Русская Правда

Русская Правда - русские новости оперативно и ежедневно!

Аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Война, начатая американским вторжением в Ирак, продолжается 13 лет Порошенко подписал собственный «пакт Молотова-Риббентропа» Охота на ведьм: Путин везде У корыта все теснее. Волонтеры требуют показать язык
Русские Новости
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Соловьев: Когда мы подаем руку дружбы — нам залезают в карманы

А когда лезем целоваться — на всякий случай насилуют

Владимир Соловьев — о российской политике, Западе и о том, зачем был снят фильм «Президент».

Что спасет Украину? Что навязывают под видом западных ценностей? Что показал «Бессмертный полк»? Кто станет следующим президентом России и когда это может произойти? На эти и многие другие вопросы ответил известный российский журналист Владимир Соловьев, которого в последнее время все чаще называют рупором кремлевской политики.

В своем моноспектакле в Екатеринбурге теле-, радиоведующий затронул самые актуальные на сегодня темы: политику внутреннюю и внешнюю, украинское правительство, коррупцию во власти, ущерб от правления Ельцина, цены на нефть, «эффективных» управленцев, западные ценности, проблемы образования, патриотизм и характер русского народа.

Про министров

Министр транспорта про транспорт не знает ничего, кроме того, что его на «Мерседесе» на работу возят. Но сидит с таким лицом серьезным, напрягается…

Улюкаев – хороший министр. Стихи пишет. Его спросили: «А что с экономикой?». А он: «А вы знаете, не время думать об экономике. Кризис. Вы лучше о своем здоровье подумайте, о себе, о детках». Я когда услышал, решил, что он что-то знает, чего я не знаю, может, какой-то гигантский астероид к Земле летит, поэтому надо о детках, о семье…

Если министр экономики об этом рассказывает, значит, экономики не будет. А он еще дядька такой замечательный, у него глаза такие добрые. Добрый, обосновать ничего не может, они хорошо выступают в паре с Центробанком.

Центробанк мне очень нравится: женщина на женщине. Выходит большой банкир и говорит: «Рррубль». И как только она слово «рубль» выговорила, он сразу упал. Просто от страха. Потом она руки подняла, а там такие мокрые подмышки, что рубль второй раз упал. Рубль потом более-менее отрос, непонятно с чего. Он вообще живет какой-то своей отдельной жизнью, иногда мне кажется, что он над нами издевается.

Я знаю, что сделать, чтобы наша страна процветала. Надо, во-первых, у министров отобрать мигалки, чтобы они не смогли приезжать на работу раньше. Они тогда приезжают поздно и не успевают посовещаться. Они тогда только в кабинет зашли, секретаршу увидели, спросили, где чай, выпили чай, почитали твиттер, сфотографировались: надо же быть как премьер-министр – всюду сэлфи. И после этого домой. Дома – жена, сэлфи, твиттер.

Не в каждой стране такое счастье: у нас министр строительства – профессиональный музыкант. Единственный человек с дипломом Министерства культуры – господин Мень. Я уверен, что он на гитаре может изобразить все, что захочешь. Правда, строительному комплексу это не сильно помогает.

Он говорит: «Будем деньги выдавать компаниям, у которых проблемы». Но в России компаний, у которых нет проблем, нет. Поэтому теоретически деньги надо выдавать всем. «Помогаем стране!» И вот, поток финансовых средств направляется… в виде заявок Улюкаеву.

Улюкаев смотрит на заявки и говорит: «Надо о семье подумать. Как дети? А жена как? А сам как? Заявку оставьте, не до нее сейчас. Не волнуйтесь, экономика все равно рухнула, зачем вам деньги, вы же все равно с ними ничего не сможете сделать. Спроса на рынке нет. Давайте лучше здоровьем займемся. Вы не волнуйтесь, у нас подушка финансовая, поэтому если вас всех уволят, вам всем заплатят пособия. И жизнь будет прекрасна! Пока пособие не кончится, а потом отрастет нефть, и наша экономика опять задышит».

