Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Россию должны были потрясти 10 терактов Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Что сделает Россия с остатками Украины. И почему Трибунал по бывшей Украине
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

США поставили крест на дружбе с Россией. Но его предпочли «не заметить»

Военная операция в Сирии — это очередная и неудачная попытка Кремля войти в список друзей Запада и добиться смягчения санкций в отношении российских олигархов и отдельных секторов экономики. Ни о какой победе над мировым терроризмом, пожалуй, уже не стоит и вспоминать. Предлагая свою руку и военную помощь антиИГИЛовской коалиции стран, Москва вместо преференций получила очередной удар не только по собственному самолюбию, но и по престижу и безопасности всей страны.

Президент США Барак Обама в своём недавнем обращении к нации, аналогичном посланию Владимира Путина к Совету Федерации, не упомянул Россию в качестве «друга и союзника» в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». Это произошло на фоне очередных призывов Владимира Путина к более тесному сотрудничеству между Москвой и Вашингтоном, которые с завидной регулярностью тиражируются в официальных масс-медиа.



«Нужно отбросить все споры и расхождения, создать один мощный кулак, единый антитеррористический фронт, который будет действовать на основе международного права и под эгидой Организации Объединенных Наций», — заявил Путин. Впрочем, Запад не услышал, как и многочисленные предыдущие обращения лидера РФ.

В сентябре 2015 года, накануне начала военной операции РФ в Сирии, в интервью американским СМИ Владимир Путин подчеркивал: «Мы предлагаем сотрудничество и странам региона, мы пытаемся создать некую координационную структуру. Я лично проинформировал об этом президента Турции, короля Иордании, Саудовскую Аравию. Мы проинформировали об этом и Соединённые Штаты Америки, и господин Керри… имел обстоятельную беседу на этот счёт с нашим министром иностранных дел господином Лавровым, ну и военные наши в контакте между собой обсуждают эту тему. Мы будем рады, если мы найдём общую платформу для совместных действий против террористов».

    Если бы США, Турция, Иордания, Саудовская Аравия имели общую стратегию с Россией, то уже давно её включили бы в список партнёров по борьбе с ИГИЛ. Но Обама и Путин занимают прямо противоположные позиции во внутрисирийском конфликте. Кремль поддерживает Башара Асада, в то время как Белый дом не видит политического решения кризиса без отставки нынешнего президента Сирии и продолжает давление на Москву.

Оно связано, кроме прочего, с «непослушанием» последней в вопросе Крыма и Донбасса. Хотя, если учесть, что после прошлогодних высоких тонов Владимир Путин стал проявлять заинтересованность не только в вопросе возвращения восставших республик под юрисдикцию Киева, но и в помощи Украине со стороны МВФ, Штаты должны были бы помочь президенту РФ вернуть влияние и выйти из международной изоляции. Но не делают этого. И не сделают впредь.

Почему? Как и прописано в Стратегии национальной безопасности США, «для эффективного лидерства в мире, переживающем значительные политические изменения, Соединенные Штаты должны следовать своим ценностям дома наравне с продвижением универсальных ценностей за рубежом. В последние годы многие из угроз нашей безопасности появились из-за деятельности авторитарных стран по борьбе с противостоящими им демократическими силами — начиная от кризиса из-за российской агрессии на Украине и заканчивая появлением ИГИЛ в сирийской гражданской войне». Иными словами — любые действия России за пределами очерченной границами 1991 года территории в США рассматриваются исключительно как угроза их безопасности. И эти угрозы американцы начинают ликвидировать уже на «дальних подступах».

