Русская Правда

Русская Правда: информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Политические новости Украины, России и мира за сегодня, которые несут Правду для вас!

"Мирный" протест с камнями в Минске. ОМОН объяснил, почему перешёл на резиновые пули и газ Политические новости от 21 октября 2020 (7529) Глобальная смута. Зачем проводят операцию «Пандемия» Политические новости от 19 октября 2020 (7529)
Новости Сегодня
Реклама
Новости Партнеров

"Русский народ этого не примет". Что показали рассекреченные стенограммы переговоров Путина и Клинтона

На сайте электронной библиотеки 42-го президента США Билла Клинтона опубликованы стенограммы его переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным.

Точнее, они были опубликованы еще в прошлом году, но обратили на них внимание только сейчас. Не исключено, что это такой информационный ответ на публикацию разговоров Порошенко и Байдена.

Сами записи датированы 1999 и 2000 годом. 

Темы разговоров касаются гибели подводной лодки "Курск", бывшего президента Югославии Слободана Милошевича, Чечни, санкций в отношении Ирана и других вопросов.

Большинство из документов ранее имели гриф "Секретно", поэтому могут пролить свет на некоторые вопросы мировой и внутренней политики. 

Но главное уже можно вычленить. Путин на заре своего прихода к власти был во многом прозападным политиком и советовался с американцами по ключевым вопросам, считая Вашингтон своим партнером. 

О чем говорили Клинтон с Путиным в отдельных эпизодах. И почему российский лидер через несколько лет поменял свою риторику, а отношения Москвы и Вашингтона перешли в статус новой холодной войны. 

Путин о катастрофе "Курска" 

Разговор о гибели подлодки "Курск" между Путиным и Клинтоном состоялся 6 сентября 2000 года в президентском номере гостиницы Waldorf Astoria в Нью-Йорке - спустя почти месяц после трагедии (12 августа 2000 года атомный подводный крейсер К-141 "Курск" потерпел крушение в Баренцевом море, погибли 118 человек). 

Клинтон: Соболезную вам из-за всего, что вы пережили с потерей "Курска". Когда что-то подобное происходит, люди во всем мире отождествляют себя с жертвами и их семьями, но я представил себя на вашем месте. Вам, должно быть, пришлось столкнуться с критикой в свой адрес. Так бывает всегда. После Оклахома-Сити (теракт 1995 года в США - Ред.) многие спрашивали, было ли здание должным образом защищено и не пустили ли мы террористов в страну. Так что сердцем я был и с людьми на дне моря, и со всеми остальными тоже.

Путин: Здесь для меня не было хорошего выбора. Я оказался между плохим и худшим вариантами. Мне говорили, что если бы я сразу спустил туда маленькую подводную лодку и хотя бы попытался спасти парней, мои рейтинги выросли бы. Нельзя допускать нечто подобное ради пиара. Нужно уделять первоочередное внимание фактическому спасению людей. Я ценю вашу искреннюю поддержку. Как это ни странно, опросы, проведенные впоследствии, на самом деле показали, что инцидент не повлиял на мое положение. Но я очень боюсь, что нечто подобное может повториться.

Клинтон: Сейчас мы работаем в другой среде. Если в Москве взрываются дома, это так, как будто [беда] происходит с нашими родственниками. Или когда люди в Мозамбике из-за наводнения вынуждены спасаться на деревьях... Во многих смыслах это хорошо. Это напоминает нам, что другие - тоже люди. После этого труднее ненавидеть. Но иногда из-за этого лидеру становится сложнее поступать правильно, потому что это порождает сильные чувства. 

Путин: Мы чувствовали себя бессильными во время всей этой катастрофы. Теперь похоже, что весь экипаж погиб в течение 60 или 90 секунд. Мы не могли сказать родственникам, но в корпусе была пробоина шириной около 2 метров, которая затопила первые три секции лодки. Я даже не знаю, как мы можем вытащить тела. В этих водах много трески, и на костях может не остаться плоти. Мы пытались притормозить всю эту шумиху, но некоторые люди странные, и они просто продолжали подпитывать ее. Это просто факт жизни. 

катастрофа подводной лодки Курск 12 августа 2000 года

Клинтон просил Путина помочь с уходом Милошевича

Телефонный разговор, во время которого Клинтон попросил Путина уговорить Слободана Милошевича уйти с должности главы Югославии, состоялся в конце сентября 2000 года. То есть уже после американских бомбежек этой балканской страны. И перевыборов президента, на которых в Сербии побеждал оппозиционный кандидат Воислав Коштуница. 

Учитывая, что Милошевич власть не отдавал, американцы запросили содействия Москвы. 