Хотел возглавить Министерство образования. Но там такой человек, что после него как после падения атомной бомбы на Японию: что ни делай, все равно ничего не получится. При том он такой настоящий министр образования. На него когда смотришь, сразу понятно, что перед тобой настоящий министр образования – глаза полные любви.

Был министр здравоохранения Зурабов. После того, как он похоронил здравоохранение, его отправили в Киев, что получилось, мы все видим. Казалось, хуже некуда. Но было куда хуже. Пришла новая девушка – Голикова. Но в медицине – ноль. Голикова ушла, пришла милая женщина Скворцова – блестящий медик.

Стало хуже, чем было при Голиковой. И все говорят – может, Зурабова нужно было оставить. Мы — уникальная страна, где каждый следующий все равно оказывается хуже, чем предыдущий. Почему? Понять это невозможно.

Про губернаторов

Я смотрю на губернаторов, они мне все очень нравятся. Очень. Когда они в Москву приезжают, они все такие покладистые, они с таким выражением лица бегают, на передачи приходят. А еще у них теперь манера появилась: они все теперь стихи читают.

У меня несколько было губернаторов на передаче, у них у всех дар проснулся актерский. Не дай Бог к ним на работу прийти: там кроме стихов они ничего исполнить не смогут. Но когда начинаешь спрашивать: «А что у вас там?» Они: «А давайте я прочту вам хорошее стихотворение, Константин Симонов».

Меня всегда удивляло, как наша страна умудряется жить при таком патологически низком уровне управленческой культуры. Но у нас все управленцы могут быть дегенератами, страна все равно живет. Наша страна в этом отношении просто уникальна.

Мы можем случайным жребием назначать людей – губернаторами, министрами, мэрами, и страна все равно живет. Мы разработали самый тонкий и хитрый механизм выживания страны. Мы умудрились построить систему власти, при которой каждый с каждым воюет, на народ у них времени не хватает. Каждый губернатор считает своим долгом на всякий случай не просто поругаться, повоевать, а дойти до степени шизофрении в противостоянии с мэром.

Про образование

В стране уровень деградации фантастический. Профессионалов нет. Нет институтов, производящих профессионалов. Никто не растет, чтобы стать профессионалом, нету задачи быть профессионалом. Зачем быть профессионалом, если все равно, если хочешь устроиться на выгодную работу, надо кому-нибудь позвонить или быть в чьей-нибудь команде.

Какой смысл стремиться, учиться, совершенствоваться, это же не играет никакой роли, если тебя могут взять и назначить. Почему? «Да парень хороший».

Я смотрю по результатам – профессионалов мало. Нет образования, если нет профессионалов. Нет профессионалов, потому что государство не формулирует задачу. Кто нужен? Мы что строим? Какие профессии нужны? Мы не разрабатываем методу получения специалиста.

Нам главное, чтобы у всех был диплом о высшем образовании, а образования нет. Проблема, что Россия становится кастовым государством. Если у тебя есть деньги, твои дети пойдут в хорошую школу, а если нет – то твои дети никогда не получат хорошее образование. Система построена абсолютно несправедливо. Неслучайно же Бисмарк сказал, что войну выиграл школьный учитель.

У нас нет школьного учителя. Кто идет в педагогический вуз? Тот, кто никуда не смог поступить. Кто идет в педагогический вуз в Финляндии? Никто. Потому что там готовит университет. Там это престижно. Там преподаватель школьный получает сумасшедшие деньги. А у нас? Люди должны за свою работу получать достойную зарплату. Все остальное – ложь. 

Нам надо отменять ЕГЭ и возвращаться к системе образования, которая была в СССР.

Про будущих мигрантов из АТО

По Москве ходишь и понимаешь, как приятно, что доллар наконец «ушел». Решилась проблема миграции. Вокруг все поняли, что им невыгодно: узбеки, таджики, киргизы.

«За такие деньги сами работайте!» – сказали они и уехали. Народ с ужасом посмотрел, что, оказывается, рабочих мест сколько хочешь, за них все равно платят мало, улицы зарастают грязью, а нанять некого.