Глава «V. Международный прядок» вышеупомянутой стратегии гласит: «Российская агрессия на Украине ясно продемонстрировала, что Европейская безопасность и международные правила и нормы не могут противодействовать территориальной агрессии. В качестве ответа мы запустили международную кампанию по поддержке украинского народа в выборе собственного пути развития их демократии и экономики. Мы морально поддерживаем наших союзников, выполняя свои обязательства в отношении безопасности и повышения оперативности с помощью обучения и учений, а также через активное присутствие в Центральной и Восточной Европе для сдерживания российской агрессии. Сюда же будет включено наше сотрудничество с Европой по вопросам энергетической безопасности как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Мы будем поддерживать таких партнеров, как Грузия, Молдова и Украина, чтобы они могли лучше взаимодействовать с США и НАТО, а также обеспечивать свою собственную безопасность. И мы будем продолжать увеличивать затраты России с помощью наложения новых санкций и использования других средств и правды в условиях борьбы с Московской лживой пропагандой. Мы будем сдерживать агрессию России, внимательно следить за ее стратегическими возможностями и помогать нашим союзникам и партнерам противостоять российскому насилию в течение длительного времени, если будет необходимо».

Аналогичные нормы содержит и Национальная военная стратегия США, сменившая предыдущую версию, принятую в 2011 году. Это не только ключевой официальный документ для исполнения в вооруженных силах и государственных структурах США, но и доктрина, предъявленная всему миру. Россия в ней, в частности, угодила в список «ревизионистских государств», государств-противников США.

Есть пропагандистские манипуляции в исполнении руководителей государств и их должностных лиц, но есть и стратегические документы, отклонение от которых для должностных лиц страны в принципе невозможно. «В случае атаки на США или кого-либо из их союзников, ВС США вместе с союзниками и партнерами будут перебрасывать силы в разные регионы для решительной победы над противником с помощью вынуждения его к прекращению боевых действий либо создания ситуации, когда противник не способен продолжать агрессивные действия», — говорится в военной Стретегии США, и лидеры этой страны, свободно рассматривающие всю планету в качестве собственной вотчины, действуют, не отклоняясь от провозглашённых нормативов.

Что касается путинской России, то она по-прежнему пытается балансировать, высказывать озабоченности, обеспокоенности и сожаления по поводу агрессивной политики США и их «конфронтационном настрое, лишенном какого-либо объективизма по отношению к нашей стране, причем в долгосрочной перспективе», как об этом заявил пресс-секретарь Президента РФ Д. Песков. Отсюда вывод: у России отсутствует независимая внешняя политика и нет чёткой линии стратегического поведения даже на территориях, входящих сотни лет в орбиту России и населённых соотечественниками.

Нужно заметить, что никакой Крым или Донбасс не напугали ни Европу, ни США, несмотря на угрозы Обамы «заставить Россию дорого заплатить». Никто, кроме заказных кремлёвских клипмейкеров, не планировал втянуть Россию в третью мировую войну на Украине, абсолютно чуждой для Запада и этнически и ментально. По большому счёту, Украина для Запада никогда не представляла собой какого-то отдельного от русского этноса и не была большим раздражителем на мировых рынках. Цель была одна, о ней ясно высказался в июне минувшего года один из американских «ястребов» З. Бжезинский: «Главная задача — не допустить ввода российских войск на Украину». И эта цель была достигнута минским протоколом.

Какую угрозу гипотетическое возрождение России может представлять для могучей Америки, которая с такой остервенелостью, порой превосходящей идеологические штампы периоды «холодной войны», набрасывается на все мирные и партнёрские инициативы Москвы? Несмотря на возросший и сопоставимый с американским ракетно-ядерный потенциал, после развала СССР современная Россия не является прямым экономическим конкурентом США и ЕС. В условиях гарантированного взаимного уничтожения не может быть и речи об обмене ядерными ударами.

Причину тут стоит искать несколько в иной плоскости — американско-китайских отношений. Китай, который стал вровень с США, в достаточно близкой перспективе готов совершить рывок и полностью вытеснить мирового гегемона с лидирующих позиций и подорвать его финансово-экономическое лидерство и влияние. Китай, несмотря на мировой кризис, стремительно прогрессирует. Поднебесная действительно ведёт независимую от США внешнюю политику. Поэтому Китай последовательно и расчётливо вслед за Россией, Ираном и Северной Кореей включён в список стран, создающих, согласно военной стратегии США, «серьезные проблемы безопасности». Кроме того, Поднебесная названа главным геополитическим соперником США, о чём в сентябре заявил Барак Обама.

