Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Мат в Алеппо Сирия как Афганистан Как либералы продавали Россию: «Крыса съест три зернышка, миллион провоняет» В одном шаге до начала мировой торговой войны
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Секта размером с нацию

Старинная подруга сестры, давно вышедшая замуж и переехавшая в Россию, погостила у своей одесской родни. Впечатления мягко говоря странные: "Я ведь там даже телевизор не смотрела, не до того было, в гостях же. Я просто там жила, говорила с людьми, ходила по улицам и магазинам. И ты знаешь, я буквально через неделю... это смешно, наверное... я буквально начала ненавидеть Россию. Свою страну".

Подруга улыбается, но при этом заметно, что она именно напугана, она не понимает, как это возможно, и как это могло произойти с ней самой. "Может, им там что-нибудь распыляют?" - неуклюже продолжает шутить она. - "Ведь не может же быть, чтобы это было просто так?"

Однако же - может. Да, именно так оно и работает. И действительно уж никак не телевизор ломает людей. Давит и переламывает психику именно что сама среда, именно что само социальное окружение. Телевизор в данном случае всего-навсего усилитель, причём, усилитель совершенно не обязательный. Который и так существующий массовый психоз лишь накручивает посредством визуализации, доводя людей до уже откровенной истерики.

Сопротивляться же подобному воздействию окружающей действительности получается лишь у единиц. Потому что и вообще мало у кого получается не поддаваться страху.

Повторю себя недавнего: "Страх оказаться "не таким". Не так громко крикнуть что положено. Не так высоко прыгнуть, как прыгнул сосед. Страх быть признанным "не своим". Хоть даже чуть-чуть не своим, всего лишь полу-ватником или четверть-колорадом. А уж если ты имеешь несчастье носить русскую фамилию, не можешь на мове, или у тебя русский муж (жена) - то и кричать и прыгать ты должен куда громче и выше, чем все остальные. И в бой с проклятыми колорадами должен рваться в первых рядах".

И ведь это касается отнюдь не только личного уровня. На массовом уровне недостаточная "украинскость" точно так же компенсируется избыточным рвением. Русские Одесса, Харьков, особенно Днепропетровск - они ведь сейчас в лидерах патриотического неистовства. Именно здесь люди искренне и совершенно добровольно стараются "перебандерить бандеровцев". Именно потому, что боятся куда больше, нежели украинцы "настоящие". Подсознательно понимая, что им и правда что есть чего бояться. Даже если и ни за что не признаются в этом сами себе.

Несомненно, все они будут говорить совершенно иное. "Боимся?! Ха-ха-ха! О чём вы? Кого?! Мы если и боимся, то именно что российской агрессии. Тогда вот и наши города будут бомбить. Но это вполне естественный страх. А вот ваши эти придумки... Хо-хо-хо!"

Страх во многих случаях есть чувство иррациональное. Зачем современному городскому человеку бояться темноты? А высоты? А пауков? Страхи бессмысленные, а потому и рационализируются:

"Большинство преступлений происходит по ночам".

"Ну, и что, что я достаточно крепко держусь? А вдруг поскользнусь случайно?"

"Откуда мне знать, а вдруг он тоже ядовитый? Я в них не разбираюсь".

Рационализация это единственный способ избавиться от зияющей пустоты дискомфортности существования, в котором остаются пугающие своей необъяснимостью страхи. Для украинцев такой рационализацией как раз и стала российская агрессия. Ею можно обосновать всё. Заткнуть все дыры в прохудившемся восприятии реальности. Оправдать любое поведение. Не замечать благодаря ей очевидных вещей. Верить благодаря ей в откровенную несуразицу. Поддерживать благодаря ей уже и даже массовые убийства мирных жителей.

Порошенко обстреливает города потому, что это как-то помогает в проведении АТО и подавлении сопротивления? Да полноте! Каждый снаряд, попавший в жилой дом, добавляет десятки и сотни противников режима. Он это делает потому, что ЭТО НРАВИТСЯ УКРАИНЦАМ. Только вдумайтесь - убивать мирных жителей это сейчас такой украинский ПОПУЛИЗМ. Это способ расположить к себе население. Жутковато звучит, не правда ли? Но митинг озверевших патриотов, протестующих против даже временного прекращения огня, делает эту жуть самой что ни на есть реальностью.

Восток, не попавший под каток тотального нагнетания истерики, тоже не лишён своих фобий. Однако здесь страх бандеровцев и правосеков, которые придут и будут всех резать - это скорей удел меньшинства, особо впечатлительных и внушаемых личностей. Мало того, большинство комментариев со страшилками о будущих зверствах "украинских фашистов" в основном приходят от россиян. Люди, которые живут здесь, относятся к подобным упоительным историям мягко говоря скептически. В противном случае повстанческое движение уже давным-давно стало бы по-настоящему массовым, а война - повсеместной.