Стройки сразу оказались пустыми, молдаване тоже оказались хитрыми, и только спасибо Украине. Не было бы на Украине всего этого ужаса, кто бы в России работал? Эти несчастные понимают, что лучше строить, чем воевать, и ломанулись сюда.

Кстати, народ спрашивает, почему, когда показывают участников АТО, они все время в масках? Ответ простой – им летом еще в России шабашить. Они же понимают, что им где-то еще надо будет зарабатывать, поэтому лица не показывают.

Про западные ценности

Что же такое происходит? Мы вдруг заметили, что мораль на Западе и близко не имеет никакого отношения к нашим представлениям. И когда мы доброжелательно открываем руки, нам просто залезают в карманы. А когда мы лезем целоваться, то нас на всякий случай насилуют.

А когда мы говорим: «Ребята, давайте все вместе». Нам говорят: «Да, но сначала мы по одному». Мы-то думали, что они там замечательные, честные, свободные, а выясняется, что даже и близко это не так.

Ругаемся с американцем, говорю: «Если бы вы те принципы, которые исповедуете в вашей внутренней политике, перенесли во внешнюю политику, вы были бы самой обожаемой страной в мире. Но посмотрите, за последние 30 лет кому вы сделали хорошо? Есть хоть одна страна, куда бы вы пришли и сделали хорошо? Ирак отутюжили по полной программе, Садама Хусейна повесили. Хорошо стало? Более миллиона погибших.

Египет молился на вас: сдали в две секунды. Хорошо стало? В Ливии был страшный диктатор. Несчастного старика изнасиловали, убили, что получили взамен? Страна уничтожена, американского посла растерзали на части. Югославию уничтожили, Македонию добивают. Где от вас хорошо, друзья? В Грузии? Что хорошего, когда человек треть государства потерял?».

Все 90-е годы они по России как по буфету гуляли, рассказывали. Хорошо стало? Во власти все такие демократы стали, возмущаются на Путина.

Про оппозицию

Я каждый раз, когда вижу Чубайса, у меня тут же всплывает лицо Гозмана. Он же его заместитель. Я все время думаю, как это уживается? Когда приходит человек, который с такой ненавистью относится ко всему, что происходит, а потом идет и получает от государства зарплату.

Он рыдает каждый раз в день получки, с ненавистью забирает рубли кровавого режима. То ли дело другие оппозиционеры. Никто и никогда не видел их работающими и не знает, на какие деньги они живут. Эти честные «борцы с режимом» не были нигде никогда увидены у станка, в поле, да и понятно: они не знают, что делать  у станка, в поле.

Про Путина

Путин, в отличие от Ельцина, заставил олигархов платить налоги. И тут сразу стало всем неловко, потому что все 90-е люди налоги не платили, у государства брали, а государству ничего не возвращали. Поэтому государство занимало денег, долг рос, а когда пришел Путин к власти, долг был 140% ВВП.

Путин воспринимает страну как хозяин. Его поставили делать так, чтобы в стране было хорошо. Я в первый раз на него «наехал» в 2001 г., говорю: «То не так, се не так». Он ответил: «Такой после Ельцина, простите, говенный замес остался». Почему мы делали фильм «Президент»? Чтобы люди вспомнили, как было тогда.

Потому что люди забыли, что, когда Путин пришел, было полное ощущение, что России в ближайшие годы не будет. Татарстан, который был практически независимым государством. Россель со своими закидонами. Американцы были уверены, что этот процесс распада уже не оставить. Надо смотреть по факту.

До 2004 г. страна была не просто нищей. За чертой бедности было более 40% населения. Все 90-е годы народ грабили. Вы вспомните – ни зарплат, ни пенсий, ни социальных льгот, ничего не было. Поэтому людям надо было долги раздать. А мы же чемпионы мира по критике. То, что Путин неидеальный, очевидно. Не существует идеальных. Нет, вру, один есть – отец Дмитрий Смирнов. Его спросили, есть ли у него недостатки, он ответил: «Сахарный диабет».