Но каким образом американские корпорации могут добраться до Китая и ввергнуть его в кризис, как они это сделали с Россией?

    Разгадка этого вопроса кроется, пожалуй, в том пристальном информационном внимании и риторике, проявляемой Вашингтоном к России в последние 3–4 года. Как и многие ранее свергнутые правители, Путина подают мировой общественности олицетворением зла, тираном, недоговороспособным диктатором. Каковым два года назад «рисовали» Януковича. Конфликт России и Китая Белый Дом, вероятнее всего, планирует организовать по сценарию Майдана и дальнейшей гибридной войны между Украиной и Россией. То, что несколько лет назад выглядело совершенно невозможным, смотрелось как нелепый сон — сегодня приобретает реальные очертания.

Вот цитата из «военной стратегии США»: «Одной из частей такой работы международного сообщества является наша приверженность обязательствам взаимодействия со всеми нациями по приобщению к нашим ценностям, распространению прозрачности и сокращению возможностей совершить просчет. Таким образом, мы продолжаем инвестировать в существенные военные отношения с Китаем и мы сохраняем готовность взаимодействовать с Россией в областях общих интересов, но в то же время стимулируем обе нации к мирному разрешению их споров в соответствии с международным законодательством». Весьма показательный момент, свидетельствующий о желании США поучаствовать в урегулировании спора между Россией и Китаем. Которого сейчас нет, но он заложен в стратегический документ.

    США филигранно плетут свою мировую паутину геополитических интриг и планируют продолжение серии цветных революций и провокаций со сменой лидеров в евразийском регионе, включая и Россию, но при сохранении в Кремле того же либерально-олигархического режима. Западу не нужна уничтоженная Россия, ему она нужна воюющая, к тому же против основного экономического конкурента Штатов. Россия должна исполнять ту же самую роль, которую сегодня исполняет Украина против неё. Вот откуда твёрдость в позиции США, не допускающих излишних «вольностей» Кремля.

Чтобы понять, насколько легко Россию провоцируют на конфликты, достаточно взглянуть на историю торговой войны с Турцией. Ещё вчера мы были партнёрами и друзьями, и вот уже — враги. При этом пропаганда успешно фиксирует эти отношения в умах миллионов россиян. Острословы уже шутят, что вчера нам было велено ненавидеть Украину, сегодня Турцию, а кого нужно будет ненавидеть завтра — расскажет телевидение.

Наивный гражданин, конечно же, поддастся на широко тиражируемые клиповые призывы сплотиться вокруг лидера, чтобы противостоять внешней угрозе и не дать втянуть Россию в большую войну. Что может означать усиление централизации и ужесточение режима, но при этом — неизменность курса, выбранного Президентом РФ и его командой. То есть курса, по которому Россию фактически ведут и сопровождают западные партнёры. Тревожит ли Запад подобное поведение российского общества? Вряд ли.

Достаточно посмотреть на пример гитлеровской Германии, чтобы увидеть некоторую аналогию с днём сегодняшним, и где также была объявлена мобилизация под знамёна лидера. Увязшая в нескольких локальных конфликтах и поддерживающая ультра-правые движения в соседних странах Германия, вступила в схватку со стремительно развивающимся СССР. При этом англо-саксонцы поддерживали обе стороны до того момента, когда итог битвы был предрешён, а победитель известен. Лишь после этого был открыт второй фронт. Германию не уничтожили, но она была расчленена и попала под внешнее управление США, под которым находится до сих пор, а СССР в течение десятилетий восстанавливал разрушенный войной промышленно-экономический комплекс и вынужден был кормить необходимый для обороноспособности государства социалистический «пояс безопасности».

