Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Как глобальные соцсети закрывают рот Власть ответила: Будете возмущаться, вообще без пенсий оставим «Черный лебедь» снова вьется: Мир застыл в ожидании глобального кризиса Политическое Обозрение: Новости за 14 августа 2018 (7526)
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Российская экономика уже не в силах кормить олигархов

Для простых предпринимателей и всех россиян грядут тяжелые времена

На Второй ежегодной практической конференции «Промышленная Россия 4.0» с подачи премьер-министра Дмитрия Медведева обсуждали, ни много ни мало, принципы построения национальной цифровой экономики. Дело в том, что глава кабмина накануне подписал распоряжение об утверждении этой государственной программы, о чем и поспешил рассказать собранию. Представляя очередное свое «творение», он сказал: «Я утвердил программу „Цифровая экономика“. Перевод экономики в цифру — вопрос нашей глобальной конкурентоспособности и национальной безопасности. Горизонт исполнения программы — 2024 год». Словом, простых способов роста российской экономики в нынешних условиях не существует: нужна цифровизация…

Сколько же таких «горизонтов», и есть ли какие-то планы и стратегии экономического развития страны, и куда страна идет с учетом этого «вставания с колен», которое нам анонсируют? Способна ли состояться «Промышленная Россия 4.0» без национальной технологической базы, мощной индустрии отечественной микромеханики и наноэлектроники?

— Касательно господина Медведева и цифровой экономики: все зависит от того, какие KPI он введет в этой части, потому что формально у нас вся экономика цифровая, — говорит предприниматель Дмитрий Потапенко. Мы же все используем цифры. Если говорить серьезно, то совершенно непонятно, как они собираются об этом говорить, поскольку если мы возьмем сферу блокчейна и криптовалюты, то нужно определиться, что это такое: акция, контракт или имущество. Все другие страны определили это законодательно. Если мы посмотрим на действия наших властей, они не могут решить, как это будет облагаться налогами.

— А Силуанов говорит, что надо регулировать эмиссию криптовалюты.

— Да, и это свидетельствует о том, что он не понимает, о чем речь. Возьмите подходы других стран. Кто-то сказал, что это средство платежа, кто-то — имущества, кто-то — что акция. Возьмите хоть какую-то! Ведь не существует абсолютно верных и неверных подходов. А у нас существует ничегонеделание. Не принимается никаких решений. И в итоге сфера цифровой экономики, майнинга и производства криптовалют попала в сферу действия Федеральной службы безопасности. Закон у нас появился, но он лежит в сфере людей в погонах. Ничего хорошего в этом нет. И если говорить о перспективе 2024 года, то вынужден огорчить: к 2020 году поменяется рынок в целом.

— Это может быть связано с тем, что Медведев ставил вопрос о своем выдвижении в президенты в следующем политическом цикле, и все горизонты планирования он будет отодвигать туда?

— Не уверен, поскольку это, все-таки, группа выдвижений, и Дмитрия Анатольевича должен кто-то выдвигать. Условные 5−7 «башен Кремля», то есть группы влияния, не едины в этом вопросе. Если бы я был в какой-то из них, то нашел бы другого претендента для выдвижения.

— И все же непонятно, как планировать до 2024 года, ведь сегодня не существует никакой экономической программы — ни антикризисного, ни мобилизационного плана, ни долгосрочной стратегии.

— Сейчас подход властей такой: они не принимают никаких решений. Потому что как только будет какое-то решение, то после «А» придется говорить «Б». Почему мы говорим о подходах экономистов: мы накладываем немного разную матрицу на одни и те же цифры и выводим разные результаты. Например, кудринская, и титовская платформы очень близки. И в той, и в другой зашита фатальная вещь — институциональная реформа, которая, по сути, является реформой государственного управления.

— Но нам твердят об экономическом росте, анонсируются различные социальные гарантии. Это популизм или же некая реальность?

— Можно «гулять» по цифрам, но Силуанов сформировал бюджет следующего года с дефицитом в 1 триллион 200 млрд, 2019 год — 820 млрд, 2020 год — 870 млрд. То есть суммарно каждый год 1 триллион куда-то исчезает. Внимание, вопрос: можно пообещать купить по «Ламборджини». Это все равно, как если бы отец-алкоголик пообещал семье каждый день кататься на «Порше», а голодные дети говорят, что «Порше» — это хорошо, но хотелось бы поесть. Я не понимаю, откуда возьмут эти суммы. Это делается, чтобы привести на выборы мамочек. И насколько цинично и беспринципно так поступать?

— Медведев сказал, что на пенсии деньги есть, Путин сказал, что мамочкам тоже даст. Молодежи что-то дадут, слесарям, производителям воды… Эти обещания будут реализованы?

— А чего бы и не обещать? Чтобы выкрутиться, власть это всегда делает элегантно. Потом спихивают на региональные бюджеты, которые формируются из региональных трансфертов. У нас всего 12 регионов, которые являются донорами. Кто виноват, если не выполнили обещания? Губернаторы и мэры. А если не возвратят долги, то еще и штрафы будут накладывать.

