Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Эксперты: почему России невыгоден распад Евросоюза Желто-голубизм — эпидемия «Такое не прощают». Что в США готовят для Украины Распад империи: как старая элита начала борьбу против Трампа
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Русский обличитель майдаунов

205 лет со дня рождения великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя исполнилось 1 апреля 2014 года. СМИ как-то дружно проигнорировали юбилей. А между тем, Гоголь ведь является нашим стратегическим оружием против "свидомства" на Украине. Смех Гоголя над смех над чванством и безумием укронационализма.

Так уж получилось, что Николай Васильевич, по воле Божией, умел лицезреть, то, что иным было закрыто для очей. И сие увиденное составляло суть поведения людей, разных людей: от грешников и до праведников. И неслучайно Н.В.Гоголь родился в Великий пост и отошел ко Господу тоже в Великий пост. Великий пост как бы обнажает грехи и печали о них, но и предваряет надежду на победную песнь и радость Пасхи.

Н.В. Гоголя можно назвать "человеком поста". Поэтому последующие писатели (считавшие его своим наставником) вряд ли по-настоящему освоили гоголевское литературное наследие. Они взяли у Гоголя морализаторство, обличение и сатиру, но проигнорировали понимание высочайшего чувство личного покаяния.

Творчество Николая Васильевича ныне стало актуальным как никогда. Посмотрим на политическую и бытовую сферы жизни и обнаружим рядом с собою, да и в самих себе и чичиковых, и земляник, и городничих. Впрочем, и более страшные герои, спрыгнувшие со страниц гоголевских произведений, шествуют по городам и весям России, Франции и других государств. А особенно по несчастной Украине…

И прав был Василий Розанов обнаруживший суть кошмара и написавший эти строки: "Добчинского, если б он жил в более "граждански-развитую эпоху", — и представить нельзя иначе, как журналистом, или, еще правильнее — стоящим во главе "литературно-политического" журнала; а Ноздрев писал бы у него передовицы... Это — в тихое время; в бурное — Добчинский бегал бы с прокламациями, а Ноздрев был бы "за Родичева". И, кто знает, вдвоем не совершили ли бы они переворота. "Не боги горшки обжигают"... Ни для кого так не легко сжечь Рим, как для Добчинского. Катилина задумается. Манилов — пожалеет; Собакевич — не поворотится; но Добчинский поспешит со всех ног: "Боже! Да ведь Рим только и ждал меня, а я именно и родился, чтобы сжечь Рим: смотри, публика, и запоминай мое имя".

Добчинский и Бобчинский из "Ревизора", казалось бы, два недотепы, и являются самыми жуткими отблесками безо́бразного человечества.

Предложат Добчинскому XXI века стать содомитом и тот с радостью согласится: "О, это модно и прогрессивно!", и отправится с "радужным" флажком на очередной гей-парад… И уж, наверняка, Бобчинский не откажется продвинуть ювенальную юстицию: "Научные методы воспитания детей не предполагают террора родителей!" А уж на Майдане бобчинские-добчинские развернулись вовсю. Прыгали перед телекамерами и вопили: "Кто не скачет, тот москаль!"

Бобчинский — истинный облик "Правого сектора". Да и г-н Аваков напоминает и внешне, и духовно Добчинского.

Вот вам и "смотри, публика, и запоминай мое имя!"

Бобчинский-Добчинский ныне просунулись везде, где имеется хоть минимальная возможность для карьеры и дурной славы. Они проповедуют на каждом углу семь смертных грехов, тотально поразивших через массовую культуру, человеческий род. Эгоизм и требование безмерного комфорта поднимаются над несчастным обществом в виде туманного призрака. И плутают люди в сем мареве…

Гордость соблазняет. Реклама вопит: "Я этого достойна!" И жесточайший индивидуализм поражает мозг. Ради того, чтобы какой-нибудь президент США выиграл выборы, легко развязываются войны-бойни. Ради того, чтобы господин потребитель вылакал новую банку с энергетическим напитком, отравляются реки. Ради того, чтобы кто-то купил стодесятый автомобиль, рабочим недоплачивают зарплату. И все делается под маркой превозношения над "лохами" и "анчоусами".

