Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

«На Украине идет грызня — за власть, за импичмент, за устранение Порошенко» Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 10 декабря 2016 (7525) Яценюк метит в «фюреры» Наша империя. Цифры и факты
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Санкции как двигатель российской экономики

Воссоединение Крыма с Россией и восстание на Юго-Востоке Украины пока что вызвали со стороны США и Европы довольно вялые санкции, в основном направленные против отдельных представителей российского высшего руководства и бизнес-элиты. 

Первые санкции – что дальше?

Есть санкции против некоторых российских банков, крупных госкомпаний, вроде «Роснефти», и ракетно-космической отрасли. Правда, запрет запускать европейские спутники, сделанные с использованием американских комплектующих, на российских ракетах создал больше проблем Европе, чем России.

Системы Visa Master и Card остановили работу с российскими банками, попавшими под санкции. Но это только подтолкнуло создание в России собственной платёжной системы. К этому всё было готово и раньше, но на практике ничего не делалось. Теперь же, 5 мая, президент России Владимир Путин подписал закон о создании национальной системы платёжных карт. Социологические опросы показали, что 85% российских пользователей Visa Master и Card намерены перейти на карточки национальной платёжной системы, как только они будут выпущены.


Генеральный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин тоже настроен скорее иронически:  «Мы понимаем так, что американская администрация обратила внимание на активные действия компании по снижению рисков, связанных с односторонней ориентацией углеводородного экспорта на определённые региональные рынки. Расцениваю последние шаги Вашингтона как высокую оценку эффективности нашей работы, при этом заверяем наших акционеров и партнёров, включая американских, что эта эффективность не снизится и наше сотрудничество не пострадает и будет динамично развиваться.» 

Но Крым – это далеко не последний внешнеполитический успех России, способный вызвать раздражение на Западе. Идёт восстание в Донбассе. Наверняка предстоит федерализация Украины с включением всего Юго-Востока в российскую сферу влияния, включение в неё Приднестровья, и другие шаги. А невероятная по своей жестокости расправа «Правого сектора» над пророссийскими активистами в Одессе и продолжающиеся атаки хунты на Донбасс серьёзно ставят вопрос о введении российских войск. В ближайшее время Россия создаст американцам так много оснований для недовольства, что это уже на Холодную войну потянет.

А самих США крайне неустойчиво. Их благополучие неразрывно связано с однополярным миром, сложившимся после падения СССР, когда все должны были следовать определённым правилам – неотъемлемый суверенитет, нерушимость границ, невмешательство во внутренние дела – и только США, как мировой жандарм, могли нарушать эти правила сколько влезет. Действия России создают огромную угрозу для однополярного мира, и если их не подавить в зародыше – он начнёт рушиться по всей планете. Воевать с Россией американцы не станут, поскольку российский ядерный потенциал равен американскому. Но по мере дальнейшего продвижения России на постсоветском пространстве и в мире можно ожидать, что США и господствующие в европейской элите патриоты долларового печатного станка введут против России более серьёзные санкции, которые уже не будут поводом для смеха.
И в России относятся к этому серьёзно.

Ответные меры

Один из самых эффективных способов напакостить России – это сбросить мировые цены на нефть. В своё время это удалось сделать Рональду Рейгану, и это сыграло немалую роль в падении СССР. Но теперь Россия сделала это практически невозможным. Иран недавно заключил с Россией договор о том, что за исключением потребления нефти в самом Иране и экспорта в Китай, вся остальная иранская торговля нефтью будет вестись исключительно при посредничестве России. Физически эта нефть не будет перекачиваться в Россию, а будет из Ирана перевозиться напрямую конечным потребителям, но весь этот объём Россия будет закупать у Ирана и перепродавать на своё усмотрение. Таким образом, вариант Рейгана – снижение мировых цен на нефть, чтобы навредить России – становится утопией. Чтобы сбросить мировые цены на нефть, одной Саудовской Аравии недостаточно, даже если она начнёт раздавать свою нефть бесплатно.

Советник президента, самый молодой академик России Сергей Глазьев внёс в правительство пакет предложений по ответным мерам, состоящий из 15 пунктов:

1. Перевод госактивов и счетов в долларах и евро из стран НАТО в нейтральные. Это в значительной мере уже сделано. На 31 декабря 2013 года российские активы, размещённые в ФРС, составляли 136 млрд. долл. Но в марте из ФРС было выведено до 105 млрд.долл., и практически все аналитики сходятся на том, что активы выводил российский Центробанк.