— Президент обещал в течение трех лет не повышать налоги. На ваш взгляд, какие настроения в предпринимательской среде, которая все больше скукоживается?

— Два года назад было 50 нетарифных сборов, а сейчас — 74. Но налоги-то не повышали! Можно вообще слово «налог» запретить. И все будет хорошо, бюджет сверстается.

— И все же, какие настроения в предпринимательской среде? Уезжают ли люди, ощущают ли они какую-то государственную поддержку? Я имею в виду малый и средний бизнес.

— В каждой сфере одна и та же история. Поэтому предпринимательство среднее и мелкое — а по нашим оценкам, оно от 49% до 51% в «черной» зоне — когда люди перестают регистрироваться и где-либо «светиться». Обслуживают людей без кассовых аппаратов, и платят не налоги, а мзду всем надзорным и контролирующим органам, и спокойно работают. И это всех устраивает. Те, кто имеет возможность, уезжают. Но таких — единицы.

— Почему?

— Во-первых, для этого нужен стартовый капитал, какая-то база. Во-вторых, к этому надо быть готовым ментально.

— Исследования показывают, что на натуральное хозяйство перешло 70% населения страны.

— Мы возвращаемся в период, когда не только натуральное хозяйство, но и денег не было. Я даже мелким предпринимателям говорю: присматривайтесь к криптовалюте. Потому что сейчас мы переходим к меновой торговле.

— Медведев сказал, что с курсом рубля все будет хорошо. Может ли у нас повториться ситуация 90-х — черные вторники, дефолты?

— По курсу могу сказать так. Надо вспомнить тот закон, который протащили через Госдуму, и который подписал Владимир Путин. Закон, по которому нашим «сиротам» — Ковальчукам и прочим должны вернуть налоги за 2014−2016 года. Так что пока эти «орлы» себе деньги не вернут, курс будут держать. Как только вернут — курс приотпустят. Плюс ко всему, у них есть выплаты по долгам госкорпораций. Но, думаю, до выборов курс держать будут.

— Внешние вызовы реально влияют на нашу экономическую ситуацию? Мы же, все-таки, зависимая страна. Или мы можем закрыть границы, сделать суверенную экономику и развивать ее самостоятельно?

— На мой взгляд, нужно всего две вещи: дешевый углеводород, и чтобы ядерную кнопку никто не нажимал. Если эти два пункта соблюдаются, то кто будет у власти, и будут ли «четвертования на лобном месте», не имеет значения. Главное — «кнопка» и углеводород. Они от нас отгородились. Им надо только смотреть, как взлетают наши ракеты.

— Предвыборная кампания в России. Будет ли какой-то внешний фактор, чтобы оказать давление на Путина?

— А зачем, если он их полностью устраивает? Он исполняет два главных пункта. Все остальное неважно.

— При каких условиях власти пойдут на реальное изменение экономической политики?

— Их поведение очень похоже на поведение бандитов. Сначала они жрали коммерсов, а потом — друг друга. Когда начнется грызня на уровне министра финансов, начальника Следственного комитета, вот тогда это будет означать, что у них кончились деньги.

— У нас дефицит бюджета, убыточные регионы…

— Это выгодно. Потому что задача каждого губернатора — создавать социальные волнения.

— Хотелось бы понять настроения общества. Есть ли какая-то точка кипения у русского человека?

— Пока ее нет. Пока телевизор выигрывает у холодильника. Как только телебашня отключится, народ начнет просыпаться.

— Нефть ценой в 100−150 долларов что-то изменит в стране?

— Конечно. Будет больше яхт и самолетов. А если 15−20, то народу придется тяжеловато. Во всем по-прежнему будут виноваты Трамп, Обама и «сучка» Клинтон. Придется вводить новые налоги.

— А быстро у олигархата закончатся деньги, чтобы появилась ситуация проводить экономические реформы?

— Я прикидывал, что экономику России можно дербанить еще года два-три. Я исхожу из методов, которые они используют.

— Как вы относитесь к технократам?

— Это технические назначенцы, которых убрали с муниципального уровня. Исполнители уровня «принеси-подай». Нет власти у сенаторства — только у Администрации президента.

— Мало кто сомневается в победе Владимира Путина на президентских выборах. А вот ощутим ли мы проявление политической воли и курс на реальное развитие экономики, улучшение жизни россиян, которые ждут перемен?

— Ждет нас одно: Владимир Путин займет место Владимира Путина, потому что иначе придется табличку в Кремле менять…

Никита Исаев
Просмотров: 2468
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Гедиминовичи-польско-литовские татары Ремезовская летопись Следы тысячелетней войны Мавро Орбини - Историография народа славянского Как живут на Западе (подборка видео) Георгий Сидоров: Кто вы господин Скляров?