Клинтон: Я знаю, что это трудный и деликатный момент, но я просто хотел сказать, как мне кажется, поскольку практически все признают тот факт, что оппозиция выиграла выборы (в Югославии - Ред.), и теперь они против второго тура голосования, потому что считают, что это дает Милошевичу возможность манипулировать голосованием и, возможно, создать нестабильность в Черногории (там прошли отдельные выборы президента - Ред.). Я думаю, что лучше всего попытаться заставить Милошевича уйти, но я думаю, что вы единственный человек, который может это сделать.

Я знаю, что это сложная ситуация для вас, но я бы посоветовал вам сделать это, чтобы вы отправили ему личное сообщение, а не публичное, убеждая его в том, что вы хотите, чтобы он ушел, и ясно давая понять, что Россия поддерживает волю югославского народа. Я думаю, вам следует сказать это публично. Мне кажется, у нас есть выбор между насильственным и мирным переходом. Единственная страна в мире, которая может сыграть в этом решающую роль, - это Россия, потому что они знают, что им нужно будет обратиться к вам после того, как все это закончится, чтобы продолжить поддерживать прочные отношения".

В ответ на это Путин заявил, что Коштуница отказывается встречаться в Белграде с представителями РФ. При том что это добавило бы ему от 5 до 8 процентов голосов избирателей.

"У него стопроцентный шанс на победу. У Милошевича останется только один шанс - фальсификация результатов выборов", - тем не менее признал российкий лидер.

Судя по стенограмме, еще ранее, в сентябре 1999 года, будучи премьером России, Путин так говорил Клинтону про Милошевича: "Думаю, что судьба миллионов людей важнее судьбы одного человека. Впрочем, наши позиции в отношении этого человека практически совпадают. По нашей оценке, он не вел себя должным образом".

30 сентября 2000 года во время телефонного разговора Путин и Клинтон обсудили, что делать с Милошевичем после отстранения от власти. Путин не хотел допустить приезда Милошевича в Россию и предложил оставить его в Сербии или отправить в Америку.

Клинтон: "…Я хочу задать вам другой вопрос. Как мы собираемся вытащить его оттуда?"

Путин: "Вы имеете в виду - убрать его?"

Клинтон: "Да, он боится уйти с поста?"

Путин: "Думаю, я могу перекинуться с ним парой слов и сказать, что международное сообщество не имеет ничего против него и не будет предпринимать никаких действий. Но я хотел бы обсудить это позже и думаю, что нужно еще раз объяснить это ему" (на самом деле после поражения на выборах Милошевич оказался узником Гаагского трибунала и умер в тюрьме без приговора суда - Ред.).

Клинтон: "Но сможет ли он остаться в Сербии? Отпустят ли они его куда-нибудь еще?"

Путин: "Я думаю, лучше бы он оставался в Сербии".

Клинтон: "Да, я тоже, но просто не знаю, какая там обстановка".

Путин: "Честно говоря, я не знаю, но, может быть, он захочет уехать. Это возможный шаг с его стороны, но я не знаю. Нам такой подарок не нужен. Почему бы нам не отправить его в Америку?"

Клинтон: "Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Дайте мне подумать об этом".

Слободан Милошевич

Как видим, Путин обещал помочь Штатам уговорить Милошевича уйти - даже после того, как НАТО бомбило Белград. Это говорит о том, что отношения со Штатами для Кремля были на тот момент гораздо важнее. При этом нужно отметить, что Путин говорил Клинтону о гарантиях безопасности для Милошевича, которых Запад по итогу не дал. 

Как Клинтон советовал Путину перестать стрелять в Чечне

В 1999 году на встрече в Осло Клинтон и премьер-министр РФ Путин обсудили войну в Чечне. Лидер США заявил, что обеспокоен гуманитарной катастрофой мирного населения во время наступления российских войск и ждал от России мирного разрешения конфликта. Также он посоветовал навести мосты с кем-то из чеченских сепаратистов. 

То есть, по сути, американцы пытались остановить российскую военную операцию в Чечне, которая закончилась зачисткой республики от радикальных исламистов и восстановлением там российского суверенитета. 

Судя по ответам Путина - он не намерен прекращать войну с боевиками, но пытается не портить отношения с американцами. И обещает им то, о чем они просят. 