Лихоимство растет и процветает. По сути, существование цивилизации завязано на нем. Банковский процент — обыкновенное ростовщичество. Акционерные общества — прибыль за счет того же. А крупнейшие западные страны открыто жируют, грабя природные ресурсы Азии и Латинской Америки. И, естественно, находятся тысячи добчинских, рассуждающих о неправильном устройстве экономики государств "Третьего мира", предлагая рецепты по "оздоровлению" от МВФ (с сокращением и так небольших социальных выплат, умерщвлением медицины и системы просвещения).

Во след за гордость и лихоимством спешит смертный грех блуда. На телеэкранах и в Интернет проповедуется "свободная" любовь, а сайты забиты порнографией. И даже в рекламном ролике про известную марку духов, девушка для того, чтобы их использовать, зачем-то раздевается до исподнего. Парламенты Европы уже объявили гомосексуализм нормой, на очереди легализация педофилии, зоофилии и некрофилии.

Одним словом, целомудрие перебрасывается в раздел мракобесия, а блуд оправдывается как правило жизни обывателя.

Зависть. Грех, проистекающий от гордыни. Бобчинский ведь смертельно завидовал и городничему, и Хлестакову. Ползет зависть по планете Земля сейчас. Культ "звезд" проистекает из зависти. Многочисленные разборы в СМИ скандалов съедаются потребителем "на ура". А главное здесь в том, что никто не может быть чистым и без нравственной порчи. "Я грешу, значит, и все грешат!" — вещает новый Добчинский. Евромайдан тоже начинался с зависти. Тупой зависти!

А куда деться современной цивилизации от плотоугодия? По ТВ-каналам маршируют строем передачи с единственной темой — "Как ублажить брюхо". Родители перекармливают детей в сытых мегаполисах США или Франции. Но даже вегетарианство проходит по разделу плотоугодия. Вегетарианская пища часто стоит гораздо дороже, чем "мясоедческая". Вегетарианские рестораны щеголяют друг перед другом массой экзотических блюд, формируя обжорство по-вегетариански…

Однако и в ином угождают плоти. Пластические операции, ведь направлены на гордость своим обликом, своим телом. То, что даровано Богом, уже не устраивает. Добчинскому необходимо омоложение. И вес бы сбросить. Но полегче, желательно. И покупаются БАДы и химические препараты…

Памятозлобие. Не исчезало и не исчезнет в нехристианском обществе. Судебные иски валятся как снежный ком, например, в США. За неправильные вопли кошки под соседским окном, за плач ребенка в неурочное ночное время, за мимолетный косой взгляд… Скоро начнутся судебные процессы, видимо, и за неверное дыхание и обувь не той расцветки, раздражающей кого-нибудь.

И из памятозлобия выклюнулся терроризм. Из этого же греха вырвались демоны погромов в "оранжевых" революциях в Египте и Ливии. Памятозлобие тянет за собою убийство и кровавые расправы по всей Украине над инакомыслящими.

Впрочем, даже при проведении объявленных якобы демократических выборов памятозлобие выливается в речах кандидатов в президенты "Незалежной". Памятозлобием пронизана псевдоукраинская национальность сверху и донизу…

Казалось бы, в преуспевающих странах нет места смертному греху уныния. Но почему количество самоубийств не падает? Почему такие дифирамбы слагаются прессой во имя эвтаназии? Почему люди убегают в наркотические мифы? Грубый материализм заполонил цивилизацию. Осталось только "будем есть и пить, ибо завтра умрем!" (см. Ис 22, 13).

Смысл жизни и бытия всего потерян. Запад изгнал христианство и остался с пустою душою. И носит свои грехи, подобно погонщикам, таскающим ослов на спине, из рисунка Франсиско Гойя. Тоже навязывается и России. Бобчинские-добчинские наступают по всем фронтам. Но им противостоит наша Церковь. Она и их зовет к покаянию и спасению, зовет к Господу нашему Иисусу Христу. К Евангелию. Это отлично понимал Николай Васильевич Гоголь

и звал к сему, столь любимый писателем, святитель Тихон Задонский: "Христианине! что сынам века сего зеркало, тое да будет нам Евангелие и непорочное житие Христово. Они посматривают в зеркала и исправляют тело свое и пороки на лице очищают… Предложим убо и мы пред душевными нашими очами чистое сие зеркало и посмотрим в тое: сообразно ли наше житие житию Христову?"…

Приближается тихими шагами великий праздник посреди поста — Благовещение Пресвятой Богородицы. И как же не вспомнить здесь строки из стихотворения православного поэта — иеромонаха Романа (Матюшина):

  • "Пускай по мне злорадствуют в аду,
    И жар геенны душу обжигает.
    К Святей Твоей иконе припаду,
    Моя Отроковице Преблагая!"