2. Создание платежной системы расчетов по банковским карточкам в ЕврАзЭС, которая замкнула бы в том числе расчеты по системам Visa и MasterCard.

3. Ограничение валютной позиции банков, введение предварительного декларирования крупных неторговых валютных операций. Введение в будущем налога на вывоз капитала и финансовые спекуляции.

4. Переход на расчеты в торговле в Таможенном союзе и с другими странами в национальных валютах. (В настоящий момент даже внутри ТС 60-70% товарооборота идёт в долларах.) Заключение новых контрактов на экспорт углеводородов в рублях.

5. Валютно-кредитные свопы со странами для финансирования торговли. Своп в данном случае – это сделка между центробанками двух стран об обмене их валют по фиксированному курсу, позволяющая вести торговлю не в долларах, а в национальных валютах этих стран.

6. Быстрое сокращение в резервах долларовых инструментов и долговых обязательств перед странами, поддерживающими санкции.

7. Замещение займов госкорпораций и госбанков в долларах и евро рублевыми на тех же условиях, проведение для этого целевой эмиссии с размещением посредством ВЭБа.

8. Разъяснительная работа с населением о целесообразности перевода евровых и долларовых депозитов в рубли, чтобы они не надеялись на валюту, поскольку валютные обязательства коммерческих банков при введении санкций тоже будут заморожены.

9. В ответ на торговое эмбарго — осуществление критически важных операций через белорусские и казахстанские предприятия.

10. Перевод в национальную юрисдикцию зарегистрированных в офшорах прав собственности на стратегические предприятия, на объекты недропользования и недвижимость.

11. Возвращение всех принадлежащих государству ценностей (драгметаллы, произведения искусства и т. д.) в Россию.

12. Продажа облигаций стран НАТО до введения санкций.

13. Прекращение экспорта золота, драгоценных и редкоземельных металлов.

14. Валютно-кредитный своп с Китаем для финансирования критического импорта и перехода на расчеты в национальных валютах.

15. Создание собственной системы обмена межбанковской информацией для платежей и расчетов в Таможенном союзе, СНГ, со странами-партнерами по аналогии SWIFT.

И наконец, в случае замораживания оставшихся российских активов Глазьев прямо предложил заморозить долговые обязательства российских предприятий перед американскими банками.

«В случае если санкции будут применены в отношении государственных структур, то мы будем вынуждены фактически признать невозможность возврата тех кредитов, которые были даны российским структурам со стороны банков США. Ведь санкции – обоюдоострое оружие, и если США замораживают наши активы, то, соответственно, пассивы наших организаций в долларах тоже будут заморожены. Это означает, что наши банки и предприятия не будут возвращать американским партнерам займы».

Рецепт прежних успехов

Самое забавное в реакции на предложения Глазьева - то, что наибольший испуг они вызвали во властных коридорах самой России. Дезавуировать и раскритиковать эти предложения поспешили советник президента бывший министр финансов Алексей Кудрин, вице-премьер Игорь Шувалов и председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Критика была крайне эмоциональной при полном отсутствии возражений по существу. Приходится предположить, что далеко не последних людей в российской власти пугает сама возможность частичного выхода России из установленного США мирового порядка. А это заставляет взглянуть на вопрос шире.

Что из себя представляла экономическая политика России в 2000-2013 годах?

Развитие страны осуществлялось в рамках провозглашённого мировыми финансовыми институтами в 1989 году Вашингтонского консенсуса. Этот принцип требовал максимальной либерализации экономики, а главным источником средств для развития провозглашал иностранные инвестиции. Экономическая политика должна была делать всё для их привлечения, даже ценой большого вреда для других экономических параметров. Привлечение инвестиций сильно зависело от того, какой рейтинг присвоят стране международные рейтинговые агентства, и на практике делалось всё, чтобы угодить им любой ценой.

Эту политику многие экономисты критиковали уже тогда, но всё-таки до кризиса российская экономика давала очень неплохой рост в 7-10%, и даже в кризис 4,5%, когда во всех развитых странах был спад. Значит, инвестиции приходили. Очень распространена была критика, основанная на том, что при формально высоких финансовых результатах в России не развивался реальный сектор, и ничего не было построено. Но и это не очень обосновано. 51,2% российского импорта составляли не «Мерседесы» для олигархов, а промышленное оборудование. То есть, возникает неожиданный вывод: строительство новых заводов и модернизация уже существующих в России были не менее бурными, чем в Китае, у которого промышленное оборудование составляло 45% импорта ! (Для сравнения – на Украине оно составляло только 14% импорта. Сразу видно, кто в 2000-х годах развивался, а кто – нет.) Другое дело, что российская промышленность развивалась безо всякого плана, и недостаточно внимания уделялось прорывным высокотехнологичным инновациям, но рост был. Тревожный звонок прозвучал только в 2013 году, когда рост составил всего 1,3%.

