Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Америка откладывает дубинку жандарма Ахиллесова пята России Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 03 декабря 2016 (7525) Украина готовит в Донбассе «майдан»
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

США втягивают Россию в Афганистан

Москве придется решать проблему недееспособности афганской армии

Ситуация с безопасностью в Афганистане оценивается Североатлантическим альянсом как неудовлетворительная. Об этом со ссылкой на секретный доклад НАТО пишет немецкий журнал Spiegel. Получается, что многолетние усилия США и их союзников по подготовке сил безопасности в Афганистане оказались тщетными. Соответственно, открытым остается вопрос, как странам Центральной Азии обезопасить себя от угрозы радикального исламизма.

Как говорится в докладе, опубликованном Spiegel, из 101 пехотного подразделения афганской армии боеспособно лишь одно. Потери вооруженных сил в прошлом году выросли на 42 процента по отношению к 2014-му, они составили более восьми тысяч человек. Но особо положение усугубляется массовым дезертирством из армии, некоторые военнослужащие и вовсе переходят на сторону Талибана. *

При этом стоит учитывать, что талибы с каждым днем набирают силу. Они практически полностью взяли под контроль провинции Гильменд и Кандагар. В целом, на юге страны правительственные силы вынуждены отступать.

Нельзя списывать и то обстоятельство, что набирает силу «Исламское государство». ** Они уже захватывают районы в восточных провинциях страны и предрекают скорое построение «халифата» во всём Афганистане.

Американцы недавно заявили о планах отправить в Афганистан дополнительно 500 военнослужащих, сейчас их контингент в этой стране насчитывает 9800 человек. Но этого явно недостаточно, чтобы побороть радикальных исламистов.

Ситуация настолько плачевная, что рассматривается возможность политического диалога с талибами. Уже США, Китай и Пакистан участвуют во встречах, посвященных будущему обустройству Афганистана при участии Талибана. Ведь марионеточное прозападное правительство в Кабуле, лишенное силовой поддержки НАТО, не может удержаться.

Выходит, что перед американцами сегодня стоит довольно печальная альтернатива. Либо снова вводить большой контингент в Афганистан, либо делать вид, что талибы это некая «умеренная оппозиция», с которой надо вести диалог.

Но если американцы могут себе позволить закрыть глаза на реальное положение дел, то России это сделать сложнее. Угроза распространения радикального исламизма в Центральной Азии непосредственно затрагивает нашу безопасность.

Какие намерения Запада стоят за докладом НАТО о состоянии афганской армии, который, надо думать, появился в прессе неслучайно?

— На мой взгляд, доклад появился как обоснование прекращения поддержки Западом афганского правительства, — говорит специалист по Средней Азии и Афганистану Дмитрий Верхотуров. — Разрабатываются аргументы, почему НАТО и американцы должны удрать из Афганистана. Конечно, Запад вложил много денег и потратил много времени, по идее армию в Афганистане можно было уже построить. Значит, главная проблема не в том, что афганская армия небоеспособная, а в изначальном отсутствии желания у НАТО. Создание хорошей армии не было приоритетом. Сами афганцы говорили о том, что им не давали тяжелое вооружение и всячески препятствовали укреплению боеспособности войск. Страны НАТО сами сдерживали развитие афганской армии, а теперь говорят, что она во всём виновата.

«СП»: — Но американцы отправляют в Афганистан дополнительные войска.

— У американцев свои интересы, они будут их соблюдать. США нужны крупные авиабазы, которые они построили в Афганистане. Видимо, для охраны этих авиабаз и направляются военные. В этом и состоит основной интерес американцев. С другой стороны, им выгодно иметь в стране проамериканское правительство, которое, в целом, работает.

«СП»: — Насколько важна для США борьба с радикальными исламистами в Афганистане?

— За 15 лет проблему с радикалами американцы могли решить. Если она до сих пор не решена, то значит, что это не было основной задачей.

Руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин считает, что Россия будет вынуждена столкнуться с последствиями отсутствия у Запада четкой стратегии поведения в Афганистане:

— Американцы много лет создавали армию в Ираке, и она оказалась с крайне сомнительной боеспособностью. То же было в Грузии, в Афганистане, сейчас создают армию на Украине. Есть все основания поставить под сомнение эффективность американских инструкторов. Учат, учат, а результат плачевный. Наверное, это тенденция. Не стоит переоценивать эффективность западных методик подготовки вооруженных сил. Либо они не приспособлены к реальным боевым действиям.

