ИГ)», — заявил Сергей Иванов. При этом он подчеркнул, что решение об использовании российских войск в Сирии продиктовано не достижением внешнеполитических целей или амбиций, а исключительно защитой национальных интересов. Иванов пояснил, что число граждан России и стран СНГ, которые примыкают к террористической группировке «Исламское государство» растет «не по дням, а по часам».

По сути, Россия сейчас действует по плану, согласованному с США. Накануне сирийская ситуация стала центральной темой закрытой встречи президентов Владимира Путина и Барака Обамы в Нью-Йорке. Как сообщил Reuters со ссылкой на источник в Белом Доме, президенты договорились о необходимости провести переговоры между представителями военных ведомств России и США, чтобы избежать конфликтов в ходе возможных операций.

Сам Владимир Путин, комментируя итоги встречи, отметил, что «об участии российских воинских контингентов в наземной операции речи не идет и идти не может», но при этом не исключил участия РФ в авиаударах по террористам в Сирии.

В своей речи на Генассамблее ООН российский лидер подробно разъяснил и смысл предложения Москвы о создании широкой международной антитеррористической коалиции. Ее основой может стать формирующийся альянс России, Ирака, Ирана и Сирии. В Багдаде уже открыт координационный центр четырех государств, который начнет работу в октябре-ноябре, и позволит странам обмениваться разведданными в ходе будущих совместных операций против ИГ.

А спустя несколько часов после получения разрешения Совфеда на использование российских войск за рубежом CNN сообщила, что российские самолеты нанесли первый удар — на западе Сирии, в районе провинции Хомс.

Смогут ли авиаудары ВВС РФ переломить ход кампании против ИГ?

 — Я бы не переоценивал степень согласованности действий РФ с США, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Думаю, решение о российском военном присутствии в Сирии принималось задолго до сессии Генассамблеи ООН.

Напомню, что в середине августа, по информации Госдепа США, командующий спецподразделением «Аль-Кудс» Корпуса стражей Исламской революции, иранский генерал Касем Сулеймани побывал в Москве. Видимо, уже тогда вырабатывались варианты совместных действий. Как раз после этого пошла информация, что в Сирии появились наши военные самолеты. А 17 сентября министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что Дамаск может при необходимости попросить участия Вооруженных сил России в совместной борьбе с терроризмом. Почти сразу пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Москва рассмотрит обращение Сирии об отправке российских войск в страну, если такой запрос поступит.

Именно поэтому, на мой взгляд, запрос Башара Асада, который озвучил сегодня глава администрации президента РФ, на самом деле поступил загодя — еще до сессии Генассамблеи ООН. К моменту встречи Путина и Обамы дело было, фактически, на мази — российское военное присутствие в Сирии, совместно с иранцами, наращивалось. И главный вопрос был один — не допустить прямого военного столкновения между Россией и США.

«СП»: — Решению этого вопроса и была посвящена встреча Путина и Обамы?

— Думаю, да. Скорее всего, по политическому урегулированию в Сирии президенты вряд ли договорились. Видимо, Россия взяла на себя обязательства не наносить ударов по силам прозападной сирийской оппозиции, которые действуют против Дамаска вне рамок ИГ. В свою очередь, США отозвали свое требование о немедленном уходе Башара Асада — до того, как будет достигнуто политическое урегулирование.

Можно сказать, мы в данном случае вели переговоры с позиции силы. И американцы вынуждены были пойти на определенный компромисс. Другое дело, я не уверен, что они будут вести честную игру.

Главнокомандующий вооруженными силами НАТО генерал Филип Бридлав уже заявил, что Россия прислала в Сирию гораздо больше современного оружия, чем необходимо для борьбы с ИГ. Это значит, на мой взгляд, что позиция США может со временем измениться — например, Штаты захотят эскалации сирийского конфликта.

«СП»: — Мы ругали неэффективность авиаударов по позициям ИГ международной коалиции во главе с США. Где гарантии, что удары российской авиации будут эффективными?

