Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Яценюк метит в «фюреры» Бойня Порошенко с Аваковым уничтожит их обоих Что стоит за фасадом покращень Гройсмана? Ядерный чемоданчик для Порошенко
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Санкции поставят на поток? Газопровод в Турцию так и не стал приоритетным

«Бытует мнение, что действия Турции по отношению к российскому бомбардировщику являются частью процесса по недопущению России к организации южного коридора для российских энергоресурсов».

Россия и Турция пугают друг друга заявлениями о приостановке экономического сотрудничества. Президент России Владимир Путин заявил о «серьезных последствиях» от удара по российскому Су-24, а глава Турецкой Республики Рейджеп Эрдоган еще до инцидента замахивался на импорт российского газа и строительство АЭС.

Когда дело касается энергетического сотрудничества, переходить от слов к действиям оказывается невыгодно никому. Турецкая сторона, несмотря на резкий тон, так и не нашла равноценную замену «Газпрому», обеспечивающему 60% потребности страны в газе. Российской стороне нельзя терять крупного покупателя газа с растущей экономикой (и, может, с этим связана откровенно вялая реакция на агрессию и сбитие Су-24?).  У «Газпрома» почти не осталось вариантов, где еще проложить газопровод в обход Украины, но потребность в нем ставится под сомнение. 

Фактические работы по проекту «Турецкий поток» не сдвинулись с места после того, как объект сменил название. Межправительственное соглашение не подписано, труба так и не зашла в территориальные воды Турции.  Политический кризис в исламской республике стройку застопорил.

В конце концов, были пересмотрены параметры проекта, мощность газопровода сократилась с двух до одной нитки, но главную роль здесь сыграл отказ «Газпрома» в предоставлении скидки на газ. После удара по российскому Су-24,  «Газпромом», со слов источников в рядах чиновников, ставится вопрос о целесообразности самого проекта. От официальных комментариев стороны пока воздерживаются.

Альтернативных маршрутов южного газопровода в обход Украины у «Газпрома» практически не осталось. Возвращать его Евросоюзу, который готов поддерживать самые фантастические инициативы – даже «Южный коридор» (соединяет ЕС с Каспийским регионом), не подкрепленный запасами газа – кроме российских, – значит вновь ввязаться в бесконечные переговоры по третьим, четвертым, пятым энергетическим пакетам и попасть в зависимость от настроения Еврокомиссии. Трубы могут пройти через территорию соседней Белоруссии, но от такого союза тоже можно ожидать неожиданностей.

«Конечно, возможен вариант тянуть нитку через территорию Белоруссии, но тут проблема может быть как с Белоруссией, президент которой использует возможность воспользоваться трубой как рычагом давления на Россию, так и с принимающей стороной — Польшей, чьи имперские амбиции также могут помешать конструктивному диалогу в случае кризисной ситуации любого характера», — рассказал исполнительный директор HEADS consulting Никита Куликов.

Другой вариант — вывод газопровода на Европу через Крым, что решит и проблему газификации полуострова. Стоимость проекта снизится за счет сокращения протяженности самого дорогого морского участка трубопровода (480 км вместо 950 км) и меньшей глубины прокладки труб в российских территориальных водах.

Однако точка выхода этого трубопровода – все та же Турция или страны ЕС. Для доставки газа в Европу все равно придется договариваться с Румынией и, возможно, с Болгарией – варианты не самые надежные, констатирует председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский. Он не исключает возврата к «Южному потоку», который трансформировался в итоге в «Турецкий».

image_big_46337 (1)

«Южный поток», в частности, «погорел» за счет давления ЕС на болгарские власти. Новый маршрут «Южного потока» будет иметь те же риски, плюс риски нового обострения отношений с Украиной по поводу морских границ. В любом случае, проект будет очень рискованный, и «Газпрому» придется тщательно анализировать все риски дальнейших инвестиций в Южный коридор, который остается приоритетным», — рассказал эксперт.

«Турецкий поток» необходим для диверсификации маршрутов поставки, так как после 2019 г. транзитный контракт с Украиной продлен не будет, неоднократно заявляли топ-менеджеры «Газпрома». Однако реальная заинтересованность сторон в газопроводе экспертами не раз ставилась под сомнение.

В южное направление «Газпром» вложил не одну сотню миллиардов руб., но реальное расширение мощностей наблюдается в северном направлении. Наконец, поручение президента провести с Украиной переговоры о транзите газа после 2019 г. окончательно расставило точки над » i » в вопросе перспективности «Турецкого потока».

«Реально проект так и не стартовал. В последнее время не было понятно, сколько ниток будет в газопроводе: сначала говорили о четырех линиях, потом о двух, затем об одной. Это изначально был плохо проработанный проект, и Турция не горела желанием его быстро реализовывать, инициатива исходила от «Газпрома».