И их издержки

Теперь посмотрим на издержки этой политики и причины, по которым она в 2013 году забуксовала. Одно из ключевых требований Вашингтонского консенсуса – борьба с инфляцией монетарными средствами, то есть, через зажим денежной массы. Учётная ставка рефинансирования - это процент, под который Центробанк кредитует коммерческие банки. В России она была очень высокой – 8%, а недавно была повышена до 8,25%. Впрочем, и эта цифра чисто символическая, поскольку Центробанк коммерческие банки почти не кредитует. Но из-за этого проценты коммерческих банков взлетают до 12-15%. Никакое производство потянуть такие проценты не может – только торгово-посреднические операции. В результате малые и средние промышленные предприятия задыхаются вообще без кредитных ресурсов, а олигархи вынуждены обращаться в иностранные банки, и очень сильно закредитовались под 3-5%, но в долларах и евро. К этому мы ещё вернёмся. А пока отметим, что главный источник инфляции в России носит совершенно немонетарный характер – это рост тарифов ЖКХ и других естественных монополий. Но вместо того, чтобы обуздать аппетиты монополистов, правительство и Центробанк пытаются бороться с немонетарной инфляцией монетарными методами. Это довольно нелепо, но именно так предписывает Вашингтонский консенсус.

А с чем ещё борются правительство и ЦБ ? Правильно, с «голландской болезнью». Дело в том, что большие валютные поступления от продажи нефти и газа приятно греют карман, но при этом являются штукой довольно токсичной. При большом вливании долларов в экономику растёт курс рубля, цены на российскую продукцию в долларах становятся выше, а следовательно, она становится менее конкурентоспособной как на внешних рынках, так и внутри страны. «Голландской болезнью» этот эффект назвали после того, как открытие значительных месторождений газа в 1959г. в Голландии привело не к подъёму, а к упадку – разорению немалой части промышленности из-за снижения конкурентоспособности, росту безработицы, и т.д.

Поэтому нефтедоллары стерилизуют – вкладывают их таким образом, чтобы они не давили на курс национальной валюты в сторону повышения. Скажем, в Норвегии их кладут на накопительные пенсионные счета поровну всем гражданам страны. В России на них просто скупают американские казначейские облигации с низкими процентами, но высокой надёжностью – стабилизационный фонд. Действует так называемое «бюджетное правило», при котором на всю выручку, превышающую 90 долларов за баррель покупаются американские казначейские облигации. Получается идиотская ситуация, когда Россия своими деньгами кредитует экономику США, а потом берёт свои же деньги в кредит под более высокие проценты. Разница между процентами по американским казначейкам и по кредитам в американских коммерческих банках – это чистый налог в пользу США, который Россия исправно платила все эти 13 лет. Впрочем, заметим, что и норвежский способ стерилизации не даёт притока средств в реальный сектор экономики.

И наконец, есть очень простой способ повысить конкурентоспособность своей продукции – это снижение курса своей валюты. Это на какое-то время бьёт по карману рядовых граждан, поскольку цены на импортные товары становятся выше. Но это очень быстро окупается оживлением производства, ростом экспорта, замещением импорта отечественной продукцией и жизненный уровень снова повышается. Так делала Япония в 1960-е – 1980-е годы или современный Китай. На снижение курса рубля с 32 до 36 за доллар российские власти недавно пошли, но для серьёзного экономического эффекта этого недостаточно. А снижать курс рубля дальше невозможно. Российские олигархи прибыль извлекают в рублях, а кредиты выплачивают в долларах и евро – помните ? – и если сильно снизить курс рубля, то выплаты по этим кредитам станут для российской экономики неподъёмными.