Отчего же вот этим валом массового психоза Восток накрыло в гораздо меньшей степени? Ответ лежит на поверхности - в самом происхождении этого психоза. Который был рождён на Майдане, рождён Майданом, и именно с Майдана и разошёлся по стране волнами, вовлекая в себя всё новые и новые жертвы. Породив уникальную по-своему ситуацию - секту размером с нацию.

Любая секта основана на страхе. На страхе потерять любовь. Потому что любовь секта даёт тоже. Причём, самый угарный её вид - любовь Избранных, которую нужно заслужить, и которой можно лишиться. В атмосфере единения, в ощущении единого организма, в тотальном растворении в толпе сама мысль об изгнании становится невыносимой. Ну, а единение уже достигается довольно просто - техниками вербальными и невербальными, коллективными действиями и мантрами разного рода, от скачек с речёвками до безостановочного повторения гимна.

Человек, даже недолго пробывший на Майдане, становится Иным. Он пристаёт ко всем окружающим, рассказывая об Испытанном. Что и не удивительно - в атомарном современном мире переживание единения с массой есть опыт чрезвычайно редкий, а потому и подсознательно воспринимающийся как сакральный, и более того - дарящий Убеждённость. Когда Иной встречает скептика, он с удвоенным пылом принимается рассказывать о том, что "да просто ты там не был", и даже предлагает оплатить дорогу в Киев, лишь бы скептик Приобщился (я не шучу, кстати). А когда понимает, что скептик так и остаётся не переубеждённым, таковой становится для него страшнейшим врагом. ЕРЕТИКОМ.

Убеждённость это страшная в своей силе вещь. Люди довольно просто расстаются с заблуждениями, но никогда - с верой. И именно волны Иных, распространившиеся по стране, стали волнами зомбирования уже и на массовом уровне. Один по-настоящему убеждённый адепт новой веры - на митинге, в рабочем коллективе, в семье, в круге приятельского общения - это и уже практически залог того, что все указанные группы в основе своей будут переформатированы под точку зрения истинно-верующего. А единицы еретиков будут из этих групп выдавлены или подчинены.

Именно поэтому Восток и удержался от впадения в массовое безумие. Майдан здесь не был воспринят - попросту с позиций своих региональных и политических интересов. Майдан здесь был отвергнут. В основном на уровне равнодушия - "не интересно, придурки какие-то". А потому и лучи Майдана здесь прошли мимо. Антимайданное же движение было лишь слабым отражением, луной ослепительного светила, а потому и не могло стать источником столь же мощного облучения и убеждения. Остальной стране повезло куда меньше - сектантской обработке была подвергнута практически вся нация.

Я неоднократно встречал мнения о том, что украинцы гораздо более предрасположены к сектантству, нежели иные народы. Это несомненно чушь. Говорить о подобной предрасположенности на "генетическом уровне" это мягко говоря мракобесие. Но если брать исторический и культурный аспекты, то у украинцев и правда есть осложняющее ситуацию наследство. И не только галицийское униатство, которое само по себе секта, но и то, что украинцы и в целом народ с сельской психологией. Мало того, именно западная часть более всего пострадала от крепостничества, особенно во времена польского владычества. Не зря одно из любимых обвинений по отношению к "клятым москалям" со стороны "сознательных" украинцев - это обвинение в "рабской психологии", - что несомненно есть классическая проекция. Но что хуже всего, именно эта сельская, отягощённая униатством и тяжёлейшим опытом рабства, психология западной части украинцев и была заложена в качестве идеологической основы так называемого украинства. Претендующего при этом на роль государственной, общенациональной идеологии.

Однако же такое культурно-историческое наследие всего лишь облегчило задачу. В целом же это возможно сделать с любым человеческим сообществом, от коллектива до целого народа, чему свидетельством как многочисленные психологические эксперименты, так и более чем известные исторические прецеденты. Мало того. Обработка масс облегчается тем обстоятельством, что для преобладания какого-либо взгляда в социуме совершенно не нужно тотальное оболванивание. По разным данным порогом, после которого ту или иную идею можно считать в обществе превалирующей, является убеждённость от 10 до 15 процентов населения. И именно подобный результат Майдан и обеспечил.

Однако всё рано или поздно заканчивается. Несмотря на горстку людей на площади Независимости, сам Майдан как таковой закончился ещё в начале марта. Но - не его влияние. Влияние это после только распространялось по стране, вместе с разъезжающимися активистами. Пока уровень этого влияния не достиг определённого граничного предела. А что такое для секты прекращение экспансии? Так же, как и для финансовой пирамиды, это обвал. Ведь религиозный или любой иной фанатизм, вне нахождения в стабильно-экстремальном состоянии, на самом деле чрезвычайно неуютное чувство. Когда сама атмосфера единения распадается, нивелируемая рутиной обыденности, появляется ощущение дискомфорта. Чего-то не хватает, а при рациональных попытках анализа этой нехватки вдруг появляется смутное и неясное ощущение постыдности приобретённого опыта, его даже неприличности. Это как с похмелья вспоминать о вчерашних "подвигах" на корпоративе, но - с куда более глобальными моральными последствиями. Сознание же отчаянно сопротивляется выведению из зоны психологического не просто комфорта, а даже экстаза, и - ставит заглушки. Заглушки, предотвращающие безумие.

