Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«Петля Кудрина» и «клещи Трампа»: 4 главных удара по России Что готовят США для Сирии США на пути полного разрыва отношений с Россией Кто объединит разделенную Новороссию
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров
Загрузка...

Россию заманивают «Большой восьмеркой»

Что требует Запад, чтобы снова принять Россию в свой клуб

Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано не исключил возвращения России в «Большую восьмерку» уже к следующему саммиту неформальной организации, который должен пройти в мае на острове Таормина возле Сицилии. Такое заявление министр сделал в эфире телеканала RAI 10 января. Если учесть, что с 1 января 2017 года председательство в G7 перешло именно к Италии, это можно было бы рассматривать, как некую официальную позицию.

«Участие Москвы уже в саммите в Таормине — это добрая надежда начала года, которая может реализоваться в ближайшие месяцы», — заявил Альфано. Он добавил, что многое «будет зависеть от Кремля» и от того, как Москва будет реализовывать Минские соглашения. Впрочем, уже через несколько дней итальянский министр изменил тональность своего заявления. На вопрос журналистов агентства ANSA о возможности восстановления G8 с участием России, Альфано ответил более сдержанно.

«Нужно рассматривать перспективу возвращения России в G8, но не знаю, возможно ли оно к маю», — сказал глава итальянского внешнеполитического ведомства.

Напомним, что Россия вышла из политического клуба в 2014 году, после событий в Крыму и в Донбассе, после чего организация из «Большой восьмерки» снова стала «Семеркой». В нее входят США, Канада, Япония, Великобритания, Франция, Германия и Италия.

Еще в конце лета прошлого года о перспективе возвращения России в «Большую восьмерку» говорил глава немецкого МИД Франк-Вальтер Штайнмайер. «Несмотря на то, что конфликты в Сирии и на Украине продолжаются, мы не заинтересованы в том, чтобы исключить Россию из нашего клуба, в который входят крупнейшие экономики мира», — заявил он 31 августа.

Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров вскоре после этого сказал, что Москва не ставит перед собой цель вернуться в G8, а вот западные страны «уже уговаривают себя, что нужно Россию в „восьмерку“ возвращать».

Кстати, сейчас обсуждается возвращение России в еще одну международную организацию — Парламентскую ассамблею Совета Европы. В 2014 и 2015 годах российская делегация была лишена в ПАСЕ права голоса и участия в уставных органах Ассамблеи, хотя и продолжала работу в организации. В 2016 году РФ полностью отказалась от работы в ПАСЕ и в заседаниях участия не принимала. На нынешней январской сессии российской делегации также не будет.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что Москва не возобновит свою работу в организации, пока не будет изменен «деструктивный» регламент, позволяющий лишать голоса делегации меньшинством. На 12 января запланирована встреча Володина с главой ПАСЕ Педро Аграмунтом, на которой будет обсуждаться вопрос изменения регламента и возвращения России в Ассамблею.

Действительно ли европейский политический истеблишмент склоняется к нормализации отношений с Россией или это очередные политические маневры и риторика? И нужно ли самой России участие в организациях, которые снова могут ограничить ее в правах, если будут не согласны с политикой Москвы?

— Я бы разделял международные организации и тусовки, — отвечает директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. — Организация имеет свой статус, устав, секретариат, полномочия. «Большая семерка», как и «Большая двадцатка», такого статуса не имеет, это просто тусовка. Каждый год один представитель этой группы отправляет остальным приглашение и принимает их у себя. России в последнее время приглашения не направляют. Так что формально ее никто не исключал, потому что никто и не принимал.

Собственно, Россию-то и подключили к заседаниям «Семерки» в 90-е годы в качестве компенсации, когда начали поджимать по другим направлениям. Поэтому я не вижу никакого смысла возвращаться в G8. Это клуб западного мира. Россия не позиционируется, как часть западной политической надстройки. Она претендует на статус свободного игрока, который ведет дискуссию на равных и с Западом, и с Востоком. Поэтому в заседаниях «Большой двадцатки» еще есть смысл участвовать, а вот в G7 Россия чужая.

— Есть ли смысл возвращаться в ПАСЕ?

