Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» Контратака зачисткой: Порошенко и вальцманоиды тупо хотят удержаться у корыта Порошенко откровенно послали: США выдали лицензию на его отстрел В Киеве возрождают проект «Новороссия»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Щупальца ИГИЛ обхватили Кавказ

В России набирает силу террористическое подполье

В Дагестане за сутки террористическое подполье совершило два нападения на сотрудников полиции. Вечером 29 марта прогремело три взрыва, погиб полицейский из Красноярска, двое было ранены. Днем 30 марта взорвался автомобиль у контроль-пропускного пункта, погиб полицейский. Ответственность за первый теракт взяло на себя «Исламское государство». *

Вечером 29 марта перед колонной МВД недалеко от аэродрома Уйгаш по дороге из Махачкалы в Каспийск сработало три фугаса общей мощностью восемь килограммов в тротилом эквиваленте. Взрыв 30 марта произошел в Табасаранском районе.

Пока никто не взял ответственности за последний теракт. Но вместе с совершенным у Уйгаша это уже четвертый случай за последние семь месяцев, когда ответственность берет ИГИЛ.

Напомним, 15 февраля произошел подрыв автомобиля около села Джемикент Дербентского района, погибли двое полицейских. 30 декабря прошлого года боевики обстреляли людей около крепости Нарын-Кала, тогда один человек погиб и 11 были ранены. 2 сентября 2015 года было совершено нападение на военные казармы близ села Магарамкент в Южном Дагестане. Все эти преступления ИГИЛ приписал себе.

Несколько лет назад от рук террористов на Северном Кавказе погибали десятки человек ежемесячно. Самыми «горячими» регионами были Дагестан и Ингушетия. Отдельные теракты происходили в Чечне и Кабардино-Балкарии. Потом активность подполья пошла на убыль, и многие подумали, что с терроризмом на Кавказе почти удалось расправиться. Сейчас же видно, что проблема ушла на новый «виток».

И к этому есть несколько вполне объективных предпосылок. Во-первых, не исчезла социальная база террористического подполья. Огромное социальное расслоение, высокая коррупция, безработица по-прежнему остаются актуальными для Северного Кавказа. Во-вторых, по всему миру прошел процесс объединения разрозненных групп под знаменем ИГИЛ. Отдельные банды теперь связаны в единую сеть. В-третьих, не смогли поймать и привлечь к ответственности всех вербовщиков террористов, экстремистские идеи продолжают пропагандировать в некоторых мечетях, среди местных жителей находятся сочувствующие.

— Я несколько лет назад предполагал нынешнее развитие событий, среди молодежи действительно экстремистские идеи пользуются некоторой популярностью, — говорит председатель движения «Дагестан — территория мира и развития» Аббас Кебедов.

— Проблема в том, что власть не очень хорошо разбирается в различных религиозных течениях, кто действительно поддерживает террористов, а кто не имеет к ним отношения. Проблема терроризма была изгнана с повестки дня, но корни у нее остались. Когда я был членом правительственной Комиссии по адаптации бывших боевиков, то предлагал комплексный подход к решению проблемы. Государство должно принять специальную программу, привлечь различных специалистов — социологов, философов, психологов. В работе должны принимать участие общественные организации. Но такой проект никто не поддержал, комплексного подхода до сих пор нет.

Террористическое подполье будет разрастаться, потому что грамотно с ним не борются. Религиозные деятели тоже оказались вне профилактической работы, часто показывали свою безграмотность. А против терроризма должны бороться все, включая общественников и местные органы власти.

— В чём корень проблемы?

— Государство должно жить по закону. Не может быть такого, чтобы местные власти, олигархи подминали всё под себя, а народ сидел в нищете бесправный.

Стоит учитывать, что на контртеррористические операции тратятся огромные средства. Появилась особая «каста», которая живет на этом. Деньги тратятся не на развитие государства и не на работу с обществом, а лишь на силовые операции. Я как-то видел, что высокопоставленный правоохранитель обнимал «бородача» и говорил: «Ты — причина моей хорошей жизни, что нас не сократили, здоровья тебе». Есть проблемы, которые созданы во многом искусственно, а потом на ее решение тратятся деньги.

Кто связан с терроризмом, должны быть наказаны по закону. Но нельзя вместе с одним виноватым хватать и невиновных, как это часто происходит. Есть случаи несправедливо наказанных. Люди просто теряются. Несправедливость порождает только несправедливость.

 — Можно быть недовольным властью, но не присягать террористическим структурам.

— Мне иногда кажется, что людей будто загоняют на этот путь. Ко мне недавно пришел молодой человек. Он рассказал, что в течение месяца его останавливали пять раз, держали по несколько часов, оказывали на него психологическое давление. И этот парень уже не знает, куда деваться. И сколько таких по всему Дагестану? Очень много. Людей будто специально доводят.

Борьбу надо вести с терроризмом, а не с обществом.

— Но в Дагестане действительно много мечетей, где пропагандируют экстремизм.

— Такая проблема существует. Но именно за счет действий властей эта проблема не исчезает, а постоянно подпитывается. На мой взгляд, можно было бы снять все вопросы в течение месяца, но этого не делают.

