Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Американские СМИ как инструмент развязывания войн Двойной удар по Украине серьезно расшатал нынешний режим Операция "Возмездие": Россия отомстит за гибель врачей Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Русских ничто не остановит: что будет, если РФ ввяжется в войну в Сирии

Момент истины для России и Сирии наступит сегодня, 28 сентября 2015 года, когда президент Российской Федерации поднимется на трибуну Генассамблеи ООН. Из просочившихся в СМИ анонсов известно, что обращение Владимира Путина, помимо прочего, будет посвящено ситуации в Сирии.

А пока этого еще не случилось, иностранные СМИ привычно сетуют на путинское молчание. Многие из них уже несколько дней гадают, имеются ли в Сирии российские войска. И если они там есть, то что же они будут делать?

Давайте и мы немного погадаем об этом. Без лишнего ажиотажа разберемся с шестью ключевыми вопросами.

Почему мы за Асада?

Вопрос первый: почему симпатии России в сирийском конфликте на стороне сирийского президента Башара Асада?

Потому что Асад воюет с ад-Дауля аль-Исламийя. Более известное название этого непризнанного государства, а также запрещенной в России международной исламистской суннитской террористической организации, звучит как «Исламское государство». Сокращенно — ИГ.



Логика руководства РФ в данном случае проста: лучше сейчас остановить ИГ в Сирии, чем завтра бороться с ИГ где-нибудь в Таджикистане. Еще лучше бороться с ИГ не собственными руками, а чужими. Например — руками сирийцев.

Цинично? Да, но такова реальная политика.

Лояльные Асаду правительственные войска с марта 2011 года воюют в родной Сирии с исламистскими повстанческими формированиями. На стороне последних выступает и ИГ. Так кому же нам следует оказывать поддержку, чтобы избежать появления отрядов «Исламского государства» на границах РФ?

Зачем России воевать?

Но почему России осенью 2015 года вдруг может потребоваться открыть боевые действия против антиасадовских сил в Сирии? Таков второй вопрос.

Ну, не столь уж и «вдруг». Несмотря на поддержку сирийских правительственных войск отрядами иракских шиитов и ливанской «Хезболлой», несмотря на поддержку Дамаска Россией и Ираном, дела у Асада в последнее время шли отнюдь не блестяще.

Весной 2015-го правительственные войска потеряли города Идлиб и Пальмира. Летом силы оппозиции продолжили наступление на шоссе Хомс—Дамаск, создав угрозу расчленения Сирии исламистами территории на две части. 7 сентября 2015 года ИГ захватило нефтяное месторождение «Джазал» — последнее нефтяное месторождение Сирии, контролировавшееся лояльными Асаду войсками. А 9 сентября 2015 года Асад потерял авиабазу Абу аль-Духур.

Непрерывно сражающийся вот уже четыре года режим Башара Асада исчерпал свой запас прочности и стал «сыпаться». Оставить в этой ситуации Дамаск без быстрой и действенной военной помощи значило бы обречь его на поражение, а Россию — на полное обесценивание всех своих усилий по стабилизации ситуации в Сирии.

Гадание на сплетнях

Вопрос третий: каков может быть состав российского военного контингента в Сирии?

Для ответа на этот вопрос соберем сплетни и слухи, в товарных количествах переполнившие в последнее время интернет. Отсеем совершенно невозможное, а относительно возможное оставим. Получившееся будет чистой конспирологией, но иначе — никак.

Итак, 16 августа 2015 года турецкий ресурс BGN News разместил сообщение: «Россия поставила шесть реактивных истребителей сирийской администрации». Далее указывалось, что речь идет об истребителях-перехватчиках МиГ-31. Стало быть, если принять за данность наличие сейчас в Сирии группировки российских ВВС, то очень может быть, что ее переброска на сирийские авиабазы началась именно в третью неделю августа 2015-го.

Если мы признаем факт подобной переброски как таковой, то следующий логический шаг — задаться вопросом о маршруте подобной переброски. Таких маршрутов может быть три: через воздушное пространство Болгарии и Греции, через Турцию или через Иран и север Ирака.