Теперь же, когда против России вводят санкции, а заангажированные рейтинговые агентства занижают рейтинги России по заказу ФРС - ожидать большого притока иностранных инвестиций как-то странно. Преимущества либеральной экономической политики закончились – остались одни недостатки. Министры правительства Медведева уже открытым текстом говорят, что рост экономики России в 2014 году будет в лучшем случае нулевым, а майские указы президента Путина – невыполнимы. Но при этом они считают возможным для себя оставаться на своих постах. Чиновник, который публично объявляет о том, что не может выполнить указания своего начальника, но при этом не уходит в отставку – это что-то новое в административной практике…

О пользе санкций

А между тем, более жёсткие санкции против России создадут только временные неприятности, а в конечном счёте пойдут даже на пользу, поскольку приведут к бурному импортозамещению. Россия – не Северная Корея, и даже не Иран. Отсутствие «Боингов» - это только подарок для фирмы Илюшина, отсутствие эппловских айфонов – это только подарок для производителей «Йотафонов», и так далее. Разумеется, для этого российская экономика должна приобрести более мобилизационный характер, и найти средства для очень больших проектов, типа создания собственной элементной базы для электроники. Или собственного промышленного оборудования – для страны, у которой оно составляет больше 50% импорта, это один из критических факторов. То есть, потребуется значительное внедрение элементов плановой экономики. Это не значит, что нужно национализировать всё на свете – нацистская Германия ввела в значительной мере плановую экономику и с большой долей частного сектора. Но отрасли, которые в первую очередь получат крупные инвестиции и дешёвые кредиты, должна выбирать не стихия рынка, а государство исходя из приоритетов развития.

(От автора. Упоминание нацистской Германии, как положительного примера, прошу ни в коем случае не считать за симпатии к нацизму. Речь идёт только об экономической модели.)

Back to USSR?

Уж если мы заговорили о внедрении элементов плановой экономики и мобилизации средств на приоритетные проекты – наверняка кто-нибудь скажет «А зачем с такими сложными моделями возиться ? Давайте вернём всё, как было в СССР ! Там и плановая экономика была, и эффективная мобилизация…» И придётся признать, что советская модель имела определённые достоинства:

1. Её мобилизационные способности действительно были очень высоки. В сравнительно бедной стране она могла потратить на приоритетные направления, типа военной промышленности или науки, не меньше, чем самые развитые страны. Во Второй Мировой войне СССР с ВВП в ценах 1990г. в 359 млрд.долл. произвёл больше военной техники, чем Германия с ВВП в 441 млрд.долл., и не намного меньше, чем США с ВВП 1094 млрд.долл. Экономика СССР была в 2-3 раза меньше американской, но в космос первым полетел Гагарин, а не американский астронавт. А теперь, когда России придётся тратить гигантские средства на науку и вооружаться до зубов, чтобы не очень сильно уступать американцам – советская способность к мобилизации выглядит очень привлекательно.

2. Финансовая система была полностью независима от американской ФРС.

3. Монополия внешней торговли позволяла направить на приоритетные программы всю выручку от экспорта зерна в 1930-е или от экспорта нефти в 1970-е – 1980-е.

Но по-настоящему успешной советская экономика была только в недолгий период 1930-х – 1950-х годов. Сталинская индустриализация, которую приводят в пример сторонники советской модели, обеспечивалась только за счёт очень дешёвой рабочей силы, массового террора просто как средства трудовой мотивации и раскрученного пропагандой энтузиазма. Прежде всего – за счёт дешёвой рабочей силы, но уж в этом ноу-хау точно не было ничего нового – это секрет успеха Англии времён промышленного переворота XVIII века. Как только стоимость рабочей силы выросла, массовый террор прекратился, а энтузиазм выдохся, СССР начал отставать от западных стран и быстро пришёл к брежневской эпохе, когда даже с горой нефтедолларов давал рост только в 2-3% против 4-5% в развитых странах. Так что у тех, кто приводит сталинскую индустриализацию, как пример для подражания, стоит спросить - согласны ли они на снижение уровня жизни примерно до уровня нынешнего Китая и массовый террор ?

Более того, невероятная эффективность сталинской индустриализации при малейшей проверке оказывается мифом. Возьмём для сравнения ещё две форсированных индустриализации, одна из которых проходила в той же России, но в более ранний период, а другая – в тот же период, но в другой стране.