С другой стороны, наверное, американцы не так сильно старались. Это было видно на примере Грузии. Той же афганской армии тяжелое вооружение передавалось с очень большими сложностями. Известный факт, что бронированные машины американцы чаще отправляли на металлолом, чем передавали афганцам. При этом говорили, что автомобили выработали свой ресурс. На мой взгляд, это отговорки. Запад просто боится, что технологические комплексы окажутся совсем не у тех, кому изначально будут переданы.

И понятно, что афганская армия неустойчивая. Вся история с конца 1980-х показывает, что там очень низкая моральная устойчивость. Да, некоторые части афганской армии демонстрировали неплохие боевые качества, но в целом войска оставляют желать много лучшего. И дело не только в технической оснащенности, но и в межэтнических и межрегиональных проблемах, которые традиционны для афганского общества.

Не секрет, что сегодня афганская армия преимущественно непуштунская по своему этническому составу. Это касается и рядового состава, и особенно офицеров. Армия по большей части состоит из меньшинств. Кроме того есть конкуренция между различными региональными командирами, они пытаются взять под контроль подразделения на своей территории, часто это удается. Понятно, что в такой ситуации передавать вертолеты и бронетехнику не очень оправданно. Отсюда и низкая боеспособность.

Есть еще и фактор внутриафганского диалога, который должен начаться. Его все приветствуют. Но он еще больше ослабит афганскую армию. Талибы воспримут диалог как демонстрацию слабости действующего президента страны, а на Востоке слабость вызывает рост требований.

Стоит учитывать, что талибы достаточно сильны. Преимущественно их отряды состоят из пуштунов. Там есть исламистские «интербригады», но костяк движения — пуштунский. И вот эта разница между талибами и армией будет разрывать изнутри армию. Провинциальные лидеры по мере ослабления сил Кабула будут пытаться демонстрировать талибам свою лояльность. Командиры отдельных частей будут думать, как они при политической реабилитациии Талибана будут существовать.

Мы помним, как полевые командиры, которые образовали Северный альянс, по большей части воевали друг с другом или соревновались в проявлении лояльности к талибам в надежде, что это им зачтется. Северный альянс спасла американская военная операция, иначе бы его задавили. Особенно после убийства Ахмада Шаха Масуда. Непуштунские формирования, состоящие из нацменьшинств, отступали под напором пуштунского Талибана. Сейчас похожая ситуация не повторится, потому что в Кабуле формально сидит американский ставленник. Но требование талибов о выводе всех иностранных войск из Афганистана популярна в обществе.

Американцы, по большому счету, думают, как сбежать из страны. США говорят о сохранении присутствия. Но может так сложиться, что им придется срочно эвакуироваться, как в свое время из Южного Вьетнама. И ясно, что не все марионетки, которые сидят в правительственном квартале Кабула, смогут заскочить в последний вертолет.

Да, в афганской армии наблюдается слабая подготовка, массовое дезертирство. Видимо, западные государства потратили время и деньги зря.

«СП»: — Получается, что США могут пустить ситуацию в Афганистане на самотек.

— Вашингтон постарается этого всё-таки не допустить. Ведь вложены большие ресурсы. Помимо геополитического «профита», который получил Запад после вторжения в Афганистан, есть и гигантские материальные затраты. Списать все «инвестиции» на невосполнимые потери не в духе Запада. НАТО постарается задержаться в стране.

Нынешние информационные вбросы — подготовка к эвакуации, но в режиме, удобном для Запада. Американцы хотят сохранить видимость своего присутствия. Они будут стараться влиять на внутриафганский диалог. Другое дело, что сама по себе попытка усадить за один стол официальные власти и талибов, будет непростой. Тем более что талибы воспринимаются сейчас афганским обществом как побеждающая сила. И если американцы попытаются стать модераторами диалога, то итог будет печальным для официальной власти в Кабуле. Она будет сдавать всё больше, талибы захотят новых уступок.

Американцам надо уходить. Афганское «болото» засасывает колоссальное количество ресурсов. С другой стороны, жалко бросить позиции, которые завоевывались последние десятилетия. Неясно как США удастся наладить диалог с новой властью, которая будет наполовину или на четверть состоять из талибов.

Отсюда понятно желание американцев найти коспонсоров политического урегулирования. От Пекина до Дели. Возможно, в качестве партнера будут привлекать Москву. Предложат и странам Центральной Азии. По сути, никто не отказывался от идеи «большой Центральной Азии», когда страны Центральной Азии должны взвалить на себя бремя по восстановлению Афганистана.

