Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Саакашвили объявил о начале свержения Порошенко Почему Украина никому не нужна Страны исчезнувшие в 20 веке Грузины гонят Порошенко вон из Украины
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

США: стратегия управления глобальным миром

Вашингтонская хаотизация Большого Ближнего Востока, обострение и эскалация в азиатско-тихоокеанском регионе, активное давление на Российскую Федерацию, антитрамповская война внутри американских элит. Всё это звенья одной цепи, одной войны трех главных геополитических центров силы. Каковы союзы в этой борьбе? На чьей стороне выступает Поднебесная? Почему Пекин — не в фокусе американского давления, и в связи с чем вся агрессия США направлена исключительно против нас?

До начала двухтысячных годов Китай не рассматривался Соединенными Штатами как потенциальная конкурентная угроза. США прекрасно понимали, что развитие этой страны неразрывно связано с пятью национальными столпами экономического роста: стратегией постоянного наращивания промышленных производств, дешевыми трудовыми ресурсами, внешними рынками сбыта, иностранными технологиями и импортным сырьем для генерации всего производственного процесса.

Большую часть этих экономических драйверов Вашингтон был в состоянии контролировать, а в дальнейшем, по подсчетам западных аналитиков, замедления темпов роста КНР в ближайшие десятилетия было бы вполне достаточно для того, чтобы к 2030 году не дать ей обогнать США по ключевым экономическим показателям, а, значит, и не позволить достичь существенного перевода структуры национальной экономики на замкнутый цикл. В этом случае сотни миллионов китайцев, уровень благосостояния которых к тому моменту мог бы быть кардинально увеличен, не смогут создать нужного объема внутреннего спроса, и, следовательно, Америка не утратит возможности по внешнему влиянию на политику и экономику страны.

Так, по данным главного партийного рупора КНР — газеты «Жэньминь жибао», к 2020-му году процент среднего класса в стране должен был составлять порядка 30% от общего числа населения и именно для нивелирования подобного сценарии элиты США и разработали несколько приемлемых методик. Однако именно из-за их количества, около 17 лет назад, в американском истеблишменте и произошел грандиозный раскол мнений.

Часть элит находящаяся в то время у непосредственной власти (транснациональные элиты США — представители частных корпораций, банков и иных финансовых структур, исповедующих политику открытой глобализации) предлагала оставить все как есть. Они утверждали, что развитие Пекина происходит за счет потребления им колоссальных объемов энергии и недр, и, следовательно, совершенно не обязательно лишаться отличного дохода и разрушать созданную «фабрику мира», а необходимо лишь отрезать Китай от внешних энергоресурсов и рынков сбыта не контролируемых США. В этом случае, зависимость КНР от Америки сохранится, а ее темпы роста будут нивелированы в нужных для Вашингтона пределах.

Противоположная часть элит — национальная закулиса, была кардинально против такой повестки «дня», утверждая, что у такой дорожной карты слишком много потенциальных рисков, а возможные прибыли никак не оправдывают делегирование Китаю возможности развиваться без сопротивления. К тому же, как они утверждали, жесткий сценарий экономической конфронтации в какой-то момент всё равно придется инициировать, и в этом случае осуществлять перенос производств обратно в США, вести войну с искусственным занижением курса юаня, а также нивелировать военное могущество развившейся конкурентной страны, будет значительно сложнее.

Позиции сторон были равными, но в тот период, на волне экономического роста генерируемого распадом СССР, транснациональные элиты были на коне политической ситуации, и их сценарий победил. Перенос производств в Китай продолжился, корпорации США зарабатывали сверхприбыли, торговля не прекратилась, а внешняя американская политика полностью сосредоточилась на изоляции Пекина от всех внешних ресурсных и энергетических «продавцов».

Национальные элиты оказались в меньшинстве, но и они не слишком сопротивлялись проводимому процессу, поскольку понимали, что других возможностей для развития емкого внутреннего рынка к 2030 году, кроме как наращивания экспортно-ориентированной экономики, у Китая не было, а единственной на тот момент сверхдержавой были только они.

Ближний Восток: ключевая точка сдерживания Китая

В двухтысячных годах Россия рассматривалась миром исключительно как продукт для разделения и распродажи. Поэтому стратегия США в отношении нашей страны была элементарной: создать абсолютное военное превосходство в области неконвенционального, ракетного и морского вооружения, сместить власть нового президента под внешним и внутренним давлением и провести сланцевую революцию добив страну демпингом цен на энергоносители.

Тогда это казалась абсолютно осуществимым, и потому в отношении России США не испытывали существенных опасений. Ввиду этого, основным неподконтрольным источником колоссальных сырьевых ресурсов Вашингтон считал исключительно Ближний Восток. Причем в таких странах как Ливия, Сирия, Ирак и прочие государства региона, недра были национализированы, а это априори мешало транснациональным западным корпорациям скупать их для получения управляемости.

В среднем мир потребляет порядка девяти миллиардов кубометров газа в день и около девяноста миллионов баррелей нефти в сутки. Девяносто миллионов баррелей — это девяносто миллионов бочек по сто пятьдесят девять литров каждая, львиную долю из которых потребляет Китай. Нефть и газ неравномерно распределены по планете и главной заправкой мировой экономики по праву считается Ближний Восток и Персидский залив. Таким образом, вопрос энергии, геополитики, мира и войны оказался напрямую связан с этим маленьким географическим регионом. Разумеется, такая зависимость китайской и мировой экономик от энергосырья, порождала огромный спрос, а, соответственно, и заманчивые предложения. В связи с чем США в их игре за мировое господство сочли нецелесообразным полагаться на одну только лояльность подконтрольных проамериканских марионеток и решили, что лучшие гарантии управляемости даст только всеобщая ближневосточная война.