ВВП в % от мировой экономики Россия Германия США
Дореволюционный период:      
1900г. 7,92% 8,3% 18,34%
1913г. 9,07% 8,52% 23,49%
30-е годы:        
1928г. 7,51% 7,61% 28,03%
1938г. 8,62% 9,42% 23,38%

Выясняется, что рыночные или частично плановые экономики – и дореволюционная Россия, и нацистская Германия - дали более высокий результат, чем сталинская индустриализация. Дореволюционная Россия обогнала Германию и стала второй страной после США, а в 1930-е СССР не только не смог обогнать Германию – Германия даже увеличила разрыв. СССР пришлось пойти на гигантские жертвы и издержки: 13 миллионов человек умерло от голода в коллективизацию. В Германии ничего подобного не было, и рабочая сила была отменно дорогой – простые рабочие «Фольксвагены» и ипотечные квартиры покупали. Но результат у Германии был в 1,7 раза выше. Так зачем идти на жертвы и лишения, если без них получается даже лучше? Да, у советской экономики была выше способность к мобилизации, но нам всё-таки «холодную» войну вести предстоит, а не «горячую», так что о жизненном уровне народа тоже надо подумать.

Советскую систему даже нельзя назвать отдельным строем. Это был просто государственно-монополистический капитализм, доведённый до стопроцентной концентрации и монополизации. По опыту 2-й половины ХХ века выяснилось, что от такой монополизации больше вреда, чем пользы. Только и всего.

И наконец, времена изменились. Методы сталинской индустриализации были эффективны только в первой половине ХХ века, а в современных условиях – 5-й технологический уклад, экономика знаний, и т.д. – они вообще не будут работать.

 Таким образом, для современной России лучше всего подойдёт всё-таки не СССР 2.0, а смешанная экономика, сочетающая в себе элементы плана и рынка. Тут даже теряет смысл классическое деление политиков на правых и левых. Гитлер или Перон в Аргентине формально были правыми, современные китайские или вьетнамские коммунисты – формально левые, но строили (строят) они примерно одно и то же. И где-то в этой же области находится и наилучшая экономическая модель для России. Но вернёмся к вопросу о санкциях и их пользе.

Уйти от ФРС

Пунктом 7 в предложениях Глазьева было перекредитование ведущих государственных банков и корпораций из долларов и евро в рубли за счёт дополнительной эмиссии. Его придётся расширить и на самые важные частные предприятия, с тем, чтобы освободить олигархов от долларовых кредитов, и дать возможность снизить курс рубля. Кстати, именно по этому пункту можно спрогнозировать, когда нынешняя экономическая политика закончится в любом случае. Как только олигархи взвоют от того, что JP Morgan и Credy Agricole перекрыли им кредитные линии под 3-5%, а Сбербанк требует 12-15% - политика Медведева и Набиуллиной не продержится ни одного дня. Но лучше этого не дожидаться - снизить учётную ставку рефинансирования и перекредитовать госкомпании и олигархов из долларов в рубли уже сейчас.

Распространённое в патриотических кругах пожелание звучит, как уход от доллара. Но здесь надо более конкретно рассмотреть, что под этим подразумевается. За какую бы валюту Россия ни продавала нефть и газ – ей всё равно придётся на значительную часть выручки покупать доллары, чтобы импортировать технологии и промышленное оборудование. Чтобы уйти от доллара по-настоящему, рубль должен приобрести в мире статус вспомогательной резервной валюты, как евро или юани. А нынешняя российская экономика слишком мала для этого. Что-то изменится разве что в случае вступления в ЕвразЭС Индии, если довести интеграцию с ней до валютного союза. Вот российско-индийская валюта уже смогла бы стать в мире вспомогательной резервной, поскольку тогда ЕвразЭС составил бы примерно 11% мировой экономики. (Для сравнения: США – 20%, ЕС – 21%, Китай – 16%.) Но намерение Индии вступить в ЕвразЭС, плюсы и минусы такого объединения – это отдельная большая тема, которую мы рассмотрим в одной из следующих статей.

Возможен вынужденный уход, если американцы полностью перекроют России долларовые финансовые операции, как они до недавнего времени перекрывали их Ирану. Это создаст очень крупные неприятности, особенно если одновременно Евросоюз перекроет операции в евро. То есть, пункт 5 предложений Глазьева - заключение валютно-кредитных свопов с максимально возможным количеством стран - тоже становится критически важным.

От «бюджетного правила» - скупки на нефтедоллары американских казначейских облигаций – в любом случае нужно уходить. И это уже делается. Как упоминалось чуть выше – выведено 105 млрд.долл. из 136. Что же до борьбы с «голландской болезнью», то она становится уже не столь актуальной. Перекредитовав важнейшие предприятия из долларов в рубли, можно принять куда более сильные меры для снижения курса рубля, просто не проводя в таких масштабах валютные интервенции со стороны ЦБ. Выручка за нефть и газ должна идти на финансирование самых важных программ, типа собственной элементной базы для электроники, а не на кредитование американского казначейства. Это компенсирует и даже превысит негативный эффект от уменьшения иностранных инвестиций.