Тяжелейший вопрос ответственности. Никогда не хотел быть президентом: уровень ответственности сумасшедший, цена ошибки совершенно другая: ведь не переделать. Ты можешь допустить ошибку, которая приведет к краху государства. Поэтому здесь необходимо выбирать зачастую не самые сильные решения, а те решения, которые не приведут к разрушению.

«Цель государства не в построении рая на земле, а в недопущении ада». Посмотрите, несмотря на крики о том, что все плохо, военно-промышленный комплекс в стране все равно появился. Да, не настолько эффективный, как нам бы хотелось, да, с воровством, с российским разгильдяйством. Но он есть.

Посмотрите на армию, на которую до недавнего времени без слез смотреть было нельзя. Дедовщины нет, офицеры прилично получают, проходят реальную боевую подготовку.

Вот говорят, Чечня, Кадыров. Почему туда идет столько денег? А сколько лет мы их утюжили? Есть еще хоть один регион, который мы бы так катком проходили, бомбами, огненным валом? Мы же там уничтожили всю инфраструктуру. Поэтому, если посчитать, сколько денег туда вкачали за 25 лет, и те разрушения, которые причинили, выяснится, что это не самый мощный регион, есть регионы, куда еще больше вкачали.

Путин не собирается вводить никакой железный занавес. Это вообще трагедия России. У нас почему-то главный европеец всегда в Кремле.

Было дело Ходорковского. Что говорят правозащитники? «Неужели Путин не может снять трубку и позвонить судье?» Минуточку. Если мы допускаем мысль, что Путин должен взять трубку и позвонить кому угодно, это уже не демократия, это нарушение всех процедур. Вы к чему призываете?

Про Ельцина

Трагедия правления Горбачева, Ельцина: мы без войны потеряли безумную территорию и безумное количество народа. Я Ельцина презираю, он мне противен. Мне наплевать на его разговоры про демократию, но тот факт, что за время его правления мы теряли в год почти по миллиону человек без войны – это преступление против народа, которое нельзя оправдать ничем.

Для меня, мои оценки Путина – это не только приращение территории, но то, что удалось переломить негативную динамику рождаемости. Мы наконец вышли в плюс. И украинцы к нам побежали. Плюс – я ненавижу алкашей. Человек имел такой шанс и все профукал. А теперь нам рассказывают, что это демократия. Начать войну с Чечней – это просто позорище.

Это уровень преступления – развязать гражданскую войну на своей территории. Надо было голову к заднице приложить, поехать в Грозный, сесть с этим Джохаром, проговорить, но не убивать людей.

Если террористы, разбирайся с террористами. Перед новым годом ребят просто бросили на верную гибель. Это был бесконечный позор и предательство. Ельцин развалил ВПК, уничтожил армию.

Разваливший структуру безопасности, сдавший все международные позиции, нашедший этого бездарного Гайдара… Его привел Бурбулис, потому что нравилось сочетание «Ельцин и Гайдар». Привели команду безграмотных голодранцев, и тот факт, что страна не погибла – реально чудо. Какой он к чертовой матери демократ? Он задушил все элементы демократии, которые были. Это был расцвет антикоммунизма.

Про следующего президента России

Кто будет следующим президентом? Следующий президент – Путин Владимир Владимирович. Если мы говорим о сроках. То есть, если говорить о том, что выборы близко, а Путин в хорошей физической форме, если народ выберет, то будет Путин. При этом надо понимать, что Путин не пойдет на изменение Конституции и не будет президентом вечно. Кто может быть следующим президентом?

По логике, это должно быть поколение, близкое к Рогозину по возрасту. Но есть и другие сильные ребята: в губернаторском корпусе очень способные – Воробьев, Груздев. Есть в Правительстве Хлопонин. Кто «выстрелит», сложно сказать. Потому что предположить, что «выстрелить» сможет Путин до его избрания, было невозможно. Он был в зоне известности для политологов, но уж точно не кандидат в президенты.