Клинтон: "Хочу высказать несколько наблюдений по Чечне. Я слышал, как вы об этом говорили, и много думаю об этом. Я считаю, что важно защищать свой суверенитет, территориальную целостность и противостоять терроризму. Но если цена приведет к крупным жертвам среди гражданского населения, это слишком высокая цена, и она вызовет международную критику. Кроме того, я не знаю, сработает ли такая стратегия, потому что она может настроить простых людей в Чечне против вас. Люди часто делают сравнения, которые не всегда уместны, но я, как американец, знаю, что цена конфликта может быть настолько высока, что она того не стоит и что ее нельзя поддерживать. Жесткие вопросы международного сообщества задают не потому, что люди любят чеченцев. Нет широкого движения в поддержку независимости Чечни. Но нужно сочетать политическую стратегию с военной стратегией. Меня беспокоят все те люди, которые затронуты конфликтом... Меня беспокоят жертвы среди гражданского населения и гуманитарные потери. Я также обеспокоен тем, что Россия потеряет поддержку со стороны международного сообщества. Я надеюсь, что вы найдете [в Чечне] хоть какого-то партнера по переговорам или, возможно, обратитесь к посреднику вроде ОБСЕ. 

... я призываю вас решить, что вы можете сделать. Я старался не говорить публично о Чечне, и я пытался поддержать вас в вашей борьбе с терроризмом. Но вам нужна параллельная политическая стратегия, в которой вы говорите: "Вот что мы собираемся делать в дополнение к военным действиям"... Без политической стратегии вы получите худшее из обоих миров - люди умрут, а вы не преуспеете в прекращении конфликта".

Путин: "Я думаю, вы согласитесь со мной, что не в интересах США иметь экстремистское государство между Черным и Каспийским морями. Я надеюсь, что смогу рассчитывать на поддержку США. Нас беспокоит и гуманитарная ситуация. Но чтобы вы поняли, уважаемый господин президент, вам необходимо знать, что мы приняли 700 тысяч человек из Чечни с конца прошлого года. 200 000 русских и 500 000 чеченцев. Все они уехали из Чечни, и мы их приняли. Я снова скажу вам конфиденциально в этом зале, что под нашей защитой находится семья президента Чечни Масхадова. Этого никто не знает. Они находятся в одном из лагерей беженцев... Некоторое время назад Масхадов обратился к нам за помощью в ликвидации банд террористов в Чечне. Теперь он говорит о другом. Ситуация очень сложная, но мы разберемся с ней. Если мы сможем сделать это вместе, потерь будет меньше. 

Экстремисты совершили очень большую ошибку. Если бы они не напали на Россию (речь о рейде Басаева в Дагестан - Ред.), все бы продолжалось в прежнем состоянии. Я побывал в освобожденных районах северной Чечни и встретился там с чеченскими старейшинами. Три года им не платили, не получали пенсии. Два с половиной года школы не открывались. Первое, что они спросили у меня, было: "Ты ведь не бросишь нас?". Конечно, мы хотим, чтобы Чечня осталась в составе Российской Федерации. Это хороший совет с вашей стороны, чтобы начать диалог. Мы постараемся обеспечить местную автономию, дать им контроль над своими школами и провести выборы в будущем. Но мы должны уничтожить террористов на их базах. Иностранные журналисты сочувственно отзываются о повстанцах, но они находятся в опасности. Недавно забрали французского журналиста. Его мучают каждый день и снимают это на видео; теперь они хотят выкуп. Чечня достигла состояния полной анархии; это наносит ущерб населению. Мы понимаем гуманитарный вопрос. Мы хотим работать с международным сообществом. Часть продовольственной помощи США идет в Дагестан и Чечню". 

Клинтон: "Каким вы видите разрешение этого конфликта?" 

Путин: "По Чечне вопрос в том, как мы сокрушим эту базу терроризма, но с минимальными потерями... У нас есть прочная военная стратегия. Мы будем атаковать районы с террористами. Но не вести переговоры с террористами. Русский народ этого никогда не примет..."

Секретарь Олбрайт: "Мы бы тоже очень расстроились, если бы пережили террористические взрывы в нашей стране. Но, похоже, здесь есть две отдельные проблемы, и это может помочь разделить то, как вы с ними справляетесь. Одна из них - это проблема терроризма и то, как вы на это реагируете. Другая - гуманитарная проблема, особенно сейчас, когда перемещенные лица не могут пересечь границу. Мы не можем поддержать вас, поскольку вы все глубже и глубже проникаете на территорию Чечни, и гуманитарная проблема усугубляется. Нужно что-то делать по гуманитарному вопросу и наладить политический диалог". 

Путин: "Я согласен, что нам нужно найти партнера, но я не знаю, как мы это сделать". 

Клинтон: "Думаю, вам нужно... Этот конфликт может быть выгоден вам дома, но не на международном уровне. Критика продолжает расти. По моему опыту, политика и реальность в конечном итоге совпадают, и вы должны помнить об этом. Так что я надеюсь, что вы найдете кого-то, с кем можно будет разобраться прямо, и сократите жертвы среди гражданского населения". 