***

Гоголь один из первых малороссов, распознавших пагубу украинства, когда оно начиналось еще в форме невинного украинофильства. Примечательны слова слова Н.В.Гоголя, сказанные им за четыре месяца до кончины московскому профессору, тоже малороссу О.М.Бодянскому, разделявшему страстную любовь Н.В.Гоголя к родной земле, к украинской народной песне, но особо превозносившего Т.Г.Шевченко и противоставлявшего его творчество русскому. 

На что Гоголь ответил, что Шевченко идеологически совратили поляки, и добавил: "Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня язык Пушкина… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, нетленная поэзия правды, добра и красоты. ...

Русский и малоросс это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно. … Всякий, пишущий теперь, должен думать не о розни. Он должен прежде всего поставить себя перед лицо Того, кто дал нам вечное человеческое слово…"" 

Гоголь провидец, он прозревал новую Россию, настоящую, еще непроявленную, сужденную в будущем, и воплотившую по новому в конце времен идеал Святой Руси. Сам Гоголь созидал такую Русь. Приводим потрясающие слова о нем, сказанные Александром Блоком.

*

АЛЕКСАНДР БЛОК: ДИТЯ ГОГОЛЯ

Если бы сейчас среди нас жил Гоголь, мы относились бы к нему так же, как большинство его современников: с жутью, с беспокойством и, вероятно, с неприязнью: непобедимой внутренней тревогой заражает этот, единственный в своем роде, человек: угрюмый, востроносый, с пронзительными глазами, больной и мнительный.

Источник этой тревоги — творческая мука, которою была жизнь Гоголя. Отрекшийся от прелести мира и от женской любви, человек этот сам, как женщина, носил под сердцем плод: существо, мрачно сосредоточенное и безучастное ко всему, кроме одного; не существо, не человек почти, а как бы один обнаженный слух, отверстый лишь для того, чтобы слышать медленные движения, потягивания ребенка.

Едва ли встреча с Гоголем могла быть милой, приятельской встречей: в нем можно было легко почувствовать старого врага; душа его гляделась в другую душу мутными очами старого мира; отшатнуться от него было легко. Только способный к восприятию нового в высшей мере мог различить в нем новый, нерожденный мир, который надлежало Гоголю явить людям. Заглянувшему в новый мир Гоголя, верно надолго "становился как-то скучным разумный возраст человека".

Когда Гоголь говорил в "Портрете" о какой-то черте, до которой художника "доводит высшее познание искусства и, через которую шагнув, он уже похищает несоздаваемое трудом человека, вырывает что-то живое из жизни"; когда Гоголь мучился, бессильный создать желаемое, и годами переписывал свои творения, безжалостно уничтожая гениальное, бросая на середине то, что для нас неоцененно и лишь для его художнической воли сомнительно; когда Гоголь мечтал о "великих трудах" и звал "пободрствовать своего гения"; когда он слушал все одну, отдаленную и разрастающуюся, музыку души своей — бубенцы тройки и вопли скрипок на фоне однообразно звенящей струны (об этой музыке — и в "Портрете", и в "Сорочинской ярмарке", и в "Записках сумасшедшего", и в "Мертвых душах"); когда, замышляя какую-то несозданную драму, мечтал Гоголь "осветить ее всю минувшим... обвить разгулом, казачком и всем раздольем воли... и в поток речей неугасимой страсти, и в беспечность забубённых веков"; — тогда уже знал Гоголь сквозь все тревоги, что радость и раздирающая мука творчества суждены ему неизбежно.

Так женщина знает с неизбежностью, что ребенок родится, но что она будет кричать от боли, дорогой ценою платя за радость рождения нового существа.