Первый — слишком заметный. А с учетом позиции Болгарии относительно пропуска над своей территорией российских самолетов в Сирию, так и вовсе невозможный. Второй маршрут приводит наши военные самолеты в небо государства НАТО — Турции, что сразу сводит к нулю саму задумку незаметной переброски. Таким образом, остается третий маршрут. Он хоть и не самый близкий, и проходит над не самым спокойным регионом Ирака, но зато лучше всего обеспечивает скрытность операции.

Основываясь на сообщении BGN News, предположим, что полностью сохранить в тайне перелет российских бортов в Сирию не удалось. Турецкие РЛС всё же засекли следующие над сирийской территорией шесть неопознанных воздушных целей. Засекли, но опознать не сумели. Что и вызвало появление возможно правильного по сути, но абсолютно ложного по содержанию сообщения о шестерке МиГ-31. Т.е. это вполне могли быть российские самолеты, но эти самолеты точно не могли быть МиГ-31.

Почему же это не могли быть «тридцать первые»? Потому что МиГ-31 – это истребитель-перехватчик, умеющий бороться с воздушными целями, но абсолютно беспомощный против целей сухопутных. В условиях отсутствия у исламистов военной авиации отправка Дамаску в помощь МиГ-31 была бы совершенно нелогичной.

Так или иначе, но именно турки первыми в 2015 году запустили в обращение информацию о наращивании Россией своего военного присутствия в Сирии. К туркам быстро присоединились израильтяне с изданием Ynetnews, британцы с The Telegraph и The Times, а также американцы с CNN, The New York Times и близким к ЦРУ частным разведывательно-аналитическим агентством Strategic Forecasting Inc. (Stratfor).

Объем информации, «добытый» этими структурами, оказался таков, что на него уже пришлось реагировать официальным лицам. Представитель госдепартамента Марк Тонер на брифинге в Вашингтоне заявил: «Мы видели в прессе сообщения, согласно которым Россия, возможно, развертывает контингенты военнослужащих или летательные аппараты в Сирии. Мы внимательно следим за этой темой и поддерживаем связь с нашими партнерами в регионе, чтобы получить больше информации». При этом Тонер признался, что точной информации по этому вопросу у Вашингтона нет.

Признание Тонера до сего момента остается лейтмотивом всей ситуации с российскими военнослужащими в Сирии. Все знают, что они там есть. Но сколько их, и чем они занимаются — этого точно не знает никто. Предположения, одни предположения.

«Русских ничто не может остановить»

На данный момент, основываясь на представленных иностранными СМИ данных, можно сказать следующее. Воздухом через Иран—Ирак и по морю посредством действующих на линии «сирийского экспресса» российских БДК на аэродром Bassel Al-assad близ Латакии якобы переброшено 28 российских военных самолетов, 14 военных вертолетов, а также подразделения прикрытия и технического обеспечения.

Stratfor настаивает на 12-ти штурмовиках Су-25, 12-ти фронтовых бомбардировщиках Су-24 и четырех новейших истребителях Су-30СМ. Воздушная группировка якобы дополняется 14-ю вертолетами Ми-24 и Ми-17 (хотя, по данным The New York Times, «вертушек» всего четыре) и, если верить блогу The Aviationist, самолетом радиоэлектронной разведки и РЭБ Ил-20. По сведениям Stratfor, на Bassel Al-assad регулярно отмечаются посадки военно-транспортных самолетов Ил-76.

По мнению американского агентства, это свидетельствует о продолжающейся переброске на аэродром военнослужащих, топлива, боеприпасов и технического оборудования. По словам же источников из МО и МЧС РФ, все перебрасываемые под Латакию воздушным путем грузы являются гуманитарной помощью…

Stratfor указывает также, что для прикрытия своей авиационной группировки Вооруженные силы РФ разместили рядом с Bassel Al-assad два мобильных комплекса ПВО «Панцирь-С1» и батальонную тактическую группу в составе танковой роты, двух мотострелковых рот и артбатареи.

В частях правительственных сирийских войск отмечено появление российских военных автомобилей «Тигр», бронетранспортеров БТР-82А и беспилотных летательных разведывательных аппаратов «Пчела-1Т».

Одновременно якобы увеличена до 1700 человек численность личного состава находящегося в сирийском Тартусе 720-го пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ РФ. В то же самое время (вновь якобы) резко возросло количество рейсов российских БДК, доставляющих в Тартус из России грузы военного назначения.