Общество состоит из разных людей, есть и радикалы. Но для того и законы, чтобы пресекать их деятельность. Законными средствами! Однако среди правоохранителей немало тех, кто как раз закон нарушает. Любой преступник должен быть пойман и наказан, тут нет сомнений. Но ведь этого не происходит. Преступников могут отпустить, а простых людей, у которых нет возможности себя защитить, — посадить. И вот эта несправедливость заставляет людей отходить от общепринятых норм.

Что касается мечетей, то власти плохо разбираются в религиозных течениях. Есть слова «салафиты», «ваххабизм», но что это, никто не знает толком. Есть салафитские мечети, которые друг с другом несовместимы. В религиозные вопросы не могут лезть полицейские, заходить в мечеть и давать свою оценку, кто и как молится. Но надо смотреть не на то, как кто молится, а кто нарушает закон.

Сейчас можно закрыть все салафитские мечети. Но, на мой взгляд, этим можно только загнать проблему вглубь, а потом она вылезет. Мечети, где есть призывы к экстремизму, необходимо закрывать. Но у нас так не делают, четких формулировок нет.

Я — патриот страны. Я жил в Советском Союзе, и очень переживаю за развал этого великого государства. И не хочу, чтобы так же развалилась Россия. В нашей республике живет много народов, они хотят жить мирно.

— За последние три года мы видели снижение активности террористического подполья. На мой взгляд, это было связано с отъездом потенциальных террористов на Ближний Восток. По разным подсчетам, из Дагестана уехало около тысячи человек. Но в Сирии войска Асада при поддержке России достигли значительных успехов. И у меня есть подозрение, что какие-то боевики сейчас решили вернуться, — замечает профессор Дагестанского государственного университета Мустафа Билалов.

 — Есть же еще пропагандисты экстремизма, которые вербуют в подполье.

— Некоторые мечети у нас закрыты, некоторые взяты под контроль. Эта проблема есть, обсуждается людьми и освещается в прессе.

Что касается социальной почвы, то остается на устрашающем уровне коррупция. С другой стороны, есть и позитивная динамика в экономике. Буквально на днях открыли два промышленных предприятия, на которых создали большое количество рабочих мест.

 — Возможно ли победить террористическое подполье?

— Силой точно ничего не решить. Даже в Сирии силовой фактор не главный. Можно уничтожить ИГИЛ, но вместо него появится что-то другое. Необходимо думать о каком-то концептуальном подходе к проблеме терроризма.

Сама проблема вызвана в целом столкновением ценностей Востока и Запада. Конкретнее, столкновением либеральных ценностей и консерватизма. Эти вопросы надо решать очень тонко. К сожалению, современная политология и политики этим не озабочены. Так что воевать с террористами, по всей видимости, мы будем еще долго.

— Сейчас в России большинство террористов связаны с ИГИЛ, — обращает внимание заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ Роман Силантьев.

— Кто ранее входил в другие террористические организации, сегодня приняли присягу ИГИЛ. И большинство терактов совершается ими. ИГИЛ становится самой опасной террористической организацией в стране. Ранее был «Имарат Кавказ» **, «Хизб ут-Тахрир» ***, отдельные банды. Сейчас разнообразие минимально, осталось одно «Исламское государство». Поэтому любой теракт на территории России можно автоматически считать игиловским.

Да, есть боевики ИГИЛ у нас. Есть немалое количество сочувствующих, их постоянно отлавливают в мечетях. Поэтому проблема будет существовать.

— В чем причина, что у террористов находятся сочувствующие?

— ИГИЛ — это классическая ваххабитско-салафитская организация. ИГИЛ — это квинтэссенция ваххабизма, в самом чистом виде. И ваххабиты рано или поздно начинают сочувствовать ИГИЛ. Хотя есть и недружественные ИГИЛ организации, к примеру, «Джебхат ан-Нусра». **** Но с точки зрения российского законодательства, между ними нет разницы. Все они признаны террористическими организациями и запрещены в России.

Ваххабитские мечети хорошо известны и остаются в Дагестане главными поставщиками боевиков. Ваххабитские мечети в Ингушетии — главные поставщики боевиков в Ингушетии. Есть ваххабитские мечети в других частях России, они тоже вербуют людей.

Дело в том, что ваххабизм у нас не запрещен. Делались попытки его запретить, но не получилось. Соответственно, ваххабитские мечети закрывать нельзя. Хотя иногда правоохранительные органы набираются сил, и им это удается. К примеру, на Урале разогнали несколько общин, даже снесли одну мечеть. А в Дагестане местные власти боятся митингов ваххабитов. Непростая ситуация складывается в Ингушетии, где ваххабитов тоже терпят. Но терпеть их — крайне вредно для безопасности.

  — Как долго проблема терроризма будет актуальна для Северного Кавказа?

— Полностью решить проблему невозможно, можно только ее ограничить какими-то рамками. В принципе, эти рамки уже существуют. Пока есть страны, которые ваххабизм продвигают, проблема будет сохраняться.

Андрей Иванов

Просмотров: 728
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Защита фамильного рода Немецкий танкист о войне и героизме русских солдат ЗаКон - это За Кон Мавро Орбини - историк, который писал правду о русах Православие - древняя ведическая традиция Как осуществляется геноцид русского населения