На индивидуальном уровне это может быть какая угодно идефикс. На уровне же массовом и идея должна быть массовая. Всеобъемлющая. И объясняющая - тоже всё. В качестве таковой для нации в целом лучше всего работает идея внешнего врага: проверено, увы, уже неоднократно. Эта рационализация сразу же закрывает все вопросы, и возвращает состояние предельной, ежесекундной мобилизации как состояние стабильное и непреходящее.

И пост-майданная Украина этого врага получила: им стала Россия.

Что вполне укладывается и в концепцию украинства тоже: в этом смысле даже не требуется особенных подтверждений - в галицийском видении мира и так по определению во всём виноваты "москали". И одновременно это же окончательно отмежевало от остальной страны Восток, который к России относится с традиционной симпатией. Постепенное, эволюционное вовлечение Востока во всеобщий майданизм стало тем самым невозможным по принципу. Особенно в ситуации, когда люди здесь сами, своими глазами видят, что российская угроза и российская агрессия, о которых украинская сторона твердит как об аксиоме, в реальности оказывается ничем не обоснованным мифом. Что уже и полностью завершает раскол, и прекращает даже подобие коммуникации, не говоря уже о возможности договора. Ситуация патовая.

Впрочем, вопрос даже не в этом, речь сейчас не о противостоянии двух Украин. Речь о том, как именно майданная Украина будет выходить из этого состояния. Боюсь, это будет что-то страшное. Если после "Белого братства" сотни, если не тысячи людей так и не смогли вернуться к нормальной жизни, то чего тогда ждать, когда речь идёт о по сути всей стране? Извлечение из секты это катастрофический мировоззренческий слом, который способны пережить отнюдь не все - ибо реабилитация требует недюжинных усилий воли и разума. А ведь и для Украины этот момент неизбежно наступит.

Когда? Вообще-то, это может произойти в любой момент. И спровоцировать подобный "катарсис" может всё что угодно. Например, победоносное окончание АТО. Всё, разбили врага, Донбасс "освободили", Россия повержена и унижена. И? ЧТО ДАЛЬШЕ? Вот ведь самый страшный для сектанта вопрос, "спасительную" возможность не задавать который ему именно что нахождение в сектантском пространстве и даёт.

Или? Или большая техногенная катастрофа, типа Чернобыля, которая вынесет на поверхность иные сценарии поведения, которые внезапно войдут в противоречие с уже сформированной в сознании картиной мира. Или даже просто железобетонный факт, опровергающий саму эту картину. Например, громогласное обвинение со стороны ещё вчера лояльной мировой общественности Украины (а не России и /или ополченцев) в гибели "Боинга". (Сразу скажу, что до этого явно не дойдёт, Игра в подобных случаях идёт по кулуарным каналам, и это лишь пример возможного массового потрясения.)

Да и не в том вопрос "когда". Вопрос другой - ЧТО ТОГДА БУДЕТ с нацией? Кто и чем сможет её вывести из этого глубочайшего эмоционального, психологического и мировоззренческого шока? Что сделает сама нация, какие гибельные и резкие шаги она предпримет, лишь бы не покидать зоны комфорта? Во что ударятся люди? В резню? Или наоборот - в покаяние и самоуничижение? И главный вопрос - а не направят ли их в этом случае в ИНОМ НАПРАВЛЕНИИ?

В каком ином? Ну, об этом говорят уже всё чаще. От войны за возвращение Крыма до в целом полномасштабной украинско-российской войны, инициированной с украинской стороны. Могут быть и иные, более экзотические варианты. А может быть и вариант попроще - тридцатимиллионная Чечня с упоением кинется резать шестимиллионный "колорадник". САМА. Не то что без указания государства, а - ВОПРЕКИ государству и его усилиям по предотвращению геноцида. Ни один из этих вариантов не исключён, и спрогнозировать точное развитие событий по реализации выхода нации из сектантской герметичности - практически невозможно. Ибо это будет уже без преувеличения точка бифуркации, рождающая новую реальность. И реальность при этом для самой нации В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ омерзительную, ужасную и катастрофическую. По сравнению с которой сегодняшний хаос покажется цветочками и прекрасным мирным вчера.

А чтобы не заканчивать на совсем уж пессимистической ноте, давайте послушаем старую добрую Шерил Кроу. У неё там тоже много всего нехорошего происходит, но в одном она уверена твёрдо: "Завтра никогда не умрёт". Пусть даже оно и наступит лишь послезавтра.

Артём Сущевский

Просмотров: 4136
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Эротика-искусство или оружие Каким был древнерусский город? Свастика на советских деньгах и не только Кубанский ученый разработал технологию печати солнечных панелей на принтере Древние игрушки славян Колесу 300 000 000 лет?