Путин: "Согласен. Можно ли сказать, что у нас есть общая позиция в стратегии? "

Клинтон: "Вы поставили меня в затруднительное положение. Что, если будет еще одна атака, где вы обстреливаете мирных жителей? Как я могу сказать, что согласен с этим? Можно сказать, что мы согласны с необходимостью поиска политического решения и понимаем необходимость борьбы с террористами. Мне нравится идея свержения террористов, если их можно разделить. В конце концов, вам нужно найти какое-то решение, которое не подрывает вашу территориальную целостность". 

Путин: "Вы понимаете, что мы не можем сидеть сложа руки и должны преследовать террористов там, где они есть.... Массовых бомбардировок не будет... У нас идет здоровая военная операция. Слушайте то, что вам говорит ЦРУ, а не то, что говорят бандиты. Да, мы сделали несколько ошибок. Наши летчики поразили наших людей на нашей территории. Но мы согласны с принципом диалога, который вы предлагаете, и работаем над этим". 

От дружбы до холодной войны с Западом. Эволюция Путина

Как видим, Владимир Путин образца 1999-2000 года - это достаточно прозападный политик, который во многих вопросах ведет себя как "младший" брат США. Например, в вопросе с Милошевичем. 

С другой стороны, по вопросам, которые для России были принципиальными (например, по войне в Чечне), Путин хоть и выслушивал вежливо наставления и замечания американских лидеров и даже обещал "подумать" над ними, но на практике делал то, что считал нужным. 

Но в целом из переговоров можно сделать вывод, что портить отношения с Вашингтоном Путин тогда не собирался. Что было в общем-то понятно: Москва находилась тогда в зависимости от западных кредитов (в других стенограммах Клинтон говорит, что будет рекомендовать МВФ продолжать работу с Россией).

Правда, при этом Путин даже в самый сложный для России период не общался с Клинтоном как Порошенко с Байденом - сама беседа шла на равных, пусть американский президент и выступал в роли "советчика" и "старшего товарища".

Еще более теплые отношения связывали Путина с преемником Клинтона - Джорджем Бушем. Особенно после террористической атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, когда США и Россия начали взаимодействовать в борьбе против талибов и "Аль-Каиды". 

В то же время, начиная с 2004 года, отношения России и Запада стали быстро ухудшаться. 

В этом году расширился на восток блок НАТО, который впервые вобрал три бывшие союзные республики - Прибалтику. При этом предложение Путина принять в НАТО и Россию было отвергнуто еще при Клинтоне. 

В том же 2004 году в Украине произошел поддержанный Штатами первый майдан. Который поставил под угрозу пребывание Черноморского флота РФ в Крыму и вызвал первые проблемы с транзитом российского газа в Европу в начале 2006 года. 

К тому же началась кампания за вступление Украины в НАТО. 

С этих пор отношения Запада и России начинают стремительно охладевать. Уже на следующий год президент России заявляет, что распад СССР стал "крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века". После этой фразы Запад начал обвинять Путина в реваншизме. 

Но он в долгу не остался. В 2007 году Путин произносит свою знаменитую "Мюнхенскую речь", где обвинил США во вмешательстве в дела других стран и попытке насаждения однополярной модели мира. Но эта модель, по словам Путина в Мюнхене, "неприемлема и невозможна". И ничего из попытки США установить мировое господство не выйдет.

Настоящие, а не словесные баталии развернулись уже на следующий год в Грузии. Поддержанный американцами бросок грузинской армии на Южную Осетию вызвал войну 08.08.08, в которую вступили российские войска и нанесли поражение грузинам. После чего Москва признала независимость отколовшихся от Грузии территорий - Абхазии и Южной Осетии. 

С тех пор отношения Запада и Москвы покатились под горку - несмотря на то, что формальные атрибуты дипломатии сохранялись. А окончательные признаки новой "холодной войны" оформились после событий 2014 года в Украине - когда США поддержали свержение Януковича, после чего Россия аннексировала Крым и поддержала сепаратистов на Донбассе. 

То есть понятно, что вызвало разворот Путина на 180 градусов от США и Запада - экспансия НАТО к границам РФ и смена правящих элит в приграничных с Россией государствах. Из нейтральных или лояльных они становились резко антироссийскими.

В итоге последние иллюзии о том, что с американцами можно договориться, у россиян в принципе исчезли.

Параллельно начал оформляться геополитический союз Москвы с Пекином. И попытки присоединить к этому антиамериканскому альянсу Европу, которые длятся до сих пор и являются сегодня главным нервом мировой политики.

Виктория Венк


Просмотров: 902
Загрузка...
Рекомендуем почитать
Загрузка...
Новости Партнеров



Популярные новости
Несколько предсказаний о будущем России Кто построил Змиевы валы? Православие - древняя ведическая традиция Старинные русские меры веса и площади Как русская королева Франции Анна Ярославна французов мыться научила Растление - оружие геноцида