— ПАСЕ — международная организация со всеми присущими процедурами. С ней, как и в отношениях с Европой в целом, России, я считаю, нужно занять позицию выжидания. Не предпринимать никаких шагов ни по ухудшению, ни по улучшению отношений. Лучше сосредоточиться на восточном векторе нашей политики, на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кстати, там же сейчас концентрируются и Соединенные Штаты, и при Трампе эта тенденция только усилится.

С Европой отношения пусть развиваются постепенно. Думаю, рано или поздно европейцы сами придут и предложат возобновить сотрудничество. Что касается ПАСЕ, если удастся увязать наше членство там с отменой санкций, диалог возможен. Но в целом России от этой ситуации ни тепло, ни холодно. Не думаю, что необходимо проявлять инициативу на данном направлении.

Похожего мнения придерживается замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов Российского университета дружбы народов Никита Данюк.

— На протяжении последних полутора лет мы слышим от различных представителей европейской политической элиты, что целесообразно возобновить продуктивное сотрудничество с Россией и вернуть во все международные организации, в которых ее участие необходимо. В первую очередь, это касается ПАСЕ, потому что взаимодействие на уровне парламентариев — это важный международный институт, который до событий 2013−2014 годов был достаточно эффективным. Участие России в нем было полноправным, а обмен опытом на таком высоком уровне укрепляет международные и политические связи.

— А «Большая восьмерка»?

— В отличие от официальной организации ПАСЕ, которая представляет парламенты европейских государств, G8 — это неформальный клуб. Там не никакого института членства, это площадка, которая до недавнего времени объединяла восемь демократических государств, придерживающихся определенных параметров в своей политической системе. Обратите внимание, что тот же Китай не входил в «Большую восьмерку», хотя это очень важный игрок на мировой арене.

На мой взгляд, различные сигналы и намеки, что Россию вновь готовы впустить в этот неформальный клуб — это не более чем политический торг, который не увенчается успехом. Мы неоднократно подчеркивали, что после распада G8 взаимодействие между государствами можно осуществлять и на других площадках, в частности, в рамках экономической «Большой двадцатки». G20 намного более удобный формат, который свободен от идеологических догматов G7.

Возвращение России в «Большую восьмерку» просто не целесообразно. Во-первых, возвращаться туда, откуда тебя, грубо говоря, выгнали, не слишком престижно. Во-вторых, само по себе нахождение России в этом неформальном клубе не является таким уж важным и принципиальным. Не думаю, что мы туда вернемся, даже ели нас позовут.

— А членство в ПАСЕ для нас важно?

— С ПАСЕ ситуация иная. Европейский Союз всегда был для нас важным игроком. Мы воспринимали Европу, как одного из ключевых союзников и партнеров. Для того чтобы восстановить утраченное доверие, взаимодействие на уровне парламентариев необходимо. Но тот же Володин подчеркивал, что Россия готова вернуться в ПАСЕ только при условии, что наша страна будет полноправным членом организации. Ведь европейцы уже не раз говорили о том, что хотят видеть Россию в ПАСЕ, но с ограниченными правами, например, наша делегация не сможет обсуждать какие-то инициативы или будет лишена права голоса.

Членство в ПАСЕ сейчас — это элемент политического торга. На мой взгляд, соглашаться на возвращение в Ассамблею в обмен на какие-то уступки с нашей стороны тоже нецелесообразно. Организация, которая должна быть построена на принципах общего равенства и демократии, как и G7 не может похвастать свободой от идеологизированности и ангажированности. Поэтому хотя участие в ПАСЕ — важный элемент взаимодействия, рваться туда и участвовать в заседаниях на правах бедного родственника не стоит.

Тем более что шаги, предпринятые против России, вполне могут повториться. Если Европе не понравятся какие-то действия российского руководства, они снова исключат российскую делегацию. Нам нужны гарантии того, что такого пинг-понга больше не будет. Эффективная работа ПАСЕ возможна только при соблюдении общих правил и равном отношении ко всем участникам. Так что если вернемся в ПАСЕ — хорошо, а если нет — тоже ничего страшного. Тем более, что без России ряд ключевых вопросов Европы и мира все равно не решить.

Мария Безчастная

Просмотров: 1121
Загрузка...
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Надпись на древнерусском языке на южной стене притвора внутри пирамиды Унаса Старинные русские меры длины Видео для взрослых убивает мозг Славянские образы буквицы Тисульская находка — доказательство древности цивилизации Русов На каком языке говорила Западная Европа в XI-XV веках?