Логичным было бы предположить, что если в Сирии действительно создана российская группировка, то в какой-то момент, после переброски и первичного обустройства на новом месте, самолеты этой группировки начнут осваиваться в воздушном пространстве ближневосточного государства…

26 сентября 2015 года CNN сообщило, что, по данным Центрального командования вооруженных сил США, базирующиеся под Латакией российские военные самолеты приступили к разведывательным полетам. Эти полеты осуществляются с выключенными транспондерами во избежание точной идентификации самолетов. Одновременно, но уже со ссылкой на ЦРУ, портал The Los Angeles Times информировал, что на сегодняшний день «ВВС России в Сирии находятся в полной боевой готовности, и ничто их не может остановить. Они ждут лишь приказа на начало боевых вылетов».

Сначала — морская блокада

Самое время перейти к четвертому вопросу: что мы знаем точно?

Мы точно знаем, что передача российской военно-технической продукции правительственным войскам Сирии, равно как и переброска российских войск и техники на территорию Сирии не нарушают международных законов и не являются актом военной агрессии РФ против Сирийской Арабской Республики. Всё это укладывается в рамки существующих российско-сирийских межгосударственных договоренностей.

Еще мы точно знаем, что российские военные корабли находились у берегов Сирии без перерыва практически с самого начала вооруженного противостояния Асада и его оппозиции — с 2011 года. Но теперь этот «молчаливый» патруль, похоже, меняет свой статус и приступает к активным действиям.

Флагман Российского Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» покинул Севастополь и взял курс на турецкие проливы. Вечером 27 сентября крейсер должен был прибыть к берегам Сирии, где он возглавит морскую группировку в составе СКР «Ладный» и «Сметливый», ракетного катера Р-109, БДК «Саратов», а также ряда вспомогательных кораблей и судов.

С 30 сентября по 7 октября это соединение будет проводить маневры в нейтральных водах между островом Кипр и Тартусом. Из пресс-релиза МО РФ: «Экипажи российских кораблей отработают вопросы организации противолодочной, противовоздушной и противокорабельной обороны, поисково-спасательных действий, а также тренировки по связи и оказанию помощи экипажам кораблей и летательных аппаратов, терпящих бедствие в море».

Это означает, что с 30 сентября по 7 октября 2015 года приличный кусок Средиземного моря между Кипром и Тартусом будет объявлен опасным для мореплавания в связи с проведением маневров. В этот промежуток времени ни один корабль или самолет, кроме российских, не сможет приблизиться к Тартусу с запада, не рискуя получить в борт снаряд или ракету. С последующим укоризненным «А мы вас предупреждали!», сказанным, разумеется, по-русски.

Де-факто перед нами — морская блокада восточного Средиземноморья. Зачем России понадобилось сейчас вешать на него «замок» — очередной вопрос, не имеющий пока внятного ответа. Можно лишь предполагать, что в указанный выше промежуток времени в Сирии может произойти что-то такое, что, по мнению Москвы, должно избежать любого постороннего вмешательства со стороны моря.

Идем дальше.


Турецкий гамбит

Если допустить появление в Сирии российской военной авиации, то первыми странами, которые должны были бы на это отреагировать, являются Турция и Израиль. Ну, и как они? Отреагировали?

Вполне отреагировали.

Турция в «сирийском вопросе» имеет свой серьезный интерес. Этот член НАТО никогда не уставал вставлять шпильки в бок России в виде, например, публичных высказываний о сочувствии крымским татарам. С другой стороны, Турция живет в том числе за счет российского туризма, а тут еще и «Турецкий поток» замаячил… В общем, Турция оказалась в ситуации непростого выбора: как реагировать на слухи о российских «Су» в Сирии?

Заявлений по этому поводу Анкара пока не делала. Но если мы обратимся к сведениям, проскальзывающим на европейских интернет-форумах, то придем к выводу: Турция выбор всё же сделала. Она ограничила полеты военной авиации в приграничной зоне с Сирией и начала вывод из той же зоны комплексов ПВО Patriot. Подобные действия не делаются за «просто так». Москве надо будет чем-то расплатиться с Анкарой за ее нейтралитет. Одного «Турецкого потока» тут будет маловато.