Порядок, установленный Вашингтонским консенсусом проще всего сформулировать так. Есть единая кредитно-финансовая система во главе с ФРС, которая через посредников в виде национальных банков разных стран охватывает весь мир. Чем ближе заёмщик находится к ФРС по геополитическим – не экономическим, а именно геополитическим ! – соображениям, тем ниже для него проценты по кредитам, и тем лучше условия для его развития. Россия находилась от ФРС довольно далеко, и для неё проценты были высоки. Теперь, в связи с украинскими событиями, Россия оказалась от ФРС ещё дальше, потому, что её хотят наказать. Поэтому в России не будет эффективной экономики, пока она из этой системы не выйдет, и не обеспечит для своих предприятий дешёвые кредиты в рублях. И санкции в этом даже помогут.

Стоит заметить, что российская бизнес-элита реагирует на ситуацию весьма адекватно. В последнее десятилетие отдельные российские олигархи находились ближе к ФРС, чем Россия в целом. Это обеспечивало им доступ к кредитам под 3-5%, но превращало их в проводников западного влияния в России. Теперь это заканчивается. Алишер Усманов, Геннадий Тимченко и Олег Дерипаска уже полностью распродали свои активы в США и Европе, вложив средства в российскую экономику. Их примеру следуют и другие российские олигархи. Таким образом, санкции способствуют формированию подлинно национальной буржуазии гораздо лучше, чем любые меры принимавшиеся российскими властями.

Либеральный клан и новая реальность

Отдельно стоит сказать о проводниках нынешней экономической политики – либеральном клане в российской элите, который в настоящий момент контролирует правительство и Центробанк. Нельзя всё сводить к персоне Медведева. Тем более, что в неспокойные дни зимы-весны 2012 года он проявил безусловную верность России и не пошёл на предложение «болотной» оппозиции отменить выборы и остаться президентом ещё на 2 года. Речь идёт о целом клане.

Любая правящая группа или клан должна обосновывать своё право находиться во власти какими-то полезными функциями, которые она выполняет лучше других. Это правило касается даже самых диких режимов, построенных на систематическом зверстве. Например, тонтон-макуты на Гаити при Дювалье были лучшими в деле поддержания порядка в стране. То есть, они, конечно, грабили, убивали, пытали и насиловали, но не позволяли делать это другим. Никому, кроме себя. А российский либеральный клан был лучшим в том плане, что имел кой-какие элитные позиции на Западе, и мог порешать вопросы с ФРС, МВФ, американскими неоконсерваторами, евроборократами и т.д. По-разному – например, перед ФРС они были примерно на уровне отдалённых варварских вождей перед римским императором, зато перед МВФ и евробюрократами в 2000-е годы уже имели довольно уверенную позицию. Одни говорят, что либеральный клан успешно решал вопросы на пользу России, другие говорят, что провально, но хоть как-то он их решал. А теперь против России вводятся санкции. Ситуация стоит на пороге Холодной войны. Может быть, в несколько облегчённом варианте по сравнению с Холодной войной 1950-х - 1980-х годов – но в любом случае решать вопросы на Западе так, как решал их либеральный клан в 2000-2013 годах, станет уже невозможно. Исчезает полезная функция, оправдывавшая его пребывание во власти.

Поэтому в ближайшее время в либеральном клане можно ожидать разброда и шатаний, иррациональных поступков, и в конечном счёте – потери им нынешних властных позиций. Путин – очень осторожный политик, который никогда не спешит с радикальными решениями, но теперь как-то решать этот вопрос всё равно придётся.

Таким образом, уже существующие западные санкции для России нечувствительны. Максимально жёсткие, такие как против Ирана до последнего времени – чувствительны, но не смертельны. А некий промежуточный уровень между нынешними и максимально жёсткими санкциями может быть даже полезен. Но для этого нужна совсем другая экономическая политика.

Константин Жалнин

Просмотров: 752
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Подземные города древности Вся правда о крещенской воде Россия vs America Царь-пушка — вовсе и не пушка! Мои Предки Инопланетяне 1 Альтернативная история происхождения азбуки - глаголицы