Почему мне не нравится Медведев? Я не люблю рокировочки. Я считаю, что это неправильно. Мне не нравится фраза «Мы договорились». Мне кажется, что Медведев должен был побороться за этот пост. Или он должен был пойти на другую должность, может быть, возглавить суд.

Не думаю, что Медведев стоял за Болотной. Абсолютно точно, за Болотной стояли и западные деньги, и технологии, и чуть-чуть экстремистски настроенных. Но если посмотреть, кто подогревал информационно, то действительно, эти каналы и радиостанции принадлежат людям, близким клану Медведева. Но сам Медведев от всего этого чурался.

Почему запустили ОНФ? Чтобы появились хоть какие-то рычаги давления общества на монстров правоохранительной системы. ОНФ  — как хозяйка, которая моет грязный пол. Только вымоешь, и какая-то сволочь придет с грязными ботинками, и опять все заново.

Про Украину

Что-то случилось с народом, что-то генетически оказалось непросчитываемым. Например, на Украине сработало. Там за 20 с небольшим лет удалось воспитать совершенно новый тип людей – агрессивных, наглых, реваншистски настроенных, абсолютно помешанных на нацистской идее. А у нас не получилось.

Что нам ни рассказывали, как нам ни пытались объяснить, что все наши генералы – мерзавцы и подонки, что войну выиграл исключительно русский солдат, который страшно страдал из-за того, что его телами забрасывали. Все нам рассказывали. А не получилось.

Мы видим, что Запад сделал с Украиной. И хотя наши демократы говорят: «Прекратите, это здорово, так и должно быть», мы-то видим, что там происходит.

Мы же этот ужас прошли в 90-е, когда наши самолеты бомбили нашу территорию, и теперь мы видим, что Украина пошла по тому же пути, мы видим, что Бандера и Шухевич – палачи и каратели, у которых руки по локоть в крови, мерзавцы, осужденные всем миром, — вдруг становятся историческими персонажами, борцами за свободу украинского народа и приличными людьми, а все те, которые с ними боролись, оказываются, наоборот, мерзавцами и подонками.

И как только нацизм начинает поднимать голову и нам начинают говорить: «Да бросьте, вы ни с каким нацизмом не боролись, вы сами были такими же». Народ говорит: «А в харю?».

Про Новороссию

Я выскажу свою мысль, она совершенно крамольная, вы с ней можете не согласиться: нам очень невыгодно, если Новороссия вдруг уйдет из Украины. Нам самое выгодное, чтобы Новороссия осталась Украиной, потому что, если они там останутся с любым статусом, они максимум через год-полтора всю Украину захватят.

Они просто реально всех нациков и фашистов оттуда выведут. Потому что даже за счет голосования о присоединении большой Новороссии – Одессы, Харькова, Днепропетровска – они получат, грубо говоря, преимущество голосов. И законными методами могут эту власть снести.

Мало того, государство, в котором есть Новороссия, никогда не будет антироссийским и антирусским. Если мы это там оставим, это будут антитела, которые этот организм все равно смогут вылечить.

Нам говорят: «Россия вторглась на территорию Украины!» Но если бы мы вторглись на территорию Украины, мы были бы уже на границе с Польшей, и вопросов бы не возникало. Но мы этого не делаем.

Про русский народ

Народ наш – это что-то отдельное. Танком «Леопард» не взять, газетой «Правда» не обмануть, вражеским голосом не подкупить. У нас что-то с народом неправильное. Ощущение, что у народа какой-то штырь железный. Ему все 90-е годы рассказывали, что страна не удалась, что вообще-то вам должно быть стыдно, что мы все плохие, и что надо быть маленькой европейской страной.