Перед неизбежностью родов, перед появлением нового существа содрогался Гоголь; как у русалки, чернела в его душе "черная точка". Он знал, что сам он — ничто, сравнительно со своим творением; что он — только несчастный сумасшедший рядом с тем величием, которое ему снится. — "Спасите меня! Возьмите меня!" — кричит замученный Поприщин; это крик самого Гоголя, которого схватила творческая мука.

"Спасите меня! Возьмите меня! Дайте мне тройку быстрых, как вихорь, коней! Садись, мой ямщик, звени, мой колокольчик, взвейтеся, кони, и несите меня с этого света! Далее, далее, чтобы не видно было ничего, ничего! Вон небо клубится передо мною; звездочка сверкает вдали; лес несется с темными деревьями имесяцем; сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане... вон и русские избы виднеются. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном? Матушка, спаси твоего бедного сына!"

Так влечет к себе Гоголя новая родина, синяя даль, в бреду рождения снящаяся Россия.

"Русь! Русь!.. Какая непостижимая, тайная сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается неумолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? — Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами?"

Чего она хочет? — Родиться, быть. Какая связь между ним и ею? — Связь творца с творением, матери с ребенком.

Та самая Русь, о которой кричали и пели кругом славянофилы, как корибанты, заглушая крики Матери Бога; она-то сверкнула Гоголю, как ослепительное видение, в кратком творческом сне. Она далась ему в красоте и музыке, в свисте ветра и в полете бешеной тройки. "У, какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль!.. Русь! куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух".

Что изменило ослепительное видение Гоголя в действительной жизни? Ничего. Здесь — осталась прежняя, хомяковская, "недостойная избранья" Россия:

  • В судах черна неправдой черной
    И игом рабства клеймена.

Там сверкнуло чудесное видение. Как перед весною разрываются иногда влажные тучи, открывая особенно крупные, точно новорожденные и омытые звезды, так разорвалась перед Гоголем непроницаемая завеса дней его мученической жизни; а с нею вместе — завеса вековых российских буден; открылась, омытая весенней влагой, синяя бездна, "незнакомая земле даль", будущая Россия. Точь-в-точь как в "Страшной мести": "За Киевом показалось неслыханное чудо: вдруг стало видимо далеко во все концы света. Вдали засинел Лиман, за Лиманом разливалось Черное море. Бывалые люди узнали и Крым, горою подымавшийся из моря, и болотный Сиваш. По левую руку видна была земля Галичская". Еще дальше — Карпаты, "с которых век не сходит снег, а тучи пристают и ночуют там".

Такая Россия явилась только в красоте, как в сказке, зримая духовным очам. Вслед за Гоголем снится она и нам. Он же, первый приподнявший завесу, за дерзкое свое прозрение изведал все унижение тоски и серую всероссийскую мразь; не выдержав "очерствения жизни", глухой "могилы повсюду", Гоголь сломился. Перед смертью он кричал что-то о "лестнице"; до того вещественно было у него представление о какой-то спасительной лестнице, выбрасываемой из небесного окна, по которой можно "взлететь" в синюю бездну, виденную когда-то в творческом сне.

В полете на воссоединение с целым, в музыке мирового оркестра, в звоне струн и бубенцов, в свисте ветра, в визге скрипок — родилось дитя Гоголя. Этого ребенка назвал он Россией. Она глядит на нас из синей бездны будущего и зовет туда. Во что она вырастет, — не знаем; как назовем ее, — не знаем.

Чем безлюдней, чем зеленее кладбище, тем громче песня соловья в березовых ветвях над могилами. Все кончается, только музыка не умирает. "Если же и музыка нас покинет, что будет тогда с нашим миром?" — спрашивал "украинский соловей" Гоголь. Нет, музыка нас не покинет.

Март 1909

Александр Гончаров

Просмотров: 722
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Спасибо - слово паразит Что за слово такое, Индия, а также о венедах, антах, скифах и прочих славянах Надпись на древнерусском языке на южной стене притвора внутри пирамиды Унаса Коляда, Корочун - праздник новолетия у славян Как создать стиль русской избы или русской усадьбы в интерьере своего дома Победа Славян над Китаем и Сотворение Мира 7500 лет назад