Русская Правда

Информационно-аналитическое издание наследников Ярослава Мудрого

Русская Правда: аналитика, статьи и новости, которые несут Правду для вас!

Смерч над Донбассом: Как ВСУ будут громить "российских оккупантов" Геополитические потуги Порошенко На Порошенко заводят уголовное дело за госизмену Украине «Рука Кремля» на Украине бессильна потому, что ее там нет
Новости Сегодня
Новости Партнеров
Новости Партнеров

Советско-постсоветская война

Олег Кашин о цивилизационном конфликте России и Украины

То, что происходит сейчас между Россией и Украиной — это, конечно, цивилизационный конфликт, ценностный конфликт прошлого и будущего, конфликт советского и несоветского. Вы согласны? Думаю, да; слишком много признаков указывает именно на это. Одна сторона рушит (то есть уже не рушит, не до того, но, по крайней мере, рушила) памятники Ленину, угрожает запретить компартию, мечтает о евроинтеграции, носит красные маки в память о жертвах Второй мировой войны. Другая сторона — напротив, живет советской мифологией с ее почти религиозным поклонением Великой Отечественной войне, антиамериканской риторикой, «вкусом, знакомым с детства» в рекламе, неосталинизмом в речах официальных лиц и прочим. Внешние атрибуты — вообще очень хитрая ловушка; по обе стороны российской-украинской границы принято ориентироваться именно на внешнее. Повязал ленточку — значит, ты за тех. Растоптал ленточку — за этих. Все очень просто и совершенно неправильно. 

Советский человек позднейшего (конец восьмидесятых) извода — большой ребенок, живущий верой в чудо. Собственно, почти все перестроечные и постперестроечные проблемы происходят именно из этой веры — веры в экономическую реформу за пятьсот дней, транш от МВФ, которого хватит, чтобы всех накормить, а на сдачу перепрофилировать убыточные предприятия; веры в добрый и бескорыстный Запад, который только и ждет, чтобы помочь советскому человеку победить его врагов, а заодно волшебной палочкой превратить депрессивные моногорода как минимум в наш советский Брюгге. В газетах советский человек читает страшную или сладкую, но главное — правду; конечно, интересуется политикой и, конечно, поддерживает демократов. Советский человек точно знает, что если прогнать вот этих мордатых обкомовцев, то тогда и начнется настоящая жизнь. Советский человек верит в прогрессивные идеи, он назвал бы себя либертарианцем, если бы знал такое слово, хотя больше похож на социал-дарвиниста. То, что мы помним по девяностым — «Россия, ты одурела», «Где же наша армия», «Рабы не могут делать выбор», «быдло в стойло» — это ведь очень советское все на самом деле, такое наивное переосмысление большевизма в новых исторических условиях. Избиратель Гайдара — это, конечно, советский человек, абсолютно советский. 

Не то — постсоветский человек, давно ставший несоветским. Свои иллюзии он растерял где-то в октябрьской Москве девяносто третьего, или в очередях на Варшавке летом девяносто четвертого, или в новогоднем Грозном девяносто пятого, или в августе девяносто восьмого, или где-то еще и когда-то еще — на постсоветской карте мира слишком много мест, как будто для того только и созданных, чтобы терять в них свои давние иллюзии. К середине десятых годов двадцать первого века в постсоветском человеке советского не осталось ничего, даже та ностальгия, которая выглядит по-советски — она полностью новая, полностью несоветская. Красное знамя постсоветского человека сделано на китайской фабрике по заказу ООО «Флаги и баннеры на любой вкус», на китайской же фабрике сотканы и километры георгиевских ленточек, а уж по поводу надписей «Спасибо деду за победу» на немецких автомобилях уже все шутки давно вышучены. Советская символика — это рыночный товар, не более. 

Двадцать постсоветских лет научили постсоветского человека быть жестоким и циничным, он не просто не верит в чудо, он знает, что чудес не бывает. Революция в его представлении — это политтехнологический продукт, про войну он знает, что война ведется прежде всего на информационном фронте; постсоветский человек консервативен, но не по-советски, а скорее по-американски, если брать за образец Америку пятидесятых годов прошлого века — семейные ценности, церковь, немного расизма, ну и мещанская радость как ценность. Постсоветского человек не трогают разоблачения воровства во власти — он давно понял, что иначе не бывает, и что любая смена власти если к чему-то и приведет в этом смысле, то только к тому, что новые, еще не наворовавшиеся люди, заняв посты, начнут воровать больше нынешних, и поэтому постсоветский несоветский человек — за несменяемость власти. 

Советский человек для постсоветского — глуповатый младший родственник, которому только предстоят все неудачи и разочарования, которые, собственно, и сделали постсоветского человека таким, каков он сейчас. Постсоветский человек для советского — тоже, в общем, родственник, но тот, с которым не хочется знаться, потому что в погоне за успехом он растерял все свои человеческие качества, стал подонком и негодяем. На кладбище все равно будут лежать вместе, но пока даже разговаривать не могут, даже если пытаются, срываются на крик и рвутся в драку. 

В общем, да — то, что сейчас происходит между Россией и Украиной, это именно что цивилизационный конфликт советского и несоветского. Советской Украине противостоит несоветская, антисоветская, постсоветская Россия.

Олег Кашин

Просмотров: 710
Рекомендуем почитать


Новости Партнеров



Новости партнеров

Популярное на сайте
Отзывы американцев на сказку "Морозко" Скифия становится Россией Ведизм на Руси был до XVI века Наказания для воров и разбойников на Руси Покровитель Славянских купцов Бог Велес и его оберег Новая Сербия в Российской империи