Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Наша империя. Цифры и факты Украина избавляется от тела Порошенко Хронология гражданской войны на Украине - Новости за 10 декабря 2016 (7525) Украина занялась «решением» русского вопроса
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

«Собраться с духом, да и свергнуть Путина»

Таков призыв американских неоконсерваторов к Белому дому

Неоконсервативный президент Национального фонда демократии (National Endowment for Democracy [NED]), находящегося на содержании американских налогоплательщиков, призвал власти США «собраться с волей», чтобы свергнуть российского президента Владимира Путина. Вдохновить их на этот подвиг должно дело 10-летней давности об убийстве российской журналистки.

Карл Гершман не приводит никаких доказательств того, что Путин несет какую-то ответственность за смерть Анны Политковской, но использует целую колонку в пятничном (7 октября с.г.) номере газеты Washington Post, чтобы создать именно такое впечатление. Он называет ее смерть «окном к Владимиру Путину, кремлевскому автократу, на которого многие американцы смотрят впервые» (?! — ред.).

Гершман завершает свою статью словами: «Политковская видела опасность [Путина], но она и другие либералы в России были недостаточно сильны, чтобы остановить ее. У США есть сила для того, чтобы сдержать и разрушить эту опасность. Вопрос заключается в том, сможем ли мы собраться с волей, чтобы сделать это. Память о Политковской должна помочь нам подняться до этого вызова».

То, что Гершман столь прямо призывает к свержению невероятно популярного президента России, представляет собой еще одно доказательство того, что NED это — управляемое неоконами средство по созданию политических условий для «смены режимов» даже тогда, когда это означает смещение лидеров, которые были избраны гражданами своей страны.

Но есть причина тому, что NED видит свою задачу именно в этом. В 1983 году NED, по сути дела, принял на себя ту роль, которую всегда исполняло ЦРУ — оказание влияния на исход выборов и дестабилизация правительств, встающих на пути у интересов США. Только NED исполнял эти функции в квази-открытой форме, в то время как ЦРУ выполняло их тайно.

NED также служит своего рода специальным фондом, предназначенным для взяток неоконам и другим специально отобранным проводникам американской внешней политики, поскольку существенная доля денег NED циркулирует через неправительственные организации (НПО), базирующиеся в США.

Это превращает Гершмана во влиятельного казначея неоконов. Его организация ежегодно распределяет примерно 100 миллионов долларов американских налогоплательщиков активистам, журналистам и НПО как в Вашингтоне, так и везде по миру. Эти деньги помогают им оказывать подрывное воздействие на те правительства, которые находятся у Вашингтона в немилости. Или — как предпочел бы выразиться Гершман — эти деньги помогают «строить демократические институты» даже если для этого требуется свергать демократически избранных лидеров.

NED был ведущим актором государственного переворота на Украине 22 февраля 2014 года, в результате которого был свергнут законно избранный президент, а организованный Соединенными Штатами путч разжег внутри Украины гражданскую войну между украинскими националистами с запада страны и этническими русскими — с востока. Украинский кризис стал точкой возгорания опасной новой холодной войны между США и Россией.

А перед антигосударственным переворотом на Украине NED финансировал тьму проектов внутри той страны, которую Гершман в колонке, опубликованной все в той же Washington Post еще 26 сентября 2013 года, определил в качестве «самого большого приза».

В той колонке Гершман писал, что после того, как Запад предъявил свои права на Украину, «русские также встали перед выбором, а Путин может оказаться в проигрыше не только в ближнем зарубежье, но и в самой России». Другими словами, Гершман уже тогда рассматривал Украину в качестве важного шага к еще более крупному призу — к «смене режима» в Москве.

Обвиняя Путина

В своей последней колонке Гершман не только призывает США собрать все свое мужество, чтобы свергнуть Путина, но и демонстрирует именно тот вид ловкой софистики, в которой сильны неоконы. Не имея никаких доказательств, он намекает, что Путин приказал совершить убийство Политковской — да и практически любого другого «либерала», который умер в России.