Другое дело, что в США существует большое количество разнообразных подходов и концепций. Ранее внешняя политика Соединенных Штатов славилась единством, сейчас она общей концепции не имеет, система разбалансирована. И понятно, что на этом фоне очень сложно реализовать идею, чтобы уйти из Афганистана и одновременно остаться в нем. Чтобы переложить бремя ответственности на других, но при этом остаться главным игроком. Все требуют денег, ресурсов. Американцы же хотят, чтобы тратились другие, но самим оставаться «женихом на каждой свадьбе».

«СП»: — Могут ли США сделать ставку на радикальных исламистов?

— Не думаю, что всё так запущено в Вашингтоне. Но в политике нет постоянных друзей и партнеров, есть только интересы. Пока американцы до конца сами не знают, чего хотят добиться в Афганистане и какими ресурсами готовы ради этого пожертвовать. Делать выводы пока рано.

Но надо понимать, что мало стоит и за разговорами о том, как ИГИЛ готово потеснить талибов. Подобные публикации появились в англосаксонской прессе после падению Кундуза, в конце прошлого года. Особенно были активны британцы. Вначале The Times, потом The Independent стали писать, что к власти в Афганистане скоро придет ИГИЛ, над Джелалабадом появятся черные знамена. Российские специалисты сходятся во мнении, что угроза ИГИЛ преувеличена.

Положение талибов в противостоянии с ИГИЛ достаточно прочное. И держится оно на вполне практичных вещах, не только на идеологических разногласиях. Дело в том, что талибы живут за счет наркоторговли, отдавать свое дело каким-то пришлым арабам никто из местных пуштунов не хочет. Конечно, на деньги спонсоров из Катара или Саудовской Аравии можно перекупить часть талибов, их «интербригады», которых в Афганистане десятка два. Но всех талибов не перекупишь, все они присягать ИГИЛ не будут. По крайней мере, в краткосрочной перспективе никаких значимых успехов у ИГИЛ не будет. Оно может взять под контроль несколько уездов, но не более того.

Не стоит забывать, что ИГИЛ это проект, который был создан Западом под конкретную задачу в конкретном регионе. Невозможно просто так пересадить ИГИЛ с Ирака и Сирии в Афганистан. Надо будет потратить значительные ресурсы. На перекупку талибских командиров, на перекупку пакистанских офицеров, которые талибов курируют. Всё это очень долгая и масштабная работа. Но в Америке сейчас политики заняты не долгосрочными стратегиями, а предстоящими выборами. Все думают о своем будущем после избрания нового президента.

«СП»: — Как ситуация в Афганистане может сказаться на России? Нет опасности, что нестабильность из этой страны перекинется на Центральную Азию?

— Среди российского экспертного сообщества есть две крайние точки зрения. Эксперты непосредственно по Афганистану считают, что угроза для Центральной Азии есть, но она переоценена. Вряд ли можно ожидать, что стройные колонны начнут переходить через Пяндж.

Но есть и другая точка зрения, которую я разделяю. Чтобы дестабилизировать Центральную Азию не нужно начинать масштабные боевые действия, как в Сирии или Ираке. Чтобы поставить государства на колени, нужны меньшие силы. Режимы в Центральной Азии слабые и в то же время тоталитарные, одновременно коррумпированные и не способные себя защитить. Конечно, население там не настолько исламизировано, как население арабского Востока или Магриба. Сказывается советское наследие. Но политические системы в этих странах неустойчивы. А мы абстрагироваться от проблем этих государств не можем. Два государства из пяти входят в ЕАЭС, три государства — в ОДКБ. И все пять государств связаны с Россией двусторонними договоренностями. Мы обязаны их защищать, ведь их проблемы станут скоро нашими проблемами.

«СП»: — Каким образом мы можем не допустить дестабилизации Центральной Азии?

— Вряд ли наше общество одобрит применение даже ограниченного контингента в Афганистане. Наши возможности ограничиваются границей с Афганистаном, в нем самом могут работать наши советники. Но Афганистан находится в орбите Запада, сотрудничество с этой страной ограничено. Сложно представить совместные действия против радикалов в Афганистане, так же, как и совместную коалицию против ИГИЛ.

Я могу предположить скорее альянс с Китаем ради стабильности в Центральной Азии, нежели высокий уровень взаимодействия с Западом в Афганистане. Нам лучше сосредоточиться на охране границ и совершенствовании силовых структур центральноазиатских государств. Конечно, их надо готовить не так, как американцы готовили афганскую армию.

Андрей Иванов

Просмотров: 619
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Сравнительная история зверств Запада и России Кто построил Змиевы валы? Как в старину делали теплый пол Национальный костюм мордвы История русов согласно Ведам Надпись на древнерусском языке на южной стене притвора внутри пирамиды Унаса