Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

На Порошенко заводят уголовное дело за госизмену Украине Российские «кроты» среди украинских майданщиков Порошенко расписался под тем, что Донбасс ушел Кровавый спектакль для Волкера
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Сбежавшие от войны. Как украинские переселенцы устроились в Севастополе

В прошлом году СМИ чуть ли не каждый день сообщали о беженцах из Украины: сколько людей приехало, где их размещают, что пришлось им пережить. Многие из беженцев либо вернулись домой, либо переехали жить в другие регионы России по специальной программе добровольного переселения соотечественников. Но есть люди, которые остаются в Севастополе.

Туда — и обратно?

Контакты Светланы Шубиной на городском форуме разместил волонтер Дмитрий. Он  просил севастопольцев помочь найти жилье матери с тремя детьми, один из которых  — инвалид, и указал ее номер телефона.

Светлана сразу же предложила встретиться и пригласила в гости — она с детьми живет в гостинице.

Светлане — 41 год, она — мать четверых детей, старшему сыну — 22, он остался дома, в Макеевке, старшей дочке Ксении  — одиннадцать, второй дочке, Олесе — шесть и младшему сыну Андрюше — почти три года.

«Тут я с июня прошлого года, — рассказывает женщина. — Сначала мы поехали в Судак, нас приютила местная семья. Затем перебрались в Евпаторию — там хозяйка частной гостиницы предоставила крышу сразу нескольким семьям. Зная, что мы — беженцы, волонтеры привозили нам гуманитарную помощь, а мы бесплатно работали в этой гостинице.

Правда, хозяйка забирала себе всю «гуманитарку». Нам выдавала лишь самое необходимое, а из продуктов, которые нам дарили, мы готовили еду, в том числе, и для постояльцев».

Спустя какое-то время Светлана решила перебраться в Краснодар. Там она жила в небольшом домике на экопоселении, где их приютила семейная пара, перебравшаяся туда с севера.

«Там было очень красиво, — рассказывает женщина. — Деревянные домики с солнечными батареями расположились вдали от города и суеты. Но оказалось, что даже туда надо приезжать с деньгами. Средства нужны для строительства дома, дороги, проведения света, воды и тому подобное. Мы пробыли там месяц, а потом решили вернуться в Крым». 

Какое-то время Светлана с детьми жила в частном доме на Фиоленте, а затем их разместили в этой гостинице. Определилась с работой: Светлана — массажист, уже есть кабинет, где она может работать, были бы клиенты.

Поднимать трёх детей в одиночку очень трудно. Тем более, старшая дочка еще восстанавливается после операции: в 9 лет у неё нашли опухоль головного мозга. Спасали её в Москве — одиннадцать часов восемь врачей боролись за жизнь девочки.

Каждые три месяца Светлане необходимо возить дочку в Москву на обследования.

365c78c

Дети Светланы Шубиной

Из всего нажитого добра у Светланы сейчас остались разве что семейные фотографии — воспоминания о жизни, пусть не роскошной, но спокойной, мирной. Там была работа, скромный достаток. В Севастополь приехали лишь с сумкой сменной одежды. 

Трудно сказать, сколько времени Светлана ещё сможет оставаться в Севастополе — ей уже намекали, что комнату пора бы освободить. На съёмное жильё денег нет. Возможно, семье придётся вернуться в Макеевку.

 «А бомбить не будут?»

Семейная пара Андрей и Яна — они попросили не называть фамилии и изменить имена, приехали с двумя детьми из Славянска. Там у них остались родители и большой дом. Яна трудилась медиком, а ее супруг работал в милиции.

Семья живет в съёмной двухкомнатной квартире. Крошечная кухня с оранжевой мебелью, маленький санузел. В большом проходном зале раскладной диван, с кучей мягких игрушек, на котором спят дети. В маленькой комнате разместилась двуспальная кровать родителей.

Яна рассказала, что приехала в наш город с детьми еще в июне прошлого года. Дорога до Севастополя заняла у них четыре дня.

«Мужа не отпускали с работы, терпеть стрельбу я больше не могла. Взяла детей в охапку и рванула в Крым, к своей институтской подруге. Помню, как  в день приезда, ложась спать, сынишка задал мне вопрос: «Мама, а нас больше бомбить не будут?» – вспоминает Яна.

Андрей смог выбраться в Крым только через месяц после супруги.

«Я добирался в Севастополь на машине по проселочным дорогам, — рассказывает он. — К этому моменту банки у нас уже не работали, зарплату не платили, а в банкоматах не было денег, да и карточки жителей Донбасса были заблокированы, их не принимали ни в одном банке. Поэтому я приехал совсем без средств и сразу же стал искать себе подработку».

У Андрея — два высших образования: по первому — он инженер-механизатор сельского хозяйства, второе — юридическое.

«Я 19 лет прослужил в милиции, — делится он. — Эта работа в органах для меня — всё. Я  не мыслю себя на другом месте, хотя сейчас приходится подрабатывать чернорабочим на стройке: таскаю мешки, замешиваю бетон. Приношу по 500 рублей в день.

У Яны тоже два образования. По первому она — фельдшер, по высшему — биолог.  Устроилась в частную клинику, вносит в семейный бюджет 12 тысяч рублей в месяц.