Я видел, как этот же самый прием использовался при других обстоятельствах — таких, как составление списков «таинственных смертей», которые публикуют американские правые радикалы. Они указывают людей, жизненные пути которых пересекались с Биллом и Хиллари Клинтон, а потом, в конце концов, скончались. Такой вид клеветы распространяет подозрение в наличии вины не на основании доказательств, а на количестве знакомых и противников, которых постигла безвременная кончина.

В 1990-х годах один мой друг-консерватор обратил мое внимание на список «таинственных смертей» вокруг Клинтонов и воодушевленно предположил, что, если бы хоть несколько фамилий оказались жертвами эскадронов смерти одного из Клинтонов, то это было бы отличной газетной историей. На это я ответил, что отличной историей стало бы известие даже о том, что Клинтонами был убит хотя бы один человек из того списка. Только вот доказательств ничему подобному не существует.

Список «таинственных смертей» представляет собой такой вариант теории заговора, от которого мурашки идут по телу и который перекладывает бремя доказательства на плечи жертв клеветы. Этим жертвам потом приходится как-то доказывать свою невиновность в условиях, когда никаких доказательств их вины не существует (есть только необоснованные подозрения). Это достойно презрения, когда применяется в отношении американских лидеров. Но столь же достойно презрения, когда такой прием используется и в отношении российских лидеров. Однако, это вполне подходит Карлу Гершману.

Помимо этого, публичные измышления на тему о том, что США каким-то образом соберут «свою волю» для свержения Путина могли бы — в нормальном мире — лишить NED и его президента-основателя привилегии распределять деньги американских налогоплательщиков по разного рода операторам в Вашингтоне и по всему миру. Эти измышления, будучи необычайно провокационными и опасными, являются примером классической неоконсервативной спеси. И хоть неоконы действительно любят произносить круто звучащие фразы, они не снискали себе известность продуманностью своих схем по «смене режимов». А уж идея дестабилизации обладающей ядерным оружием России с целью свержения Путина — при восьмидесяти-то двух процентах избирателей, одобряющих его деятельность — должна быть причислена к разряду самых глупых и самых безответственных из всех неоконовских схем.

Гершман и его неоконовские приятели могут фантазировать насчет того, как заставить российскую экономику стонать, одновременно финансируя прозападных «либералов», которые устраивают подрывные акции протеста на Красной площади. Но он и его приятели не взвесили последствия того, что они предлагают — даже если им будет сопутствовать успех. При наличии того разрушительного опыта, который обрели большинство россиян, когда любимые Национальным фондом демократии «либералы» в 1990 годах помогали навязывать американскую «шоковую терапию» — эксперимент, который сократил среднюю продолжительность жизни в России на целый десяток лет — сложно поверить, чтобы российский народ так просто, спокойно сидя, принял еще одну дозу этого горького лекарства.

 Даже если расчетливый Путин и был бы свергнут в разгар экономического отчаяния, то его место, скорее всего, занял бы еще более твердый русский националист, который, вероятно, стал рассматривать российский арсенал ядерных вооружений как единственный инструмент защиты чести и достоинства Матери России. Другими словами, последняя нахальная неоконовская схема «смены режима» может оказаться для них последней. И последней для всего человечества.

Неоконовский фонд для взяток

Надменность и высокомерие Гершмана поднимает вопрос о том, почему американский налогоплательщик должен терпеть, когда примерно 100 миллионов долларов из неоконовского взяточного фонда используются для того, чтобы творить зло по всему миру. Несмотря на присутствие слова «демократия» в своем названии, NED благоволит демократическим результатам, кажется, только тогда, когда они укладываются в пожелания официального Вашингтона. Если же на выборах побеждает нелюбимый Вашингтоном кандидат, NED действует так, как если бы у него имелось очевидное доказательство того, что система недемократична и должна быть заменена на иной процесс, который обеспечит отбор таких кандидатов, которые будут делать то, что им скажет правительство США. Иначе говоря, само название Национальный фонд демократии является мошенничеством.