Причину для начала конфликта найти было не сложно, проблема состояла лишь в том, какая именно болевая точка региона будет использована для цепной реакции создаваемого хаоса. Наиболее удобным методом, оказался извечный религиозный конфликт Ближнего Востока, а именно глубинные разногласия, существующие между суннитами и шиитами. Всё, что необходимо было для его инициации — это разрушение того шаткого равновесия, которое исторически сложилось в регионе по целевому вопросу. Последовало американское вторжение в Ирак.

После падения Ирака, цепная реакция распространялась далее, и тлеющий конфликт между шиитским миром во главе Ираном и суннитской частью во главе с Саудовской Аравией предсказуемо запылал.

Для контролируемости процесса, в период иракской интервенции, США купили или взяли в плен большую часть иракского генералитета, вместе с существенной долей командного состава армии. В дальнейшем все эти люди оказались в различных военных тюрьмах. А спустя еще некоторое время весь цвет иракского генералитета, по большей части прошедший отличную советскую офицерскую школу, «совершенно неожиданно» и почти в полном составе «бежал» из мест лишения свободы. В дальнейшем, результатом этого события стало появление на Ближнем Востоке будущего руководства запрещенного в России ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Позже, уже под предлогом «борьбы с терроризмом», Вашингтон продолжил наращивание своего регионального присутствия, и в 2011 году в составе сил НАТО превратил в руины Ливию. Колоссальные и битком набитые советские склады вооружения «растеклись» по всему Ближнему Востоку, а четко структурированный командный состав ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), для которого странами Персидского залива уже были открыты щедрые линии денежного и комплектующего финансирования, получил масштабное пополнение.

К этому моменту у ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) появилось не только высокотехнологичное оборудование, но и собственные многочисленные съемочные бригады, вербовщики, представители, агентурные сети и такие разведывательные данные, которые без внешнего участия у них появиться не могло. Так началось победное шествие этой террористической организации по всему ближневосточному региону, с подключением к процессу прочих аффилированных структур.

Китай по итогам этого вторжения остался без многомиллиардных контрактов на недра Ливии. Россия, по мнению Запада, всё еще была контролируема, а ресурсная база черной Африки и так плотно курировалась европейскими и американскими корпорациями (где точно так же, как и на Ближнем Востоке, поддерживались очаги кровопролитных воин, распрей и напряженности). Процесс отторжения Китая от мировых энергоресурсов пошагово продолжался, разрушение Ближнего Востока развивалось по плану, а аппетиты США росли. Теперь, новым этапом ближневосточной стратегии, направленным уже против остального мира, являлось трансформирование подконтрольных террористических и «оппозиционных» формирований в полноценные боевые объединения.

Причина для этого была проста и состояла в том, что для поддержания постоянного единоличного господства, США было жизненно необходимо оставаться единственной страной на планете, которая в экономическом, техническом и научном плане развивалась бы непрерывно. В двадцатом веке для этих целей были организованы две мировые войны, многочисленные революции и конфликты, в которых конкуренты США периодически вдалбливали друг в друга в каменный век.

Но с появлением в результате Второй мировой войны ядерного оружия ситуация изменилась, и в последние 72 года ни одного масштабного конфликта в мире не происходило. В итоге, Китай планомерно развивается уже несколько десятилетий, Европа более полувека, и даже Россия, под диким прессингом и постоянным саботажем, тем не менее, тоже упорно двигается вперед последние 17 лет. Оказалось, что в условиях мирного сосуществования США удержать свое доминирование не в состоянии. А сама концепция существования Америки, по лекалам транснациональных элит, равных конкурентов на мировой арене не предполагала.

Для решения данного противоречия с 2000-го по 2016 год, параллельно с изоляцией Китая, на территориях разрушенных государств планировалось взрастить и укомплектовать управляемые террористические формирования. Целью их создания было направление контролируемого терроризма на те страны и объединения, конкуренция которых угрожала американскому гегемонизму в XXI веке — на Россию (через Среднюю Азию), Китай (через дестабилизацию Уйгурского автономного округа), в дальнейшем Индию (через активацию индо-пакистанского конфликта) и так далее. Для Европы была приготовлена более красивая формула — цивилизованное экономическое рабство, волны беженцев, серии терактов, усиление правых настроений и закабаления Европейского Союза колониальным договором TTIP, лишающим его возможности торговли с Китаем.

При этом создаваемые транснациональными элитами террористические «армии», в отличие от традиционных, не имели собственной Родины, не привязывались к конкретному месту жительства и по ним нельзя было нанести ответного стратегического удара. А это полностью развязывало руки Америке для ее привычной англо-саксонской методологии: «разрушай конкурента, разделяй союзников, и властвуй над обоими», не опасаясь нуклеарного возмездия. Вплоть до начала 2014 года американский план работал удовлетворительно. Однако в марте 2014 года произошло первое, крайне насторожившее США событие: Москва неожиданно заявила о национальном суверенитете: домой был возвращен Крым.

Руслан Хубиев
Просмотров: 330
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Русские народные сказки! Кто такая Баба-Яга? Славянской цивилизации быть! Тайны русской косы Казачий сказ о чакрах Кто такие славяне Часть I