Главная проблема, которая у них возникла в Севастополе, это оформление документов.

 

 

 

 

«Справку о временной регистрации я получала на железнодорожном вокзале, — вспоминает Яна. — Там было полно людей, две очереди: в одной выдавали справку, а во второй откатывали пальчики и фотографировали: фас, профиль, как заключенных. Но даже с этой справкой никто не брал меня на работу».

Тогда Яна направилась в миграционную службу на консультацию. Предложили программу переселения в другие регионы России.

«Мне очень не хотелось уезжать из Севастополя, и тогда подруга посоветовала обратиться к некому Сергею Петровичу. Он спросил, планируем ли мы оставаться в городе, и пообещал помочь с работой и документами», – вспоминает она.

Сергей Петрович наобещал многое: устройство в свою фирму задним числом — чтобы в суде можно было доказать, что на момент референдума она находилась тут. Уверял, что познакомит с хорошим адвокатом, услуги которого, правда, придется оплатить.

Потом долго уверял, что дело рассматривается в суде. В общем, Сергей Петрович оказался одним из многочисленных жуликов, которые спешили, говоря их языком, «окучить новую тему». Обирали уехавших от войны людей.

Жить тяжело — Яна и Андрей надеются, что когда-нибудь Севастополь станет родным городом. Но свой Славянск вспоминают. Особенно, когда окольными путями получают весточки и передачи от оставшейся там мамы.

Переживания сплотили

Еще одна семейная пара, которая решила остаться жить в нашем городе — Елена и Денис. Задолго до референдума Денис приехал в Севастополь на заработки из поселка Георгиевка Луганской области, но только этим летом перевез в наш город свою семью.

«Когда я уезжал, мы с супругой были на грани развода, — рассказывает Денис. — Для меня было главное — сбежать куда-нибудь подальше. Я нашел работу помощником по хозяйству в частном доме в одной из севастопольских деревень».

Денис проработал там два года и только после начала военных действий решился позвать к себе семью.

Приехав вместе с дочкой к мужу в деревню, женщина устроилась на работу поваром в местном кафе. Трудилась за 300 рублей в сутки и чаевые с клиентов. Но потом кафе закрыли, теперь нужно искать работу.

Денис рассказал, что продолжает работать и параллельно занимается сбором документов для получения российского паспорта.

«Я жду суда, готов доказывать, что находился в городе на момент референдума, поэтому подкупать свидетелей и искать липовые подтверждения моего здесь пребывания мне без надобности. Мы с женой окончательно решили остаться в Севастополе», – рассказывает Денис.

Хозяйка кафе, видя материальное положение супругов, сдала им комнату в частном доме  лишь за оплату коммунальных услуг. Так они оказались в селе городского округа. Показывая мне свое жилище, Елена рассказывает, что сегодня у них есть все необходимое. Помещение небольшое, но уютное и чистое.

«Год прожили очень трудно, – рассказывает Елена. — Дочка в этом году пошла в первый класс. Надо было покупать одежду, платить за учебники. Муж поступил в институт. Устроиться на работу тут я не могу. Деревня небольшая, и работы нет, а до города ехать около часа, да и проезд туда-обратно обходится в среднем в 100 рублей. Но я надеюсь, что для нас настанут лучшие времена.

Мнение психолога

Андрей Соколов, психолог: «Основная часть переселенцев, которая прибыла в Россию, ехала не столько «к нам», многие из них ехали просто «от»: от бомбежек, от сидения в погребах.

Безусловно, бросая все и перебираясь в неизвестность, люди испытывали сильный стресс. При этом, основная проблема заключается даже не в том, что люди оказываются на новом месте, а в том, что дальнейшая их жизнь и судьба находятся в стадии неопределенности.

Беженцы не знают, смогут ли они вернуться домой и когда? Как обустроиться на новом месте, где найти крышу над головой, работу, как устроить ребенка в школу или детский сад…? Подобные проблемы сопрягаются со страхом за близких, которые остались на Донбассе, что будет с ними, выживут ли они…?

С такими людьми необходимо проводить долгую психологическую работу. Прежде всего, их нужно чем-то занять. Необходимо предоставить им работу, жилье и хоть какую-то стабильность. Чтобы они знали, что завтра им будет что есть, где спать, а так — же будет возможность применить свои знания и труд в деле. И чем скорее у них появится такая возможность, тем легче им будет пережить эту ситуацию.

Кроме того, многое зависит так же от тех людей, рядом с которыми они окажутся. Местное население не всегда готово проявить понимание и сочувствие к людям, оставшимся без крыши над головой. Зачастую на новом месте беженцы начинают чувствовать себя «непрошенными гостями».

Поэтому работа психолога должна проводиться не только с пострадавшими гражданами, но и с местным населением для того, чтобы помочь беженцам быстрее адаптироваться к ситуации и минимизировать возможные конфликтные ситуации».

Анна Чудакова

Просмотров: 1261
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Россия — родина чая Традиция носить нож на Руси Каким был древнерусский город? Влияние мультфильмов на сознание детей Родовая память предков и ДНК Тайна тунгусского метеорита