Но удивляться этому не стоит, поскольку NED был создан в 1983 году по настоянию рейгановского директора ЦРУ Уильяма Кейси. Он хотел сбросить с плеч ЦРУ некоторые из традиционных задач этого ведомства — обеспечение выборов за рубежом таким образом, чтобы это было приемлемо для Вашингтона. А когда они проходили по-иному — как это было в Иране при Моссадыке, в Гватемале при Арбенсе или в Чили при Альенде — задачей ЦРУ становились подрывная деятельность против вызвавшего раздражение победителя на выборах и его смещение.

В 1983 году Кейси и ведущий пропагандист ЦРУ Уолтер Реймонд, который уже был переведен в Совет национальной безопасности, захотели создать механизм финансирования и поддержки внешних (для ЦРУ — ред.) групп — таких, как Freedom House и другие НПО. Задачей этого механизма было создание для этих групп возможности вести пропаганду и осуществлять политические акции — то, что ранее организовывало и оплачивало ЦРУ, но только тайно. Эта идея преобразовалась в мысль о создании организации, которая финансировалась бы конгрессом и служила каналом передачи денег на эти цели.

В одном письме (без указания даты его исполнения) на имя тогдашнего советника Белого дома Эдвина Миза Кейси призывает к созданию «Национального фонда». Но он признает необходимость сокрытия тех ниток, за которые ЦРУ дергал бы этот фонд. «Понятно, что нас [ЦРУ] не должны связывать с созданием такой организацией, как нас не должны рассматривать в качестве ее спонсора или адвоката», писал Кейси.

Национальный фонд демократии создали в 1983 году, когда конгресс решил выделить внутри NED отдельные котелки денег — для республиканской и демократической партий, а также для организованных профсоюзов. Таким образом, благодаря двухпартийной щедрости идее создания фонда была обеспечена достаточная двухпартийная поддержка.

Но некоторые в конгрессе считали важным вообще лишить NED какой-либо связи с ЦРУ. Поэтому, по сведениям, полученным от помощника одного конгрессмена, было прописано положение, запрещавшее любым действующим и бывшим сотрудникам ЦРУ участвовать в работе фонда. Этот помощник, который был причастен к подготовке законодательства о фонде, рассказал мне, что однажды во время вечерней сессии в 1983 году, когда законопроект был почти готов для пленарного заседания в Палате представителей, в дверь кабинета Данте Фассела, члена комитета по иностранным делам Палаты представителей от демократов и главного спонсора законопроекта, постучал сотрудник ЦРУ по связям с конгрессом. Этот, выглядевший безумным, сотрудник ЦРУ передал одно-единственное послание от директора ЦРУ Кейси: формула, запрещавшая участие в фонде личного состава ЦРУ, должна быть вычеркнута из законопроекта. Как вспоминает помощник конгрессмена, Фассел согласился с выдвинутым требованием, не осознавая полностью важность производимого — того, что это позволяет Кейси и Реймонду по-прежнему закулисно участвовать в деятельности фонда.

Помощник конгрессмена еще сказал мне, что Фассел также согласился с выбором администрации Рейгана Карла Гершмана на пост главы NED, вновь не осознавая, как это решение повлияет на будущее новой организации и на внешнюю политику США. Гершман, который шел по классическому пути неокона — от молодежного социализма до ожесточенного антикоммунизма — так и стал первым (и, до сего дня, единственным) президентом.

Неоконовская команда по навешиванию ярлыков

С самого своего основания NED стал главным благодетелем организации Freedom House*. Все началось в 1984 году с гранта в 200000 долларов на построение «сети демократических создателей общественного мнения». За последующие четыре года NED щедро одарил полюбившийся ему Freedom House 2,6 миллионами долларов. В последовавшие три десятилетия Freedom House стал почти филиалом NED. Он часто присоединяется к фонду в проведении политических конференций и в подготовке руководящих документов. Обе организации продвигают, в основном, неоконсервативную повестку дня и бросают вызов странам, которых заносят в разряд недостаточно «свободных» — Сирии, Украине (до 2014 года) и России.