Сейчас он будет сосредоточен на проекте «Северный поток-2″, строительные работы на российской территории начались. Это более перспективная вещь, чем южное направление, «Северный поток» уже работает, и это та дорога, по которой нужно идти. Максимум, на что мы можем рассчитывать на южном направлении – это внутренний рынок Турции, но говорить о нем, как о проекте доставки газа в сторону стран Южной Европы пока нельзя», — рассказал президент Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

image_big_88467

С ним соглашается генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, доктор политических наук, профессор Степан Сулакшин. Никакой «Турецкий поток» Турции не нужен, рассказал эксперт. По его мнению, смена названия с южного на турецкий – согласованный западный маневр на истощение России путем закапывания в землю миллиардов рублей на прокладывание «Газпромом» труб, которые ведут в никуда.

Но вместе с тем нельзя отрицать прагматический интерес страны к газопроводу. Благодаря пункту сдачи на границе страны, Турция, не вкладываясь финансово, могла стать крупным газовым хабом.

«Немаловажно, что Москва предложила Анкаре построить новый газопровод практически за свой счет. Кроме того, благодаря «Турецкому потоку» турки смогут реализовать стратегическую задачу – создать на своей территории транспортный узел мирового уровня по передаче энергоресурсов из основных добывающих стран и регионов, таких как Ближний Восток, Северная Африка, Каспий и Россия, в Европу. Это, среди прочих равных, позволит ей на новом уровне вести переговоры о членстве в Европейском союзе», — рассказал директор Центра перспективного анализа и стратегических исследований Евгений Гниломёдов.

Турция – второй после Германии рынок сбыта российского газа, в 2014 г. страна получила 27,5 млрд кубометров. Во всех крупных европейских странах в 2014 г. экономика показывала нулевой рост или падала, Турция наряду с Великобританией стала исключением, благодаря этому на 0,5 млрд кубометров вырос и спрос внутри страны на энергоресурсы.

На долю «Газпрома» приходится 60% потребления республики. Хотя Эрдоган и заявлял, что при обострении конфликта Турция сможет купить газ у других поставщиков, объективно такие объемы газа ей взять негде.

image_big_88472

«Закупая такие объемы у нашей страны, Анкара довольно продолжительный период времени стремится диверсифицировать поставщиков, пытаясь привлечь новых участников, например: Иран, Азербайджан, Туркмению и других. Однако необходимо заметить, что пока эти попытки особым успехом не увенчались.

Даже с учетом поставок газа из Азербайджана, являющегося давним партнером Анкары и обладающего крупнейшим месторождением «Шах-Дениз», и снятия санкций с Ирана, Турецкая Республика без России не сможет удовлетворить свои потребности как минимум в течение нескольких лет, а, может быть, и дольше.

Решить эту проблему мешают два основных фактора: отсутствие подходящей транспортной инфраструктуры и недостаток средств для ее возведения, связанный с трудностями поиска инвесторов на современном этапе», — оценивает ситуацию Гниломёдов.

Заметим, что у всех замещающих Россию партнеров Турции есть растущая потребность в газе на внутренних рынках, а инвестиции в дальнейшую разработку запасов в дефиците. По этой причине Азербайджан на неопределенней срок откладывает проект «Шах-Дениз-2″, а Иран не может устранить дисбаланс газа между югом и севером.

На этом фоне действия Турции – весьма смелые, если не сказать безрассудные. Угрожать разрывом отношений по «Турецкому потоку» страна может, но разговоры об отказе от российского газа – самоубийство. Отваги Эрдогану (как в экономических заявлениях, так и в военных действиях) может добавлять пособничество Америки и Европы. «Западные партнеры» не заинтересованы в энергетическом усилении России, даже если оно напрямую связано с безопасностью поставок в ЕС.

«Бытует мнение, что действия Турции по отношению к российскому бомбардировщику являются частью процесса по недопущению России к организации южного коридора для российских энергоресурсов. Таким образом, основная нагрузка ляжет на «Северный поток», который контролирует старая Европа, и, вполне возможно, быть такими монопольными распределителями российских нефти и газа для этих стран крайне выгодно. При этом южное направление будет монополизировано Азербайджаном, Турцией и странами Персидского залива», — предполагает Никита Куликов.

Учитывая, что приоритетным «Турецкий поток» остается только лишь на словах, он может быть заморожен в рамках санкций, которые в течение двух дней разработает российское Правительство применительно к Турции.

Алена Ласкутова

 

Просмотров: 1345
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Растление - оружие геноцида Иностранные СМИ уже сотни лет используют в отношении России одни и те же шаблоны Ложь Солженицына. Для чего писался "Архипелаг ГУЛАГ"? Ответ запорожских казаков турецкому султану Долина царей пирамиды в центре России Сценарий резни русов, от старого узбека