А потом Кох (не путать с палочкой) разграбил страну и уехал за границу. Теперь говорит, что русский народ – это сборище идиотов. Никогда бы такой человек, как Кох, не был бы вице-премьером европейской страны…

И тут вдруг «Бессмертный полк». По всей стране, несмотря на то, что говорили: «Прекратите немедленно, Сталин и Гитлер — это одно и то же, Советский Союз и Германия – это страшные враги и так далее». Но мы сказали: «Минуточку, так не будет». И народ вышел. И народ вышел, и стало ясно, что уровень разрыва между народом и властью совершенно колоссальный.

Народ мудрый, народ помнит, народ любит свою историю, народ чтит своих предков, а власть себя ведет как манкурты, не помнящие родства. Власть на самом высоком уровне нам рассказывает: «Прекратите, что это за чушь, что это за особый путь, не надо». А народ отвечает: «У нас есть этот путь. Это наш, русский путь».

Когда общаешься с министрами, когда видишь губернаторов, когда приезжают те, кто считают себя солью земли, управленцами от бога, ты на них смотришь и понимаешь, что у страны нет будущего. А потом в один день ты включаешь телевизор или выходишь на улицу и видишь, как по всей стране 12 млн человек выходят с портретами своих близких. Они идут часами.

Это была самая удивительная демонстрация из тех, которые когда-либо существовали. В этот день в Москве не было зафиксировано ни одного преступления. Было ощущение колоссального единства.

И мы не хотим делать вид, что все, что было в 90-е – это нормально. Те, кто постарше и кто помоложе, сейчас переживают момент глубочайшего разочарования, и немногие могут с этим справиться легко, потому что мы росли в ощущении, что запад – это абсолютное добро. Мы были уверены, что как только исчезнет коммунистическая идеология, социалистический рынок, сразу все наладится.

Это могучая рука свободного рынка, это демократия и свобода, американцы сделают все возможное, чтобы мы стали развивающейся страной. Нас все сразу любят, когда нам нужно посылать гуманитарную помощь, но как только мы становимся сильными, нас тут же начинают не любить.

В чем эта сила? Как может быть сила у народа, у которого экономика не ахти, правительство не ахти, губернаторы не ахти. Куда ни плюнешь, всюду не ахти. А народ потрясающий. В чем же эта удивительная сила, которая в самые важные моменты заставляет наших граждан сказать: «Минуточку!». Это мировой феномен. Это не так просто. И пусть враги называют это феноменом.

Про русскую идею

Я иногда думаю, какие же титаны построили эту великую страну, которая с 1991 г. эксперимент за экспериментом, дегенерат за дегенератом. Приходит волна одних дегенератов в 90-е годы, их сменяет волна казнокрадов, после них приходят неумехи. А страна все равно живет.

Без идеи мы умираем. И вдруг нам стали говорить: «Ваша церковь – отстой, семьи должны быть гомосексуальными, гомосексуалисты лучше воспитывают детей, Кончита Вурст – наше все, вы все нетолерантные». И Запад стал к нам лезть. Не нравится наша система образования? Ладно, будет болонская.

Хотя непонятно, как слово «балон» может быть чем-то хорошим. Болонская система – пустая, надутая, ничего не значащая. Приватизация. Ну ладно, хорошо: два ваучера, ничего взамен. Как-то легко к этому относились, а потом вдруг что-то не поняли.

Сейчас русский народ вернулся к своему пути. Смысл существования русского народа – достижение божественной справедливости. Чем отличается наш народ от других? Наш народ не индивидуалист. Мы рассматриваем себя как часть единого целого.

Мы рассматриваем коллективное начало как сильное, а не как слабое проявление. Это сравнение многим не понравится, но в чем-то мы напоминаем еврейский народ на рубеже веков, когда еврейский народ служил богу не как индивидуальный, а как коллективный.

Русский народ пытается  выстроить теорию абсолютной социальной справедливости. Понять ее без божественной составляющей невозможно.

Владимир Соловьев

Просмотров: 1344
Рекомендуем почитать

Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как в старину делали теплый пол Мавро Орбини - Историография народа славянского Руины Тиля – предшественника Петербурга Тайны русской косы Флаг и герб Тартарии. Часть 2 Славяно-Арийские Веды. Полное собрание