— Бомбежки США и их союзников вовсе не направлены на уничтожение ИГ — это лишь имитация борьбы с террористами. Именно поэтому Владимир Путин заметил на пресс-конференции после встречи с Обамой: «За сутки пилоты военных самолетов США, Австралии и Франции нанесли 43 удара по территории Сирии, которая контролируется боевиками ИГ. А результат какой? Никто не знает, есть ли он».

Российская авиация, понятно, будет действительно работать на уничтожение боевиков ИГ. Кроме того, авиаудары будут наноситься не сами по себе, а в координации с войсками Башара Асада. Это значит, что будет взаимодействие авиации и наземных сил. А такой подход дает совершенно другой эффект. Сначала авиация будет наносить удары по укрепрайонам ИГ, а потом сирийская армия будет этот район занимать.

«СП»: — Террористы, в основном, сосредоточены в городах. Значит ли это, что наша авиация будет бомбить эти города — например, самопровозглашенную столицу ИГ, сирийский город Ракку?

— В населенных пунктах, скорее, будут действовать вертолеты. Наши штурмовики Су-25 будут задействованы на открытой местности, для нанесения ударов по коммуникациям. Что касается бомбардировщиков Су-34, они будут наносить удары в глубине — по базам боевиков в сирийской пустыне, по линиям их снабжения.

В Сирии, кроме того, наверняка будут действовать наши разведывательные самолеты. Напомню, что координационный центр, который открыли в Багдаде, создан именно для обмена разведданными, а не для ведения совместных боевых действий.

«СП»: — Как долго продлится сирийская кампания?

— Все зависит от степени противодействия со стороны США. Если американцы не будут активно вставлять нам палки в колеса, для уничтожения основных сил ИГ в населенных районах хватит полгода. Остатки боевиков оттеснят в пустыню. После этого возможен будет политический диалог с прозападной оппозицией, и поиск компромиссного решения.

«СП»: — Могут ли Штаты, сначала заставив нас таскать каштаны из огня, оттеснить РФ на последнем этапе и поставить в Сирии проамериканское правительство?

— Пока группа Асада будет у власти — сам президент может и уйти — целиком прозападное правительство в Сирии невозможно. Думаю, алавиты будут достаточно представлены и в новом правительстве. Но до этого политического урегулирования еще далеко, наверняка этот процесс будет проходить уже при новом президенте США…

 — Авиаудары ВВС США, Франции или Австралии по позициям ИГ неэффективны потому, что эти страны не сотрудничают с сирийской разведкой, — уверен генерал-майор авиации, Герой Советского Союза Александр Руцкой (с 1985 по 1988 год воевал в Афганистане — командир отдельного авиационного штурмового полка). — Российская же авиация однозначно будет наносить удары по тем координатам, которые будет давать сирийская сторона. Поэтому и эффективность ударов будет на достаточно высоком уровне.

Что касается применения нашей авиации, фронтовые бомбардировщики могут базироваться на крымском аэродроме Бельбек — их радиус действия это вполне позволяет. Штурмовая авиация будет, скорее всего, дислоцироваться на сирийских аэродромах. Не исключено, что в Сирии будет применена и российская Дальняя авиация — для работы по так называемым площадным целям, которые находятся на большом удалении от населенных пунктов.

«СП»: — Сколько требуется в Сирии российских военных самолетов?

— Думаю, достаточно одного полка штурмовиков и одного полка фронтовых бомбардировщиков. Для этого нужно, кстати, минимум средств. А вот эффективность наверняка будет высокой.

«СП»: — Воздушная война в Сирии будет похожа на войну в Афганистане?

— Условия для боевых действий ВВС в Сирии лучше афганских. Афганистан — это горно-пересеченная местность. Нам приходилось там наносить удары в горах, а для этого нужно иметь соответствующие навыки пилотирования самолета. А в Сирии гор нет — это, в основном, пустынная местность, в которой довольно легко находить цели.

Я считаю, чтобы разбить боевиков ИГ, достаточно трех месяцев, если действовать энергично.

Андрей Полунин

Просмотров: 1927
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как иностранцы искажают русский язык на примере слова "ночь" Подземные города древности Один против тысяч или боевая магия витязей Гимнастика Бога Хорса, покровителя казаков-характерников Славянские татуировки Снегурочка - дочь весны и холода