Судя по активизации действий МИД России в урегулировании Кипрского конфликта, что было озвучено 27 сентября 2015 года представителем МИД РФ Марией Захаровой, можно догадаться, где РФ способна выразить Турции свою «благодарность».

Израиль нервничает

А вот реакция Израиля на историю с неподтвержденным появлением в Сирии крупного военного контингента РФ оказалась куда ярче и заметнее турецкой.

Израильское издание Ynetnews первым подхватило сообщение турецких BGN News о российских истребителях в Сирии. Вслед за этим средства массовой информации Израиля захлестнул вал сообщений, всячески подогревающих интерес к сирийской теме. Что, в общем-то, и не удивительно. Для Израиля Сирия — это, можно сказать, исторически сложившаяся «головная боль». Которая лишь усилилась с известием, что помощь режиму Асада стала оказывать «Хезболла».

Накал страстей в израильских СМИ в эти недели нарастал на глазах. ITON.TV сообщало о конвейере из российских Ил-76, выгружающих на сирийскую землю груды ПТУР «Корнет», которые, с благословения Асада, якобы немедленно передаются шиитским боевикам «Хезболлы». DEBKA пошла еще дальше, раструбив о будто бы имевшей место крупной победе над отрядами ИГ сирийского спецназа и российской 810-й бригады морской пехоты (!) к востоку от Алеппо.

Когда Тель-Авив окончательно «утонул» в этом цунами слухов (или, напротив, получил точные данные о происходящем в Сирии), премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху принял решение посетить Москву.

21 сентября состоялась встреча Нетаньяху с Путиным, по результатам которой «была достигнута договоренность об обмене информацией по Сирии». Попутно появились сведения, что 5 октября сего года планируется встреча на уровне министров обороны РФ и Израиля для координации совместных действий в Сирии. Впрочем, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков на просьбу прокомментировать этот факт уклонился от конкретики: «Встреча группы — это тема, которая касается Министерства обороны, и подтверждение даты самого факта встречи получать нужно там».

Срочный визит премьер-министра Израиля в Москву, положительная оценка им переговоров с Владимиром Путиным, не говоря уж о планах создания военной контактной группы Россия—Израиль, доказывают, что наша страна вынашивает самые серьезные планы в отношении Сирии. А также, что эти планы в данном конкретном случае нашли понимание со стороны Тель-Авива.

К слову, 25 сентября 2015 года информационной «бомбой» поделился со своими зрителями американский телеканал Fox News, сообщивший, что Россия, Сирия и Иран создают в Багдаде штаб для координации действий против ИГ. Описывая прибытие военнослужащих РФ в Багдад, один высокопоставленный американский чиновник заявил, что «они появляются повсюду». Реакция российского посольства в Ираке последовала незамедлительно. «Первый раз об этом слышим», — заявили в диппредставительстве. А на следующий день, 26 сентября 2015 года, российский INTERFAX опубликовал сообщение, окончательно всех запутавшее. Якобы Россия, Сирия, Ирак и Иран… на самом деле договорились создать в Багдаде информационный центр для организации борьбы с «Исламским государством».

Чего Россия может добиться?

Вопрос пятый: если в Тартусе и под Латакией действительно всё обстоит так, как описывают иностранные СМИ, то чего конкретно способна добиться Россия силами этой своей группировки?

Если мы вернемся к нашему ответу на вопрос №3, то заметим явный военно-воздушный «уклон» российской гипотетической группировки в Сирии. Что дает нам вполне четкий сигнал — именно военная авиация должна стать главным фактором воздействия Москвы на ситуацию в Сирии. Для появления такой гипотезы есть достаточное количество предпосылок.

Состав антиасадовских сил в Сирии весьма разнообразен. Помимо отрядов «Свободной армии Сирии» (ССА) против Асада, но и не вместе с ССА действуют группировки «Лива ат-Таухид», «Фронт ан-Нусра» и те же отряды ИГ. Все эти силы по-разному организованы, подчиняются разным командирам, но имеют одну общую черту — уязвимость своих тылов от ударов с воздуха. Районы дислокации, склады с оружием и боеприпасами, автоколонны снабжения, центры командования и связи — всё это отличные цели для современных ВВС.