    Какие риски угодить в апокалиптический сценарий у России? Во-первых, это незакрытый крымский конфликт. Во-вторых, военное противостояние в Донбассе, в котором Запад также обвиняет Россию. Минский протокол в данном случае имеет лишь формальное значение, если взять во внимание непрекращающиеся обстрелы Донецка и Горловки и наращивание военных сил Украиной по всей линии соприкосновения, захват населённых пунктов в буферной зоне. В-третьих, для президента Путина ставки в Сирии, объясняющиеся больше внутриполитическими и рейтинговыми соображениями, намного выше, чем для Обамы. Поэтому глубокое вовлечение в наземную войну в Сирии гораздо вероятнее для Москвы, чем для Вашингтона. Сюда же можно приплюсовать замороженный конфликт в Приднестровье и подогреваемая СМИ русско-турецкая война.

Какие шаги предпринимает руководство страны, чтобы избежать втягивания её в сценарий Запада? Оно объявляет тотальную борьбу с терроризмом, по-прежнему работая на внутреннюю публику, и отводя взоры общественности от нарастающих внутренних и внешних проблем. 11 октября 2015 года Президент Владимир Путин сказал, что «терроризм угрожает многим странам региона, и в первую очередь радикалы могут напасть на Россию и исламские страны». Его слова подтвердил замглавы МИД РФ по вопросам противодействия терроризму Олег Сыромолотов: «Без таких наших ударов, своевременных и безупречно легитимных, опасность ИГ продолжала бы стремительно расти и в итоге пришла бы в Россию. Такое развитие событий мы в настоящее время эффективно купируем».

Впрочем, можно ли эту войну с терроризмом назвать тотальной, а не выборочной, на потребу дня? Если бы это была борьба, а не её имитация, то она началась бы ещё в минувшем году в Новороссии против террористов запрещённой в РФ экстремистской организации «Правый сектор». Его, к слову, называют украинским аналогом ИГИЛ.

    Происходят парадоксальные вещи. ИГИЛ — запрещённая в РФ организация. Такая же, как и украинский «Правый сектор». Чтобы ИГИЛ не пришёл в РФ, мы с военным контингентом ступаем на сирийскую землю. А чтобы «Правый сектор» не пришёл в РФ, мы не только не вводим контингент фактически через формальную границу, но и отводим от неё войска. При этом демонстрируя представителям ОБСЕ своё миролюбие к украинским террористам. Чтобы ИГИЛ не пришёл в РФ (как было сказано — там воюют россияне) мы наносим с Каспия ракетный удар по объектам инфраструктуры террористов в Сирии. Чтобы «Правый сектор не пришёл в РФ» (в котором также находятся граждане России) мы заставляем ополченцев Донбасса отвести вооружение от линии соприкосновения.

К слову, ИГИЛ угрожал России лишь гипотетически и даже по словам Путина не представлял угрозы. А «Правый сектор» поклялся уничтожить Россию, терроризирует и убивает русский народ уже второй год. Какие-то абсолютно алогичные подходы к борьбе с террористами! В такой «борьбе» вряд ли найдёшь союзников и друзей. Тем более в стане тех, кто заведомо объявил тебя недругом. А ведь подобная практика двойных стандартов наблюдается во многих направлениях российской политики, которая по факту становится угрозой уже для самого российского народа. Даже сейчас, когда российское общество необходимо честно и открыто, ударными темпами, готовить к сложнейшим экономическим, социальным и, возможно, военным испытаниям, государевы мужи занялись общенациональным самообманом и мобилизацией народа не во спасение Родины и её обороны, а во имя рейтинга главного лица и сплочения вокруг него.

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Просмотров: 1567
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Почему люди стареют? Аленький цветочек Уход Радомира или как на самом деле был казнен Иисус? Что такое кон? Символы Славян и Ариев Новая Сербия в Российской империи