На самом деле NED и Freedom House часто работают вместе в качестве команды по навешиванию ярлыков — NED финансирует «неправительственные организации» внутри стран, выбранных мишенями, а Freedom House спускает всех собак на власти этих стран, если они выбивают почву из-под ног НПО, финансируемых Соединенными Штатами.

Например, 16 ноября 2012 года NED and Freedom House объединили свои усилия, чтобы осудить принятый российским парламентом закон, который требовал получателей иностранных «политических» денег регистрироваться в государственных органах. Или, как NED и Freedom House сформулировали проблему: российская Дума попыталась «ограничить права человека и деятельность организаций гражданского общества и их возможность получать поддержку из-за границы».

Ну, конечно же, в США имеется практически идентичный «Акт о регистрации иностранных агентов», который аналогичным же образом требует от организаций, которые получают денежные средства из-за рубежа и стремятся оказывать влияние на политику американских властей, регистрироваться в департаменте юстиции или столкнуться с риском возможных штрафов или тюремного заключения.

Просто дело в том, что российский закон воспрепятствовал усилиям NED по дестабилизации российских властей путем финансирования политических активистов, журналистов и гражданских организаций. Поэтому его и осудили как ограничение человеческих прав, а Россия на этом основании была внесена в рейтинг Freedom House в качестве «несвободной».

Другую антипутинскую команду по наклеиванию ярлыков Гершман создал в связке с редакторами газеты The Washington Post. Так, 28 июля 2015 года редакционная статья Washington Post и сопутствующая ей колонка Гершмана убеждали читателей в том, что у Путина паранойя и что он «сходит с ума по власти» поскольку считает, будто иностранные деньги, закачанные в НПО, составляют угрозу для российского суверенитета.

В особой ярости Post и Гершман были оттого, что первой жертвой введенного русскими закона стали операции по финансированию со стороны гершмановского NED. Однако, редакторы Post не сообщили своим читателям о том факте, что российский закон в качестве образца взял за основу американский акт о регистрации иностранных агентов и что президент NED Гершман уже публично и ясно — в своей колонке от 26 сентября 2015 года — заявил, что его целью является смещение законно избранного российского президента.

В своей колонке от 28 июля 2015 года Гершман также заявил, что российский закон «противоречит международному праву, который разрешает такую (иностранную финансовую — ред.) помощь, и этот закон предназначен для того, чтобы заблокировать лучшее будущее для России». Вот тут, сославшись на то, что регистрация «иностранных агентов» противоречит международному праву, Гершману было бы самое время и объяснить, почему то, что хорошо для попа в США, то плохо для попадьи в России. Но рационально объяснить лицемерие было бы весьма затруднительно; к тому же это снизило бы пропагандистское воздействие на читателей.

Пропагандистское воздействие от статьи снизило бы и признание того, откуда в NED приходят деньги. Поэтому Гершман умалчивает и об этом. В конце концов, задумайтесь — сколько правительств позволят враждебной иностранной державе выступать в качестве спонсоров для политиков и гражданских организаций, если цель этой державы — подрывная деятельность и свержение существующей власти, а также привод к власти кого-то, кто будет послушен этой иностранной державе?

И если у вас еще сохраняются какие-то сомнения по поводу намерений Гершмана относительно России, то их он развеивает в своей пятничной колонке призывом к властям Соединенных Штатов «собраться с волей», чтобы «сдержать и разрушить угрозу», которой, как он поясняет, является продолжающееся правление Владимира Путина.

Роберт Пэрриамериканский журналист, известный своими разоблачительными расследованиями в Ассошиэйтед Пресс и Newsweek по делу Иран-контрас, об американской помощи никарагуанским контрас, а также о катастрофе рейса MH17. В 1984 году был награждён премией Джорджа Полка, учрежденной в 1948 году в память корреспондента CBS, убитого при освещении гражданской войны в Греции.

Перевод Сергея Духанова

Просмотров: 2353
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Пророщенная пшеница - источник энергии и здоровья Что мы празднуем на Новый год? Татарско-русские названия русско-татарских монет Гимнастика Бога Хорса, покровителя казаков-характерников Карты Тартарии в музеях Кто такие славяне Часть ХVI