Увы, но устаревшая и изрядно потрепанная за годы гражданской войны матчасть сирийских военно-воздушных сил термину «современная» не соответствует. Равно как этому термину не соответствует и подготовка личного состава сирийских ВВС. Совсем другое дело — ВВС России, которые вполне могут сказать свое «веское слово» в Сирии.

Особенно — в той конфигурации, на которой настаивает Stratfor. И особенно — с учетом отсутствия на данный момент у противников Асада чего-то более серьезного в плане ПВО, чем старые модификации ПЗРК и малокалиберные зенитные установки.

Наличие в составе предполагаемой группировки ВВС России в Bassel Al-assad не только боевых вертолетов, но также штурмовиков, фронтовых бомбардировщиков и многоцелевых истребителей (боевой радиус действия последних — до 1500 км) указывает, что в зону досягаемости этой группировки попадет вся территория Сирии, а если понадобится, то и территория Ирака.

Активные боевые действия гипотетической российской воздушной группировки в Сирии могут не только переломить ход гражданской войны в пользу Асада, но послужат и серьезным сдерживающим фактором для возможных дальнейших действий США по дестабилизации Ближнего Востока. Также подобная операция (в случае ее успешности) значительно усилит международные позиции РФ, превратив нашу страну в лидера международной антитеррористической коалиции.

Кроме того можно надеяться, что в случае разрушения экономического базиса ИГ — контрафактной нефтеторговли — с помощью авиаударов России удастся, ко всему прочему, поднять цены на «черное золото».

Однако давайте перестанем заранее праздновать победу над ИГ. Во-первых, Россия еще официально не подтвердила ни факта присутствия своего крупного воинского контингента на территории Сирии, ни готовности использовать его в прямых боевых действиях против противников режима Башара Асада. А во-вторых, надо задуматься и об оборотной стороне подобных действий РФ.

Ввяжемся, а что дальше?

И здесь встает вопрос шестой: что еще нас ждет, если Россия действительно вступит в вооруженный конфликт на территории Сирии?

Это очень непростой вопрос. Вернее — целая россыпь вопросов. Вот, некоторые из них.

Как отреагирует российское общественное мнение на втягивание России в вооруженный конфликт на Ближнем Востоке? И прежде всего, как на это отреагирует российское общественное мнение на фоне декларируемого Кремлем невмешательства в военные действия в Донбассе?

Скажем, в блоге Игоря Коротченко, главного редактора журнала «Национальная оборона», почти 92% опрошенных выступают «за» начало Россией бомбежек в Сирии. Но как изменится ситуация после первого сбитого в сирийском небе российского самолета? А после второго? — войны без потерь ведь не бывает. А после третьего, или первой отрубленной головы российского пилота, попавшего в руки боевиков ИГ?

Как отреагируют на вступление в сирийскую гражданскую войну России на стороне Асада страны, доселе всячески поддерживавшие антиасадовскую оппозицию?

Смогут ли войска Асада при поддержке российских ВВС добиться перелома в гражданской войне или, хотя бы, «замораживания» конфликта?

Сможет ли Россия удержаться от втягивания своих сухопутных войск в наземные операции против сил, противостоящих Асаду?

Не приведет ли вступление России в конфликт на территории Сирии к волне терактов, организованной ячейками ИГ на территории самой России?

Как скажутся на действиях России не согласованные с ней и правительством Асада «антитеррористические» операции других европейских стран? Например, таких, как Франция, в воскресенье 27 сентября 2015 года демонстративно нанесшей свой первый авиаудар по позициям ИГ в Сирии?

Тысяча и один вопрос. И все они на данный момент остаются без ответа, поскольку нет ответа главного — официального подтверждения Россией присутствия контингента своих Вооруженных сил на территории Сирии. Без этой отправной точки нам не вырваться из плена предположений.

Значит, ждем момента истины 28 сентября 2015 года в 12:00 по нью-йоркскому времени. Благо ждать осталось совсем недолго.

Андрей Союстов

Просмотров: 4130
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как создать стиль русской избы или русской усадьбы в интерьере своего дома Славяно-Арийские Веды. Полное собрание Негативное влияние телевизора на человека Флаг и герб Тартарии Древний Герб Беловодья В Антарктиде учёными обнаружены пирамиды, по возрасту многократно превосходящие Египетские